Кирилл Багров.

Страху вопреки

(страница 2 из 12)

скачать книгу бесплатно

– По-моему, я все-таки чудо, – заключила Марина Степановна и отправила очередную порцию йогурта в рот.

* * *

Прошло не больше получаса, как перед ребятами лежали заветные карточки с цифрами и номерами. Рите не пришлось долго уговаривать друга, чтобы он пожертвовал все свои карманные деньги на приобретение билетов «Бинго-шоу».

Лишь только девчонка влетела в квартиру Кости, как вся неуверенность, только что одолевавшая генератора идей, моментально улетучилась. Он внимательно слушал размахивающую руками Риту так, что через несколько минут у него зарябило в глазах желтым и зеленым.

– Поменьше эмоций, мон шер, – перебил подругу Костя, – я с трудом вникаю в суть дела.

Рита крайне удивилась: и он ничего лучше не мог придумать как сказать ей это? Но совету вняла и последующее повествование было более понятным. Поведав свою гениальную идею, Рита скомандовала брать деньги и потащила друга к лотерейному киоску. По дороге Костя еще переваривал полученную информацию, но у самой цели своего пути весь набор фраз, выданный Ритой, успел таки переработаться.

– А если мы ничего не выиграем? – остановил Костя руку, уже протягивающую к окошку деньги.

– Тогда месяц тебе не есть хот-догов и не запивать кока-колой, – Рита не понимала, как он еще может сомневаться. – Пойми, мы рискуем только своими карманными деньгами, но зато можем получить много больше. Или ты уже не хочешь съездить в Яхрому за призом?

Спрашивать об этом Костю не надо было. Приз получить он хотел.

И вот ребята сидели в Костиной квартире и пересчитывали лотерейные билеты: денег хватило на девять штук. На улице уже вечерело, но ребятам, совершенно не замечавшим этого, и не пришло в голову включить свет. Галина Георгиевна, Костина мама, их так и застала: в полусумраке квартиры, словно заговорщики, склонившись над столом, они вершили свои дела.

А дел было не так уж и много. Ребята изучали программу на следующую неделю, выискивая в ней время трансляции лотерейной игры. Ждать нужно было еще целых четыре дня. Друзья переглянулись: они не доживут до счастливого момента. Погибнут в расцвете лет от ожидания. Вдруг глаза ослепил резкий свет.

– Вы что здесь в темноте делаете? – прозвучал вопрос после того, как щелкнул выключатель.

Ребята вздрогнули: матери совсем не обязательно было раньше времени знать о готовящемся отъезде. К тому же подготовку родителей взял на себя Игорь. Зачем же было облегчать его задачу? И Костя решил увести разговор в другую сторону.

– Мам, как ты думаешь: какова теоретическая вероятность выигрыша большой суммы в лотерейной игре? – начал он не совсем издалека, уводя руку с билетами за спину.

– Минимальная, – не задумываясь, уверенно ответила Галина Георгиевна.

– Вот видишь, Марго, – повернувшись к Рите, развивал идею Костя. – И я тебе о чем говорю. Так что знакомой твоей матери, считай, крупно повезло. Можно сказать, она – избранница богов.

Марго совсем не по-королевски смотрела на говорившего, отражая искусственный свет серьгой в носу.

К чему клонил Костя, она никак не могла понять. Невозмутимое же выражение его лица вряд ли смогло бы что-нибудь прояснить.

– Мне домой пора, – Рита не любила всякие загадки и всегда старалась от них улизнуть. Прямота – вот ее козырь. Она сразу скажет любому все, что думает, чем давно уже впала в немилость у многих взрослых. И сверстников тоже. У тех, что не понимают, какая эта удача, когда тебе говорят правду.

– А как же чай? – забеспокоилась Галина Георгиевна. – Костя, ты угощал подругу чаем?

– Ну-у, – затянул сын в ответ. Как он мог сказать, что ему эта идея и в голову не приходила. Некогда было.

