Кира Филиппова.

От принцесс добра не ищут

(страница 1 из 29)

скачать книгу бесплатно

 -------
| bookZ.ru collection
|-------
|  Кира Филиппова
|
|  От принцесс добра не ищут
 -------

   Автор благодарит Ольгу Алиферову за пространные, но справедливые замечания в адрес героев и готова смириться с ними в очередной раз, как только представится возможность.


   Изумрудное сияние Сардерова моря. Волны, стремительно подгоняемые порывистым ветром, с разбега разбиваются о скалы, медленно сползая вниз по щербатой ржаво-бурой поверхности, пенясь у самой кромки берега, чтобы впитаться в расплавленное золото песка.
   Здесь, на юге, граничат между собой три королевства.
   Сразу же за извитой грядой скал, словно развалившаяся на солнцепеке пантера, начинается земля Ванторто. Голова пантеры, покоящаяся на вытянутых лапах, приходится на ту часть королевства, где расположились владения короля Эдварда и королевы Авроры, отсюда они управляют остальными землями Ванторто. Более узкую полосу, напоминающую хвост зверя, составляют смешанные леса с вклинившимися в них проплешинами затянутых тиной болот. Рядом примостился Иллион – относительно молодое королевство, вмиг сыскавшее славу благодаря знаменитой Гильдии – места, где проходят квалификацию маги.
   На юго-западе к Ванторто непосредственно примыкает королевство Хорсига, здесь цепочка скал, неумолимо обрываясь, дает место для широкой ленты полесья. Королевство солнечных равнин – так называют его местные жители. Равнины сменяются ущельями Западной Кабарии – едва обжитой людьми территории. Единственной земли, где можно встретить последних представителей расы хетсингов.
   Еще ближе к западу горная полоса, вновь смыкаясь, окружает кольцом Тантос – оторванное от остальных суверенное владение, принадлежащее некромантам. Стоит задрать голову повыше, да так, чтобы шапка слетела, и среди горных вершин можно рассмотреть каменные стены Ландеры. И даже неизвестно, чему больше удивляться. Тому, что город был сооружен гномами всего за три дня, или его маленькой хозяйке, едва научившейся разборчиво ставить свою подпись в свитках.
   Если идти на север от Ландеры, непременно наткнешься на Лиос, а заодно и на населяющих его эльфов-полукровок. Чистокровные давно покинули Лиос, обжив Запредельные Земли и не захотев разделить соседство с человеческой расой. Зеркально Лиосу, через сотни миль, нежится на солнце и утопает в цветах Флердоранж, к которому на востоке примыкает небольшое королевство Дэйтон с сетью разбросанных хрустальных озер, настолько чистых, что жители могут ловить рыбу голыми руками.
   Будто две сестры, неразрывно связаны между собой Елессия и Либия. Благо их правители успели вовремя породниться, тем самым утратив желание к завоеванию друг друга.
   И только полночные государства, разделенные между собой Запретной Границей, обозначаются на карте сплошным черным массивом, тучей нависшим над прочими королевствами.
Немудрено, что именно здесь делят власть оборотни и вампиры, сюда закрыта дорога простым смертным, ибо люди – не самая подходящая компания для сил нечистых.


   Весна. Пьянящие ароматы жасмина и ландыша, переплетаясь в воздухе, растворяются высоко в небе, подернутом слабой дымкой намечающегося тумана. Замечательное время года, пробуждающее ото сна саму жизнь. Пора, когда природа, сонно потягиваясь под янтарным сиянием приветливого солнышка, придирчиво разглядывает свои владения, готовясь составить список первоочередных дел. Мерзлая, затвердевшая земля уже успела оттаять, пригрев на себе молоденькую травку, крестьяне спешно засеяли поля, взрыхлили грядки, посадили тоненькие черенки. Хорошее время года, но хлопотное. Так как на кладбище начинают разрывать оттаявшую землю на могилах мертвяки, упыри, вурдалаки и прочая оголодавшая после зимней спячки нечисть.
