Владимир Колычев.

А жизнь так коротка!

(страница 4 из 36)

скачать книгу бесплатно

И вот суровая действительность посадила на это страшное место его самого.

Олеся, потерпевшая и главный свидетель обвинения, отсутствовала. Леон уже знал, что вчера вечером она наглоталась таблеток какого-то снотворного. Хотела покончить с собой. Но не вышло. Чуть-чуть не хватило дозы. Сейчас она в тяжелом состоянии в больнице. Давать показания она сможет не раньше чем через месяц, а то и два.

Но прокурор так долго ждать не хочет. Ему бы побыстрее закрыть дело и сдать его в архив. И для этого Олеся, оказывается, вовсе не нужна. Есть ее заявление, протокол допроса, а потом еще в качестве свидетелей выступили родители потерпевшей. Да и чего тут мудрить? Вина подсудимого не вызывает сомнений. Дружил с девчонкой, склонил к сожительству. А ведь она несовершеннолетняя – это ясно как божий день. В завершение всего подсудимый изнасиловал несчастное дитя. Родители потерпевшей дали показания в суде – этого хватило, чтобы разрушить хрупкий бастион защиты.

Суд удалился на совещание.

Леон посмотрел на своих родителей, на брата. Красноречивый взгляд Ивана. Терпи, мол, казак, атаманом будешь... Ни отец с матерью, ни он сам не верили, что Леон виновен. Но от них, увы, ничего не зависело.

Через полчаса судьи вынесли приговор. Четыре с половиной года колонии строгого режима. Леон был готов к этому, но все же гремучая тоска навалилась на него. Не в состоянии совладать с собой, закрыл глаза.

Приговор вынесен, и поздно что-либо изменить.

Глава вторая

– Ничего, ты девчонка крепкая, настырная. Ты еще своего добьешься...

Тренер не смотрел ей в глаза. Ей скоро девятнадцать, а она как стояла в начале пути, так и стоит. Одно хорошо – на мастера спорта сдала.

Почти год прошел с тех пор, как Леона посадили. Олеся не находила себе места. Понимала, что сотворила великую глупость. По ее вине человек попал за решетку. И не просто человек, а дорогой и любимый. Ей даже не хотелось жить. Перед судом она наглоталась таблеток. Думала, конец. Но нет, ее откачали. Три месяца в больнице. И дома еще столько же – реабилитационный период.

По этой причине не попала в сборную страны по биатлону. А ведь все лето набивала руку в стрельбе из спортивной винтовки. Отличных результатов добилась. Мало того, она и сезон пропустила. Ни на одном соревновании не была. К тренировкам она могла только в апреле приступить. Но снег же не будет ее ждать.

– Это хорошо, что ты повышаешь уровень мастерства по стрельбе. И на общефизическую подготовку жми, – продолжал тренер. – Глядишь, зимой на чемпионат Союза возьму...

Не очень-то он верит в это. Но это его личные проблемы. А она своего добьется. О ней еще заговорят...

И все же домой она шла в расстроенных чувствах.

– Олеся! – уже во дворе она услышала знакомый голос.

Она обернулась и увидела Жоржа. Май, жара, а он в военной форме. На груди золотом горит Звезда Героя. На лице улыбка. Опираясь на палочку, он шел к ней.

– Вот я и вернулся, – радостно сообщил он.

Как будто она его ждала...

А ведь он когда-то хотел, чтобы она стала его девушкой... да и сейчас, похоже, не прочь...

– Это просто замечательно! – натянуто улыбнулась она.

Ее глаза разглядывали Золотую Звезду. О такой награде мечтают миллионы мужчин, но далеко не всем она достается. Герои Советского Союза – это что-то вроде святых. В их честь не воздвигают храмы, зато корабли их именами называют, улицы, школы... И Жорж один из них. Да о таком кавалере можно только мечтать. Девчонки-соседки от зависти уписаются...

– Ты рада мне?

Жорж здоровенный, как буйвол. Но наивный, как ребенок.

– Очень...

А может, она и в самом деле рада ему...

