Владимир Колычев.

Шумный балаган

(страница 4 из 25)

скачать книгу бесплатно

– Кто? – раздалось из темноты.

Вадик опасался, что невидимый человек вооружен. Но это не охлаждало его пыл. Его не покидала уверенность в том, что он идет по верному пути. Он должен был довести дело до конца.

– Да это я, Чуля... Проблемы у нас...

– Фокс где?

– Завалили Фокса...

– Чего? А ну иди сюда!

Вор должен был до конца разобраться в ситуации. Но он поддался эмоциям и подпустил к себе Чулю. И Вадика вместе с ним. А ведь он должен был узнать, кого привел с собой Чуля... За ошибки расплачиваются.

Из-за спины Чули Вадик различил человеческий силуэт. Да, похоже, вор был вооружен. Пистолет у него.

– А это кто с тобой? – спросил Козырь.

Наконец-то до него дошло, что Чуля мог привести за собой врага. Но было уже поздно... Вадик с силой толкнул Чулю вперед, и тот животом наскочил на ствол. Приглушенно прозвучал выстрел.

Вор стрелял, падая под тяжестью навалившегося тела. Он потерял и равновесие, и ориентацию в пространстве. Но даже если бы он устоял на ногах, Вадик все равно бы закончил начатое. Ему ничего не стоило выстрелить в голову. И он это сделал, когда тот рухнул на пол.

На этот раз от грохота, с каким прозвучал выстрел, заложило уши. Но Вадик надеялся, что шум на всю Ивановскую не распространится. С пистолетом в руке он обошел дом. Никого. Вернулся к телам. Чуля еще дышал, но было видно, что жить ему осталось недолго. Вадим полой куртки протер свой пистолет и вложил его в руку умирающего. Пусть менты грешат на него. И братва тоже...

2

Было уже поздно. Кабак опустел наполовину, но музыка еще играла. Правда, на сцене чудил только один бородач. Катерины не было. А ведь она не у Козыря, Вадик точно это знал.

Он осмотрел зал. И не обнаружил пацана, который пытался подъехать к Катерине на той же денежной козе. Стол, за которым он сидел, пустовал. Значит, и его дружки ушли вместе с ним. Там вроде бы две лярвы сидели. Увели их пацаны. Или на троих распишут, или на двоих. Что если нахальный паренек отказался от этих лядей в пользу Катьки? Что если она сейчас с ним? Ведь как она смотрела на него. Точно, проститутка!

Вадик чувствовал себя в кабаке полным хозяином. Не мог не чувствовать. Он и Козыря, и Фокса одной левой. И любому другому с такой же легкостью кровь пустит. Только лабух закончил петь, он прыгнул на сцену и с силой затащил его за кулисы. Тот даже не пытался сопротивляться. В глазах страх.

– Катька где? – свирепо спросил Вадик.

– Катерина? Ушла.

– Куда? Домой или к Козырю?

– К Алексею Васильевичу, что ли? Нет, она у него сегодня не была.

– А вообще бывала?

– Да, но какое тебе дело?

– Заглохни, гумоза! – рыкнул на лабуха Вадик. – Я спрашиваю, бывала?

– Да, у них роман. Она здесь редко бывала. А сегодня сразу на сцену. Алексей Васильевич сказал. И сразу такой успех.

– Что, бабла много скачала?

– Ну, и это...

– Где она живет?

– Я не знаю. Но у меня где-то адрес записан.

Мужик увидел кого-то за спиной Вадика.

И тут же включил сирену.

– Виктор, меня здесь обижают!

Вадика покоробило от его свинячьего визга. Чмо натуральное!

– Что здесь такое?

Вадик оттолкнул от себя терпилу и повернулся лицом к опасности. На него надвигался внушительной комплекции мужик с мощными кулаками. Не блатной и не приблатненный. Но настроен решительно.

– Все в порядке, дядя! Я уже ухожу.

Вадик развернулся, якобы для того, чтобы уйти. Сбил мужика с толку и вновь повернулся к нему лицом, выбрасывая кулак ему навстречу. Но можно было обойтись и без этого маневра. На помощь Вадику спешили Лимон и Миклуха. Втроем они сбили терпилу с ноги и обрушили на него град ударов. Краем глаза Вадик заметил, что лабух пытается скрыться под шумок. Но не позволил ему это сделать. Схватил его за шиворот, приложил мордой к стене.

