Стивен Кинг.

Талисман

(страница 8 из 64)

скачать книгу бесплатно

 
Крошу промщения, вы, скучайно,
не Каварер Ордена Подмяски?
 

Может быть, лучше прикинуться немым?

Кучер бросил еще один безразличный взгляд на Джека и что-то крикнул своей лошади явно не на современный американский манер:

– Ну, пшла!

С другой стороны, ведь с лошадьми всегда так разговаривают. Внезапная усталость обрушилась на Джека, и он снова упал в траву. Кучер опять посмотрел на него и кивнул. Это удивило Джека. Кивок был не дружелюбный, не враждебный, просто приветствие равного себе: «Как жизнь, браток?» Джек кивнул в ответ, пытаясь в это же время засунуть руки в карманы. Вид у него в этот момент был до смешного растерянный, и кучер весело захохотал.

Теперь Джек был одет совершенно не так, как в тот момент, когда подносил к губам бутылку. На нем были широкие шерстяные штаны вместо его любимых потертых джинсов и плотно облегающая куртка из светло-голубой ткани. Вместо пуговиц на куртке (или на камзоле) был длинный ряд крючков и петелек. Так же, как и штаны, она была явно домотканая. Кроссовки тоже исчезли, уступив место легким сандалиям. Рюкзак превратился в мешок, болтавшийся на тонкой веревке, перекинутой через плечо. Кучер был одет точно так же. Грязь на его кожаную куртку ложилась, видимо, медленно, но верно в течение долгих лет, словно годовые кольца на ствол дерева.

Окутанная облаком пыли телега прогрохотала мимо Джека. Бочки излучали сладкий аромат пива. По краям телеги были вбиты колья, на которые, возможно, натягивался холст, служивший крышей в дождливую погоду. Джек уловил еще какой-то непонятный вкусный запах, очень приятный, и только сейчас почувствовал, как он голоден. Скорее всего это был сыр, но такой сыр, какого он никогда не пробовал. На самом краю телеги лежала бесформенная груда мяса – длинные, покрытые кожей окорока, большие плоские вырезки и груда липких внутренних органов, происхождение которых Джек не смог определить. Над всем этим роилось множество мух. Эта мерзкая картина мгновенно убила чувство голода, разбуженное запахом сыра.

Джек вышел на середину дороги, провожая взглядом подпрыгивающую на ухабах телегу. Несколько секунд спустя он пошел по ее следу на север.

Пройдя совсем немного, он вновь увидел вершину огромного шатра между двумя рядами трепещущих на ветру флагов. Вероятно, это и было то место, куда он должен попасть. Еще несколько шагов (проходя мимо кустов ежевики, Джек все-таки сорвал пару ягод – так понравились они ему в прошлый раз), и теперь он мог видеть весь шатер. Это было огромное, причудливой формы сооружение с длинными крыльями с каждой стороны. Вход во внутренний двор закрывали решетчатые ворота. Как и «Альгамбра», эта эксцентричная постройка, скорее всего Летний дворец, располагалась недалеко от океана. Люди вертелись вокруг да около, движимые какими-то могущественными и невидимыми силами. Все это напоминало муравейник – группки сталкивались, разбегались и снова сливались в единую массу.

Некоторые были одеты в яркие, богатые наряды, но большинство выглядело так же, как Джек.

Несколько женщин в сверкающих белых платьях, или мантиях, прошествовали через двор, невозмутимые, как полководцы.

За воротами находилось множество маленьких палаток и наскоро построенных деревянных домиков. Здесь, как и внутри, люди ели, покупали, продавали, разговаривали, только более легко и непринужденно. Где-то в этой суетливой толпе Джеку предстояло найти человека со шрамом.

Но перед тем как искать его, он решил узнать, что стало с луна-парком.

