Андрей Колесников.

Фарс-мажор. Актеры и роли большой политики

(страница 7 из 33)

скачать книгу бесплатно

 //-- * * * --// 
   Владимир Путин достал из кармана текст своей речи – и, отложив его в сторону, заговорил с коллегами словами собственного производства. Это не значило, что господин Путин скажет что-то новое или хотя бы то, чего нет в тексте.
   Владимир Путин рассматривал одну газету федерального уровня.
   Увидев, что в кабинете появились журналисты, господин Путин не отложил газету на стол. Это выглядело бы слишком демонстративно: получилось бы, что его застигли на месте преступления – за чтением свежей прессы в оригинале. Могло показаться, что он, смутившись, пытается замести следы.
   Президент продолжал рассматривать эту газету, словно лихорадочно соображая в этот момент, что ему с ней сделать. И вот он, видимо, пришел к выводу, что надо все-таки от нее как-то избавляться, а то продолжать ее читать будет еще более вызывающе, чем отложить.
   И вот он сообразил все это – и обеими руками подбросил издание: от себя и вверх. Так подбрасывают нашкодившего домашнего кота, который за всю доброту внезапно отплатил черной неблагодарностью, написав (как кстати бывает двойное значение слова!) на рукава пиджака хозяина.
   Возможно, именно это сравнение и имеет полное право на жизнь: господин Путин мог просто успеть прочитать начало какой-нибудь статьи – и расстроился: ну все, все для них (в том числе и предстоящая встреча), а они не ценят!
 //-- * * * --// 
   Господин Греф доложил, что инфляция в ноябре составила 0,7 процента.
   – Сколько?! – переспросил господин Путин с таким выражением лица, что я, если бы меня так переспросили, тут же занизил бы эту цифру по крайней мере в два раза.
   – 0,7 процента… – со вздохом произнес Герман Греф. – Но несколько ниже, чем прогнозировали…
   Он вел себя как толковый коммивояжер.
   – А-а, – удовлетворенно кивнул господин Путин. Оказывается, он просто не расслышал.
 //-- * * * --// 
   Так, как разговаривал Владимир Путин с российским омбудсменом, доктор разговаривает с больным на приеме.
 //-- * * * --// 
   – В последние дни новостью мирового масштаба стала информация о деятельности спецслужб Великобритании в Москве, – сказал репортер «Первого канала». – Как вы это прокомментируете и как это может отразиться на взаимоотношениях России и Великобритании? Ведь, согласно международному опыту, этих граждан Великобритании вышлют из страны. Изменилось ли после этого ваше отношение к НКО?
   Господин Путин, пока слушал вопрос, рассеянно крутил пресс-папье, которым только что прижимал невысохшие чернила на протоколе о принятии Узбекистана в ЕврАзЭС. Он пытался закрутить его юлой, и у него плохо получалось, отчего выглядел он огорченным.
 //-- * * * --// 
   Одна журналистка попросила прокомментировать идею движения «Наши», что современная политическая элита – это поколение пораженцев.
   – Кого так называют? – недоуменно переспросил президент.
   Кажется, он и правда сначала не понял, что так называют его.
Ведь именно он является современной политической элитой.
 //-- * * * --// 
   – Мы не из носа выковыриваем эту цену! – раздраженно говорил президент Владимир Путин о российских прайс-листах на украинский газ.
 //-- * * * --// 
   Отвечая на вопрос, насколько газопроводы заменили России ракеты, господин Путин успокаивал западного журналиста:
   – Во-первых, ракет у нас еще достаточно.
   И он рассказывал про испытания новой системы вооружений.
   – Эта система… как бы помягче сказать… – размышлял он, позабыв о газопроводах. – Для нее что есть система ПРО, что нет системы ПРО… Ей безразлично. Работает на гиперзвуке…
 //-- * * * --// 
   Журналистке, выступавшей без микрофона и говорившей о том, что независимую прессу в регионах душат чиновники и «одного редактора так по голове стукнули…», президент России сочувственно заметил, пожав плечами:
   – Это и есть политическая борьба.
 //-- * * * --// 
   Владимир Путин рассказывал госпоже Пилар Бонет о прозрачности компании «Росукрэнерго».
   В тот момент, по-моему, не президент России убеждал испанскую журналистку в своей правоте, а мужчина умолял женщину поверить ему, что он в кои-то веки говорит чистую правду, на 100 процентов, а не на 60, как раньше, и даже не на 99, как часто бывает в последнее время.