   Разве что сейчас, когда вот-вот забрезжит рассвет, обитатели добротных деревянных гробов уже сидят у себя, боясь пропустить пение первых петухов.
   Предрассветная истома разошлась вдоль горизонта, накрыв полесье и заставив горожан распахнуть настежь окна. Прохладный ветерок разом прошмыгнул в приоткрывшуюся лазейку и стал методично перебирать разложенные на столе листы бумаги с оттиском королевской печати – посеребренным бутоном еще нераскрывшейся розы.
   В темном подвальчике, некогда отведенном под харчевню для не слишком богатых горожан, собрались ведающие в магии жители Хорсиги.
   Колдовать открыто, не боясь налогов, взимаемых суровой инквизицией с незарегистрированных магов, было позволено. Получи лицензию у ее высочества на право заниматься колдовством с последующим применением магии во благо народу, пройди курс практической подготовки у придворного мага Тайроса и ворожи сколько хочешь. Да только не всех берут, Тайрос обучает лишь исключительно одаренных. Поговаривают, что на занятиях саму принцессу увидеть можно. Только разве появится принцесса вдруг среди простого народа?
   Хотя… все может быть.
   Маленькая, полноватая, не в меру энергичная бабулька в черном сарафане, неумело расшитом бисером, закончила подсчитывать монетные столбики, аккуратно разложенные на столешнице в несколько рядов. Торговка незаметно спрятала парочку каролий (валюты, признанной в королевствах за денежный эталон) в карман и продолжила аукцион.
   – Лот номер одна тыща шешдесят четвертый. Штатуя Проштиштоша! Первоначальная цена: двешти каролий. – Старательно шепелявя, она сдернула кусок льняного полотна, покрытого засохшими бурыми пятнами.
   Народ недоуменно зашептался, разглядывая двухметровую колонну мраморного происхождения, достигающую макушкой прогнившие доски потолка. Однако поднимать руку никто из присутствующих не торопился.
   – Не знаете случайно, чего предлагают? – шепнула я на ухо приземистому дядьке, сумевшему за ночь прикупить себе две пары нестаптываемых туфель и бутыль с просроченным зельем молодости.
   – А, статую Простистоса продают, – вяло отозвался тот, успев мимоходом приложиться к булькающему снадобью, подозрительному похожему на перестоявшую на солнце медовуху.
   – Прости… что? – переспросила я, разгоняя вокруг себя приторное амбре.
   – Простистоса, – беззлобно повторил дядька. – Колдун-отшельник в седьмом поколении, специализируется на погоде, в основном на дожде. Всю жизнь провел в горах, скрываясь от любопытных глаз.
   Интересно, кто тогда сию глыбу успел обтесать, если этот колдун никого к себе не подпускал? Искусство – вещь особенная. Тут важен полет фантазии, причем чем выше запланирован полет, тем пропорциональнее цифра будет значиться в ценнике.
   – Двести пятьдесят! – подняла руку худенькая девица, окруженная забором из здоровенных небритых детин, с видом наемников с тридцатилетним стажем посматривающих по сторонам.
   – Триста каролий! – тут же оживился рядом сидящий старичок. Подпрыгнул на скамейке и бодро затряс березовым посохом над головой, будто собираясь одним ударом снести весь частокол из верзил-конкурентов.
   Бабка заулыбалась, точно имела к мраморной статуе непосредственное отношение, протерла ее подолом сарафана, набивая цену.
   – Тришта каролий раз, тришта каролий два…
   – Четыреста! – топнула изящной ножкой девица и, немного подумав, добавила: – По просьбе ее высочества.
   При упоминании ее высочества я инстинктивно поправила капюшон, и без того полностью скрывающий мое лицо, и поплотнее закуталась в плащ.
   Любопытно, как бы отнеслась вышеназванная принцесса к столь необычному подарку?
   Дедок недовольно хмыкнул, но более весомого аргумента придумать не смог, ибо соперничать в покупке предметов интерьера с самой принцессой не отважился.