– Ты сегодня вечером свободна?

– Да, а что?

– Хочу пригласить тебя в ресторан...

– Приглашай...

Ух ты, ресторан!..

* * *

Наташе пятнадцать лет. Позади девятый класс, еще два года – и прощай, школа. Совсем взрослой станет. Да она и сейчас достаточно взрослая. По крайней мере, прекрасно понимает, что происходит между мамой и дядей Федором.

Дядя Федор. Смешно-то как. Прямо кот Матроскин из Простоквашина. Только в нем самом смешного нет ничего. Мужчина от ногтей до кончиков волос. От одного взгляда попадаешь под его обаяние. А вдобавок ко всему он еще и достаточно красивый. Не то что этот, как его там... Леонтий.

Леонтий парень крутой, она не спорит. Только лицом не очень. Не нравится Наташе этот тип мужчин. Поэтому пролетел парнишка над ней, как фанера над Парижем. Не подпустила она его к себе.

И правильно, кстати, сделала. Оказывается, Леонтий попал за решетку. За совращение малолетних, как сказал дядя Федор.

Дядя Федор все знает. Он тоже из Задворска, как и она с мамой. Второй раз он вместе с ними в Ялте отдыхает. Они на пляж, он за ними. Они в столовую, он тут как тут. Заменитель папы. И, между прочим, он даже спит с мамой. Как это ни прискорбно.

Что ж, папа сам во всем виноват. Нельзя отпускать маму одну на море...

У мамы любовь. Не какой-то там курортный роман, тут серьезней. Дядя Федор для нее все. Наташа знает это. Только не знает, кто он такой. Наверное, моряк. А иначе как объяснить то, что у него на теле много татуировок? А может, водитель-дальнобойщик? Вот у них сосед, дядя Леня, так тот водитель. У него все руки в наколках...

А еще у них есть другой сосед. Павел Андреевич Булыгин. Нет, он не водитель и не моряк. Интеллигент он с ног до головы. И она любит Павла Андреевича. Да, любит! А что, не имеет права? Конечно, было бы правильней влюбиться в одноклассника или в того же Леонтия на худой конец. Но она любит человека, который годится ей в отцы.

Павлу Андреевичу под сорок. Врач, заведующий хирургическим отделением городской больницы. Потрясающе красивый мужчина. А еще, увы, семьянин. Жена у него и двое детей. А ее он не воспринимает как женщину. Нисколько не интересуется ею. А ведь догадывается, что она влюблена в него.

– Наташа, золотко мое, что с тобой? – как будто откуда-то издалека донесся голос матери.

Наташа открыла глаза, посмотрела на нее. Вот она, рядом с ней сидит. И дядя Федор возле нее. За руку ее держит. Хотя бы убрал для приличия...

– А что со мной, мама?

– Ты о чем-то думаешь. И злишься при этом. У тебя такая гримаса, будто ты кого-то убить хочешь...

– Это мое дело!.. И вообще, отстаньте от меня все!..

Она поднялась с шезлонга и, не удостоив мать взглядом, пошла куда глаза глядят.

– Отцовский характер, – услышала она за спиной голос дяди Федора.

А что он вообще знает о ее отце?

* * *

Жорж достал ключ, сунул его в замочную скважину, открыл дверь.

– Прошу! – весело воскликнул он.

Олеся первой прошла в квартиру, он за ней.

Слаб он еще. Дает знать о себе ранение. Но дела идут на поправку. Скоро совсем очухается, инвалидность снимут, к нормальной жизни вернется. И на Олесе женится.

Олеся не красавица. Но разве на одних красавицах женятся? Нравится она ему. Может, он даже любит ее. Очень он переживал, когда она с Леоном сошлась. Но Леон и Олеся расстались. Друг его в тюрьме. Вроде изнасиловал кого-то. А Олеся с ним, с Жоржем. И о Леоне ни слова. Как будто и не было его никогда в ее жизни...

– Отличная квартирка! – В голосе Олеси звучал восторг.