– Так кого здесь обидели, падла? – взревел он. – Я те ща точно обижу! Адрес!!!

Мужик не стал больше пытать судьбу и не только назвал адрес, где жила Катерина, но и подробно объяснил, как к ней добраться.

3

Удивительное дело, Катя возвращалась домой одна, без сопровождения. Но Костя больше удивлялся самому себе. Надо же, догадался, что Катя скрылась за кулисами для того, чтобы покинуть ресторан. Он подкараулил ее на тропинке, которая вела к троллейбусной остановке. Но ему не хватило духу окликнуть ее, подойти к ней. Тенью проследовал за ней до остановки. А там она сразу же поймала желтую «Волгу» с шашечками. Он слышал, как она назвала свой адрес. Улица Советская, центр города. Еще бы чуть-чуть, и она уехала без него. Но Костя набрался смелости и нырнул за ней в машину. Попросил отвезти его на улицу Пролетарскую. Это рядом, в том же районе.

Она ехала впереди, он сзади. Заговорить он с ней не посмел. Зато первым протянул таксисту червонец. Сказал, что за двоих. И вышел из машины вместе с Катей.

Второй час ночи. На Советской улице светло, зелено. И безлюдно. Даже ментов нигде нет. Сквер, аллея. Правда, долго идти не пришлось. Катя вдруг резко остановилась и развернулась к нему лицом.

– И что дальше? – спросила она, с добродушной насмешкой поглядывая на него.

Он должен был заговорить с ней, но вышло наоборот. И это его еще больше смутило... Странно все это. Обычно он перед девчонками не робел, а тут накатило.

– Идешь за мной, как тень. Молчишь. Ты что, немой? – подзуживала она.

Ее забавлял его растерянный вид.

– Интересный ты малый, на сцену ко мне лез как рубаха-парень, а сейчас молчишь.

– Да не молчу, – выдавил он.

– Как же не молчишь, если молчишь? – развеселилась она. – Стесняешься, что ли?

– Еще чего!

– Сколько тебе лет?

– Двадцать, – соврал Костя.

Он знал, что выглядел старше своих лет. Поэтому не боялся быть уличенным во лжи.

– Ну вот, двадцать лет, а ведешь себя как маленький... Зовут как?

– Костя.

– У меня брат Костя, двоюродный. Он сейчас в рейсе. А ты где работаешь?

– Рыбпромхоз.

Снова пришлось соврать, но кто скажет, что он не рыбак.

– На траулерах ходим.

– Зарабатываешь хорошо?

– Да не жалуюсь.

– А то я смотрю, деньгами швыряешься.

Что было, то было. Триста рублей на нее в общей сложности потратил. Как завтра пацанам в глаза смотреть? Ведь из общей кассы брал.

– Почему швыряюсь? Ты пела, я платил.

– Грош цена моему пению, – совсем невесело усмехнулась она.

– Не то ты говоришь. Классно у тебя получается.

– Зажигать да, получается. А петь – так себе. Думаешь, я не знаю, что вам всем нужно?

Костя не сразу понял, что смотрит на ее полуобнаженный бюст.

Как-то невольно все. Она же заметила, куда он смотрит. И ей не объяснить, что глаза без спроса упали в лиф ее платья.

– Вот это вам и нужно, – как на похабника посмотрела на него Катя.

– Да нет, это не нужно, – сконфуженно мотнул он головой.

– Не нужно?! – округлила она глаза.

– Ну, в смысле нужно, но не только это...

– А что еще? Скажи еще, душа нужна...

– Ну, это главное... Что за человек без души. Это не человек уже... Это... – Костя запнулся.

– Что это? – подстегнула его Катя.

– Что, что, сиськи ходячие! – выпалил он.

И дернул же его черт за язык. Но она не разозлилась. Напротив, взгляд ее потеплел.

– Ты не поэт. Нескладно, зато верно, – мягко улыбнулась она.