   – Четырешта раз, четырешта два, четырешта три! Продано! – Торговка стукнула по прогнувшемуся медному тазу.
   Собравшиеся восхищенно проследили, как два чурбана поволокли статую по лестнице, чуть не грохнув ее об одну из каменных ступенек, и вновь переключились на затянувшуюся торговлю редкими экспонатами, что выставлялись в заброшенной харчевне с четверга на пятницу каждого третьего месяца.
   – Лот номер одна тыща шешдешят пятый. Брашлет гранатовый, шаморегулирующийшя. Переношит владельца на дешять миль в любом выбранном направлении, заряжается от обычного шартанского янтаря. Номинальная цена: дявотьшот каролий, – позвякивая миниатюрными червлеными камушками, объявила торговка.
   Эх, вот буквально позавчера вечером выбросила подобную вещицу. Кто же знал, что за нее такую сумму выручить можно… Браслет, конечно, исправно работал, согласно инструкции, только вот с разбросом этих миль накладочка вышла. Переместить-то меня переместил… в общем, благо рядом лодка рыбацкая проплывала, иначе почивать мне было на дне. Потому что плавать я не умею, да и мили оказались не сухопутными, а морскими.
   – Даю тысячу! – выкрикнул из дальнего угла одутловатый мужик в меховой накидке. – Заворачивать не надо!
   Судя по ехидным взглядам в его сторону и отсутствию конкурентов на приобретение браслета, не я одна успела окунуться в прохладные воды Сардерова моря.
   Бабка согласно отбила положенный правилами удар в таз и довольно потерла руки. Аукцион приносил ей неплохую прибыль, даже если учитывать королевские налоги.
   – А на шегодня прошу меня извинить – товары закончилишь. Приходите в шледующий раз, – откланялась она, собирая монеты в шелковый платок.
   Ну и аферистка. Небось оставит себе две трети выручки, а к концу недели в другое королевство за новыми безделушками съездит, по дешевке выкупит.
   Меня заставляла появляться здесь исключительно невозможность самой наведаться в эти самые королевства и выбрать понравившийся товар лично. Вот и сегодня я уходила из харчевни, что находилась на окраине города, с одним лишь противоядием от сока чернильного дерева. Само дерево в наших климатических условиях не произрастало, да и завезти яд было некому. Уж больно далеко надо за ним отправляться – на Бродские болота. Прихватила я зелье только с одной целью: порадовать Тайроса, моего наставника, коллекционирующего редкие яды и противоядия к ним.
   Народ стал потихоньку расходиться. Первым исчез счастливый обладатель браслета, который не преминул воспользоваться ценным приобретением на практике (надеюсь, плавать он умеет).
   За ним потянулась пара-тройка магов-самоучек из окрестных городов, с десяток селян и хозяин оружейной лавки, польстившийся на бывший в употреблении сайдак с проржавевшими стрелами.
   Пора и мне честь знать, покуда Маргарита не хватилась. Хорошо хоть до замка короткая дорога есть.
   Сквозь пелену утреннего тумана, нависшего над зеркальной гладью озера, пробивались слепящие лучи света. Солнце лениво оглядывало свои владения заспанным взглядом, задумчиво подпекая с одного бока растянувшийся, словно удав на холме, замок.
   Охрана дружно посапывала, привалившись к каменной изгороди, кольцом окружающую замок. Под раскидистой яблоней возился садовник, пригребая руками бурую землю и аккуратно расправляя каждый листочек выращенного дерева. На балконе второго этажа, облицованного щербатым гравием, взбивала пуховые подушки горничная. Легкий, невесомый пух, подзадориваемый ветром, проворно опускался на головы дремлющей охране, щекоча носы.
   Коридоры пустовали, выставив напоказ многочисленные двери, ведущие в никем не занятые комнаты. Слава Вальмонту – возле опочивальни меня никто не поджидал.
   Спрятав купленное зелье под подушку, я скинула плащ и растянулась на перине прямо в платье, устало закрыв глаза.