Еще бы не отличная. Пусть и однокомнатная, но улучшенной планировки. Комната двадцать метров, кухня – двенадцать. И лоджия роскошная. Почти центр города.

Еще в прошлом году, когда в госпитале лежал, он через мать собрал все документы для постановки в очередь на квартиру. А разве он не имел на это права? Участник войны, Герой Советского Союза. Выделили ему квартиру в новом доме. А еще он о «Запорожце» для себя по льготной цене ходатайствует. В следующем месяце обещают машину. Не зря же он кровь на чужой земле проливал.

Все у них с Олесей будет. И квартира, и машина, и семейное счастье. Жорж чувствовал в себе пробивные силы. Струнка в нем предпринимательская обнаружилась. Он еще не знает, как и на что, но организует свой бизнес.

– Квартира-то хорошая, – кивнул Жорж. – Но нам скоро покажется мало. Ведь ты же родишь мне сына?

– Или дочку, – зарделась Олеся.

Вопрос об их свадьбе был решен. Заявление уже лежало в загсе. Через пару недель состоится церемония бракосочетания.

Жорж и Олеся осмотрели новую квартиру. До самого вечера строили планы на будущее. А потом он проводил ее домой. И к себе отправился. И у подъезда своего дома столкнулся с Андроном и Бобом.

– Привет, братан! – набросился на него первый.

– Здорово, Жорж! – полез обниматься второй. – Как ты?

– Да ничего, жить можно...

– Ты домой?

– Да вроде...

– Так еще и десяти нет... А ну поворачивай назад. В кабак пойдем. Надо же встречу отпраздновать...

– Что, деньги завелись? – спросил с улыбкой Жорж, хлопнув Андрона по плечу.

– Да не так чтобы завелись, но на кабак хватит...

Андрон и Боб закончили первый курс училища. Еще три года – и они офицеры ВДВ. Сейчас они в отпуске. Пару недель в Геленджике на солнце жарились, а теперь вот домой приехали. Через десять дней обратно уезжают.

– Я ведь жениться собираюсь, – радостно сообщил Жорж после первого тоста за встречу.

Сам он не пил. Категорический запрет врачей.

– Да ну! На ком?

– На Олесе, на ком же еще...

– На Олесе? – как-то странно посмотрел на него Андрон.

И переглянулся с Бобом.

– А что тут такого? Я ведь за ней давно бегаю...

– Да только она-то за Леоном бегает...

– Ну, это уже в прошлом...

– Конечно, в прошлом. Леон за решеткой, а Олеся твоя новую любовь крутит...

– Не она же его туда отправила, – огрызнулся Жорж.

– Как не она! – удивился Боб. – А кто?

– Да мне-то откуда знать...

– Нет, ты серьезно? – недоуменно спросил Андрон.

– Что серьезно?

– Леона за изнасилование Олеси посадили...

Теперь округлил глаза от удивления Жорж.

– Ты это, знай, когда шутить...

– Да не шутит он, – вступился за брата Боб. – Леона обвинили в изнасиловании Олеси... Но ты же не можешь об этом не знать...

Выходит, может.

Леон писал ему, что его обвинили в изнасиловании и дали срок. Но не объяснял, кто именно подложил ему свинью. И он сам это не узнавал. Правда, один раз Олесю спросил. Но наткнулся на глухое молчание. И отступил...

– Так это что, она на него заявление написала?

– А то кто? – В голосе Боба звучало презрение.

– Она Леона на себе женить хотела. А тот ни в какую. Обиделась она на него, блин, и отомстила... Всю жизнь пацану испоганила...

– Паскуда она, братан, ты уж не обижайся...

Жорж ничего не ответил. Он молча потянулся к бутылке, наполнил стакан и, не глядя на друзей, залпом выпил.

* * *

На встречу с Жоржем Олеся летела как на крыльях.

Не любила она этого увальня так, как Леона. Но чувство какое-то к нему все же питала. Хорошо с ним, уютно. А еще квартира у него есть, и грандиозные планы на будущее. За таким мужчиной она будет как за каменной стеной.

