Стивен Кинг.

Талисман

(страница 6 из 64)

скачать книгу бесплатно

– Прошу прощения, – сказал Джек и вышел.

Около входа стояла кадка с большим унылым папоротником. Сбоку на стене висела бронзовая табличка.

…как явление и скоро должно исчезнуть…

Джек побежал по коридору к выходу. Ненавистный портье еще сильнее нахмурил брови и отвернулся к лестнице. Джек заставил себя подойти к нему.

– Мистер, – сказал он. У портье было такое выражение лица, будто он пытается вспомнить столицу Северной Каролины или важнейший продукт экспорта Республики Перу.

– Мистер!

Портье был всецело погружен в себя. Он занят, ему нельзя мешать.

Джек ни на минуту не сомневался, что все это – спектакль, и снова сказал:

– Мистер, помогите мне!

Портье наконец-то оторвал глаза от стола:

– Смотря чем, сынок. – Он сделал особое ударение на последнем слове. Джек решил не обращать внимания на эту насмешку.

– Скажите, моя мама не выходила из отеля некоторое время назад?

– Которое время? – Портье явно издевался над ним.

– Вы видели ее или нет? Это все, что я хочу знать.

– Боишься, что она увидит тебя с твоим дружком?

– Ну что вы как баран, ей-богу! – Джек и сам испугался своих слов. – Ничего я не боюсь, я только хочу знать, выходила она или нет? Если бы вы не были бараном, вы ответили бы мне сразу!

Лицо его пылало, руки сами собой сжались в кулаки.

– Ну, хорошо. Она выходила. – Портье снова уставился в стол. – На твоем месте я бы не давал воли языку. Тебе следовало бы извиниться передо мной, маленький Сойер, потому что у меня тоже есть глаза и мне кое-что известно.

«Мое дело – работать, ваше – говорить!» – припомнил Джек любимое отцовское изречение, хотя оно и пришлось не совсем к месту. Портье удовлетворенно моргнул.

– Может быть, она в саду? – предположил он, все еще издевательски улыбаясь, но Джек уже был за дверью.

В саду королевы вторых ролей и звезды мотокинотеатров не было. Впрочем, Джек заранее знал, что не найдет ее там. Ведь если бы она была там, он увидел бы ее по дороге в отель. К тому же Лили Кевинью вообще вряд ли пришла бы сюда. Это было так же похоже на нее, как если бы она занялась гимнастикой на пляже.

Несколько машин проехали мимо него по набережной. Высоко над головой крикнула чайка – у Джека замерло сердце. Прикрыв ладонью глаза, он вгляделся в ярко освещенную солнцем улицу.

«Может быть, она захотела познакомиться с его новым другом? Со Спиди?» Но он так же не мог представить ее в луна-парке, как и в саду.

Он стоял, бесцельно вглядываясь в дорогу, ведущую в город.

Отделенное от сада высокой массивной оградой, кафе «Аркадский чай с вареньем» стояло первым в ряду ярко раскрашенных магазинов. Кроме него и телеантенн, ничто не работало в городе после окончания курортного сезона. Джек на секунду задержался у входа. Кафе, тем более такая забегаловка, как эта, не самое подходящее место для кинозвезды. Но это оставалось единственным местом, где он мог надеяться ее найти.

Джек свернул с дороги и заглянул в окно.

Женщина с высокой прической в одиночестве курила за кассой. Официантка в розовом платье сидела за столиком у дальней стены. Ни единого посетителя не было, только пожилая женщина медленно потягивала кофе. Джек видел, как она отставила чашку. В руках ее появилась длинная сигарета. Только сейчас Джек узнал в ней свою мать. Словно сквозь бифокальные очки Джек видел Лили Кевинью и эту стареющую, слабую женщину в одном лице.

Он тихо приоткрыл дверь, но еще до того, как звякнул колокольчик, Джек знал, что будет дальше. Светловолосая кассирша кивнула, улыбаясь. Официантка вскочила и поправила фартук. Мать посмотрела на него с удивлением. На ее лице появилась улыбка.

– О, это Джек-скиталец! Ты так вырос. Когда ты стоял за дверью, то был очень похож на своего отца! Иногда я забываю, что тебе всего лишь двенадцать.