Увидев двух маленьких черных лошадей, впряженных в плуги, Джек поначалу решил, что удивительный парк превратился в ферму. Но, заметив толпу людей на вершине холма, понял, что идут соревнования. Потом его взгляд остановился на огромном рыжем мужчине, яростно размахивающем над головой своими ручищами, в одной из которых он держал длинный тяжелый предмет. Внезапно он резко затормозил свои чудные движения, и предмет, вырвавшись из его рук, пролетел довольно приличное расстояние, прежде чем упасть в густую траву. То был молот.

Луна-парк стал не фермой, он стал ярмаркой. Теперь Джек видел заставленные едой прилавки и детей, сидящих на плечах у отцов.

Был ли здесь Спиди Паркер? Джек очень на это надеялся. Он подумал о матери: интересно, она все еще сидит в кафе, удивляясь себе, почему его отпустила?

Джек обернулся и увидел, что повстречавшаяся ему телега въезжает в ворота Летнего дворца и поворачивает налево, разделяя копошащихся людей на два потока, как машины на Пятой авеню. Постояв еще немного, он двинулся в том же направлении.

2

Джек боялся, что люди во дворе сразу обратят на него внимание, почувствуют разницу между ним и собой. Он решил ни за что не поднимать глаза, изображая мальчишку робкого десятка, – его послали сделать покупки, и все его лицо показывает, как он сосредоточен на том, чтобы все запомнить: лопата, две мотыги, моток веревки, бутыль гусиного жира…

Но несколько минут спустя он с удивлением обнаружил, что ни один из пробегающих мимо людей даже не посмотрел в его сторону. Все суетились, рассматривая товары: ковры, металлическую посуду, серебряные украшения, разложенные в маленьких палатках, – пили из деревянных кружек, дергали друг друга за рукава, пытаясь завязать разговор, спорили с охранниками у ворот – каждый был занят своим делом. Маскироваться, как оказалось, было совершенно ни к чему. Джек тоже решил заняться своим делом и направился к воротам.

Но почти сразу же понял, что ему вряд ли удастся войти в них. Двое охранников, по одному с каждой стороны, останавливали и опрашивали каждого, кто пытался проникнуть в Летний дворец. Все подошедшие к воротам должны были показать либо свои бумаги, либо печать или клеймо, дававшее право на вход. У Джека был только медиатор Спиди Паркера, но он не думал, что это удовлетворит охранников.

Еще один человек, показавший серебряную печать, был пропущен. Следующего остановили. Он принялся спорить, но вскоре тон его голоса изменился, стал умоляющим. Но привратники только покачали головами.

– Его люди могут входить беспрепятственно, – услышал Джек за спиной, – проблема языка Долин решилась сама собой. Он обернулся и увидел человека, которому принадлежали эти слова. Но этот человек, мужчина средних лет, обращался вовсе не к нему, а к своему спутнику, одетому так же просто, как все мужчины и женщины за пределами дворца.

– Лучше бы этого не было, – ответил второй. – Я слышал, он собирается быть здесь со дня на день?

Джек тихонько пристроился сзади и, прячась за спинами ничего не подозревающих собеседников, пошел к воротам. Охранники выступили вперед. Пока один из них проверял документы, другой обнаружил Джека. Ни у того, ни у другого не было шрама на лице, а других офицеров Джек не видел. Те солдаты, которых он встретил за сегодняшний день, стояли перед ним; оба были молоды и имели простоватый вид. Их широкие красные лица, подчеркнутые тщательно выглаженной униформой, делали их похожими на фермеров в маскарадных костюмах.

Проверка была окончена, и после короткого разговора привратники отступили назад и пропустили тех двоих. Джека же встретил такой взгляд, что он счел за благо ретироваться.

Нет, пока он не найдет Капитана, ему нечего и думать о том, чтобы попасть во дворец.

Еще несколько человек подошли к солдатам и немедленно пустились в пререкания: у них назначена встреча там, внутри, это связано с большими деньгами, а бумаг, как ни прискорбно, нет. Один из охранников сделал отрицательный жест и поскреб подбородок. Джек, все еще размышляя, как найти Капитана, наблюдал за разговором.