   Жених должен был подъехать к замку с минуты на минуту.
   Принцы! Да кому они нужны?! Их только в моем королевстве не хватало! Вернее их как раз хватало. Особенно по пятницам, когда все дела государства отодвигались на второй план, наступал черед истинно королевских развлечений.
   Пир горой, скачки на лошадях, охота на вепрей, омолаживающие процедуры в ванне с живой водой им изрядно успели поднадоесть. И считались если не признаком дурного тона, так свидетельством пошатнувшегося материального положения уж точно.
   «Каждый уважающий себя правитель обязан колдуна опасного завалить, королевство новое к своему присоединить и наследника толкового родить», – значилось в негласном пособии для будущих королей.
   Разумеется, последнюю участь великодушно отводили женскому населению. Да не какой-нибудь простушке из деревни, а принцессе. Ну, на крайний случай, баронессе или графине. Тяжела долюшка девичья, зачем мне было принцессой на свет появляться?..
   Массивная дубовая дверь тихонечко приоткрылась, и в образовавшемся проеме показалась голова Марго, кокетливо повязанная чепчиком. Серо-голубые глаза горничной быстро оценили измятость платья и товарный вид его хозяйки.
   – Все спишь? Скоро уж жених пожалует! Встала бы, переоделась, – насмешливо произнесла девушка. – Опять из замка ночью выходила, чтобы магических штучек прикупить?! – Последняя фраза значилась уже как утверждение и была озвучена над самым моим ухом.
   – Выходила, – созналась я и, не очень-то надеясь на положительный ответ, предложила: – Может, ты вместо меня выйдешь? Правителю ведь все равно, с кем разговаривать. А ты этикету обучена, над кандидатом в супруги смеяться не станешь, когда тот своими подвигами хвастаться начнет. Похвалишь его с пару раз да восвояси отправишь.
   Я накрылась с головой одеялом, сейчас Маргарита по традиции начнет меня распекать.
   – Лиз, да на въезде в королевство твой портрет висит. Будь правитель очередной державы хоть трижды дур… не слишком обремененным умом, а враз смекнет – дело не чисто, – ухватилась за край стеганого одеяла Марго.
   – А ты ему скажи, что на днях с опытами по трансформации внешности перестаралась. Планировала преобразиться до блондинки с наивными голубыми глазами, а получилось куда глобальней, – не хотела делиться одеялом я.
   – Лиз, ну что тебе стоит выйти на пару минут? Пошлешь его на бой с некромантом, который вот уже десять лет угрожает королевству. Помнется жених с какое-то время да вернется назад в свое королевство. Никто не хочет стать лишним экспонатом в коллекции чернокнижника. – Маргарита села рядом.
   Я вздохнула, потерла глаза и обреченно махнула рукой, мол, что теперь поделаешь. Родилась принцессой, отвечай за свое социальное положение по полной программе. Горничная радостно подскочила и бросилась за платьем. Ей бы в советниках служить, а не платья принцессам подносить.
   Через минуту я, затянутая в местное орудие пыток – корсет, тоскливо созерцала свое отражение в зеркале. Курносая пигалица девятнадцати лет с непослушными каштановыми волосами, упорно не желающими поддаваться какой-либо дрессировке и заплетаться в косы, и хитрыми зелеными глазами.
   – Красота неописуемая! – гордо возвестила Марго, еще туже затягивая шнуровку.
   – Ох… Вот уж точно: описывать меня никто не взялся.
   Художники вообще были в королевстве на вес золота. Что поделаешь, не любила я полдня стоять на одном месте, чинно вскинув голову и перебирая в руках полевые цветочки. Через сорок минут мне уже хотелось увидеть результат напряженного пошатывания на каблуках. Я бесцеремонно разворачивала к себе мольберт, на котором оказывался лишь слабо прорисованный анфас, больше похожий на разбуженную посреди дня упыриху с картинки из третьего тома учебника по идентификации нечисти.
   – Смотри, будешь дальше характер показывать – одна останешься, – пригрозила Марго.