– Привет! – Она подскочила к нему и подставила щеку для поцелуя.

Только Жорж не торопился целовать ее. И старательно прятал глаза.

– Что с тобой, дорогой? Что случилось?

– А что с тобой? – В голосе его зазвенел металл.

– О чем ты?

– Зачем ты посадила Леона?

Ах, вот оно что!.. Олеся похолодела.

– Жорж, я не хотела, так вышло...

И она пустила слезу. Нужно разжалобить Жоржа. Тогда он снова станет мягким как воск.

– Я хотела его всего лишь попугать. Я собиралась забрать заявление, но мне не дали...

Из ее глаз потекли уже настоящие слезы. Сейчас она не думала о Жорже. Ее мысли занимал Леон. Она всегда плакала, думая о нем. Бедный он, по ее вине на четыре с половиной года в колонию попал. Нет ей прощения... Но и Жоржа она потерять не может...

– Сказки...

– Нет, клянусь, так все и было... Следователь обещал меня посадить, если я заберу заявление...

– Ну и села бы!

В голосе Жоржа не было жалости.

– Да ты что, лучше умереть... Я, между прочим, умереть и хотела. Таблеток нажралась, еле откачали... Жорж, ты должен простить меня...

– А Леон тебя простил? – хищно сузил глаза Жорж.

А он вовсе не такой простачок, каким кажется.

– Не знаю, – пожала она плечами.

– Врешь! Знаешь, что Леон не мог тебя простить...

– Ну виновата я, виновата... Что же мне теперь делать? Посоветуй!

– Да?.. Ты когда на Леона в милицию заявляла, моего совета спрашивала?.. В общем так, заявление из загса я уже забрал...

– Зачем?

– Я не собираюсь жениться на тебе... Ты, конечно, мне нравишься. Но я не смогу жить с тобой. У меня есть совесть... Ты хоть знаешь, кто для меня Леон? Он даже больше чем брат... Ты предала его, значит, предала и меня... Все, прощай...

Жорж резко повернулся к ней спиной и пошел от нее прочь.

* * *

Капитан Осинцев возвращался со службы в двенадцатом часу ночи. Он уже подходил к дому, когда послышался женский вскрик. Негромкий, но отчетливый. И направление нетрудно было вычислить.

Капитан жил в частном секторе, флигель в доме у одного куркуля снимал. Рядом также частные дома. И вот в одном из них кто-то ждет помощи...

Осинцев вычислил дом, тихо подступил к забору, достал табельный «макаров». Прислушался. Нет ли во дворе собак? Но все вроде спокойно, если не считать, что в самом доме что-то происходит. И дай бог, если он ошибается...

Но он не ошибался. Подкравшись к дому, заглянул в окно. И увидел жуткую картину. На диване лежала женщина. Рот у нее был забит кляпом. Чтобы больше не орала. А над ней суетились двое крепких мужиков. В руках у одного был паяльник.

Вначале Осинцев подумал, что женщину хотят изнасиловать. Но паяльник... Наверняка ее пытать собираются. Скорее всего это грабители. Ворвались в дом к женщине, связали, заткнули рот, а теперь будут требовать деньги...

Надо действовать. Можно вызвать подмогу. Но как? До ближайшего телефона десять минут ходьбы. Да и если бежать, это тоже время. А грабители ждать не будут. Паяльник уже раскален, сейчас им жечь начнут...

А-а, была не была!

Осинцев снял пистолет с предохранителя, дослал патрон в патронник и быстрым бесшумным шагом направился к двери дома. Она была открыта. Он распахнул ее, но в сени зайти не успел...

– Стоять, козел! – неожиданно послышался сзади чей-то голос.

Капитан хотел развернуться, но в затылок больно уперся ствол пистолета.

– Только пошевелись, ублюдок... Пошел!

Под давлением ствола в голову он зашел в дом. Его ввели в комнату. Он увидел осклабленные лица грабителей. И тут же сильный удар ребром ладони в сонную артерию вышиб из него сознание...