 //-- * * * --// 
   В самом конце беседы неутомимая испанская журналистка проявила признаки оживления:
   – Опять развязалась полемика вокруг захоронения тела Ленина. Какова ваша позиция по этому вопросу?
   – Вам-то что? – не выдержал наконец президент России. – До Ленина добрались…
   То есть вообще ничего святого у иностранных корреспондентов не осталось.
 //-- * * * --// 
   Венгерский журналист, переполненный эмоциями по поводу перспектив превращения своей страны не только в энергетический центр Европы, но и в центр распределения продукции из Азии, которая может поступать через транспортную систему России, спросил, способна ли помешать этому эмоциональность.
   – Я боюсь, что я отвечу так, как вы спросили, – сказал господин Путин. – Давайте вы спросите так, чтобы я понял.
 //-- * * * --// 
   На сцену вышел Владимир Путин. Он хотел подойти к столу, за которым сидели ректор МГУ Виктор Садовничий и актер Кирилл Лавров, но его остановил отчаянный крик из зала:
   – Владимир Владимиро-о-ви-и-и-ч!
   Примерно в пятом ряду, слева от сцены, за барьером (который в сложившейся ситуации не оказался лишним) сидел невысокого роста человек. Это он собрался с силами и теперь совершал главный поступок своей жизни. Никто до него так не обращался к президенту (или, вернее, с президентом). Именно это, видимо, и называется «напрямую».
   – Я из Дома Ханжонкова! Нас Кожин (Владимир Кожин, управляющий делами администрации президента России. – А. К.) выбросил на улицу и ресторан делает!
   У Владимира Путина был выбор. Он, например, мог сделать вид, что не расслышал. В грохоте аплодисментов и криков «браво!», которые раздались в зале, когда он вошел, эти слова можно было и не расслышать.
   – Хороший ресторан-то? – переспросил господин Путин. Человек обессиленно сел на место.
 //-- * * * --// 
   Генрих Григорян, руководитель учреждения с интригующим названием «Центр армяно-российских инициатив», долго не мог закончить свое выступление на Первом форуме творческой и научной интеллигенции государств-участников СНГ.
   Владимир Путин поднял голову и посмотрел на него. До сих пор он что-то писал на бумажках, которые оставил ему человек из Дома Ханжонкова.
   – Способность лектора отойти от кафедры и микрофона, – сказал президент, – и студенты это знают, – верный признак его таланта.
   В это время Генрих Григорян, слава богу, уже как раз нашел в себе силы отойти от микрофона.
 //-- * * * --// 
   Президент России похвалил Федеральное собрание за его стиль.
   – Сегодня стиль Федерального собрания, – сказал господин Путин, – заключается не в единомыслии (как могло бы показаться на первый взгляд. – А. К.) и не связан… как бы кого не обидеть… (господину Путину удалось избежать мимолетного взгляда на господина Жириновского. – А. К.) с театрализацией государственной деятельности.
   Он еще некоторое время рассуждал о том, что депутатов должно объединять чувство ответственности перед страной и избирателями, но так и не сказал, в чем же заключается стиль сегодняшнего Федерального собрания.
   И не надо. Зачем расстраивать людей в праздник?
 //-- * * * --// 
   На свиноферме господина Путина заинтересовали хряки размером в шесть-семь стульев, составленных рядом. Каждый хряк занимал отдельный загон. Первый же хряк, к которому подошел господин Путин, лениво посмотрел на него и отвернулся.
   – Привет! – взволнованно сказал ему президент. Хряк утробно хрюкнул.
   – Здоровается с вами, Владимир Владимирович! – нежно улыбнулся хряку Александр Хлобыстов.
   – Ничего себе! – обрадовался президент. – Не разнесет клетку-то, если встанет?
   Хряк встал и пошел к президенту.
   – Хороший мальчик… – пробормотал президент и быстро зашагал дальше.
 //-- * * * --// 
   Президент России надолго остановился возле вольеров с коровами. Одну из них, калмыцкой породы, он решил потрепать за щеку.
   – Нельзя! – категорически запретила ему немолодая высокопоставленная сотрудница фирмы. – Нельзя трогать.
   – А почему? – спросил президент, отдернув руку.
   – Бережем их очень.
   Такое отношение к животным не могло не воодушевлять. У меня даже поднялось настроение.
   – Мраморное мясо из них получаем, – добавила сотрудница. – Очень выгодная корова.
   Настроение опять упало.
   – Да?! – удивился президент.
   Он смотрел на корову более чем уважительно. Информация сотрудницы фирмы явно говорила ему о многом. «Так вот ты какая, корова, из которой делают мраморное мясо, которое мне удается порою отведать!» – словно говорил весь его вид.