– Спасибо, тетя Галя, я не хочу, – выручила его Рита, уже вставая со стула. – Да и пора мне.

И девушка поспешила домой.

* * *

Из всей компании друзей лишь двое с нетерпением ждали этого дня. Не только часы, минуты ползли черепашьим шагом, совершенно не соглашаясь с ребятами двигаться вперед. Илья, конечно же, ничего не заметил, но от внимания Игоря и Кати не скрылось изменившееся поведение пары заговорщиков. Всегда сомневающаяся и неуверенная в себе Катя успела сотню раз пересмотреть свое поведение, то решаясь на поездку в Москву, то наотрез от нее отказываясь.

– Я чувствую себя виноватой, – сказала она однажды Игорю, прогуливаясь с ним вместе по набережной. – Это из-за меня ребята теперь места не находят, разыскивая финансы. Я же вижу, как они мучаются.

Чайка, пролетая над Волгой, спустилась было к воде за рыбой, но вдруг отпрянула и, ничего не поймав, улетела ввысь. Словно неуверенность Кати передалась ей. Или они были одной крови: девушка в светлом платье и белая птица. Катя проводила глазами уменьшенное свое подобие. Взор же Игоря был прикован к чайке, идущей рядом с ним.

– Ты зря так говоришь, – успокаивал он птицу. – Если здесь кто-то и виноват, так это я. Из-за меня заварился весь этот сыр-бор.

– Я все равно не могу избавиться от этого чувства. Мы должны им помочь.

– Хорошо, но как?

Катя опустила голову и прошла несколько шагов молча. Чувствовалось, что внутри ее все еще раздирали сомнения.

– В субботу я участвую в региональном конкурсе молодых талантов. Там победителям будут выдаваться денежные премии.

– Это же замечательно, Катя.

Чайка пронеслась обратно уже с пойманной рыбой. Девушка посмотрела на нее и проводила взглядом. Она решилась.

* * *

И суббота наступила.

Костя и Рита сидели вдвоем на одном диване у девочки в квартире и напряженно ждали. Звук у телевизора был включен на всю громкость, чтобы ни дай бог не пропустить важной цифры, быть может, решающей. До трансляции оставалось еще пятнадцать минут, но ребята уже сидели на старте, сжимая ручки и не спуская глаз с цветных прямоугольников лотерейных билетов. Передача могла начаться раньше и им нужно было быть наготове.

* * *

В просторном фойе дворца культуры с патриотическим названием «Родина» царил хаос. Бледные, изможденные бессонной ночью и неустанными репетициями, конкурсанты ждали своего выхода, как вызова на эшафот. Нервный талант из Балашова, не зная, куда деть руки, помахивал смычком. Катя не находила себе места: ей как никогда нужен был этот приз. Мимо прошел еще один гений, напевая себе под нос что-то из Шопена и дирижируя склоненному уху рукой. Где-то в углу, взволнованная больше своей дочери, мамаша, успокаивая, доставала из сумочки дрожащей рукой носовой платок, предназначавшийся, по-видимому, ее чаду. Не выдержав, мамаша судорожно зарыдала, погрузившись всем лицом в платок.

Заиграла музыка. Все началось.

Занавес открылся. По ярко освещенной сцене проплыл конферансье и встал у микрофона.

* * *

Ведущие зачем-то затянули вводную часть, пытались отпускать шутки, заранее подготовленные, а потому не смешные. Все это нестерпимо изводило Костю и Риту, сидящих перед экраном телевизора.

* * *

По жеребьевке Кате достался пятый номер. Самая середина. Нехорошее число. Она вспомнила слова Николая Петровича: «Самые хорошие места первые и последние. Именно они врезаются в память. Если достанется номер в середине – ты должна будешь полностью выложиться. Чтобы выиграть».

* * *

– Пять, – сказала ведущая, когда выкатился первый шар.