Но вот предводитель этой маленькой группки возвел руки к небу. Его лицо стало таким же красным, как и лица солдат. Он попытался обойти их, но это было бесполезно. Те стояли плечо к плечу, хмурые и негостеприимные.

Стройный высокий человек в одежде, почти не отличающейся от формы охранников (разве что тем, как она на нем сидела), бесшумно появился сзади. Джек заметил, что на нем нет кружевного воротника и шляпа не треугольная, а круглая.

Он что-то сказал охранникам, затем подошел к тем, кто желал попасть внутрь. Они больше не кричали, не размахивали руками.

Человек говорил тихо и спокойно. Джек заметил, что страх овладевает людьми. Колени задрожали, головы вжались в плечи. Они начали медленно отступать назад. Офицер проводил их взглядом, потом похвалил привратников за хорошую службу.

В тот момент, когда офицер разговаривал с людьми, он на секунду посмотрел в сторону Джека. Этого было достаточно, чтобы тот увидел длинный бледный боевой шрам, рассекающий лицо от правого глаза до уголка рта.

Человек распрощался с солдатами и зашагал прочь. Он шел, не оглядываясь по сторонам, уверенно пробираясь сквозь толпу. Джек кинулся за ним.

– Сэр! – крикнул он, но офицер не обратил на него никакого внимания, он медленно отмерял шаги.

Джек обежал стороной новую толпу, штурмующую ворота, потом еще одну, загоняющую свинью в палатку, и вскоре вновь увидел офицера. Теперь он был так близко, что можно было до него дотронуться.

– Капитан!

Человек обернулся, и Джек замер на месте. С близкого расстояния шрам казался необычайно широким и абсолютно самостоятельным, словно существовал отдельно от властного лица.

– Что тебе, мальчик?

– Капитан, мне нужно с вами поговорить. У меня есть дело к Госпоже, но мне никак не попасть во дворец. Ах да! Я должен вам кое-что показать.

Он порылся в широком кармане необъятных штанов и нащупал треугольный предмет. Вытащив его наружу, он был сильно потрясен – то, что лежало на его ладони, не было гитарным медиатором. Это был длинный зуб, скорее всего акулий, инкрустированный золотом.

Джек поднял глаза на Капитана и понял, что потрясение постигло не только его. Угрюмость и несговорчивость, казавшиеся столь характерными, исчезли с лица офицера. Неуверенность, быть может, даже страх исказили его черты.

Капитан протянул ему руку, и Джек подумал, что должен отдать этот богато украшенный зуб, ведь Спиди говорил об этом, но тот лишь сомкнул его собственные пальцы вокруг лежащего на ладони предмета и отдернул руку.

– Иди за мной.

Они вернулись к воротам дворца. В тени, отбрасываемой парусиновыми палатками, лицо Капитана казалось нарисованным толстым розовым карандашом.

– Этот знак, – тихо спросил он, – где ты его взял?

– Мне его дал Спиди Паркер. Он сказал, чтобы я вас нашел и показал это.

Капитан покачал головой:

– Я не знаю этого имени. Отдай мне эту вещь сейчас же! – Он схватил Джека за ворот. – Отдай ее мне и рассказывай, где ты ее стащил.

– Но я сказал правду, – ответил Джек, – мне дал ее Лестер Спиди Паркер. Он работает в луна-парке. Но тогда это не был акулий зуб. Он давал мне гитарный медиатор.

– Мне кажется, ты не вполне понимаешь, что тебе грозит…

– Вы его знаете, – голос Джека стал умоляющим, – он описал вас. Он сказал, что вы Капитан королевской стражи. Я должен был вас найти.

Капитан снова покачал головой и еще сильнее притянул к себе Джека.