3

– Ты назвала меня Джеком-скитальцем? – удивился Джек, придвинув к себе стул.

Круги под глазами на ее лице были похожи на синяки.

– А разве отец тебя так не называл? Я просто подумала, что ты все утро где-то шатался.

– Отец называл меня Джеком-скитальцем?

– Вроде бы, я точно не помню. Ты был тогда совсем маленьким. Нет, вот как: «маленький странник». Он называл тебя маленьким странником, когда смотрел, как ты ползаешь по газону. Это было так забавно… Знаешь, когда я уходила, я не заперла дверь. Никак не могла вспомнить, взял ты ключ или нет.

– Я взял, – сказал Джек, пытаясь уместить в голове то, что она ему сейчас сказала.

– Ты голоден? Знаешь, мне так надоела эта еда в отеле. Даже думать о ней противно.

Официантка подошла к их столику.

– Что желает молодой человек? – спросила она, раскрыв блокнот.

– Почему ты пришел именно сюда? – спросила мать.

– А куда здесь еще можно пойти?

Мать повернулась к официантке:

– Принесите ему, пожалуйста, тройной завтрак. Он растет прямо на глазах.

Джек откинулся на спинку стула. С чего же начать? Мать взглянула на него вопросительно, и он сказал. Он должен был сказать это именно сейчас.

– Мама, если мне придется уехать на время, с тобой ничего не случится?

– А что со мной может случиться? И что значит «на время»?

– Ты сможешь сама защититься от дяди Моргана?

– Я побью старого Слоута, – сказала она улыбаясь. – Я уложу его одной рукой. О чем ты говоришь, Джеки? Ты никуда не поедешь!

– Я должен, – сказал он. – Правда.

Это звучало так, будто он выпрашивал у нее игрушку.

Как нельзя кстати появилась официантка. С гренками и стаканом томатного сока. Джек посмотрел ей вслед. Когда он вновь повернулся к матери, она намазывала джем на один из гренков.

– Я должен, – повторил он. Мать закончила мазать хлеб и протянула его сыну. Лицо ее стало задумчивым, но она промолчала. – Ты не увидишь меня какое-то время. Я хочу помочь тебе, мама. Но для этого мне нужно уехать.

– Помочь мне? – В ее глазах читалось холодное недоверие.

– Я хочу спасти тебе жизнь.

– И всего-то?

– Но я могу это сделать.

– Ты? Ты можешь спасти мне жизнь? Забавно! Это будет такой сенсацией, Джеки. Можно даже объявить об этом по радио, как ты думаешь?

Она взяла со стола нож с красной пластмассовой ручкой и театрально закатила глаза. Но за этим театром Джек заметил два чувства: растущий страх и слабую, неосознанную надежду.

– Что бы ты сейчас ни сказала, я все равно уеду. В любом случае. Так что лучшее, что ты можешь сейчас сделать, – это отпустить меня.

– Превосходная мысль! Особенно если учесть, что я не имею ни малейшего понятия, о чем ты говоришь.

– Мне кажется, ты все-таки догадываешься. Знаешь, о чем я говорю. Потому что отец это знал. Он бы сразу понял.

Ее лицо исказилось. Губы вытянулись в прямую линию, щека нервно задергалась.

– Это подло с твоей стороны, Джек. Не смей использовать Филиппа как оружие против меня! Мало ли что он мог знать!

– Не просто мог знать, а знал.

– Ты несешь чушь, сынок.

Официантка, уже полчаса державшая тарелку с яйцами всмятку, жареным картофелем и сосисками, громко вздохнула. Отпустив ее, мать продолжила:

– Мне кажется, я не смогу найти правильный тон, чтобы говорить с тобой. Но, как говорила Гертруда Стайн, чушь останется чушью, кто бы ее ни нес.

– Я собираюсь спасти тебе жизнь, мама, – снова повторил Джек. – Мне нужно уехать далеко отсюда и кое-что привезти. Вот зачем я еду.

– Я надеюсь, ты наконец объяснишь мне внятно, что ты имеешь в виду?