И тут же взгляд ее зачерствел.

– Только говорить вы все горазды, а как дело коснется, так за душой под юбку почему-то лезете. Скажи еще, что ты не такой.

– Почему не такой? Нормальный я. А не такой – он не под юбку, он в штаны лезет.

– Ты случайно не клоуном в цирке работаешь?

Это было чересчур. Даже для такой красавицы, как Катя. Костя обиделся, но не стал делать лицо кислой мордой. Он просто повернулся к ней спиной и молча направился куда глаза глядят.

Он прошел метров сто, прежде чем она догнала его. А ведь он даже не рассчитывал, что она пойдет за ним. Он просто шел по аллее.

Она тронула его за плечо. И этого вполне хватило, чтобы он остановился. Но поворачиваться к ней не стал. Она сама обошла его, встал к нему лицом.

– Эй, парень, что с тобой? Ты обиделся?

– Да нет.

– А уходишь чего?

– В цирк пора, на ночное представление.

– Опять шутишь. А еще обижаешься. Ну извини. Надо же, я еще извиняюсь, – удивилась она самой себе.

– Глупо все, да?

– Что глупо?

– Ну кто ты, а кто я.

– А кто я?

– Ну, ты звезда, а я непонятно кто.

– Нашел звезду! Ты что, издеваешься?

– Нет, просто говорю, что есть. Для меня ты звезда.

– А для других?

– Другие меня не парят. Э-э, не волнуют.

– А меня волнуют. То есть я хочу сказать, что я не отказалась бы стать звездой. Но это несбыточные мечты. Да и не о том речь.

– А о чем речь?

– Вот я и хотела бы у тебя об этом спросить. И у тебя, и у себя. Не понимаю, чего я к тебе привязалась.

– Это я к тебе привязался, – улыбнулся Костя.

– Ну да, сначала ты, потом я.

– Тебе не холодно? – спохватился он.

Середина июня на дворе. Дни жаркие, ночи вроде бы теплые, но Катя в одном платье, плечи у нее открытые, а с моря ветерок дует. А у него куртка джинсовая через плечо перекинута.

– Ну точно! – весело улыбнулась она. – Я за тобой побежала, потому что мне холодно. Куртку не одолжишь?

Он набрасывал куртку на ее плечи с такой осторожностью, как будто они были изваяны из хрупкого стекла. Одно неосторожное движение, и все вдребезги.

Катя наградила его милой улыбкой.

– Спасибо, ты очень любезен.

– Ты мне очень нравишься.

– О! Это что, признание в любви?

– Ну, не знаю, – смутился он.

– Ох, эти вздохи под луной... Как давно это было...

– Что, давно?

– Последний раз вот так меня провожали года три назад. Мы шли по этой вот улице, так же пахла магнолия.

– С кем шли?

– Да был один мальчик... Был, да весь вышел... А меня закрутило... Знаешь, как в той песне – закрутило, понесло. До сих пор несет... Но тебя это не касается...

Косте показалось, что он знает, что за грусть-печаль на нее вдруг навалилась. Прогулки под луной, поцелуи на лавочке – это одна романтика. А воровские «малины» – другая. Ведь ясно же, что Катя уже давно не девочка. Бары, рестораны, братва, деловые. А судя по всему, она дружила не абы с кем, а с самим Козырем. Не зря же она в балагане оказалась. А может, и не дружила. Может, пару раз подстелилась... А может, ничего и не было. Ни Козыря, ни блатной романтики. Но у Кати глаза бывалой женщины. Что-то есть у нее от блатной кошки. Хотя он мог и ошибаться.

– Не касается, – с виду легко согласился Костя.

– Что, совсем не касается? – возмутилась Катя. – Тебе все равно, чем я живу?

– Не все равно.

– А может, ты думаешь, что знаешь про меня все? А ничего ты не знаешь, понял? И то, что я в ресторане пою, ничего не значит! И вообще чего я тут перед тобой распинаюсь!

Катя порывисто развернулась к нему спиной и стремительно направилась к своему дому. Костя остался на месте. Смотрел ей вслед. Жаль, что она уходит.

