Андрей Колесников.

Фарс-мажор. Актеры и роли большой политики

(страница 6 из 33)

скачать книгу бесплатно

   Вопрос не застал врасплох господина Тягачева.
   – Ну вот сейчас произошло укрепление национальных федераций, – быстро заговорил президент ОКР. – Федерацию плавания возглавил начальник аппарата правительства Сергей Нарышкин, президентом Федерации волейбола стал Николай Патрушев (директор ФСБ. – А. К.)… Таким образом, укрепляем дисциплину!
   – Самой большой дисциплины в любой из областей, которыми занимался, добивался Лаврентий Берия, – произнес господин Путин. – Но это не наши методы.
 //-- * * * --// 
   Я спросил президента, читал ли он что-нибудь из произведений Паоло Коэльо.
   – Да, – подтвердил господин Путин. – «Алхимика» читал и «Пятую гору».
   – А больше ничего не читали?
   – А другие его книги коллегам отдал, – добавил господин Путин. – Там у них названия какие-то настораживающие.
   – Какие?
   – Ну вы сами можете посмотреть какие… – замялся господин Путин. Причина заминки была понятна посвященным. Названия некоторых книг господина Коэльо и в самом деле могли насторожить неподготовленного читателя: «Вероника решает умереть», «Дьявол и синьорита Прим» и особенно, конечно, «На берегу Рио-Пьедро села я и заплакала».
   – Понравилось?
   – Нормально, – беспечно ответил президент. – На хорошем языке написано.
   То есть ему нравится испанский.
 //-- * * * --// 
   Главного редактора Associated Press, разумеется, больше интересовала проблема Ирана.
   – Я хотел бы, чтобы вы подтвердили, – сказал он, – заключается ли позиция России в том, что она будет участвовать в экономических санкциях по отношению к Ирану, если Иран не согласится с существующим предложением «группы шести»? И будет ли сама Россия принимать участие в переговорах по Ирану?
   Господин Путин расстегнул пуговицы пиджака и благодарно улыбнулся вопросу.
   – Есть поговорка: если бы у бабушки были определенные половые признаки, она была бы дедушкой, – сказал президент.
   Иностранцам долго переводили, потом они еще дольше пытались понять смысл сказанного.
   – Политика не терпит сослагательного наклонения… – еще раз разъяснил президент.
 //-- * * * --// 
   Нет ни для кого никакого секрета в том, что Владимир Путин не любит вовремя приходить на встречи с участием президента России.
 //-- * * * --// 
   – Добрый день, – сказал господин Путин, лучисто улыбаясь, – уважаемые господа! Дам тут нет, поэтому скажу вот так.
   Повисла напряженная пауза, ибо в помещении было немало все-таки дам: и журналистки, и стенографистки, и сотрудницы протокола. Но всех их без сожаления принес в жертву своей шутке президент России.
 //-- * * * --// 
   – Почему вы уволили генерального прокурора? – спросили господина Путина.
   – Уволил? – удивился президент. – Он же сам ушел.
   – Но он не был похож на человека, который собрался уходить.
   – А он скрытный! – засмеялся президент.
 //-- * * * --// 
   – Какими качествами хотя бы должен обладать преемник? – спросили президента России.
   – Я считаю, что человек, претендующий на этот пост, должен обладать… – торжественно сказал президент. – Во-первых, порядочность и честность.
Во-вторых, профессионализм. В-третьих, умение брать на себя ответственность.
   – А это может быть человек, которого сейчас нет в списке из двух-трех преемников?
   – Ну да. – В голосе господина Путина тут же возникла трагическая неуверенность, которую он не собирался не то что скрывать, а намерен был продемонстрировать.
   – А он может быть нам неизвестен?
   – Ну, совсем неизвестен вряд ли. Все-таки кому-то он же известен, – продолжил господин Путин. – А так – может быть, конечно. Есть такая возможность.
 //-- * * * --// 
   – Хочется побродить по Питеру без охраны, в дом съездить, где я жил, – мечтал президент России. – Охрана же со мной в одном доме живет. Представляете?!
   – Ну, вы и так часто в Питере бываете…
   – А что я вижу? – переспросил он. – Сижу в машине, как таракан в бронированной банке.
 //-- * * * --// 
   На встрече с генеральными прокурорами Европы Владимир Путин сообщил, что, «слушая своих коллег по профессии», он отметил, что религиозные лидеры и прокуроры очень схожи между собой.