 //-- * * * --// 
   Немецкая журналистка спросила господина Шредера, что он подарит президенту России на день рождения.
   – Лучший подарок для меня – то, что канцлер приехал ко мне, – поспешил ответить Владимир Путин.
   Герхард Шредер сказал только, что подарок этот имеет отношение и к интересам господина Путина, и к интересам Германии.
   Как ни крути, получается, что новый бронированный Mercedes.
 //-- * * * --// 
   – Что касается дела Ходорковского, то это вызвало ажиотаж во всем мире. Считаете ли вы как государственный деятель, что все это можно было сделать по-другому? – спросил французский журналист.
   – Если бы вы смогли заработать за пять-шесть лет несколько миллиардов долларов, то и вы смогли бы вызвать ажиотаж, защищая свои деньги, – ответил господин Путин.
   Журналист, даже сев на место, изо всех сил старался выглядеть как человек, которому по силам заработать и больше.
 //-- * * * --// 
   Президент России Владимир Путин встречал Рождество в городе Суздале. Он посетил музей истории русских монастырей.
   За целый час господин Путин проявил очевидный интерес к музейному экспонату лишь однажды, возле небольшого колокола. Этот колокол был закреплен на деревянной балке, которая приводилась в движение с помощью веревки.
   – Интересная особенность в том, – рассказала директор комплекса Владимиро-Суздальского кремля Алиса Аксенова, – что дергать надо не за язык, а за эту веревку.
   – И че будет? – быстро спросил президент.
   – Как че будет? – удивилась она. – Звонить будет.
   Президент резко дернул за веревку. Колокол не зазвонил. Тогда Владимир Путин еще раз дернул, на этот раз гораздо сильнее. Тишина.
   – Ну? – с недоумением спросил он у Алисы Аксеновой.
   – Ой, вы его завалите! – испуганно ответила она.
   Президент заглянул под колокол. Он никак не мог примириться с тем, что колокол не звонит. Но даже после того, как президент заглянул под колокол, тот не зазвонил. Чтобы убедиться в этом, ему пришлось еще раз дернуть за веревку. И видно было, что он бы дернул за веревку еще пару раз. Насилу его увели от этого колокола.
 //-- * * * --// 
   – Да что же, у нас нет таких водолазов? – в отчаянии крикнул кто-то из родственников погибших на «Курске».
   – Да нет в стране ни шиша! – расстроенно сказал президент.
 //-- * * * --// 
   Предложили организовать в Видяево ЗАТО.
   – Ну зачем же? – спросил Путин. – Одни жулики у вас соберутся, ну в лучшем случае подмандят внешний вид пары зданий. Женщины меня простят за такое выражение?
   Женщины простили.
 //-- * * * --// 
   Наступил татарский национальный праздник Сабантуй.
   Одна из национальных татарских забав состоит в том, чтобы найти в глубокой миске с катыком – татарским кислым молоком – монету. Нашел – молодец. Кто-то спросит: а зачем это? Странный вопрос. Ведь любая национальная забава и отличается прежде всего своей полной бессмысленностью.
   Вот и президент стащил футболку, бесстрашно обнажив торс, на него надели белый халат, очень напоминающий смирительную рубашку, и он нырнул с головой в катык.
   Его не было долго. Так долго, что я испугался. Вынырнул он с монеткой в зубах. Да, теперь будет так: Ельцин разбил горшок, а Путин нашел денежку в катыке. И этой истории теперь суждена долгая самостоятельная жизнь, ибо через несколько минут я уже слышал от одного татарина, что монетку эту ему выдали гораздо раньше, и все это время он держал ее за щекой… а с ним спорили, что Путин не такой и что, если надо, мог и пять минут в катыке провести, потому что таких легких нет ни у одного президента в мире…
   А меня мучил один вопрос. И я его в конце концов задал.
   – Владимир Владимирович, вот эта монетка…
   – Что? – спросил он.
   – Ведь вы бы не вынырнули из катыка, пока не достали ее, так?
   – Нет, ни за что не вынырнул бы. – Он еще немного подумал. – Ни за что.
   – А если бы так и не нашли? Он беспечно засмеялся.
   А зря. Мог ведь и утонуть.
 //-- * * * --// 
   Владимир Путин назвал отношения Украины и России кровным родством и добавил, что украинцами и россиянами «движет простое и естественное желание быть вместе». Правда, об одной проблеме он не мог упомянуть особо:
   – Когда ехали из аэропорта, мне сказали, что новогодняя елка в Киеве была на полтора метра выше, чем в Москве. Но мы спросим у Юрия Михайловича, как так получилось.
