Андрей Колесников.

Фарс-мажор. Актеры и роли большой политики

(страница 4 из 33)

скачать книгу бесплатно

 //-- * * * --// 
   Фонтан на рыночной площади Курска, иссякший много лет назад, вдруг забил за день до приезда Владимира Путина. Некоторые куряне с надеждой пробовали руками воду: горячая или холодная? Дело в том, что уже два месяца в Курске нет горячей воды. Вода была теплой.
 //-- * * * --// 
   «Первый канал» российского телевидения в 2004 году снял движение кортежа президента России с таким беспрецедентным размахом, что после этого апокалиптические сцены из «Дневного дозора» под руководством того же продюсера смотрелись, можно сказать, жалко.
 //-- * * * --// 
   На экономическом форуме очень заинтересовал стенд «Газпрома», девственно чистый. Причем это действительно так: кроме нескольких дев, работа которых заключалась в том, чтобы сидеть на тридцатисантиметровом возвышении, на стенде ничего не было. Когда я спросил одного из сотрудников «Газпрома», не слишком ли величествен этот минимализм даже для «Газпрома», он, пожав плечами, исчерпывающе ответил:
   – А чего еще мы можем сказать про себя? И так все ясно.


   – Не платите взяток! Никогда не платите! Оно того не стоит! – восклицал на саммите делового консультативного совета Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества президент Перу Алехандро Толедо.
   – Почему? – с недоумением крикнул кто-то из зала на чистом русском языке.
 //-- * * * --// 
   Под уполномоченного по правам человека в РФ Олега Миронова копает и Счетная палата, которая уже много дней, гораздо дольше, чем нужно, сидит в его ведомстве и пытается завести на господина Миронова уголовное дело в связи с финансовыми махинациями.
   – А я ведь вообще не знаю, где касса находится! Я вовсе никакого отношения к финансам не имею, – заявил уполномоченный.
   – Разве это возможно? – усомнился я.
   – А бухгалтер мне деньги прямо в кабинет приносит! – признался Олег Миронов.
 //-- * * * --// 
   Журналистка из газеты Mond спросила лидера Центра реформы уголовного правосудия Валерия Абрамкина, удобно ли ему брать деньги из рук Бориса Березовского.
   – А удобно брать деньги у Сороса? – нашелся господин Абрамкин. – Он ведь тоже занимается аферами.
 //-- * * * --// 
   Как только министр культуры Александр Соколов начал говорить о новых веяниях в ведомстве, появился бывший начальник этого ведомства, глава федерального агентства Михаил Швыдкой.
   – Извините, пожалуйста, – пробормотал он, – все троллейбусы встали…
   – А вы на троллейбусе ехали? – участливо спросил его Александр Соколов. Михаил Швыдкой машинально полез в карман пиджака, словно в поисках билетика, может быть, даже лишнего – для Александра Соколова.
 //-- * * * --// 
   На встрече представителей Российского союза промышленников и предпринимателей с президентом Владимир Потанин заявил, что нужно снижать налоговую нагрузку на малый, средний и новый бизнес.
А также сетовал на то, что вся наша страна засекречена.
   – Секретим, сколько у нас нефти и газа, и все остальное… Если у нас большие запасы, то этим надо, наоборот, гордиться!
   Кроме того, олигарх пожаловался на завышенные мобилизационные мощности предприятий, которые надо привести в соответствие со здравым смыслом.
   Президент ответил по всем пунктам. Мобилизационные мощности нужны. Налоговая нагрузка снижается. Что касается режима секретности, то тут все, оказывается, интересно:
   – Если предприятие открывает по каким-то причинам информацию о себе, которая была до сих пор секретной, то ведь это может привести к резкому росту его капитализации. Только одним росчерком пера государство может поднять капитализацию! Надо доплатить государству за эту услугу! – заявил Владимир Путин.
   Владимир Потанин сник.
 //-- * * * --// 
   – Я пришел к выводу, что в политике счастье не в деньгах, – неожиданно заключил президент Чувашии Николай Федоров. – Мы работали-работали и наконец поняли это.
   Он помолчал. Я было подумал, что уже и не узнаю, в чем же тогда счастье. Николай Федоров тем временем все держал паузу.
   – Нет, счастье политика не в деньгах. А в умении управлять ими! – с торжеством закончил он.
 //-- * * * --// 
   – Смотри, на блокноте «Кремль» написано, – удивился глава «Альфа-банка» Михаил Фридман.
   Перед каждым из участников встречи лежали такие блокнотики и карандаши. На самом деле слово «Кремль» было написано и на карандашах тоже. В Кремле, кажется, наконец-то осознали силу своего бренда.