Но Катя если и собиралась уходить, то не смогла сделать это. Так же порывисто изменила направление на сто восемьдесят градусов и стремительно подошла к нему. Глаза горят, на лице недоуменное выражение.

– Что-то я не пойму тебя, парень! То бегаешь за мной, как привязанный, то стоишь, как баран!

– Я не баран, – покачал головой Костя.

– Да, но ведешь себя... И я как та овца... Ну чего я к тебе привязалась?

Вопрос она адресовала самой себе, но ответ получила от Кости. А ответил он не словом, а делом. Вплотную приблизился к ней, нежно и в то же время крепко обнял ее за плечи, привлек к себе. А если точней, она сама упала в его объятия.

Глава 4
1

Они сидели на лавочке под раскидистым каштаном. Место темное, спокойное. Ночь, благодать.

– Как же мне хорошо, – прижавшись к нему, изможденно прошептала Катя.

– Хотелось бы верить, – улыбнулся он.

– А я похожа на врунью?

Она с трудом разомкнула веки, чтобы выразить свое удивление.

– Нет... Но все так неожиданно. И быстро.

– Зато здорово. Только ты не обольщайся. Целоваться, например, ты не умеешь.

Она снова закрыла глаза и покорно уронила голову ему на плечо.

Не было уже сил ни целоваться, ни ласкаться. На душе умиротворение, кровь еще волнуется, но уже не бурлит.

– А не нравится, потому и не учился.

– И со мной не нравится?

– С тобой-то как раз очень. А с другими – ну его...

– И много у тебя было таких «ну его»? – вроде бы иронично, но в то же время с ревнивыми нотками в голосе спросила она.

– Были, но это все не то... Одна ты – настоящая... Даже не верится, что я... что мы... Все так неожиданно...

– Но тебе ж этои нужно было?

Это– не главное.

– Ну, ну. Все вы так говорите.

– Кто все? – встрепенулся Костя.

– Ой да ладно! Как будто неясно, что ты у меня не первый. Все ты знаешь. Не в деталях, но знаешь.

– У тебя кто-то есть?

– Есть. И если он узнает, что мы с тобой...

– Кто? Козырь?

– Сам догадался или кто-то подсказал?

– Сам.

– А говоришь, что моряк с траулера. Откуда ты такой взялся?

– Соленый квартал.

– У-у, теперь ясно, откуда ты такой прыткий.

– Я тебя в балагане раньше не видел.

– А меня раньше здесь вообще не было. Я в Ростов после школы уехала. Думала, сначала техникум, затем институт. Техникум закончила, а с институтом не вышло. Вернее, вышло, но не сразу, и то на заочный. Домой вот вернулась, с Лешей познакомилась.

– С Козырем, что ли?

– Ну да. Он в общем-то неплохой человек. Но с ним страшно. У него какие-то проблемы, ему сейчас не до меня. А так шагу от себя не давал сделать. Если он узнает, что мы с тобой...

– И что будет? – Костя совершенно спокойно посмотрел на Катю.

– Ты же должен знать, кто такой Козырь, – удивленно повела она бровью. – Он же в законе. Он все может.

– А у меня натура дурацкая. Ничего не боюсь.

– Все так говорят.

– Это не слова.

Катя долго и внимательно всматривалась в его глаза.

– Ты что, правда, ничего не боишься? – изумленно спросила она.

– Говорю же, натура дурацкая.

– Может, ты сам из блатных?

– Нет, это не мое. Да и был бы я блатным, я бы близко к тебе не подошел. Козырь же в законе. А так мне на него наплевать.

– Ты так серьезно об этом говоришь, что мне становится страшно.

– За кого?

– Вообще страшно. И за себя, и за тебя. С Козырем лучше не связываться.

– А что в нем страшного? Обычный смертный. Такой же смертный, как и я.

– Ты же не станешь его убивать?

– Я что, на психа похож? Больно надо его убивать. Но если он круто наедет... Давай не будем об этом. Какой-то пустой разговор. Ведь ничего не случилось.

– Сегодня нет, а что будет завтра?

– Будет день – будет пища.

– Ты рассуждаешь как дикарь. Ты живешь сегодняшним днем.

– Ну, может быть.