Радостный вопль сокрушил квартиру. Есть! Да еще в двух билетах!

* * *

– Пятый номер, – объявил конферансье и уплыл за занавес.

Сердце Кати замерло, а руки задрожали мелкой дрожью. Как же теперь играть?

* * *

Костя вытер со лба выступивший пот: снова осечка. Рита готова была запустить тапком в телевизор. Катя нажала на клавиши и тишину прорезали первые аккорды. И снова осечка, руки дрожали. Вот первый приз достался какому-то идиоту из Рязани. Она поклонилась и направила несгибающиеся ноги прочь со сцены. В лототроне осталось три шара, а такой же роботоподобный конферансье вызвал членов жюри на сцену.

Вокруг дивана валялись разорванные билеты. Костя сидел все на том же месте, обхватив голову руками. Перед глазами мелькали оранжевые джинсы подруги. Ни один билет. Ни один билет не выиграл! Рита в исступлении пинала обрывки несостоявшегося счастья каждый раз, когда проходила мимо дивана. Теперь все. Яхрома обойдется и без них.

* * *

Бог мой, ее обошел этот нервный со смычком. Из Балашова. Если бы не пятое место! Все несли цветы ему. И ей тоже досталось. Но только лишь цветы, не деньги. Девочка, с бантами раза в два больше ее головы, подбежала и вручила нервному фарфоровый скрипичный ключ, затем Кате такой же, только поменьше. Навзрыд рыдала полная мамаша: она так и не отдала платок дочери, получившей одно из последних мест.

Суббота выпала на тринадцатое октября.

* * *

После разочарования с «Бинго-шоу» Косте нужно было как-то привести свои нервы в порядок, поэтому он решил отправиться в тот же день в Интернет-клуб. Общение с компьютером всегда благотворно влияло на фаната всемирной паутины. Стройная девушка подвела его к свободной машине и оставила наедине с электронным другом.

Выискивать новую информацию о сноуборде или о чем-либо еще не хотелось. Костя грустно уставился в единственный глаз компьютера и попробовал забраться в чат.

«Горе родителей»: Привет всем, кто решился оторваться от школьных учебников. Зануд попрошу меня не трогать», – с ходу выдал компьютер первую информацию из чата. Костя был в паршивом настроении, поэтому решил пока не общаться – вдруг занудой обзовут – а просто почитать, о чем пишут, можно.

«Розовый принц: Горе родителей, можно ли узнать, кого ты подразумеваешь под словом „зануда“?

«Горе родителей: Розовый принц, всех белых, розовых и пушистых. Если не секрет, скажи, откуда у тебя такое дурацкое прозвище?»

«А ей палец в рот не клади», – подумал Костя и уже с большим интересом стал читать появляющиеся на дисплее строчки.

«Розовый принц: Горе родителей, как ты говоришь, дурацкое прозвище отражает мое внутреннее содержание. Но занудой кроме тебя меня никто не считает. И даже наоборот, многие говорят, что я классный парень».

«Горе родителей: Розовый принц, но не для меня».

«Розовый принц: Горе родителей, и кого же ты считаешь классными парнями?»

«Горе родителей: Розовый принц, тех, что могут на спор прыгнуть с парашютом и еще, кто без ума от хайф-пайпа и экстрима».

Костя просто подпрыгнул на стуле. Эта девчонка, вроде бы, очень интересная особа. Как и предполагал любитель Интернета, компьютер его излечил от сумрачного настроения. Вот так прийти и сразу же наткнуться на своего единомышленника было большой удачей. Он уселся поудобнее, пододвинул к себе клавиатуру и напечатал первую строчку.