 //-- * * * --// 
   Один студент Киевского университета спросил, какие направления молодежной политики Владимир Путин считает необходимым развивать в ближайшей стратегической перспективе. На лице господина Путина отразились мука и боль.
   – Кто вас подослал? – прямо спросил он студента. Студент не раскололся. Он стиснул зубы и сел на место.
 //-- * * * --// 
   Президент Путин осматривает новую казарму одного из полков 201-й дивизии, расквартированной в Таджикистане. В комнате отдыха два солдата показательно играют в нарды. Путин чрезвычайно оживляется.
   – А ну-ка, подвинься, – внезапно говорит одному.
   Играют они довольно долго. Солдат сидит весь пунцовый. Но, похоже, не от смущения, а от страшного напряжения. Он думает. Он не хочет проиграть. Он хочет выиграть.
   Ситуация на доске очень сложная.
   – Попал солдат, – шепчет один из генералов. – Поймали тебя! Сдавайся! Да, там какая-то сложная комбинация. Но солдат не сдается. Он настоящий боец. Министр обороны, стоящий рядом, подбадривает солдата. Но что толку от поддержки министра обороны, если солдат играет с верховным главнокомандующим?
 //-- * * * --// 
   Игра продолжается. Путина ждут пять лидеров ЕврАзЭС, главы пяти стран, но он сам вдруг перестал куда-нибудь спешить и играет в нарды с солдатом. И я понимаю в этот момент, что вот ведь как он освоился в должности президента.
   Тут второй солдат, которого Путин попросил подвинуться, начинает подсказывать первому. Зря он это делает – положение на доске становится хуже. Но по-человечески понятно: парень тоже хочет войти в историю дивизии.
   У одного из генералов сдают нервы, и он напоминает президенту, что там все ждут.
   – Сдавайся, – еще раз говорит один генерал солдату. Эти слова звучат как приказ.
   – Я же не проиграл, – страдальчески улыбается солдат. Умрет, а не сдастся.
 //-- * * * --// 
   Возложив цветы к Могиле неизвестного солдата, президент Путин подходил к людям на площади, жал руки, а одну женщину поцеловал. Ей сделалось плохо от счастья. «Ох!» – крикнула она и начала оседать на землю. Но президент этого не видел, потому что уже целовал девочку в десантном берете. Девочке, наоборот, стало очень хорошо.
 //-- * * * --// 
   В Кремле произошла историческая встреча президента России Владимира Путина с сэром Полом Маккартни. Нельзя, видимо, сказать, что президент России всю свою жизнь готовился к этому дню или хотя бы ждал его с большим нетерпением. Скорее уж, этой встречи очень хотел господин Маккартни. Во всяком случае, известно, что именно он попросил о ней.
   А что касается Владимира Путина, то он, скорее, понимал историческую неизбежность этого свидания. Два мировых лидера рано или поздно должны были встретиться в неформальной обстановке. Оставалось только предположить, каким образом это событие повлияет на судьбу планеты Земля.
 //-- * * * --// 
   Президент России Владимир Путин и глава президентской администрации Александр Волошин подошли к «мерседесу», который стоял у входа в президентскую резиденцию, но не сели в него. Они ждали кого-то еще. Ожидание, можно сказать, затянулось. Это было, конечно, очень и очень странно. Кого могли ждать президент страны и глава его администрации? Это их должны, по идее, все ждать. Президент, кажется, даже сделался немного озабоченным, но никого не просил поторопиться, а стоял и ждал, о чем-то негромко переговариваясь с господином Волошиным.
   Наконец из дверей резиденции не спеша выбежала лабрадор Кони и, приветливо виляя хвостом, первой запрыгнула в предупредительно открытую дверцу и неплохо устроилась на заднем сиденье. Похоже, она так делает всегда и исключений не бывает. Александр Волошин забрался на заднее сиденье вслед за ней.
   Владимир Путин вынужден был обойти машину и сел с другой стороны. Таким образом, Кони оказалась посередине. И все они куда-то уехали.
   Президента Путина спросили, чего он не может себе позволить, а очень хотел бы. Он сказал:
   – Не могу выйти за рамки Конституции РФ. Хотя иногда очень хочется. Причем этот тот случай, если нельзя, но очень хочется, то все равно нельзя.
 //-- * * * --// 
   Президент России с особым чувством поздравляет народного артиста СССР Тихона Хренникова, которому именно в этот день исполняется 90 лет, и говорит о том, что среди премий в области литературы и искусства есть и требующая особого внимания – за дизайн авиационной техники создателям самолетов Су-26, Су-29, Су-31 и их модификаций.