– Так нельзя. Нужно думать о будущем.

– Только голову забивать.

– Не знаю, не знаю. Мне вот нравится мечтать. Знаю, что не быть мне звездой, а я все равно представляю себя на большой сцене. Я пою, а толпа на ушах стоит. Мне аплодируют, забрасывают цветами.

– Есть к чему стремиться.

– Ну наконец-то я услышала от тебя что-то умное. Да, есть к чему стремиться. А вот ты к чему стремишься?

– Не знаю. Хочу, чтобы все было, но мне за это ничего не было. Дом, семья, все такое.

– Дом, семья. А говоришь, не думаешь о будущем.

– Ну, будет это будущее – хорошо, а не будет... Короче, что будет, то будет.

– А со мной как? Тоже что будет, то и будет?

– Ну нет. Теперь ты моя. И никто тебя у меня не отберет. Даже Козырь.

– И на край света увезешь? – насмешливо, с долей шутки, но не без серьезного умысла спросила Катя.

– Да хоть прямо сейчас.

– Значит, все-таки боишься Козыря?

Костя промолчал. Катя – красивая девушка, за нее хоть в огонь, хоть в воду. Но при всем своем к ней отношении он не хотел давать глупые ответы на глупые вопросы. Будет Козырь – будут и ответы. А сейчас говорить о нем – все равно что воду в ступе толочь.

– А я его боюсь. И уезжать отсюда не хочу. Так что ничего у нас с тобой не сложится, – печально усмехнулась Катя. – Да и не нужна я тебе такая.

– Какая такая?

– А такая-сякая. Знал бы ты, сколько у меня мужчин было. Да ты, наверное, догадываешься.

– Ты хочешь меня разозлить?

– Нет, я хочу, чтобы ты не зацикливался на мне. А я не хочу зацикливаться на тебе.

– Совсем не хочешь?

– Ну, не совсем. Нравишься ты мне, парень. Какой-то ты необычный. Еще влюблюсь ненароком, – лукаво улыбнулась она.

– А ты влюбись!

– Времени мало. Мне уже домой пора. Завтра вставать рано. То есть уже сегодня. Сколько там уже натикало?

Костя глянул на часы. Четвертый час ночи. Но ведь это совсем не поздно. Он готов был гулять с Катей сутки напролет. Все дела бы забросил.

– Может, еще чуть-чуть?

– Нет, мне уже пора. Да не кисни ты, у нас еще все впереди, – подбодрила его Катя.

– А я от тебя еще и не отстану. И плевать на твоего Козыря.

– Да ты не волнуйся, я для него всего лишь забава. Вот увидишь, натешится и на другую переключится.

– Я, по-твоему, должен ждать, когда он тобой натешится? – хищно сощурился Костя.

– А у тебя есть другие предложения?

– Предложения?! А что если я предложу тебе стать моей женой?

– О-о! Ты продолжаешь меня удивлять! И что с того?

– Козырь не имеет права спать с моей невестой!

– И кто тебе такое сказал?

– Я сказал!

– Боюсь, Козырь тебя не услышит.

– Услышит. Я ему скажу об этом очень громко.

Костя не держал себя за злодея. Его не тянуло к насилию, и об убийстве он думал как о чем-то запретном. Но и в обиду он себя давать не привык. Он всегда отвечал ударом на удар. И Козырю даст ответ. Надо будет, пристрелит его, как бешеную собаку. Сначала грохнет его, а потом уже будет сожалеть и думать, как выкрутиться из ситуации. Дурацкая у него натура. Но какая есть.

– Задал ты мне задачу, – обеспокоенно посмотрела на него Катя. – Ты так серьезно об этом говоришь, что как бы до беды дело не дошло. Не принимаю я твоего предложения. И не надо считать меня своей невестой.

– Почему?

– Во-первых, глупо это. Ты меня совсем не знаешь, а уже замуж зовешь. Глупо, смешно.

– А во-вторых?

– Боюсь я Козыря. Очень боюсь. И за тебя боюсь. Слушай, а иди-ка ты отсюда! Свалился черт на голову!

– Я не прощаюсь.

Костя поднялся со скамейки, но не успел сделать и трех шагов, как она догнала его, вцепилась в его плечо.