«Печальный парень: Горе родителей, я с парашютом еще не прыгал, но тоже в восторге от хайф-пайпа»…

* * *

Домой Костя шел уже в приподнятом настроении. Вдоволь насидевшись за компьютером и проболтав с «Горе родителей» добрых два часа, мальчик шлепал по лужам и совсем не раздражался по поводу моросившего дождя. Эта девчонка знает, о чем говорит. Разбирается она в хайф-пайпе и вообще в сноуборде побольше него – это факт. Она такую информацию выкидывала, что Костя просто пожалел об отсутствии у него ручки.

Погода была самая осенняя: слякоть, мелкий дождь и тяжелое небо. На душе же у мальчишки цвела весна. Вот так – весь в солнечных мечтах – он и наткнулся на Риту.

– Ну, где ты бродишь? Я тебя полдня уже ищу, – вопрос прозвучал совсем не для того, чтобы на него ответили, поскольку девчонка продолжила свою речь, ни на минуту не прерываясь. – Я все придумала. Лотерея – это была несерьезная затея. Как правильно сказала твоя мама, вероятность выигрыша минимальная. Нам нужно действовать наверняка.

Она сделала многозначительную паузу, посмотрев на Костю победоносным взглядом. В некогда зеленой челке проглядывали теперь синие пряди, делая свою обладательницу похожей на русалку, только коротко остриженную коварным водяным. Костя заметил, что синий неплохо гармонирует с ее серыми глазами. А на ногах все те же коронные малиновые ботинки.

– И как мы будем действовать?

– Пойдем искать спонсоров.

Костя чуть не сел в лужу, оказавшуюся у него в это время под ногами. Рита неисправима. Он внимательно посмотрел на подругу, но признаков веселья в выражении ее лица не нашел. Значит, говорит серьезно.

– Что ты на меня так смотришь? – возмутилась Рита. – Нужно идти в ногу со временем. Ты посмотри на любые спортивные соревнования: там давно уже все спонсоры оплачивают. Им это и выгодно: мы же для них будем как ходячая реклама.

«А не так уж и ненормальна моя подруга», – решил Костя, слушая ее горячие убеждения.

Вдруг им словно ведро воды на голову вылили. Раскат грома заглушил голос Риты, и дождь, моментально набрав силу, припустил ливнем. Ребята поспешили к подъезду, до которого было всего несколько метров. Но все их усилия оказались тщетными. До заветной крыши они добрались совершенно промокшими.

Со скатывающимися каплями на щеках и прилипшими ко лбу волосами Костя представлял собой поистине плачевное зрелище, чего нельзя было сказать о его спутнице. Челка, выкрашенная перьями, теперь распределилась на цветные пряди, словно уложенная гелем. С самого длинного локона упала дождинка и провела дорожку по щеке.

– Если нам и предстоит искать спонсоров, то не сегодня, – заключил Костя.

* * *

Они договорились о встрече на следующий день, после школы. На этот раз погода не так издевалась над ребятами, явив миру яркое солнце. О прошедшем дожде говорили лишь досыхающие во впадинах лужи. Рита зашла за другом.

– Ты готов? – спросила она Костю, открывшего дверь с бутербродом в руке.

– Практически, Марго, вот только дожую, – ответил тот, отправляя в рот остатки трапезы.

И, ставшая в последнее время неразлучной, парочка отправилась на добычу финансов. Все распланировали еще в троллейбусе: нужно ехать на главную улицу города, там находится много фирм, владельцы которых не отказались бы от рекламы на всю страну. Где-нибудь да примут.

И вот они стояли перед солидным зданием, на котором внушительно светились буквы вывески с названием фирмы: «Кристалл-М». Все десять этажей холодно мерцали стеклами, внушая трепетное уважение. Рита первая поднялась по широким ступеням и открыла стеклянную дверь. Практически сразу к ним вырулил, из-за стоявшего тут же стола, охранник. Он был немногим старше Кости с Ритой, но в форме и с бэйджем на груди казался довольно внушительным.

– Куда вы, молодые люди, направляетесь? – спросил он, пытаясь с плохим результатом басить.