   Я мечтательно закатила глаза.
   – Хотелось бы в это верить, – с надеждой сказала я и тут же почувствовала, как одна из булавок кольнула шею. – Эй, ты чего! Ладно, ладно, уж и пошутить нельзя.
   – Дошутишься, – застегивая платье, буркнула Марго.
   Со двора донесся цокот копыт, звуки горна, и тоненький, но уверенный в свой силе голос величаво объявил, что принц Карнелио Карторис Карл III – правитель Дэйтона, прибыл.
   – Уже здесь?! – схватилась за голову горничная. – Лиз, давай быстрее!
   Я поспешила к окну, чтобы оценить очередного «супруга». Но по пути неосторожно наступила на шлейф платья. Кружевной подол угрожающе затрещал и остался лежать на полу.
   Маргарита тяжело вздохнула. Не впервой.
   – И так сойдет. Иди лучше парня встречай!
   Я неохотно расправила складки платья, убрала выбившуюся прядь волос за ухо и неспешно вышла из своих покоев, по пути старательно любуясь достопримечательностями в виде раритетных ваз и портретов моих предков.
   – Лиз! – легонько подтолкнула меня в спину Маргарита. – Давай живей!
   – Не дают искусством насладиться, что за люди, – фыркнула я, но все же ускорила шаг.
   В тронном зале меня уже поджидал сегодняшний жених и его свита. Назвать парнем его мог только человек с непоправимо плохим зрением.
   Толстенький, лысенький, с выпученными рыбьими глазами и выпирающим животом. Типичный правитель предпенсионного возраста, он вальяжно восседал на предусмотрительно взятом в дорогу высоком кресле, обитом красной бархатной тканью. Свита же была представлена исключительно загорелыми дюжими ребятами, хмуро подпирающими колонны тронного зала.
   – Приветствую, – вежливо поздоровалась я, присаживаясь на трон и смиренно складывая руки на коленях. – Рада видеть вас в своем королевстве.
   – Элизабет, мое почтение! – Он, едва приподнявшись, тут же плюхнулся обратно в кресло. Жестом фокусника извлек из-за пазухи довольно измятый свиток (видно, не мне одной уже успел огласить его содержание) и с выражением произнес: – Ты еще прекрасней, чем мне казалось!
   – Креститься надо, когда кажется, – пробурчала я себе под нос, но все же милостиво тряхнула головой. Пускай продолжает.
   – У тебя такие же изумрудные глаза, как и у Хелены. Потрясающее сходство!
   – Вы знали ее?! – чуть подалась вперед я.
   – Видел несколько раз на приеме у Леонарда, твоего деда.
   Я стиснула кулаки. Окружающие знали мою маму лучше меня.
   – А я никогда не видела вас в Хорсиге. Да и дед не упоминал, что знаком с вами.
   – Да… мы какое-то время не общались… – Карнелио кашлянул. – Но теперь можно все исправить. Не так ли?
   Мне захотелось поскорее избавиться от его общества. Если дед не приглашал Карнелио в Хорсигу, на то были свои причины. Неприятный тип.
   – Ближе к делу, – официальным тоном попросила я, вспоминая, что ко мне еще сегодня должен приехать друг детства – Алан.
   Карнелио запнулся, пробежался глазами по тексту, нашел финальную строчку и гордо провозгласил:
   – Свадьба во вторник!
   – Чья? – наивно спросила я.
   – Наша!
   – Чья ваша? – продолжала изображать полное непонимание я.
   – Моя и твоя, – начал краснеть женишок.
   – Ах эта, – отмахнулась я, будто обсуждала не свою судьбу, а прогноз погоды на завтра. – Свадьба – дело хорошее! Не всякий на него отважится, – совершенно искренне сообщила я.
   – В самом деле?! – выпятил грудь Карнелио. Правда, живот все равно продолжал занимать лидирующее положение.
   – Конечно! Мало кто решится некроманта за три дня убить. – Поняв, что расстаться полюбовно не получится, пришлось пойти на радикальные меры.