«Обычный, совершенно обычный разговор, – подумал Джек, – будто я выпрашиваю разрешения провести пару дней у друга!» Он разрезал сосиску на две половинки и отправил одну из них в рот. Мать не отрываясь смотрела на него. Джек доел сосиску и принялся за яйца. Бутылочка Спиди оттопыривала его карман.

– И еще я надеюсь, что ты будешь прислушиваться к моим словам, как бы тихо я ни говорила.

С яйцами тоже было покончено, и Джек приступил к картофелю. Лили опустила руки на колени. Джек молчал. Он попытался сосредоточиться на завтраке: яйца, картофель, яйца, сосиска. Это продолжалось до тех пор, пока он не почувствовал, что она готова окликнуть его.

«Отец называл меня маленьким странником, – подумал он. – Сейчас я понимаю, как он был прав».

– Джек!

– Мама, – спросил Джек. – Отец никогда не звонил тебе издалека, когда ты точно знала, что он в городе?

Она удивленно вскинула брови.

– И не бывало ли такого, что ты заходила в комнату, думая или даже точно зная, что он там, а его там не было?

Пожалуй, больше не стоит ничего говорить.

– Нет, – ответила она, но в ее словах не было убедительности. – Никогда.

– А со мной это часто случалось, мама.

– Но ведь всегда находились объяснения. Ты же сам знаешь.

– Для отца, и ты это знаешь, никогда не представляло труда что-либо объяснить. Особенно совершенно необъяснимое. Потому-то его дела и шли так хорошо.

Мать молчала.

– Так вот, я знаю, где он бывал, – сказал Джек. – Я тоже был там. Я был там сегодня утром. И если я отправлюсь туда снова, я смогу спасти тебе жизнь.

– Моя жизнь не нуждается в том, чтобы ты ее спасал. Она не нуждается в том, чтобы ее вообще кто-то спасал!

– Я думаю, что как раз в этом она и нуждается.

Их взгляды встретились.

– Можно ли мне поинтересоваться, как же ты будешь ее спасать?

– Я не могу тебе этого сказать. Я, честно говоря, сам точно не знаю. Мама, я же не хожу в школу. Дай мне попробовать. Меня не будет всего около недели.

Мать посмотрела на него удивленно.

– Ну, может быть, немного дольше, – глухо добавил он.

– Ты сошел с ума! – сказала мать. Но Джек заметил, что в голосе ее появилась какая-то надежда, что она хочет верить ему. Ее следующие слова подтвердили его догадку: – Даже если бы… если бы я была достаточно сумасшедшей, чтобы отпустить тебя в это бессмысленное таинственное путешествие, – даже тогда я должна была бы сначала убедиться, что тебе ничто не угрожает.

– Но ведь отец всегда возвращался! – сказал Джек.

– Лучше я буду рисковать своей жизнью, чем твоей, – сказала она.

Они снова надолго замолчали.

– Я позвоню тебе, как только смогу. Но ты не волнуйся особенно, даже если и пройдет две недели. Я все равно вернусь, ведь отец всегда возвращался.

– Все это очень странно, – сказала она. – Как ты собираешься добраться туда? Где это? У тебя же нет денег.

– У меня есть все, что нужно, – ответил Джек, надеясь, что она не заставит его отвечать на первые два вопроса.

Молчание снова затянулось, и наконец он сказал:

– Мне нужно отправиться туда как можно быстрее. Я больше не могу ничего тебе рассказать.

– Маленький странник, я пытаюсь поверить…

– Да, поверь мне, – сказал Джек. «И может быть, – думал он, – ты знаешь кое-что из того, что знает она, настоящая Королева, и тебе легче в это поверить». – Если ты поверишь мне, это будет правильно. Ведь я тоже верю в это.

– Ну что ж, если ты говоришь, что уедешь, несмотря ни на что…

– Да, я все равно уеду.

– Тогда я ничего не буду говорить. – Она вызывающе посмотрела на него. – Я хочу, чтобы ты вернулся как можно скорее, мой мальчик. Хотя это не имеет значения, но я думаю… Джек, может быть, ты все-таки никуда не поедешь?