Он окинул взглядом вошедших и задержал его на Рите. Сверху вниз он долго рассматривал девочку. Сине-зеленые волосы были сегодня сверх меры начесаны, далее шла круглая сережка в носу, интенсивного желтого цвета куртка резала глаза своей яркостью. Неизменные джинсы теперь уже традиционного синего цвета, но непомерно широкие, спускались до самого пола, наполовину прикрывая обувь. Завершали картину не малиновые ботинки как это было раньше, а выбранные по случаю, более торжественные, черные лакированные на высокой платформе, увеличивавшие рост посетительницы сантиметров на пятнадцать. И что она могла забыть в таком серьезном заведении?

Костя, как человек более образованный и менее экстравагантный, решил отвечать на вопросы сам.

– Мы хотели бы видеть вашего директора.

– И по какому вопросу, молодежь? – одна бровь удивленно взметнулась вверх, а вторая так и осталась на месте, словно пришитая.

– По личному, – стараясь сохранять внушительность и полную серьезность, ответил Костя.

Служитель порядка чуть не прыснул от смеха, глядя на не слишком представительных, а точнее, совсем непредставительных посетителей. Но он сдержался: ему тоже нужно было сохранять внушительность. Более того, выпрямившись как на параде, чтобы отодвинуть на задний план свой несолидный возраст, охранник грозно надвинулся на ребят и спросил:

– Вас ждут? Вам назначено?

– Нет, мы здесь впервые, – спокойно ответил Костя. – Но дело, по которому мы пришли, очень важное.

– А не могли бы вы поконкретнее сообщить, зачем пожаловали? – было очевидно, что охранник не пропустит их, пока не узнает точную цель визита.

– Мы ищем спонсоров для нашей команды по сноубордингу! – заявила Рита без лишних околичностей.

Охранник кивнул – похоже, ему, наконец, стало все ясно. Он еще больше надвинулся на ребят:

– Знаете что, повыдергивайте сначала из ноздрей побрекушки, а потом приходите в серьезное заведение, – и выпроводил друзей на улицу.

Яркое солнце весело играло рябью луж и припекало словно летом. Только несильный, но по осеннему прохладный ветерок не позволял снять куртки. Некоторые деревья были уже совсем голыми и протыкали своими корявыми пальцами голубой потолок земли. Белое кучевое облако зацепилось за одну из таких макушек и медленно протаскивало свое тело сквозь колкие ветки, причесываясь.

Костя с шумом втянул в легкие воздух, еще удерживавший в себе озон вчерашней грозы.

– Подумаешь, умный какой нашелся, – возмущалась впереди Рита. – Серьезное заведе-ение! – протянула она передразнивая. – Сам-то серьезным давно стал?

Состояние Риты шло в разрез с настроением природы. Она снова готова была рвать и метать. Обиженная Марго повернулась к независимому судье, идущему рядом.

– Разве плоха моя серьга? А? – прозвучал вопрос.

– Нет, ну что ты, – независимый судья явно зависел от дружбы с окольцованной. – Да не расстраивайся ты так, – успокаивал он. – Здесь не получилось – в другую фирму зайдем.

Но и в другой, и в третьей, и в последующих фирмах происходило приблизительно то же самое. Разница была лишь в возрасте и солидности охранников, стеной выраставших перед просителями каждый раз, когда им удавалось пройти входную дверь. Остальной отрезок пути до спонсоров так и не посчастливилось преодолеть. К четырем часам Рита даже изменила себе и сняла неизменное свое кольцо. Но это помогло мало, поскольку не могла она экстренно перекрасить волосы. И не согласилась бы на это, хоть и ради хайф-пайпа.

– Все, я больше не могу, – наконец, не выдержала девочка, только что нагрубив очередному блюстителю порядка. – Идем домой, иначе я сейчас взорвусь.

Костя, взглянув на часы, согласился: через полчаса его ждал компьютер, чат и интересный разговор.