   – И понятно почему! – воскликнул он. – Религиозные лидеры заняты тем, чтобы обеспечить исполнение религиозных, нравственных норм… и в обычном понимании этого слова, и изложенных, выражаясь нашим юридическим языком, в кодексах поведения… то есть в священных писаниях, таких как Библия, Талмуд, Коран… Но для истинно верующих людей эти религиозные нормы имеют большее значение, чем наши законы… Почему? В России с древних времен дан однозначный ответ: «Победа не за теми, за кем сила, а за теми, за кем правда».
   Если Владимир Путин даже и не читал древних летописей, в которых это написано, то фильм «Брат-2» он точно посмотрел.
 //-- * * * --// 
   Господин Гурнов с телеканала Russia Today задал вопрос, который и в самом деле интересует пользователей интернета: зачем президент России поцеловал в живот маленького мальчика. Президент, уверен, готовился к ответу на этот вопрос.
   По его словам, это была незапланированная встреча. Он увидел мальчика на Соборной площади Кремля, подошел к нему…
   – Как его звали? – пробормотал Владимир Путин. – Уже не помню… А, Никита? Отлично!
   Мальчик показался ему очень самостоятельным, серьезным, но каким-то «незащищенным».
   – Очень милый… – признался президент России. – Скажу по-честному: захотелось его потискать… Ну, вот, поэтому.
 //-- * * * --// 
   Оставался еще только один вопрос. Последний вопрос, после которого все должно было окончательно проясниться. И я его задал:
   – Когда вы начали заниматься сексом?
   – Не помню, когда я начал, – заявил он, вставая, – но могу определить, когда это делал в последний раз.
   Встав и направившись к двери, он остановился и решил уточнить:
   – Могу определить это с точностью до минуты! – в его голосе слышался вызов.
   Отвечая, он, это было видно, и теперь испытывал чувство глубокого удовлетворения.
 //-- * * * --// 
   – Нужно помочь развивающимся странам в их развитии, – заявил президент России. – Развитые страны должны пойти навстречу развитию развивающихся стран.
 //-- * * * --// 
   – Хочу вас проинформировать, хотя думаю, что вы сами об этом знаете… – обратился Владимир Путин к президенту Армении Роберту Кочаряну, – но, в общем, мы очень рады тому, как проходят дни… и даже год Азербайджана в Российской Федерации.
   – Армении, – упавшим голосом поправил его Роберт Кочарян.
   – Армении, – согласился президент России.
   Он и сам, кажется, был изумлен этой оговоркой. На лице его отразилось страдание и решимость исправить положение.
   – Прошу прощения, Армении, – повторил Владимир Путин. – Но это хорошая оговорка! Надеюсь, что это тоже будет помогать совместной работе по урегулированию известных вещей… А что касается наших экономических отношений, то товарооборот растет.
 //-- * * * --// 
   Президент Казахстана сказал:
   – Я очень вас благодарю за возможность посетить это прекрасное место в это прекрасное время. И очень надеюсь, что эта встреча будет очень продуктивной для всех государств в СНГ… то есть в ЕврАзЭС.
   Корреспонденты уже вышли (в комнате остались только фотографы), когда господин Путин не удержался и снова расхохотался:
   – Я сегодня Армению Азербайджаном назвал, а ты ЕврАзЭС – СНГ!
   – Да я еще там, на входе, хотел сказать, – засмеялся Нурсултан Назарбаев, – как я с Алиевым недавно встречался (Ильхам Алиев – президент Азербайджана. – А. К.) и говорю ему, что мы очень заинтересованы в дальнейшем улучшении казахстано-армянских отношений!
   Они посмеялись.
   – И еще один случай был – вообще! – продолжил Нурсултан Назарбаев. – Я как-то у себя собрал всех старейшин, наших аксакалов, вышел на трибуну и говорю: «Дорогие товарищи саксаулы!»
   – Ну, я-то еще, значит, ничего! – отсмеявшись, проговорил господин Путин, отчего господин Назарбаев смеяться перестал.
 //-- * * * --// 
   – Один из ваших коллег, – рассказал господин Путин южноафриканским бизнесменам, – подошел ко мне вчера. Я, говорит, учился у вас, а потом попал в тюрьму… Вот он сидит передо мной, улыбается. Ну, то, что он вчера присутствовал на приеме, значит, что все у него в порядке. И я, кстати, учился в похожем заведении, и у меня тоже биография сложилась не худшим образом.