   – А это, Миша, чтобы мы не забывали, где находимся, – ответил ему господин Потанин.
   Михаил Фридман кивнул, вытащил изо рта жвачку и положил рядом с блокнотиком.
 //-- * * * --// 
   – Бедность – это отсутствие собственности, – с болью сказал президент ООО «ОПОРА России» Сергей Борисов. – И как раз в отсутствии собственности – проблемы малого бизнеса.
   – «Коммерческий пролетариат» – это вы сами придумали? – перебил его господин Путин.
   – Нет! – испугался Сергей Борисов. – Что вы!
   – Это Ленин, наверное! – донеслось с того края стола, где сидели господа Фридман, Потанин и Дерипаска. – Про тех, кому нечего терять!
   – Только цепи свои, да? – закончил господин Путин. – Но у коммерсантов все-таки, знаете ли, даже цепи из более благородного металла.
   Пара человек спрятали руки под стол.
 //-- * * * --// 
   Глава «Евразхолдинга» Александр Абрамов рассказал президенту Путину, что раньше он хотел быть академиком. Теперь уже не хочет. Но он хорошо знает, чего должны хотеть люди, которые работают на заводе.
   – Они сейчас хотели бы стать Потаниными, – уверенно сказал господин Абрамов.
   Надо было видеть, что случилось с главой «Интерроса»! Что-что, но такая честь ему была не нужна. Не для того он надевал такой же, как у всех, костюм и галстук!
   – Почему на меня-то?! – потрясенно воскликнул он и всплеснул руками. – Я-то что?! Вон и другие есть!
   И он, в свою очередь, показал на главу «Газпрома» Алексея Миллера. Тот даже не улыбнулся. Таких шуток за этим столом никто не понимал.
 //-- * * * --// 
   На выходе из Большого Кремлевского дворца я спросил у начальника экспертного управления администрации президента России Аркадия Дворковича, верит ли он хоть на секунду в то, что нацпроекты и в самом деле могут быть реализованы.
   – Верю, – вздохнув, сказал он. – Хотя, наверное, что-то разворуют. Но мы их все равно реализуем.
   То есть денег в стране сейчас на всех хватит.
 //-- * * * --// 
   Члены ливанской делегации в Турине, сгрудившись в кучку, от которой исходила некая особая энергетика, шушукались. Когда я рискнул подойти к ним поближе, то увидел, что они передают друг другу один-единственный значок. Я показал им свой значок с Чебурашкой. Они молча глядели на меня. Я взял у них их значок. Это была эмблема Федерации лыжного спорта Ливана. Я представил себе эту страну и эти лыжи. У меня не было сил сдержаться. Я засмеялся. Они недоуменно смотрели на меня. «Это очень хороший и редкий значок», – было написано у них на лицах.
   Ценность значка определяется в основном его тиражом. Я спросил, какой тираж у этого.
   – Он у нас один, – печально пожимали они плечами.
   Я забрал у них значок, дав за него значок с Чебурашкой. Я шел и даже за спинами других спортсменов чувствовал их жгучие взгляды. Я думал, они догонят меня и отнимут значок, если они, конечно, не дураки. Но они остались стоять на месте.
   Британцы давали за Чебурашку по два своих значка. Это были добрые, отзывчивые люди.
 //-- * * * --// 
   Все продолжали интенсивно обмениваться значками. Я ходил по вестибюлю дворца спорта, пока ко мне не подошел высокопоставленный член казахстанской делегации.
   – У вас есть значок? – спросил он меня.
   – Конечно, – ответил я и протянул ему Чебурашку. Он взял его, кивнул и хотел отойти.
   – Подождите! – крикнул я. – А у вас есть значок?!
   – Есть, – с достоинством произнес он.
   – Так где же он?! – вскричал я.
   – Дома, – пожал плечами этот человек и повернулся ко мне спиной.
 //-- * * * --// 
   Господин Путин очень близко к сердцу принимает попытки некоторых компаний повысить свою капитализацию за государственный счет. Его чрезвычайно личное к этому отношение в данном случае описывается, видимо, формулой «государство – это я».
 //-- * * * --// 
   – А потом я решил пересесть на российский корабль, – рассказывал первый бразильский космонавт Маркос Понтес.
   – А что случилось? – спросил я его.
   – Американский шаттл Columbia потерпел аварию, – вздохнул подполковник, – и в NASA мне сказали, что своей очереди мне придется ждать еще очень долго.
   – А в России?
   – О, в России все решилось мгновенно! – благодарно сказал он. – Здесь обо всем можно договориться!
   – И сколько это стоит? – поинтересовался я.