   – Какого некроманта? – не понял жених.
   Я устало зевнула, наморщила лоб, вспоминая точную формулировку, и заученно затараторила:
   – Некромант – колдун, наделенный способностью оживлять умерших. Заключил безвременный контракт со смертью. Некромант может подчинить себе любую нечисть, будь то вурдалаки, упыри, сеначи, абраки…
   – А при чем тут чернокнижник? – перебил меня Карнелио.
   – При том, что именно он с младенчества моего королевство терроризирует. То мор нашлет, то засуху устроит, вот на этой неделе вообще распоясался: решил налогом обложить. Так что, муж будущий, придется тебе ехать к нему в логово, насмерть драться, – безапелляционно заявила я, закидывая ногу на ногу.
   – Нашла дурака! – Карнелио покрутил пальцем у виска.
   – Ага, нашла, – тактично согласилась я.
   Карнелио подскочил с кресла, как с раскаленной сковородки.
   – Ты мне брось! Не боюсь я некромантов. У меня, может, против них тайное оружие есть.
   Я отмахнулась, навесив на лицо самое серьезное выражение.
   – Что ты! Какие шутки, о тебе же забочусь. Вот представь. Решим мы свадьбу сыграть, а тут как раз этот самый некромант и заявится, права качать начнет. И попробуй его только не пригласи – все королевство сожжет, тебя до владений твоих погонит, – описала я перспективу.
   Карнелио на секунду растерялся, поскреб затылок, соображая, что бег с препятствиями до логова некроманта вряд ли осилит, и неожиданно схватил висящий на шее амулет.
   – Это еще неизвестно, кто кого погонит! Пусть только сунется, мигом у него охоту по чужим замкам шляться отобью! – И он решительно потряс янтарно-желтым камнем, вставленным в основание амулета.
   Очевидно, соискатель на этот раз попался с патологией. Прежние кандидаты, едва заслышав об орудующем поблизости некроманте, тут же вспоминали о забытом, но ужасно важном деле, деликатно откланивались и разъезжались по домам.
   – Тогда зачем ждать? Отправляйся прямо сейчас, я тебе даже карту дам, как к некроманту добраться, – сказала я, припоминая, что на чердаке как раз завалялась карта одного заброшенного родового поместья, сплошь заселенного нечистью, как пенек опятами. – Справишься с чернокнижником – свадьбу сыграем.
   – Э, нет! Я вон лучше их пошлю, – он кивнул на двухметровых телохранителей, – а сам здесь подожду. Кстати, я слышал, что твой дед магией увлекался, и ему даже удалось создать парочку занятных вещиц. Не покажешь лабораторию? – вкрадчиво спросил Карнелио и лукаво добавил: – Как будущему законному супругу.
   Ах вот почему он ко мне решил посвататься! Про деда узнал! Секреты захотел выведать, вещичками волшебными завладеть и моим королевством распоряжаться. Не на ту принцессу напал!
   – Вон из замка! – насколько позволяла жизненная емкость легких, закричала я.
   Первой (к моему удивлению) дрогнула свита, оторвавшись от колонн и отступив на пару шагов назад. Женишок продолжал сидеть в кресле, поигрывая амулетом.
   – Ты не понял?! – ища глазами предмет повесомее, рявкнула я.
   В дверях появилась перепуганная Марго вместе с охраной, сжимающей в руках по заточенному (специально для встреч с правителями суверенных держав) клинку. Марвел, начальник стражи, выпустил воздух сквозь зубы и поманил пальцем одного из громил свиты Карнелио.
   – Не уеду я, пока в лабораторию не проводишь, – нагло произнес тот, сделав жест своей свите. Дескать, разберитесь.
   Один из двухметровых истуканов достал ятаган и выскочил вперед, широкой спиной прикрыв своего правителя. Марвел тоже в долгу не остался, отдал приказ атаковать и, ловко орудуя клинком, невозмутимо вышел на середину тронного зала.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Поделиться ссылкой на выделенное