 //-- * * * --// 
   Господин Путин интересовался у губернатора ситуацией в регионе, Олег Богомолов рассказывал о динамике в промышленности и «по сельскому хозяйству», а также о подготовке к зиме, разумеется. И вдруг Владимир Путин резко спросил губернатора:
   – Надои-то у вас какие?
   – Начинали с 1800 литров, – сказал губернатор с такой мукой в голосе, словно он сам был жертвой этих начинаний. – Сейчас 3200.
   – 1800? – мрачно переспросил Владимир Путин и вдруг понял. – Это ж коза!
   – Ну да, коза, – согласился губернатор. – Но сейчас дело неплохо уже.
   – А на Северо-Западе знаете сколько? – спросил его господин Путин с саркастической улыбкой на лице.
   – Нет, – с отчаянием в голосе признался губернатор.
   – Я вам потом скажу, – твердо пообещал господин Путин.
 //-- * * * --// 
   Разработчики стояли возле своих экспонатов. Председатель совета директоров компании «Дормаш» Виктор Воропаев так страстно рассказывал про свой трактор, что услышал от господина Путина:
   – Вы как о невесте говорите!
   – Да, люблю это! – подтвердил господин Воропаев, с обожанием посмотрев на ковш трактора.
   – Оно и видно, – сказал ему господин Путин таким тоном, что господин Воропаев теперь, кажется, до конца жизни будет ломать голову над тем, что имел в виду президент России.
 //-- * * * --// 
   В кабину одного из тракторов предложили залезть господину Путину.
   – Залезете? – с надеждой спросил президента разработчик трактора.
   Он считал, очевидно, что делает господину Путину очень заманчивое предложение, но все-таки не был уверен, что президент им воспользуется.
   – А зачем? – спросил господин Путин.
   – Ну, сядете в кресло… оно мягкое.
   – И? – переспросил президент.
   – Сирену можно включить… – задумчиво ответил разработчик. Но господина Путина не заинтересовало даже это.
 //-- * * * --// 
   – С первого раза можно на фрезерном станке выточить деталь, – рассказали Владимиру Путину на зеленоградском заводе Sitronics. – Это результат того, что интеллект человека в принципе работает примерно так же, как интеллект фрезерного станка.
   – Здорово! – обрадовался президент.
   Он, по-моему, не предполагал, что человеческий интеллект устроен так замысловато.
 //-- * * * --// 
   После того как французский фигурист Бриан Жубер, выиграв первенство Европы в одиночном мужском катании, приехал в Москву и принял участие в шоу на катке на Красной площади, он решил на следующее утро еще раз сходить на этот каток. Ему очень понравилось. Он вышел из гостиницы «Балчуг Кемпински» и уже через пару минут был остановлен московскими милиционерами для проверки документов. Проверки он не выдержал, потому что паспорт оставил в гостинице – чтобы не потерять. Его объяснения сотрудники милиции сочли сопротивлением властям и забрали в отделение для выяснения личности. Там его и нашли организаторы шоу. Оттуда они его и вытащили.
   – Да, – задумчиво сказал господин Путин. – Надо паспорт с собой носить. А то он тоже, наверное, забывает.
 //-- * * * --// 
   – «Газпром» и «Шальке-04» – это люди, работающие в сфере энергетики, – с многозначительной полуулыбкой произнес президент России.
   С такой же полуулыбкой он говорил о том, что «Байкал Финанс Групп» – это «группа физических лиц, работающих в энергетической сфере».
 //-- * * * --// 
   Говорят, что, когда Тони Блэр был в гостях у Владимира Путина в Москве, тот предложил английскому премьер-министру сыграть партию-другую в бильярд. Тони Блэр согласился, но предупредил, что играть не умеет. Владимир Путин легкомысленно объяснил ему правила этой игры – и проиграл первую же партию.
 //-- * * * --// 
   Владимир Путин достал носовой платок, попользовался им, а потом не удержался и предложил его Шираку. Ширак с благодарностью отказался, показав, что у него тоже есть носовой платок.
 //-- * * * --// 
   – Среди руководителей среднего звена, то есть там, где работать надо, преобладают женщины, – заметил Владимир Путин.
   Президент явно имел в виду, что руководителям высшего звена работать не обязательно.
 //-- * * * --// 
   Татьяна Груздева, редактор «Молодежной газеты села», выходящей тиражом 700 экземпляров (сколько экземпляров молодежи – зато, наверное, отборных, столько и экземпляров тиража), сообщила Владимиру Путину о том, что на селе в их районе на каждую семью приходится по два автомобиля.