   – Я точно не знаю, – беспечно ответил он. – Около 20 миллионов долларов, кажется. Не я же платил.
   Я потом долго выяснял, кто же платил. Так никто и не признался.
 //-- * * * --// 
   – И после этого я буду самым известным человеком в Бразилии! – воскликнул он.
   – А что, в Бразилии можно стать известнее, чем Пеле? – все-таки спросил я. Бразильские журналисты засмеялись, а подполковник погрустнел:
   – Нет, нельзя.
   Но он все-таки, по-моему, попробует.
 //-- * * * --// 
   Заседание Общественной палаты продолжалось не один час. Оно было еще в разгаре, когда я увидел, что по ступенькам Большого Кремлевского дворца стремительно спускается к выходу Михаил Фридман, демонстрируя очевидную в общем-то истину: время – деньги.
 //-- * * * --// 
   Господин Куснирович умолял Сильвио Берлускони позаботиться о мелких и средних итальянских предприятиях. В связи с членством Италии в ЕС они в трудном положении. Коллеги поддержали господина Куснировича.
   – Глобализация не доведет до добра итальянскую промышленность, – объясняли они господину Берлускони.
   – Интересно, что этот парень, выросший в стране с плановой общенациональной экономикой, учит меня здесь защищать частную собственность, – произнес итальянский премьер-министр. – Как итальянец я бы с удовольствием поддержал, защитил бы своих, но как европеец не могу этого сделать. Не время, – добавил господин Берлускони.
 //-- * * * --// 
   Когда Юрия Еханурова спросили, действительно ли много теневых денег участвовало в этой предвыборной кампании, премьер-министр Украины уверенно ответил:
   – Очень много денег не бывает.
 //-- * * * --// 
   Глава Федерального агентства по управлению открытыми экономическими зонами (ОЭЗ) Юрий Жданов признался, что хочет предпринять все-таки попытку уйти в экономику знаний, но тут же оговорился, что строительная индустрия крепко волнует его как настоящего профессионала своего дела.
   – Ведь я год под началом Владимира Ресина (заместитель мэра в правительстве Москвы. – А. К.) руководил строительной компанией и слишком хорошо понимаю, как могут исчезать деньги со строительной площадки!
 //-- * * * --// 
   Мужественная корреспондентка ВВС Бриджит Кендалл приготовила вопрос о «газовом» давлении России на Украину.
   – Сколько стоит ваше ожерелье? – прямо спросил господин Путин журналистку.
   – Это неожиданный вопрос, – поколебавшись, ответила британская журналистка. – Это информация для воров…
   – Они уже смогли оценить его, если смотрят спутниковое телевидение, – махнул рукой господин Путин. – Так сколько?
   Похоже, его это и правда интересовало.
   – Я рада сообщить, – решившись, торжественно произнесла Бриджит Кендалл, – что несколько сотен фунтов.
   Господин Путин удовлетворенно кивнул. Очевидно, он и сам оценил его не дешевле.
   – А теперь скажите: вряд ли вы отдали бы его мне за пять копеек? – спросил он, в упор глядя на журналистку.
   – Ну… – нерешительно произнесла она.
   – Ну, да, президенту России, – с досадой, что ему не дают во всем блеске продемонстрировать его дальнобойные логические схемы, перебил ее господин Путин, – с целью подтверждения наших особо близких отношений… между Великобританией и Россией…. Но почему мы должны за бесценок отдавать наши газовые ресурсы?! – воскликнул он, добравшись наконец до выхода из этого лабиринта.
   А она в нем, по-моему, так и осталась.
 //-- * * * --// 
   Министр природных ресурсов России Юрий Трутнев рассказал, что на встрече с президентом России глава алмазодобывающей компании De Beers господин Оппенгеймер говорил в основном о том, чтобы работа De Beers в России продолжалась хотя бы на том же уровне, что была до сих пор.
   – И что, – спросил я, – получил господин Оппенгеймер какие-нибудь гарантии?
   – Какие гарантии? – удивился господин Трутнев. – Ему повезло, что президент России с ним вообще встретился.
 //-- * * * --// 
   – Вы напишете, что Сочи готов к Олимпиаде? – спросил меня один сочинский бизнесмен, участник Кубанского экономического форума.
   – А что, Сочи готов? – переспросил я.
   – А что, нет? – удивился он. – Еда есть, питье есть.
   – А все остальное?
   – А что остальное? Ну были мы на туринской Олимпиаде. Тоже не очень чисто там на улицах. Но я вам хочу сказать: в случае чего мы не ударим в грязь лицом, понятно? И вообще, помните: наше главное богатство – это люди.