* * *

Генка Осинцев повесился. Застрелил свою любовницу и повесился. Бред сумасшедшего! Не было у Генки любовницы. Он свою жену до безумия любил. И вообще, Генка самый порядочный человек...

Осинцева подставили. Кто-то в этом доме вырубил его, затем с его руки навел табельный пистолет на женщину, выстрелил.

Все против него. Отпечатки пальцев на пистолете, микрочастицы пороховых газов на руке после выстрела. И везде отпечатки его пальцев. На деревянных частях дивана, на столе, стуле, с которого он завис с петлей на шее. И даже на кухне его пальчики. Никаких других отпечатков пальцев, кроме его и убитой, не было. Кто-то неведомый очень тщательно фиксировал версию убийства из ревности. И неудивительно, что следователь так за нее ухватился.

Но только оперуполномоченный городского уголовного розыска капитан Михайлов знал, что Генку подставили. И он поклялся, что найдет ублюдков, которые это сделали...

Всего полдня понадобилось ему, чтобы выяснить, кем была покойница. Оказывается, она была любовницей заместителя генерального директора Задворского алюминиевого комбината. Где цветной металл, там криминал. А где криминал, там смерть и кровь... Кто-то хочет подобраться к заместителю генерального директора, взять его в оборот. И легче всего это сделать через его любовницу. Вот и наехали на нее. А Генка каким-то образом оказался в доме. Да ведь он рядом жил.

Вывод один. Убийцы рвутся к контролю над алюминиевым комбинатом. Работают они с умом. Умеют путать следы. Значит, добраться до них будет непросто. Но капитан Михайлов до них доберется. Пусть в этом никто не сомневается...

* * *

Самый дорогой ресторан в городе – «Алмазная звезда». Ходили сюда только избранные. Не так-то просто было заказать столик.

Граф открыл ресторан полгода назад. В конце девяностого года. Роскошный вместительный зал на полсотни столиков, эстрада, бильярдный зал на четыре стола, бар. Повара высший класс, «халдеи» вышколенные, культура обслуживания на высоте, швейцар на входе, три вышибалы во избежание инцидентов постоянно дежурят. Спокойно здесь. Заглядывает сюда братва, у кого «бабки» водятся. Но ни драк, ни разборок не бывает. Знают, Граф за такой «косяк» голову кому угодно открутит. Боятся братки испохабить его бизнес. И девочки здесь на эротический десерт козырные подаются. И полная гарантия, что не кинут на том же клофелине, не обчистят до нитки. А пусть попробуют...

Ресторан на подставное лицо оформлен. Но истинный хозяин Граф. На его деньги кабак отгрохали...

Со всех сторон обложил он алюминиевый комбинат. Вася Самохвал от правосудия откупился, теперь на него пашет, за долю в деле. Фирму коммерческую возглавляет, которая опять же Графу принадлежит. «Косяков» он уже не допускает, дело как по маслу идет. По льготной цене закупает партию металла, двигает его за бугор, на баксы приобретается бытовая техника и гонится в Союз. «Бабки» варятся конкретные. Граф на этом уже «лимон» баксов сделал.

Алюминиевый комбинат – это далеко не все. Граф уже второй год водочный рынок осваивает. На спиртовой завод вышел. Кого-то купил, кого-то запугал. Теперь по льготной цене спирт пищевой цистернами закупает. За городом в укромных местах у него несколько подпольных мини-заводов. Фальшивую водяру там в бутылки катают, этикетки самопальные ляпают, пробки всякие – завинчивающиеся и нет. Все чин-чинарем. С водярой сейчас проблемы. Так просто ее не достанешь. Поэтому левый товар уходит влет. Не слабые «бабки» делает на этом Граф.

Алюминий, ресторан, нелегальная водка – это его бизнес. Навар с него он себе в карман кладет. И никто против этого вякнуть не смеет. А потому что не водится за ним «косяков». В общак он отстегивает исправно. И с других долю требует. Иначе перо в бок или задницу на флаги. Все урки городские процент от наваров своих мутных в «казну» несут. «Караси», которые с законом из-за бизнеса своего не в ладах, тоже не уходят от черного налога. Сутенеры, разумеется, от взноса не освобождены. Но и это еще не все. Граф данью частные рестораны, технические центры, магазины обложил, которые покрупнее и побогаче. Все на общак работает. «Грев» на зоны жирный уходит, братва на кичманах тащится от такой заботы. Все поклоны Графу шлют.