   – Как хорошо, что у художников нынче есть возможность работать так, как диктует им собственное представление о прекрасном! – восклицает Владимир Путин.
 //-- * * * --// 
   Президента России спросили, почему не работают законы, и господин Путин очень оживился:
   – Тех, кто пишет законы, тысячи, а тех, кто думает, как их обойти, миллионы.
   Интересно, он сам в большинстве или в меньшинстве?
 //-- * * * --// 
   Президент России принимал участие в учениях Балтийского флота вместе с президентом Польши Александром Квасьневским. Президенты наблюдали за учениями с борта ракетного крейсера «Маршал Устинов». Группировка, которую возглавлял «Устинов» (Северный флот), должна была выдержать ракетную и торпедную атаку группировки, которой руководил командующий Балтийским флотом Владимир Валуев.
   Раздалась команда:
   – Атаковать подводную лодку! Но, увы, она атаковала нас раньше.
   – Стрелять будет «Адмирал Левченко»! – сказал Владимиру Путину министр обороны Сергей Иванов.
   – А если промажут? – спросил президент.
   В это время Владимир Путин по предложению адмирала Куроедова вглядывался в мрачную глубину балтийских вод, рассчитывая увидеть там торпеду.
   – Если с «Левченко» промажут, на нас торпеда пойдет, – заключил Сергей Иванов.
   – Так они с «Петра»-то (атомный ракетный крейсер «Петр Великий». – А. К.) долбанут по ней? – озабоченно спросил президент.
   – Долбанут, – успокоил его главком.
   – А если и они промажут?
   – Ничего страшного. Торпеде установлена такая глубина хода, чтобы она не попала в корабль. Ого, да «Петр» поражен!
   Владимир Куроедов был по крайней мере заинтересован этим фактом. Он сбегал в рубку и что-то уточнил.
   – Да, так точно. Молодцы подводники! Дело в том, что это наша лучшая подводная лодка! – бодро обратился он к Александру Квасьневскому. – Практически бесшумная…
   – Саш, а Саш! – обратился к польскому президенту и Владимир Путин. – Пора валить отсюда!
   – Да ну что вы, – расстроился адмирал. – Все нормально! Вы знаете, какая на «Петре» система защиты?
   – А что же она не сработала?
   – А мы ее не включили, – разъяснил адмирал Куроедов.
 //-- * * * --// 
   Принимая рапорт у командующего Балтийским флотом Владимира Валуева, Владимир Путин, выслушав его, вдруг хмуро спросил:
   – Так это вы стреляли по нашему кораблю?
   Командующий растерялся. Он ни за что не хотел признаваться, что это он стрелял. Но и скрывать правду было страшно. В итоге фраза, которую он произнес, дорогого стоила:
   – Относительно да!
   – Поздравляю. Хорошо стреляли! – без улыбки пожал ему руку Владимир Путин.
 //-- * * * --// 
   После заседания президиума Госсовета я не удержался и спросил президента, легко ли ему дышалось на очистных сооружениях Ростова-на-Дону. Владимир Путин ответил так быстро и напористо, словно готовился к этому вопросу всю жизнь. Он сказал, что вообще-то не только отдыхает на Сардинии, но и бывает в тех местах Российской Федерации, где не всегда, по его словам, приятно пахнет.
   – Более того, именно в таких местах и надо бывать почаще, – с упреком произнес президент.
 //-- * * * --// 
   Чем дальше мы углублялись на территорию лагеря «Орленок», тем больше детей попадалось на нашем пути. В основном они стояли в кружок, обнявшись и раскачиваясь из стороны в сторону и бормоча что-то себе под нос. Мне постепенно становилось не по себе. Лагерь все больше напоминал приют тихих начинающих сумасшедших.
   Через некоторое время в лагерь на вертолете прилетел и Владимир Путин. Он почти сразу попал в один такой кружок. Члены этого кружка обрадовались президенту и стали передавать ему импульс. Сначала они долго пожимали друг другу руки, а потом вопросительно смотрели на Владимира Путина. Наконец, один пионер не выдержал и приветливо спросил президента:
   – Ну, вы чувствуете наш орлятский импульс?
   – Чувствую, – быстро кивнул Владимир Путин.
   Он, видимо, понял, что надо во всем соглашаться с этими ребятами.
 //-- * * * --// 
   Президент России Владимир Путин встретился со студентами и преподавателями Колумбийского университета.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Поделиться ссылкой на выделенное