 //-- * * * --// 
   – Успех кубанской инвестиционной политики, – разъяснял губернатор Краснодарского края Александр Ткачев, – в том, что власть обслуживает бизнес (успех этой фразы состоял в том, что совершенно невозможно было понять, кто кого обслуживает. – А. К.).
   Губернатор настаивал на том, что заставил чиновников «думать и делать так, как бизнесмены».
   – Мы учили их (бизнесменов. – А. К.), как младенцев учат пользоваться ложками! – поделился он своим ноу-хау. – Мы стали ездить с ними по свету и рекламировать наш край! Ни чиновники, ни бизнесмены сначала не хотели. Мы говорили им: «Не можешь – научим, не хочешь – заставим!» Зато как они все нам потом были благодарны: говорили, что вернулись домой другими людьми!
   И на этот раз не успел я подумать, что же в одночасье изменило психологию кубанских бизнесменов на психологию кубанских казаков, как губернатор разъяснил:
   – Мы говорили бизнесменам: «Вы еще не инвестировали в Краснодарский край? Тогда мы идем к вам».
 //-- * * * --// 
   Участники Кубанского инвестиционного форума получили возможность задавать вопросы докладчикам, и первый же спросил одного из видных немецких инвесторов – господина Кнауфа, какие наиболее крупные взятки платят иностранные инвесторы в России и почему.
   – Нескромный вопрос, – осторожно заметил вице-премьер российского правительства Александр Жуков.
   Но, с другой стороны, и взятки давно уже носят нескромный характер. Господин Кнауф долго думал, прежде чем ответить.
   – Я вообще-то ничего не плачу! – еще немного поколебавшись, сказал он наконец под искренний смех участников форума.
   Тогда господин Кнауф, по-моему, обиделся:
   – Да я не могу эти деньги пропустить через кассу своего предприятия! Смех превратился в хохот.
 //-- * * * --// 
   Я обратил внимание, что рядом, вместе с Сергеем Богданчиковым, стоит гендиректор «Сургутнефтегаза» Владимир Богданов. Если про слияние «Русала» и СУАЛа давно известно, то про слияние «Роснефти» и «Сургутнефтегаза» еще только ходят слухи.
   – Все, вы замечены в слиянии с «Роснефтью», – предупредил я его.
   – Да? – Владимир Богданов, кажется, искренне расстроился. – Вообще-то нам это не надо.
   – А если предложат?
   – Бесполезно! – воскликнул он. – У нас достаточно своих ресурсов.
   – А есть же еще такой ресурс, называется административный, – сказал я.
   – И это не пройдет! – засмеялся Владимир Богданов.
   Этот человек мне нравился. Было видно: из Сибири подъехал.
   – А во что на Северном Кавказе вы собираетесь инвестировать? Какой у вас здесь интерес?
   – Ну как же! – спохватился Владимир Богданов. – У нас тут очень серьезные интересы. У нас же здесь два пансионата и три пионерлагеря.
   – А еще куда вы собираетесь вкладывать?
   – А бог его знает куда! – обрадовался Владимир Богданов. – А куда надо?
 //-- * * * --// 
   Господин Путин заявил, что «если бы „Газпром“ решил что-либо купить в этом бизнесе, то ему понадобилось бы покупать всю бундеслигу, а не „Шальке-04“. Возможности „Газпрома“ сегодня очень большие».
   Лига, таким образом, получила аванс.
 //-- * * * --// 
   – Мы у себя в Чили решили, что настоящий патриот стремится обеспечить годовые темпы роста семь-девять процентов в течение 20–25 лет. И за 20 лет мы создали совершенно другую страну, – рассказывал автор пенсионной реформы в Чили господин Хосе Пиньера, известный тем, что каждую неделю выступал по телевидению и радио с разъяснением смысла своей реформы.
   Так на моих глазах наконец-то было дано исчерпывающее определение настоящего патриота. Увы, у нас в России людей, соответствующих таким высоким стандартам, пока нет.
 //-- * * * --// 
   Выступление губернатора Липецкой области Олега Королева было по существу:
   – Недавно глянули: а половина побережья Хорватии принадлежит российским бизнесменам. Хорошо! Глянули – и половина побережья Крыма принадлежит нашим бизнесменам! Опять хорошо!
 //-- * * * --// 
   В перерыве съезда Российского союза промышленников и предпринимателей в фойе стояли докладчик по «Национальному докладу» глава «АФК-Системы» Владимир Евтушенков и глава «Аэрофлота» Валерий Окулов. Мимо толпа журналистов пронесла главу совета директоров «СУАЛ-холдинга» Виктора Вексельберга.