Никто не может его обвинить, что он плохо за городом смотрит. Все у него в ажуре. Только вот до сих пор он не в законе. «Бродяги» маститые нос от него воротят. Коммерцией, мол, круто занимаешься, слишком кучеряво живешь – «косяк» это. Старой закалки законники. Как покойный Платон. В Москве, говорят, законы воровские гибче стали. Там Графа бы уже давно короновали. Но в его родных краях ничего не меняется. Вор должен вести скромный образ жизни, и все тут. А Граф – он на то и Граф, чтобы жить на широкую ногу...

Он отхлебнул из бокала, вспомнил про Анжелу. С ней у него все в ажуре. По-прежнему наставляет рога ее мужу. А с дочкой отношения – лучше не бывает. Наташе скоро шестнадцать. Опасный возраст, в какую-нибудь историю запросто может вляпаться. Но Граф присматривает за ней. И если вдруг какая беда, не даст ей сгинуть. Слишком дорога ему дочь...

Граф уже собрался уходить из ресторана, когда нарисовался Финт. Бледный как смерть.

– Перетереть надо.

– Чего тебе?

– Штока замочили!

– Что?!

– На фатеру к телке своей прикатил, в подъезд вошел, а там козлы какие-то. Две пули в него вогнали. Одну в грудину, другую в череп...

– Кто?

– Если бы я знал...

Но Финт что-то знал. Не зря же он так напуган.

– А если без луны?..

– Да так, догадки...

– Ну...

– Баул... Ты его знаешь...

Баул. Да, знакомая личность. Бывший «цеховик». В эпоху застоя кожаные пиджаки клепал, за большие «бабки» неучтенку налево толкал. Хорошие барыши на этом деле срывал. Ну и в общак, разумеется, процент сливал. Сейчас у него легальный бизнес. Тоже что-то типа ширпотреба. Но это далеко не все. Пацаны вокруг него вертятся. Все спортсмены. Штангисты, дзюдоисты, борцы. Крепкие, без вопросов. И борзые. Баул их на ларьки коммерческие для начала бросил. Данью продавцов и владельцев обложил. Затем на более крупную дичь позарился. Рынок колхозный в Западном районе города в оборот взял, данью накрыл. И пошло-поехало. Сейчас под этим ублюдком чуть ли не весь Западный район лежит. Рэкет, наркота, проституция. Впрочем, Граф не возражал. Баул и Центральный, и Восточный районы активно осваивает. А чего ему препятствовать, ведь он исправно в общак воровской отстегивает. Хотя не все сполна отдавал, гад. Но ведь не проверишь: бухгалтерии он не ведет, перед налоговыми органами за бандитский свой бизнес не отчитывается...

– Думаешь, он?

– Он, падла, больше некому... Ты же знаешь, наша опека ему поперек горла...

Да, это так. Баул беспредельщик. Ему только дай волю... Граф пока что держит его в узде. Но, похоже, кобыла не хочет тянуть телегу...

– Ну так что теперь?

– Бузить Баул начал. Под тебя яму роет. Со Штока начал. Затем меня грохнет, а там и с тобой счеты сведет...

А ведь Баул может на такое пойти. Спортсменов под ним немало, с полсотни наберется. И со стволами проблем нет. Много «бабок» он в дело вложил. Волыны закупил, тачки, радиостанции. Этот не Леший. У этого порядок во всем. Спортзал, тир, никакой наркоты, бухло только по большим праздникам. И жесткая дисциплина, замешанная на крови. Круто Баул дело поставил. И, видно, решил еще круче стать. Весь Задворск к рукам хочет прибрать... В зародыше надо было душить гада. Но и сейчас не поздно...



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Поделиться ссылкой на выделенное