   – В Москве есть семьи, где на каждую семью приходится по десять автомобилей. Так что вы не зазнавайтесь, – привел ее в чувство президент.
   – Зато у нас есть и такие семьи, в которых нет ни одного, – не сдавалась Татьяна Груздева.
   – Вот это лучше, – одобрил президент. – Гораздо лучше.
 //-- * * * --// 
   Владимир Путин рассказал о том, как происходила реорганизация президентской администрации, и о том, как Юрий Лужков останавливал гражданскую войну в Аджарии:
   – Сам факт присутствия Юрия Лужкова в то время в том месте, где он был, стал фактором, который всех сдерживал. Вы же понимаете: как можно начать военные действия там, где находится Юрий Лужков?
 //-- * * * --// 
   На двусторонней встрече с председателем КНР Ху Цзиньтао один фотокорреспондент крикнул президенту России:
   – Владимир Владимирович, пожмите руку!
   – Кому пожать? Вам? – уточнил господин Путин.
   Президент России встал, подошел к фотокорреспонденту и пожал ему руку. Председатель КНР после этого тоже кивнул тому на всякий случай, как старому знакомому.
 //-- * * * --// 
   Президент России Владимир Путин, приехавший в МИД на Смоленской площади, безусловно, заразился духом этого здания. Иначе он бы ни за что не сказал бы в середине своего выступления перед послами:
   – Надо искать пути взаимодействия с Организацией Варшавского… э-э… Североатлантического договора.
   Не стоило, впрочем, поправляться. В этих стенах оговорки никто и не заметил бы.
 //-- * * * --// 
   Президент Путин шел вдоль первого ряда кресел, не останавливаясь и не поднимая глаз. Так он обычно ходит по ковровой дорожке Георгиевского зала во время своей инаугурации.
   Владимир Путин с таким энтузиазмом поблагодарил господина Пауэлла за проделанную работу, словно это он и отправил госсекретаря США в отставку.
 //-- * * * --// 
   Тому, как Владимир Путин встретился с президентом Бразилии Лулой да Силвой, мог бы позавидовать любой европейский руководитель, включая даже канцлера Германии Герхарда Шредера. Господин Путин, увидев господина Лулу, обрадовался ему сверх всякого протокола: он обнимал бразильца и, можно сказать, мял его в объятиях. Бразилец сначала стеснялся, а потом отбросил стыдливость и начал отвечать взаимностью.
 //-- * * * --// 
   Господин Путин внимательно осматривал все, что ему было предложено.
   – Стекловидность зерна? – переспрашивал он. – А что такое стекловидность?
   – Объясняю… – говорил студент.
   И он объяснял. Но президент стоял с таким видом, будто все равно ничего не понимал.
   – Покажите ему картинку, и тогда он поймет, – предложил Николай Манюга.
 //-- * * * --// 
   Президент Киргизии говорил о том, что только с помощью России его страна сможет преодолеть свою пресловутую бедность. Господин Путин не разубеждал его.
 //-- * * * --// 
   – Позволю себе только маленькую реплику по поводу возвращения государства в экономику, – произнес Владимир Путин, когда Сергей Миронов перевел дух. – Оно должно стать могущественным, так вы сказали?
   – Влиятельным, – уточнил господин Миронов.
   На самом деле он, конечно, сказал «полноправным».
 //-- * * * --// 
   Я задал господину Путину вопрос, который мучит меня со дня встречи президента с матерями Беслана. Они, вернувшись из Москвы домой, говорили, что президент кроме многого другого пообещал покаяться за случившееся там. Они говорили, что на встрече с ними он признавал свою вину и пообещал к тому же сделать это в ближайшее время публично. Но страна не услышала этого покаяния. И был ли вообще такой разговор? Никаких комментариев от президента по этому поводу до сих пор вообще не было.
   – Да, мы говорили об этом, – произнес господин Путин, помолчав. – Я действительно сказал, что чувствую свою вину. Я никогда не прятался. Трагедия огромная. Это какой-то ужас. Мы живем, к сожалению, в таком мире, где все это возможно. Захваты больниц, школы… Для меня большой неожиданностью было в рассказе женщин, что террористы проехали кусок федеральной трассы! Я уверен: в том, что их пропустили, не было злого умысла. Но где были сотрудники милиции, я спрашиваю?!
   – Так вы в самом деле обещали покаяться? – повторил я.
   – Да, я так сказал, – подтвердил президент.
   – Почему же тогда не покаялись?
   – Я все сказал, – произнес Владимир Путин.