– Ну ты точно чокнутый! Куда тебя понесло?

– Куда послала, туда и понесло.

– Сначала домой меня проводи, а потом чеши на все четыре!

Костя кивнул. Да, он проводит ее домой. Но Катя так хороша, так соблазнительна, а он снова изнывает от переизбытка сил. Она так желанна и так доступна. Зачем спешить?

– А может, я буду решать, что делать сначала?

Он не заставлял Катю вешаться себе на шею. Она сама, по своей воле, отдалась ему на этой лавочке... Может, для нее это всего лишь игра в любовь, но ему-то не до игр. Все, что произошло между ними, он воспринимает всерьез и надолго. И саму Катю воспринимает как свою женщину. Плевать на Козыря. Плевать и на ее страхи. Если она и должна кого-то бояться, то самого Костю. Потому что она – его женщина. А он – ее мужчина, и он должен решать, как им быть дальше. Должен и будет решать.

– Эй, что за тон? – озадаченно спросила она.

– Нормальный тон. А домой тебе рано. Иди ко мне!

Костя схватил ее за руку, притянул к себе. Он не хотел быть грубым с ней, но и нежности ему явно не хватало. А Катя этого как будто и не замечала. И даже не пыталась возразить, когда он снова полез к ней под юбку.

– Только побыстрей, – закрывая глаза, прошептала она.

Что ж, побыстрей так побыстрей. На то и существуют любимые женщины, чтобы идти им навстречу.

2

Катя первой заметила подозрительных людей, стоявших под фонарем возле дороги. Три мужика и одна молодка. Костя еще не успел опознать их, а Катя уже схватила его за руку и потащила в кусты. У него не было никакого желания прятаться от кого бы то ни было, но сопротивляться он не стал – позволил спрятать себя от чужих глаз.

До Катиного дома рукой подать. Перейти дорогу, минута-две по короткому переулку, и они были бы на месте. Но путь им преграждал тот самый уголовный тип, с которым Костя схлестнулся в балагане. Тогда он пытался нагло и грязно приставать к Кате. И сейчас, возможно, он поджидал ее на пути к дому.

– Ну и рожа у него! – из-за кустов глядя на своего почитателя, сказала Катя. – И у остальных не лучше. А эта курва... Что они здесь делают?

– Тебя ждут, – вслух предположил Костя.

– Тише ты! Они же рядом, услышат!

– Да пусть слышат. Пойду скажу им, что ловить им нечего!

Костя понимал, что связываться с этим «квартетом» опасно. Но не хотелось уподобляться трусливому страусу и прятать голову в песок. Он и в самом деле собрался покинуть укрытие.

– Сдурел ты, что ли! Стой! – зашипела на него Катя.

И мертвой хваткой вцепилась в его руку. Не думал Костя, что у нее может быть столько сил.

– Так нельзя, – покачал он головой.

– А как можно? Ты хочешь, чтобы они сначала с тобой разобрались, а потом со мной? Ну спасибо тебе!

Если она хотела, чтобы Костя ощутил себя кретином, то ей это удалось. Был бы у него «наган», можно было бы еще на что-то рассчитывать, а с одной финкой в кармане против трех уголовных рож не попрешь. В лучшем случае его забьют до полусмерти, в худшем – посадят на нож. Но, оказывается, был еще гораздо худший вариант. Оказывается, под раздачу могла попасть и Катя. Ее тоже могут посадить, но не только на нож... Нет, такой ход событий Костю никак не устраивал. Жаль, нет при нем волыны. Нет круче аргумента, чем готовый к выстрелу ствол.

– Извини, не подумал.

– А ты вообще можешь думать?

– Не шуми.

– А-а, испугался!

– Да, за тебя.

– Кажется, все.

Она показала на остановившуюся «Волгу» с шашечками. Трое с девкой молча забрались в салон такси. Машина уехала. Катя облегченно вздохнула.

– Как же они узнали, что я здесь живу? – вслух у себя самой спросила она.

– Кто-то подсказал. А может, они здесь случайно. Поздно уже, вот нам и мерещится.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Поделиться ссылкой на выделенное