– Я должен. – Он глубоко вздохнул. – Я уеду. Прямо сейчас.

– Я, конечно, могу поверить в твои хитрости. Ты ведь сын Филиппа Сойера… Уж не нашел ли ты где-нибудь себе девочку? – Она пристально посмотрела ему в глаза. – Впрочем, что я говорю, какая девочка!.. Хорошо. Спасай мою жизнь. Бог с тобой. – Она тряхнула головой, и Джек увидел, что ее глаза стали влажными. – Иди, Джек. Отправляйся. Позвони мне завтра.

– Если смогу. – Он поднялся.

– Да, конечно, если сможешь. Прости.

Мать опустила глаза, и Джек увидел, что она плачет. Красные пятна появились у нее на щеках. Джек подошел и поцеловал ее, но она оттолкнула его. Официантка пялилась на них так, словно они разыгрывали спектакль. Джек подумал, что мать начинает доверять ему, но еще не знает, во что ей верить. Она взглянула на него, и снова слезы появились на ее глазах.

– Будь осторожен, – сказала она и подозвала жестом официантку.

– Я люблю тебя, – сказал Джек.

– Оставайся всегда таким. – Теперь она почти улыбалась. – Иди, Джек, и постарайся уйти до того, как я пойму, насколько безумна эта затея.

– Я пошел, – ответил он и вышел на улицу.

Голова казалась неестественно тяжелой. Желтый солнечный свет ударил в глаза. Джек услышал, как за спиной хлопнула дверь и звякнул колокольчик. Он сорвался с места и побежал по Центральной набережной, не обращая внимания на проезжающие мимо машины. В голову пришла мысль, что нужно вернуться в отель и взять с собой хоть что-нибудь из одежды. Мать еще сидела за столиком в кафе, когда он открывал парадную дверь отеля.

Портье привстал со своего стула и угрюмо посмотрел на него. Тихая злоба застыла на его лице. Джек смутно догадывался, почему он так реагирует на его появление, но в чем точно заключалась причина этого, не мог вспомнить. Разговор с мамой, оказавшийся намного короче, чем он мог себе представить, казалось, был несколько дней назад. Где-то на другом берегу широкой реки времени он беседовал с портье. Кажется, оскорбил его. Назвал ослом или бараном. Извинился ли он тогда?

Джек никак не мог вспомнить, за что он обидел портье, – он вообще не помнил их разговора…

Мама согласилась с тем, что ему нужно было уехать. Она отпустила его в это страшное путешествие. Проходя под обстрелом водянистых глаз, он наконец-то понял, почему она сделала это. Он ни словом не обмолвился о Талисмане, но даже если бы он сделал это, если бы рассказал о самом непонятном, она приняла бы и это. Даже если бы он сказал, что ее жизнь будет спасена, если она съест огромную бабочку, за которой он отправляется, мать и это приняла бы за чистую монету. То было бы чуть ироничное, но искреннее согласие. Она поверила бы во всю эту ерунду – это говорило о величине ее страха. Но скорее всего мама согласилась потому, что в какой-то мере знала, что он недоговаривает. Потому что какая-то часть ее души жила в Долинах.

Просыпалась ли она среди ночи оттого, что в ушах ее звучало имя Лауры де Луизиан?

Джек собирался наспех. Руки его выхватывали какую-нибудь вещь из комода и, если она была не слишком большой, отправляли ее в рюкзак. Рубашки, носки, свитер, брюки. Джек выудил из кучи протертые джинсы и тоже запихнул в рюкзак, ставший уже совершенно неподъемным. Обнаружив это, Джек выкинул почти все рубашки и носки, немного подумав, отправил следом и свитер. Через минуту он вспомнил, что забыл зубную щетку.

Наконец-то сборы были закончены. Джек закинул рюкзак за спину и пару раз подпрыгнул. Нет, не слишком тяжелый. С таким грузом можно спокойно идти хоть целый день.