   – Вексельберг! – крикнул ему господин Евтушенков. – С вещами на выход!
   – Тихо ты! – урезонил его господин Окулов. – И правда подведешь человека под монастырь.
 //-- * * * --// 
   Дмитрий Рогозин обещал вернуть награбленное народу. Для этого к каждому олигарху вскоре подойдут кое-какие люди.
   – И привинчивая глушак к пистолету, – закрыл тему господин Рогозин, – скажут тихо и проникновенно: «Отдай!»
   – А если не отдаст? – спросил я.
   Дмитрий Рогозин замолчал. Эта мысль, по-моему, не приходила ему в голову.
 //-- * * * --// 
   Президент ConocoPhillips господин Малва рассказал:
   – Доложили президенту России о наших инвестиционных проектах в России. Получили одобрение.
   То есть этот человек хорошо усвоил правила игры на российском рынке. При таком подходе у ConocoPhillips здесь хорошие перспективы.
 //-- * * * --// 
   После подписании соглашения оптимизма в голосе премьер-министра Таиланда было на $300 млн больше, чем в голосе президента России.
 //-- * * * --// 
   На встрече с представителями деловых кругов господин Путин похвалил голландских предпринимателей за их благоразумие, честность и открытость в отношениях с Россией. В результате того, что в голландцах сошлись эти странные для бизнесменов качества, товарооборот между Россией и Нидерландами, видимо, и составляет сейчас уже около $20 млрд. Растут и крепнут инвестиции голландцев в Россию. За короткое время они выросли в 20 раз.
   – Это вообще рекорд, абсолютный рекорд! – восхищенно повторял господин Путин.
   Оставалось понять, при чем же тут знаменитое голландское благоразумие.
 //-- * * * --// 
   – А как теперь на Чукотку деньги идти будут? – спросил я Камиля Исхакова.
   – Пока плохо, – признался он. – Но мы будем работать.
   – А что можно сделать? Новый собственник будет платить налоги где-то, видимо, в другом месте.
   – Ну, – сказал Камиль Исхаков, – у Романа ведь деньги-то есть после продажи «Сибнефти».
   – О, – заинтересовался я. – Так ведь это же его деньги.
   – А «Сибнефть»-то он на свои деньги покупал? – с усмешкой спросил меня Камиль Исхаков.
 //-- * * * --// 
   – Проясните, – попросил я, – что это за организация – «Райффайзен Инвест», которая представляет украинскую сторону в «Росукрэнерго»?
   – Есть же юридические вещи! – поморщился министр топлива и энергетики Украины господин Плачков. – Вы что, «Райффайзен» не знаете? Его же все знают. Он и у вас в Москве есть, и у нас в Киеве. У «Райффайзена» есть штампы, печати… Что вы еще хотите?
   – Но есть и австрийский «Райффайзен», и швейцарский. Ваш «Райффайзен Инвест» – это ведь какой-то совсем другой «Райффайзен». И что это за группа международных инвесторов, которые стоят за вашей компанией? Об этой группе говорят, по-моему, с опаской сами сотрудники «Райффайзен Инвест». Никто не называет имен. Какая тут прозрачность процесса, о которой вы только что говорили? – спросил я.
   – Понятия не имею, кто это такие, – отозвался господин Плачков, – но деньги у них есть.
 //-- * * * --// 
   Премьер-министр Италии Берлускони очень радовался тому, что очень хорошо пристроил три свои виллы на Сардинии. Сильвио Берлускони считает, что лучше он их и не мечтал продать, и с торжествующим видом сообщил, что все три купили у него россияне.
   Один из них, Алишер Усманов, на эту встречу приехать не смог, сказав, говорят, что «у всех вас в Италии бизнес, а у меня только дача».
 //-- * * * --// 
   Владимир Путин встретился с призерами XX зимних Олимпийских игр.
   – Мы приняли решение, – произнес господин Путин, – всем мужчинам-победителям Олимпиады подарить по Toyota Land Cruiser, а всем женщинам – по Lexus.
   Тренерам Владимир Путин решил дать деньгами: по 25 тысяч американских долларов каждому.
   Даже я почувствовал в этот момент лихорадочное возбуждение. Захотелось как можно скорее встать на коньки.
 //-- * * * --// 
   Грузинское телевидение показало интервью Аслана Масхадова в лесу – то ли грузинским, то ли французским журналистам. Веселый, нисколько не раненный, Масхадов, смеясь, рассказывал, как Басаев принес ему как-то миллион долларов от Березовского и вывалил их на стол.
   – За что? – спросил он Басаева.
   – Березовский не сказал. Просто так.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Поделиться ссылкой на выделенное