   – Возможно, но вы говорите, что пообещали сделать это публично.
   – Я сказал, – еще раз повторил он. – Это было 3 сентября. Я сказал. Там было много камер. Были корреспонденты. Все было сказано.
   – Но почему-то все услышали только про поручение Генпрокуратуре проконтролировать ход расследования. А про покаяние не услышали.
   – Я действительно дал такое поручение Генеральной прокуратуре – выслушать всех свидетелей этой трагедии. Да, надо выслушать каждого человека. И о своей вине в случившемся сказал публично. Я сказал.
   Я хотел сказать, что слова эти, может, и мелькнули где-то – но почему так, что их никто не услышал? Но Владимир Путин добавил устало:
   – Чего вы хотите от меня? Покаяние – это в сердце должно быть. Это как вера в Бога. Мне с этим жить.
   – Вам эта встреча напомнила встречу в Видяево с родственниками моряков, погибших на «Курске»? – спросил я.
   Господин Путин опять некоторое время молча смотрел на меня.
   – Отчасти да, – ответил он наконец, пожав плечами. Сначала он, по-моему, хотел ответить что-то другое.
 //-- * * * --// 
   Господин Путин проанализировал причины разрушительного наводнения в южных штатах Америки.
   – Оно продемонстрировало уязвимость низколежащих районов США, – с сожалением говорил господин Путин. – А главная причина – глобальное потепление в районе тропических морей…
   Анализ происшедшего занял у господина Путина не меньше семи минут. Господин Буш слушал коллегу, который сидел рядом, с чудовищным вниманием. После доклада президент США о чем-то шептался с российским президентом. Наверное, просил текст выступления.
 //-- * * * --// 
   Владимир Путин все-таки приехал.
   Он подошел к микрофону, оглядел сидящих и стоящих перед ним людей и тихо спросил тех, кто стоял рядом с ним:
   – Кто здесь?..
 //-- * * * --// 
   Речь господина Путина была в целом эмоциональной и казалась очень искренней. Американцы, кажется, не ожидали от российского президента такой щедрости чувств и оказались воодушевлены в результате беспредельно. Они бешено аплодировали господину Путину и пробовали плакать.
   А он держался.
   И никто же не знает, что случилось с ним, когда он сел в свою бронированную машину и остался наедине с министром иностранных дел Сергеем Лавровым.
 //-- * * * --// 
   Мне показалось, что пришло время задать тот едва ли не единственный вопрос, на который до сих пор не ответил президент России. Я спросил его, в чем смысл жизни.
   Он не задумался ни на секунду:
   – В самореализации.
   При этом он посмотрел на меня с таким недоумением, что мне стало стыдно, что я сам не догадался.
 //-- * * * --// 
   Владимир Путин уже направился к выходу, когда я не удержался и задал ему самый последний вопрос. На самом деле он искренне интересовал меня.
   – Сколько времени вы можете говорить без остановки? – спросил я. Президент сначала сгоряча признался, что не знает. Но потом, подумав, поправился:
   – Столько, сколько нужно прессе и российскому народу.
   После этого он ушел. Никто не стал задерживать его. Очевидно, это было никому не нужно.
 //-- * * * --// 
   Владимир Путин стоял, на правах хозяина засунув руки в карманы брюк, и ожидал президента Соединенных Штатов.
   Через несколько секунд появился Джордж Буш и встал в двух метрах от теле-и фотокамер. Джордж Буш и Владимир Путин поздоровались.
   – Хорошо выглядишь, – произнес господин Буш, на удивление внимательно и даже придирчиво с ног до головы осмотрев президента России. – Хочешь им что-нибудь сказать?
   И он кивнул на журналистов.
   – Нет! – от всей души ответил господин Путин.
 //-- * * * --// 
   На бетонном парапете стояла девочка лет двенадцати. Она забралась туда, чтобы ей было лучше видно президента страны. Владимир Путин снял ее с парапета.
   – Тебе не холодно, девочка? – спросил он ее.
   – Нет! – произнесла она непослушными губами.
   – Ну и хорошо, – удовлетворенно сказал президент, поставил девочку на место и пошел дальше.
 //-- * * * --// 
   Господин Путин поднял один из золотых слитков и восхищенно посмотрел на него.
   – Ну надо же! – сказал он и осторожно положил слиток на стол. – Ой! Палец прямо придавило!
   Не услышав реакции от окружающих, он обернулся и, увидев журналистов, с вызовом повторил:
   – Мне палец придавило!


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Поделиться ссылкой на выделенное