– Опиши его, но смотри: если будешь врать, тебе живым отсюда не уйти. Так что на твоем месте я бы рассказал всю правду.

– Спиди уже старый, – начал Джек. – Он музыкант…

Ему показалось, что человек что-то припоминает.

– Он черный, то есть у него черная кожа и седые волосы. Он очень худой, но на самом деле он намного сильнее, чем кажется.

– Черная кожа… Ты хочешь сказать, что у него коричневая кожа?

– Ну да. Ведь черные люди, они на самом деле не черные, как и белые на самом деле не белые.

– Коричневого человека зовут Паркер… – Капитан отпустил ворот Джека. – Здесь он называл себя Паркус. Так, значит, ты… – Он указал куда-то за горизонт.

– Ну да!

– И Паркус… Паркер… послал тебя встретиться с нашей Королевой.

– Он сказал, что я должен увидеться с Госпожой. И что вы можете мне помочь.

– Ты не мог это сказать сразу? Я знаю, что нужно делать, но нам нельзя терять ни минуты. А теперь слушай меня внимательно. Здесь очень много незаконнорожденных детей. Так вот запомни: ты мой внебрачный сын. Ты меня не слушаешься, и я зол на тебя. Я думаю, нас никто не остановит, если мы устроим небольшое представление перед воротами. Ну что? Сможешь? Сможешь всех убедить, что ты мой сын?

– Моя мама – актриса! – сказал Джек с гордостью.

– Ну что ж, посмотрим, чему ты у нее научился, – ответил Капитан и подмигнул ему. – Я постараюсь не причинить тебе боли.

Он снова схватил Джека за шиворот и поволок за собой.

– Вырывайся, – тихо прошептал он, затем, не глядя на него, сердито закричал: – Сколько раз тебе повторять: мой плиты на кухне, мой плиты на кухне! Ах ты дрянь! Ах ты негодный мальчишка! Ты слушаешь меня? Повторяю еще раз: ты должен выполнять свою работу! А если будешь отлынивать, я не знаю, что с тобой сделаю!

– Но я помыл несколько плит!.. – ныл Джек.

– Я не говорил тебе помыть несколько плит! – кричал Капитан. Люди расступались перед ними, некоторые с сочувствием смотрели на Джека.

– Но я как раз собирался вернуться и помыть остальные, честное слово…

Капитан с силой толкнул его, так что он кубарем полетел во двор, и прошел сам, даже не взглянув на охранников.

– Не надо, папа! – вовсю ревел Джек. – Мне больно!

– Ничего, сейчас ты еще получишь!

И он отвесил ему тяжелый подзатыльник. Пройдя таким образом через двор, они подошли к деревянным ступеням дворца.

– Теперь кричи, что исправишься, – шепнул Капитан и повел его по длинному коридору, так сильно сжимая руку, что Джек испугался, не останутся ли синяки.

– Я больше не буду! Обещаю! – орал Джек во всю глотку.

Они повернули в другой, более узкий коридор. Дворец, как оказалось, вовсе не был шатром, просто полотнище было натянуто поверх здания. Внутри Джек увидел мозаичные галереи и маленькие комнатки.

– Поклянись! – орал Капитан.

– Клянусь, я исправлюсь!

Зайдя еще в один коридор, они повстречали несколько богато одетых людей – те повернули головы, пытаясь понять, откуда такой шум. Один из них, до этого отдававший приказания двум женщинам с простынями в руках, оглянулся и подозрительно осмотрел сначала Джека, потом Капитана.

– А я клянусь, что выколочу из тебя всю душу! – не унимался Капитан.

Люди в коридоре громко рассмеялись. На них были широкополые шляпы с лентами и бархатные туфли. Лица тупые и жадные. Мужчина, говоривший с девушками, одна из которых, похоже, была беременна, телосложением напоминал скелет. Его бегающие, напряженные глаза уставились на мальчика и офицера.

– Прошу, не надо! Ну пожалуйста!

– За каждое «не надо» – дополнительная порка.

Воздух в коридоре снова взорвался от смеха. «Скелет» обнажил зубы в холодной и острой как нож улыбке и вернулся к дамам.

Капитан втащил мальчика в пустую комнату, заставленную пыльной деревянной мебелью, и наконец-то отпустил его ноющую руку.

– Это были его люди, – прошептал он. – Какая жизнь нас ждет, если…

Он понурил голову и, казалось, забыл о спешке.

– В Библии сказано, что смиренные наследуют Землю. Но в этих людях нет ни капли смирения. Они отбирают все, что попадется им на глаза. Они хотят богатства, они хотят… – Он остановился на полуслове, не желая или не имея права сказать, чего еще хотят эти люди. Затем снова посмотрел на мальчика: – Нам нужно поторопиться. Здесь, во дворце, есть потайные ходы, о которых его людям неизвестно. – Он указал на деревянную стену.

Джек ничего не мог понять, пока Капитан не нажал на два ржавых гвоздя в углу пыльной панели. Она отъехала вбок, открывая темный узкий проход, напоминавший поставленный вертикально гроб.

– Отсюда ты сможешь только взглянуть на нее, но, я думаю, этого тебе будет достаточно. В любом случае это все, на что ты можешь рассчитывать.

Джек, следуя молчаливому указанию, вошел в коридор.

– Иди прямо, пока я не остановлю, – тихо сказал Капитан и вернул панель на место.

Джек в полной темноте пошел вперед, скользя руками по стенам. Через несколько шагов пространство впереди него неожиданно осветилось. Тонкий луч пробивался через трещину или окошко где-то высоко над головой. Джек уже давно потерял чувство направления и шел, лишь внимая голосу своего проводника. Его постоянно окружали какие-нибудь запахи. В одном месте он почувствовал аромат жареного мяса, в другом – зловоние сточных вод.

– Стой! – внезапно сказал Капитан. – Сейчас я тебя приподниму. Дай мне руку.

– И я смогу что-либо увидеть?

– Сейчас узнаешь.

Капитан схватил Джека под мышки и поднял его над головой.

– Там должен быть щиток, прямо перед тобой, – прошептал он. – Отодвинь его влево.

Джек слепо пошарил руками перед собой и нащупал тонкую деревянную пластинку. Она отодвинулась на удивление легко, и свет хлынул в непроглядную тьму тоннеля. Маленький лохматый паук поспешил убраться на потолок.

Джек увидел комнату размером с обычный гостиничный номер. Она была наполнена женщинами в белом и мебелью, такой резной и инкрустированной, какую он раньше видел только в музее. В центре стояла роскошная кровать. На ней, до плеч укрытая одеялом, спала или дремала…

Джек чуть не вскрикнул от потрясения и ужаса. На кровати лежала его мать! Это была его мама, и она умирала.

– Посмотри на нее, – шепнул Капитан и поднял его еще выше.

Джек и без этих слов не мог оторвать от нее глаз. Она умирала. Джек никак не мог в это поверить. Но даже цвет ее кожи, даже ее выцветшие волосы говорили об этом. Няньки суетились, постоянно поправляя простыни, зачем-то перекладывали книги на столе. Они проделывали это с деловым и целеустремленным видом, хотя явно не знали, что им нужно делать, как они могут помочь своей Госпоже и может ли ей вообще что-нибудь помочь. Они были бы счастливы, если б могли продлить ей жизнь на месяц или хотя бы на неделю.

Джек снова всмотрелся в восковое лицо лежавшей на кровати женщины и теперь понял, что ошибся. Это была не мама. Черты были мягче, профиль – более классическим. Умирающая женщина была двойником его матери. Это была Лаура де Луизиан. Джек не знал, что еще он должен увидеть. Бледное, неподвижное лицо ничего не выражало.

– Все, – шепнул он, задвигая щиток на место.

Капитан опустил его на пол. Вокруг вновь воцарилась темнота.

– Что с ней случилось?

– Этого не знает никто, – раздался голос за его спиной. – Королева не может видеть, не может двигаться, не может говорить…

Капитан на секунду замолчал, потом взял Джека за руку и сказал:

– Пора возвращаться.

Они снова очутились в пустой пыльной комнате. Капитан счистил липкие нити паутины с рукавов своего форменного сюртука. Все это время он не сводил глаз с готового расплакаться Джека.

– Теперь ты должен ответить на мой вопрос, – сказал он.

– Да?

– Тебя прислали сюда спасти ее? Спасти Королеву?

Джек кивнул:

– Не только, но и для этого тоже. Скажите мне одну вещь… – Он на мгновение замялся. – Почему эти скоты до сих пор не захватили власть в свои руки? Ведь она не может помешать им ничем?

Капитан улыбнулся, но это была невеселая улыбка.

– Зато я могу. И мои люди, – сказал он. – Конечно, они могут пройти через внешние посты. Ты сам видел, какая там охрана, но здесь, около Королевы, мои гвардейцы. – Щека на не тронутой шрамом половине лица едва заметно дернулась. Пальцы рук, сплетенные в замок, были крепко сжаты. – Так, стало быть, твоя задача… Ты ведь должен идти на запад, верно?

Джек почувствовал, как напряжен этот человек, сдерживающий растущее волнение только благодаря выработанной за долгие годы привычке держать себя в руках.

– Да, я иду на запад. Как вы думаете, это правильно? Мне нужно идти к другой «Альгамбре»?

– Не знаю, не знаю!.. – пробормотал Капитан, отступая назад. – Но только тебе следовало бы поскорее убраться отсюда. Я не могу тебе ничего посоветовать. – Джек заметил, что Капитан больше не смотрит ему в глаза. – Ты не можешь оставаться здесь ни минутой дольше. Постарайся исчезнуть до того, как объявится Морган.

– МОРГАН??? – Джек решил, что ослышался. – Морган Слоут? Он будет здесь?!

Глава 7
Капитан Фаррен
1

Капитан сделал вид, что не расслышал вопроса. Он сосредоточенно смотрел в угол пустой, заброшенной комнаты, словно пытаясь что-то там отыскать. Он надолго задумался. Джек вспомнил: дядя Томми учил его, что прерывать думающего человека так же невежливо, как и говорящего. Но «…остерегайся этого Блоута. И его двойника тоже… Обойдется с тобой, как лиса с гусем».

Когда Спиди говорил это, Джек думал совсем о другом – о Талисмане, о Королеве, о человеке со шрамом. Теперь эти слова всплыли в его памяти. Они как будто ударили его.

– Тот человек, о котором вы говорите, – спросил он Капитана, – как он выглядит?

– Морган? – Капитан очнулся от своих мыслей.

– Он толстый? У него есть лысина? Когда он сердится, он ходит вот так?

Используя свой природный дар к подражанию – дар, который всегда веселил его отца, даже если тот был уставший или в плохом настроении, – Джек изобразил Моргана Слоута. Его лицо сразу стало старым, брови сомкнулись в одну линию, как у дяди Моргана, когда тот был чем-то недоволен. Джек надул щеки и втянул голову, чтобы изобразить двойной подбородок. Губы вывернулись наружу, как у рыбы, глаза быстро забегали.

– Похоже?

– Нет, – ответил Капитан, но Джеку показалось, что он пытается что-то вспомнить. Выражение его лица стало таким же, как в ту минуту, когда Джек рассказывал ему про Спиди Паркера. – Морган высокий. У него длинные волосы. – Капитан провел пальцем чуть ниже своего правого плеча, чтобы показать, какой они длины. – И еще он хромой. Одна нога у него искалечена. Он ходит с тростью, но… – Он пожал плечами.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64

Поделиться ссылкой на выделенное