Джек на минуту задержался у двери. В голове промелькнула мысль, что ему не с кем даже попрощаться. Мама не вернется до тех пор, пока не будет уверена, что он ушел. Если она увидит его, то уже не сможет отпустить. С этой комнатой прощаться ему не хотелось – это не был тот дом, который он так любил; всего-навсего равнодушный гостиничный номер. Наконец Джек взял телефонную книгу с изображением отеля на обложке, открыл ее на первой странице и написал красным карандашом три строчки, в которые уложил все, что хотел сказать:

Спасибо

я люблю тебя

до встречи

4

Джек шел по Центральной набережной под маленьким холодным солнцем, представляя себе, как он… перенесется. Вот самое подходящее слово! Интересно, увидит ли он Спиди перед тем, как перенесется в Долины? Ему обязательно нужно поговорить с ним, ведь он так мало знает о том, куда направляется. Кого он может встретить? Что искать? «Он похож на маленький прозрачный шарик…» Это все, что сказал ему Спиди про Талисман. И еще: его нельзя терять.

Джек чувствовал себя очень глупо – как будто сдавал экзамен по предмету, который никогда не изучал. Он чувствовал, что не может перенестись прямо сейчас, он просто не способен на это…

«А ведь мне хочется снова отправиться в Долины!» – неожиданно для себя подумал Джек.

Ему захотелось снова дышать этим воздухом, он соскучился, изголодался по нему. Широкие равнины и вершины чужих гор звали его. Поле с густой высокой травой оживало в душе. Все его существо стремилось туда. Он уже собирался достать бутылку и сделать глоток ужасной жидкости… Но тут увидел ее истинного владельца, который сидел под деревом, обхватив колени руками. Коричневая хозяйственная сумка стояла рядом, а на ней лежал огромный сандвич из чего-то похожего на ливерную колбасу с луком.

– Уезжаешь? – спросил Спиди улыбаясь. – Уже собрался, я вижу. Ну что ж, давай прощаться. Кстати, мама знает о том, что тебя не будет?

Джек кивнул. Спиди протянул ему сандвич.

– Есть хочешь? Возьми, для меня тут слишком много.

– Спасибо, я только что поел. Я рад, что могу попрощаться с тобой.

– Наш Джек весь горит и рвется в путь, – сказал Спиди, поднимая голову. – Мальчик собрался в дорогу.

– Спиди…

Негр искоса посмотрел на него.

– Ты знаешь о том, что отец называл меня маленьким странником?

– Да, я слышал об этом. – Спиди широко улыбнулся. – Подойди поближе, посмотри, что я принес. И еще: я хочу рассказать тебе, куда идти сначала.

Джек молча подошел.

– Рождественский подарок, – пошутил Спиди и вытащил из сумки старую, потрепанную книгу – дорожный атлас Неда Макнелли.

– Спасибо, – сказал Джек, взяв книгу из руки негра.

– Здесь нет карт той местности, но по этому атласу можно более или менее ориентироваться. Сначала иди по этой дороге. – Спиди ткнул пальцем в одну из карт.

– Хорошо, – сказал Джек и, сняв рюкзак, положил туда книгу.

– А этому нечего делать в твоем рюкзаке, – сказал Спиди. – Лучше носи в кармане.

Что-то мелькнуло у него между указательным и средним пальцами, словно сигарета Лили, – это был маленький белый треугольник, в котором Джек без труда узнал гитарный медиатор.

– Возьми и не теряй его. Ты покажешь его одному человеку, и он поможет тебе.

Джек повертел медиатор в руке. Он никогда не держал в руках таких вещей. Медиатор был сделан из слоновой кости, и на нем были вырезаны узоры, напоминавшие какие-то письмена. Он был очень красивым, но слишком тяжелым и сложным, чтобы можно было использовать его по назначению.

– Что это за человек? – спросил Джек, кладя медиатор в один из карманов.

– Ты сразу узнаешь его. У него шрам через все лицо. Ты встретишь его, как только попадешь в Долины. Он офицер, Капитан королевской охраны. Он приведет тебя к женщине, которую тебе больше всего нужно увидеть. Ты просто обязан с ней встретиться. Теперь ты знаешь еще одну причину, зачем тебе нужно попасть туда. Мой друг в Долинах знает, что тебе делать. Он будет помогать тебе.

– А эта женщина…

– Да, ты угадал. Это Королева. Она понравится тебе, Джек. Смотри на нее внимательно, Джек, и все запоминай. Ты сразу поймешь, кто она такая… Затем ты должен будешь отправиться на запад… – Голос Спиди зазвучал печально, будто он не надеялся больше увидеть Джека. – Остерегайся этого Блоута. И его двойника тоже. Он найдет тебя где угодно, если ты не будешь осторожен. А уж если найдет, будь уверен, обойдется с тобой, как лиса с гусем.

Спиди опустил руки в карманы. Джек видел, что он хочет сказать намного больше, чем может.

– Найди Талисман, сынок, – закончил Спиди. – Найди его и привези сюда. Он много возьмет у тебя, но даст еще больше.

Джека не покидала мысль о словах Спиди про человека со шрамом. Капитан королевской охраны. Сама Королева. Морган Слоут – хищник, охотящийся за ним. Зловещее дыхание другого мира. Тяжелое бремя Талисмана.

– Ладно, – ответил Джек и почувствовал внезапное желание вновь оказаться за столиком в кафе рядом с мамой.

Спиди широко и тепло улыбался.

– Ну что ж, мой мальчик, я рад, что ты решился. – Улыбка его стала еще шире. – По-моему, тебе пора глотать колдовское зелье. Как ты думаешь?

– Думаю, пора.

Джек достал бутылку из кармана джинсов, открутил пробку, затем посмотрел на Спиди и встретил его взгляд.

– Спиди поможет… Как сможет.

Джек кивнул, подмигнул ему и поднес бутылку к губам. От резкого запаха, вырвавшегося наружу, Джека едва не стошнило. Он наклонил бутылку, и к запаху добавился не менее мерзкий вкус. В который раз свело желудок. Он заставил себя проглотить «особенное вещество» и почувствовал, как жидкий огонь обжигает его внутренности.

Еще не открывая глаз, по богатству и чистоте запахов, окруживших его, Джек понял, что перенесся в Долины. Голову кружил аромат трав, цветов и простого чистого воздуха.

Интерлюдия
Слоут в этом мире (I)

– Я знаю, что слишком много работаю, – говорил Морган Слоут своему сыну Ричарду в этот вечер. Они разговаривали по телефону: Ричард – стоя в холле одного из зданий школьного городка, отец – сидя за столом на верхнем этаже одного из центральных офисов компании «Сойер и Слоут» в «Беверли-Хиллз».

– Но пойми, малыш, иногда бывают очень важные и неотложные дела, которыми лучше заниматься самому. Особенно когда осиротела семья моего бывшего партнера. Я обещаю тебе, что скоро вернусь. Это не займет у меня много времени. По крайней мере я надеюсь. Может быть, я улажу все в этом проклятом Нью-Хэмпшире не больше чем за неделю. Я позвоню тебе, когда все закончится. Потом мы сможем съездить в Калифорнию, как когда-то, в старые добрые денечки. Я думаю, это будет справедливо по отношению к тебе. Поверь своему старику. Мы обязательно поедем.

Дела со строительством шли неплохо благодаря готовности Слоута заниматься каждым вопросом лично. После того как они с Сойером договорились сначала о краткосрочной, а потом (после бурных споров) о долгосрочной аренде, они отказали всем своим бывшим арендаторам, произвели необходимые изменения, зафиксировали расценки на небывало низком уровне и объявили о поиске новых клиентов. Единственным арендатором, с которым был продлен контракт, остался китайский ресторанчик, расположенный в подвале одного из зданий, принадлежащих компании. Он платил в три раза меньше, чем другие, за такую же площадь. Слоут попробовал уладить с китайцами этот вопрос, но как только до них дошло, что он говорит об увеличении платы, они внезапно утратили способность говорить и понимать по-английски. Несколько дней он пытался возобновить переговоры, но все было тщетно. И вот однажды ему удалось увидеть, как из задней двери кухни выходит человек с ведром топленого свиного жира. В голове Слоута мелькнула шальная мысль. Он тихо проследовал за китайцем в темный узкий тупичок и увидел, как тот выливает жир в мусорный бак. Слоуту больше ничего и не нужно было.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64

Поделиться ссылкой на выделенное