* * *

«Печальный парень: Привет всем, кто меня читает. Огорчу с ходу. Сегодня самый жуткий день в моей жизни».

«Горе родителей: Печальный парень, ты что, рыцарь печального образа – всегда скорбишь? Расскажи о своей беде, может, она не так уж и страшна?»

«Печальный парень: Горе родителей, это не беда, это катастрофа. Кажется, в ближайшие несколько лет, пока не начну зарабатывать, мне не видать хайф-пайпа как своих ушей и затылка в придачу».

«Розовый принц: Печальный парень, не вой и не сокрушайся. Ничего неразрешимого нет. Предлагаю тебе заняться со мной карате-до – это настоящее занятие для мужчины, к тому же девчонкам нравится».

«Горе родителей: Печальный парень, Розовый принц, наконец-то, сказал одну толковую вещь. Ничего неразрешимого нет. Но отказываться от своей мечты ни в коем случае нельзя. К тому же хайф-пайп – это клевая фишка. Если я правильно поняла, у тебя проблемы с деньгами?»

«Печальный парень: Горе родителей, правильнее понять невозможно».

«Горе родителей: Печальный парень, тогда мне кажется, что я смогу тебе помочь. Приходи сегодня через час на набережную к памятнику Гагарину и все подробно обо всем поговорим. У меня на куртке будет значок „Круче меня только горы“. Идет?»

«Печальный парень: Горе родителей, идет».

* * *

До назначенной встречи оставался целый час. Костя успевал сходить домой, чтобы повертеться немного перед зеркалом. Он никак не мог решить, как относиться к предстоящему событию: как к свиданию или деловой встрече? Впрочем, и на том, и на другом парню предстояло побывать впервые. Пригладив покрасивее расческой волосы, он решил сориентироваться на месте и вышел из квартиры.

Троллейбус на каждой кочке гремел своими внутренностями, подолгу стоял у всех встречающихся светофоров, а на остановках облегченно, с громки шипением выпускал из себя воздух, давая понять всем, как нелегко ему дался этот отрезок пути. Вот и конечная. Колымага в последний раз вздохнула и опустила усы, чтобы отдохнуть у диспетчерской.

Костя был рад высвобождению из этой развалины. Он пошел по набережной к памятнику, глубоко вдыхая свежий воздух Волги. Город оставлял свои заботы и суету за пределами этого места. Здесь всегда становилось легче на душе. Оранжевые осенние аллеи кружевом обрамляли широкую воду, тешили глаз. Сквозь листву уже стала проглядываться бронзовая рука космонавта, столь же великого, как и река. Рука приближалась с каждым шагом, и, вдруг, разом выплыл из-за дерева громадная фигура человека на пьедестале.

Навстречу Косте устремилась девочка лет четырнадцати на вид. Упакована она была что надо. Стиль спортивный, но какой! Вся одежда была не только одного цвета, но и одного оттенка. Непонятного: лазурного или морского – но очень красивого, яркого, но не кричащего. Видно, что все покупалось комплектом: джинсы, ветровка, кожаная бандана. Даже обувь сливалась с общей гаммой. Было понятно, что родители не скупились, когда одевали свое дитя. А на куртке ярким пятном белел значок с извивающимся в полете сноубордистом и с видневшейся надписью. Часы на башне Речного вокзала мелодично прозвенели один раз. «С точностью до секунды», – отметил Костя.

– Привет, Печальный парень, – поздоровалась первой она, хотя Костя и не писал, во что он будет одет.

Карие глаза пристально посмотрели на Костю, и, улыбнувшись, девочка протянула руку. На рукаве было написано «Klod Montana». «Круто», – подумал Костя и пожал руку. Кожа девочки была загорелой, но в меру, и смесь небесного и морского цвета выгодно оттеняла смуглую кисть. Вообще девчонка вся была словно цыганка: черные волосы по плечи, собранные в хвостик черной резинкой, темные глаза, смуглая кожа.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное