Стивен Кинг.

Талисман

(страница 5 из 64)

скачать книгу бесплатно

– Спиди! – Джек открыл глаза, и все слова застыли у него на губах. Он забыл о своей тошноте, он забыл мать, дядю Моргана, отца. Он забыл все. Спиди исчез. Исчезла темная громада «американских горок», исчезла Центральная набережная. Он был совсем в другом месте. Он был…

– В Долинах… – прошептал Джек. Все его существо было охвачено смесью страха и безудержного веселья. Он чувствовал, как вставшие дыбом волосы щекочут затылок и глупая улыбка расплывается по лицу.

– Господи, Спиди! Я здесь, я в Долинах!

Джека охватило любопытство. Он зажал рот рукой и медленно оглядел место, куда перенесла его магическая жидкость Спиди.

4

Океан был там же, но теперь он был темнее – индигового цвета.

Минуту Джек стоял завороженный, обдуваемый морским ветерком, пристально вглядываясь в линию горизонта, где темно-синий океан сливался с небом цвета выцветших джинсов. Горизонт незаметно, но явно искривлялся.

Джек мотнул головой и, нахмурившись, повернулся. Высокая трава, волнующаяся под ветром, росла там, где минуту назад стояла карусель. Пирс тоже исчез. Вместо него Джек увидел беспорядочное нагромождение каменных глыб, уходящее далеко в океан. Волны перекатывались через них и задерживались в древних трещинах и впадинах на берегу. Ветер сдувал плотную пену, похожую на взбитый крем.

Джек ущипнул изо всех сил себя за щеку. Он почувствовал резкую боль, глаза его наполнились слезами, но вокруг ничего не изменилось.

– Да… Это все на самом деле, – прошептал Джек. И еще одна волна разбилась о берег, превратившись в миллионы брызг.

Джек неожиданно обнаружил, что Центральная набережная была и здесь: изрезанная колеями дорога начиналась от оставшегося в реальном мире пирса, проходила мимо места, где сейчас стоял Джек, и уходила дальше на север. В этом же направлении тянулась и Центральная набережная, переходившая в авеню «Аркадии», начинаясь от входа в парк.

Между колеями росла трава. Она была грязной, истоптанной, и Джек понял, что дорогой пользуются. По крайней мере время от времени.

Джек пошел на север, все еще держа бутылку в руке. И представил себе, как там, в другом мире, лежит в кармане у Спиди снятая с нее пробка.

Интересно, я для него тоже исчез? Наверное, да. Вот здорово-то!

Пройдя шагов сорок вдоль дороги, Джек наткнулся на заросли ежевики. Он никогда не видел таких крупных, сочных ягод. В его животе, еще не оправившемся после магической жидкости, протяжно заныло.

Ежевика? В сентябре?

А, не стоит обращать внимания! После всего, что произошло сегодня (а ведь было еще всего десять часов утра!), такая находка уже не удивляла.

Джек нагнулся, собрал пригоршню ягод и отправил их в рот. Они были удивительно сладкими, приятными на вкус. Улыбаясь посиневшими губами, Джек подумал, что он, должно быть, сошел с ума. Он собрал еще горсть… Потом еще одну… Ничего слаще он не пробовал никогда в жизни! Казалось, в ягодах был весь неправдоподобный вкус и аромат здешнего воздуха.

Потянувшись за четвертой горстью, Джек поцарапался.

Кусты словно говорили ему: «Хорошего понемножку». Он пососал ранку, поднялся и медленно пошел вдоль дороги на север, стараясь ничего не упустить из виду.

Пройдя совсем немного, он остановился и взглянул на солнце. Оно было меньше, чем обычно, и казалось более ярким и горячим. Был ли у него чуть оранжевый оттенок, как на средневековых картинах? Пожалуй, да. К тому же…

Резкий хриплый крик, будто гвоздь медленно вытаскивали из доски, раздался справа от Джека, спутав все его мысли. Джек обернулся. Плечи его приподнялись, а глаза расширились от страха.

Это была чайка – чайка умопомрачительных, абсолютно неправдоподобных размеров, но такая же реальная здесь, как он сам. Она была размером с большого орла. Чайка сидела, неестественно вывернув свою круглую белую голову, и пронзительно смотрела на Джека. Массивный, загнутый на конце клюв то раскрывался, то захлопывался. Трава вокруг нее колыхалась от взмахов огромных крыльев.

Чайка направилась к Джеку, ничуть его не боясь. Где-то вдали послышались едва различимые звуки, словно медные трубы играли похоронный марш. Джек, сам не зная почему, вдруг вспомнил о матери. Он повернулся на север, откуда доносилась эта музыка, – что-то ужасающее было в звуках труб. Чувство, охватившее Джека, походило на страстное желание чего-то особенного, что бывает столь редко, что даже назвать это невозможно… О нем не думаешь, пока не увидишь, но как только увидишь, желание будет преследовать тебя постоянно.

Вдалеке Джек разглядел флажки и верхушку чего-то похожего на палатку или шатер. «На этом месте должна стоять «Альгамбра», – подумал он. Чайка пронзительно крикнула над самым ухом, как ему показалось. Он посмотрел в ее сторону и с ужасом обнаружил, что она всего лишь в двух метрах от него. Вновь открылся желтый клюв, и Джек увидел грязно-розовую глотку. Это заставило его вспомнить вчерашний день, чайку, уронившую моллюска на песок. Та чайка так же пристально смотрела на него. Она смеялась над ним, он был уверен в этом. Когда она на своих кривых лапах подошла поближе, Джек почувствовал исходящий от нее противный запах мертвой рыбы и гниющих водорослей. Чайка зашипела и хлопнула крыльями.

– Пошла прочь! – крикнул Джек. Сердце его исступленно билось, во рту пересохло, но Джек не желал, чтобы его напугала какая-то чайка, пусть даже очень большая. – Ну, пошла!

Чайка снова открыла клюв. Теперь в ее крике Джек, казалось, разобрал слова:

 
А-а а-а-а-эк! А-а а-а-а-эк, эк!
Мама умирает, Джек!
 

Чайка сделала еще один маленький шажок к нему. Чешуйчатые когтистые лапы, открывающийся и закрывающийся клюв, пристальный взгляд черных глаз… Не совсем понимая, что он делает, Джек схватил зеленую бутылку и сделал глоток.

Снова отвратительный вкус заставил его крепко зажмурить глаза.

Когда он открыл их, то увидел перед собой желтый дорожный знак: бегущие маленькие мальчик и девочка. «Осторожно: дети!» – гласила надпись под ним. Чайка, на этот раз нормальных размеров, с криком вылетела у него из-под ног. Джек огляделся, у него закружилась голова. Желудок, полный ежевики и магической жидкости, вывернуло наизнанку. Мышцы ног начали неприятно подрагивать, и он опустился на бетонное основание знака. Резкая боль пронзила позвоночник и заставила крепко стиснуть зубы. Джек упал на колени и широко открыл рот, уверенный, что сейчас его вырвет. Но вместо этого он только пару раз икнул и почувствовал, как желудок опустился на место. «Наверное, это из-за ягод, – подумал Джек. – Если бы из-за жидкости, меня бы вырвало еще в первый раз».

Джек поднялся и почувствовал, что все окружающее его снова кажется неестественным и ненастоящим. Он прошел не больше шестидесяти шагов в Долинах по дороге, в этом он был уверен. За один шаг он делал по полметра, ну пусть даже метр. Однако… Джек посмотрел вперед и увидел арку с большими красными буквами: ЛУНА-ПАРК «АРКАДИЯ». Хотя зрение у него было отличное, он не мог прочитать эту надпись – так далеко от него она была. Справа он увидел многокрылую «Альгамбру», раскинувшиеся вокруг сады и океан. В Долинах он прошел меньше чем полкилометра. Здесь же они превратились в целых полтора.

– О Господи! – прошептал Джек и закрыл лицо руками.

5

– Джек! Джек! Маленький странник!

Голос Спиди едва был слышен из-за рева мотора. Джек поднял отяжелевшую голову и почувствовал, как все части его тела наливаются усталостью. Он увидел, что старый грузовик медленно катится прямо на него. Самодельные борта грузовика, сделанные из разнокалиберных досок, походили на кривые зубы. Кабина была выкрашена в бирюзовый цвет. За рулем сидел Спиди.

Он остановился напротив знака, «расстрелял» двигатель (бах-бах-ба-бах!) и «прикончил» его (фи-и-и-у!). Затем быстро выскочил из кабины:

– С тобой все в порядке, Джек?

Джек протянул ему бутылку:

– Твое колдовское зелье – редкая гадость, Спиди.

Спиди обиженно посмотрел на Джека, потом улыбнулся:

– А кто тебе сказал, что все лекарства должны быть вкусными?

– Никто, – ответил Джек. Силы медленно возвращались к нему. Головокружение прекратилось.

– Теперь ты веришь в это, Джек? – спросил Спиди.

Джек кивнул.

– Нет, скажи громко.

– Долины, – сказал Джек, – они есть, они на самом деле. Я даже видел птицу…

Джек вздрогнул и запнулся.

– Какую птицу? – быстро спросил Спиди.

– Чайку, огромную говорящую чайку! – Джек встряхнул головой. – Ты, наверное, не поверишь. – Он задумался на секунду и сказал: – Нет, я думаю, ты поверишь. Никто на свете не поверит, а ты поверишь.

– Говорящую? Ну и что? Здесь тоже многие птицы разговаривают. Правда, в их речах, как правило, нет смысла. У некоторых есть только намек на смысл. Но такой слабый…

Джек снова кивнул. Слушая рассуждения Спиди (как будто во всем этом не было ничего необычного), Джек постепенно успокоился.

– Мне кажется, она говорила. Но это было похоже… – Джек задумался. – В нашей школе в Лос-Анджелесе учился один мальчик, Брендан Льюис. У него был дефект речи, и его трудно было понять. Птица говорила точно так же. Но я понял, что она сказала. Она сказала, что моя мама умирает.

Спиди положил руку ему на плечо, и они присели на бетонную тумбу дорожного знака. Портье, бледный и худой, подозревающий всех и вся, вышел из отеля с пачкой писем в руке. Спиди и Джек молча наблюдали за ним, пока тот не дошел до угла авеню «Аркадии» и Пляжного проезда и не опустил всю корреспонденцию в почтовый ящик. Сделав это, портье обернулся, смерил Спиди и Джека пронизывающим взглядом и скрылся в отеле. Скрип двери был слышен далеко и четко, и Джек снова почувствовал, как тихо и безлюдно все вокруг на этом осеннем курорте. Широкие пустынные улицы, пляж с пустынными дюнами. Опустевший парк. Вагончики «американских горок», задернутые брезентом. Закрытые ларьки.

И опять Джек подумал, что мать привезла его в место, очень похожее на край света.

Спиди снял руку с плеча Джека и спел мягким приятным голосом:

 
Слишком долго смотрю я на эти дома.
Надоела мне эта дыра.
Лето уходит, приходит зима:
Уходить мне, пожалуй, пора…
 

Вдруг он замер и взглянул на Джека:

– Не пора ли тебе, маленький странник, тоже отправляться в путь?

Джек вздрогнул.

– Я отправлюсь, – сказал он. – Если это поможет. Если это только поможет ей. Я могу помочь ей, Спиди?

– Можешь! – торжественно ответил Спиди.

– Но…

– Да тут целый грузовик всяких «но»! Нет, даже целый вагон. Я не говорю, что удача достанется без труда. Я не обещаю, что ты вернешься живым или что не сойдешь с ума…

– Как ты думаешь, Спиди, почему я прошел в Долинах всего несколько шагов, а здесь оказался на целую милю дальше? Потому что Долины намного меньше?

– Да.

– Странно все это.

Вопрос, заинтересовавший Джека раньше, снова вернулся к нему. И хотя сейчас он был не совсем уместен, Джеку все же хотелось задать его.

– Спиди, а я исчезал? Ты видел, как я исчезал?

– Ты ушел вот так. – Спиди хлопнул в ладоши.

Джек почувствовал, как невольная улыбка медленно расплывается по его лицу. Спиди улыбнулся в ответ.

– Хотел бы проделать такое как-нибудь на уроке у мистера Белгоу! – сказал Спиди и захохотал как ребенок.

Джек присоединился к нему. Смех был легким и приятным, как вкус ежевики из Долин. Но минуту спустя Спиди вновь стал серьезен.

– Знаешь, зачем тебе надо быть в Долинах, Джек? Ты должен достать кое-что. И это кое-что обладает огромной силой.

– И оно там?

– Ну конечно, там, где же еще?

– И оно может помочь маме?

– Да, и не только ей.

– И Королеве?

Спиди кивнул.

– А что это? Где оно? Как его…

– Ну, ну, хватит. Остановись. – Спиди поднял руку. Лицо его было очень серьезным. – Все по порядку, Джек. Не стоит спрашивать меня о том, чего я не знаю… или не могу рассказать.

– Не можешь? – удивленно переспросил Джек. – Но кто тебе не разрешает?

– Вот-вот, опять! – одернул Джека Спиди. – А теперь слушай, маленький странник. Чем быстрее ты отправишься в путь, тем лучше. До того, как этот человек, Блоут или как его там…

– Слоут.

– Вот именно. В общем, до того, как он будет здесь.

– Но он отравит мою маму! – сказал Джек, сам удивляясь своим словам. Сказал ли он так потому, что это было правдой? Или же хотел оправдаться перед Спиди за попытку уклониться от путешествия, решиться на которое было, как казалось Джеку, все равно что есть отраву, заранее зная о результате. – Ты не знаешь его. Он…

– Я знаю его, – спокойно сказал Спиди. – Я знаю его давно, маленький странник, и он знает меня. На нем есть отметины моих рук. Он прячет их, но не может от них избавиться. Твоя мама вполне может постоять за себя. По крайней мере она собирается за себя постоять. А ты должен идти.

– Куда?

– На запад. К другому океану.

– К какому? – воскликнул Джек, испугавшись мысли о таком расстоянии.

Вдруг он вспомнил рекламу авиакомпании, которую видел дня три назад по телевизору. В ней молодой человек оказывался в воздухе на высоте десяти тысяч метров и парил там как ни в чем не бывало, невозмутимый, словно огурец на грядке. Джеку подумалось, что и они с мамой могут так сколько угодно перелетать с одного побережья на другое, и никто не поймает их.

– Надо лететь самолетом?

– Нет! – воскликнул Спиди, своей сильной рукой схватив Джека за плечо. – Ни в коем случае не позволяй ничему поднимать тебя в воздух! Тебе это нельзя. Если ты поднимешься в воздух в Долинах…

Спиди умолк. Продолжать он не мог. Джек на мгновение представил себя парящим в чистом, безоблачном небе. Летающий мальчик в джинсах и красно-белой спортивной куртке…

– Ты пойдешь пешком. Я запрещаю тебе даже думать о… Ты должен быть осторожен. Там слишком много незнакомых людей. Некоторые из них сумасшедшие. Ты можешь встретить там девочек, которые захотят дружить с тобой, а можешь встретить злодеев, которые захотят напасть на тебя. Там есть странные люди: одной ногой они стоят в этом мире, а другой – в том. Боюсь, они сразу узнают о твоем появлении и будут следить за тобой.

– Это… двойники?

– Некоторые. Но не все. Больше я ничего не могу тебе сказать. Но ты должен туда добраться. Добраться до другого океана. Через Долины путь короче. Возьми бутылочку.

– Терпеть не могу эту гадость!

– Это не страшно! – строго перебил Спиди. – В Долинах ты найдешь другую «Альгамбру». Это плохое место, темное. Но надо.

– Как же я ее найду?

– Она позовет тебя. Ты услышишь это громко и ясно, сынок.

Джек облизнул губы:

– А почему я должен идти именно туда, если это плохое место?

– Потому что там Талисман, – ответил Спиди. – Он – в той, другой «Альгамбре».

– Не пойму я, о чем ты говоришь.

– Тебе и не надо ничего понимать. – Спиди поднялся и протянул Джеку руку. Джек тоже встал. Так они стояли лицом к лицу, старый негр и белый мальчик. – Слушай. – Голос Спиди звучал медленно и торжественно. – Талисман как раз поместится в твою руку. Он не больше и не меньше ее. Такой маленький прозрачный шарик.

 
Маленький Джек отправляется в путь,
Чтоб Талисман раздобыть и вернуть.
Но нужен к нему особый подход:
Его потеряешь – и все пропадет!
 

– И все-таки я не понимаю, о чем ты говоришь, – упрямо повторил Джек. – Ты должен…

– Ничего я не должен, – сказал Спиди, но голос его остался тем же. – Я должен к утру починить карусель. Больше я ничего не должен. Не стоит тратить время на болтовню. Мне пора возвращаться, а тебе – отправляться в путь. Вот и все, что я могу сказать. До скорой встречи. Здесь… Или там…

– Я не знаю, что делать! – крикнул Джек, но Спиди уже садился в кабину грузовика.

– Ты знаешь достаточно, чтобы начать. Иди за Талисманом, Джек. Он спасет твою мать.

– Но я не представляю, как выглядит Талисман. Я даже не знаю, что это такое.

Спиди рассмеялся и включил зажигание. Мотор взревел, и голубое облако вылетело из выхлопной трубы.

– Посмотри в словаре! – крикнул он, и грузовик тронулся с места.

Джек стоял, держась за столб дорожного знака, глядя, как грузовик удаляется в сторону парка. Он еще никогда в жизни не чувствовал себя таким одиноким.

Глава 5
Джек и Лили
1

Когда грузовик Спиди свернул с дороги и исчез за аркой, Джек медленно побрел в отель. Талисман. Другая «Альгамбра». На берегу другого океана… Его сердце было опустошено. Без помощи Спиди задача выглядела трудной, абсолютно непонятной и совершенно невыполнимой. Пока Спиди говорил, Джека не покидало ощущение, что мешанина намеков, угроз и наставлений до него не доходит. Это было похоже на макароны, которые никак не наматываются на вилку. Долины существуют – он сам в этом убедился. Это и радовало, и огорчало его. Долины – совершенно реальное место, и он должен отправиться туда. Даже если он ничего до конца не понял, даже если он – одинокий странник, все равно он должен. Не все, что ему предстоит сделать, будет иметь отношение к его маме. «Талисман», – повторил он, пробуя на язык и словно овеществляя это слово, и перешел через Центральную набережную. Джек прыгнул на ступеньки, которыми начиналась дорожка, ведущая в гостиницу. Темнота в «Альгамбре» и гром закрывающейся двери напугали его. Коридор был похож на длинную пещеру. Казалось, здесь не обойтись без огня. Бледный портье высился над длинным столом, уставившись на Джека своими абсолютно белыми глазами. Джек читал в них слишком многое. Он отвернулся и пошел дальше. Безмолвное послание водянистых глаз делало его сильнее, потому что оно было насмешливым и оскорбительным. Он подошел к лифту неторопливо, гордо выпрямившись.

Якшаешься с черномазыми? Позволяешь себе обниматься с ними, да?

Лифт опустился, как большая тяжелая птица. Двери раскрылись, и Джек вошел внутрь. Он нажал кнопку «4». Портье продолжал разглядывать его своим колючим взглядом.

Тебе нравятся негры? Они черные и горячие. Вот что тебе нужно?

Двери лифта наконец-то закрылись, и Джека слегка придавило к полу. Лифт поехал вверх. Джеку казалось, что весь воздух первого этажа пропитан ненавистью. Лифт поднимался, и дышать становилось все легче. Теперь все, что ему оставалось сделать, – это сообщить матери, что он отправляется в Калифорнию. Один.

…не подписывай дяде Моргану никаких бумаг…

Выйдя из лифта, Джек впервые задумался, понимал ли Ричард Слоут, что представляет собой его отец.

2

За длинной галереей картин, которые все, как одна, изображали суденышки на бурном море, находилась дверь с номером 408. Она открылась, показав край выцветшего ковра. Солнечный свет, падающий из окна в зале, прямоугольником застыл на стене.

– Мама! – позвал Джек, входя. – Мне нужно с тобой…

В комнате никого не было.

– …поговорить, – закончил он. – Мама?!

В комнате был беспорядок – перевернутая пепельница, недопитый бокал с водой…

Джек пообещал себе, что не станет паниковать. Он медленно повернулся к двери в ее спальню. Она была открыта, в комнате царил полумрак – Лили никогда не раздвигала шторы.

– Мама! Я знаю, что ты здесь!

Джек постучал в дверь ванной. Никто не ответил. Тогда он вошел. На столике перед ним лежали зубная щетка и расческа со светлыми волосками, застрявшими в ней.

Лаура де Луизиан! – отчетливо произнес внутренний голос, и Джек поспешно вышел из ванной – это имя ужалило его, как пчела.

– Нет, только не это, – сказал он себе. – Куда она могла деться?

Он зашел в свою спальню и окинул взглядом кровать, лежащий на полу портфель, маленькую стопку книг на столе, полотенца, разбросанные у входа в его собственную ванную.

И тут он снова увидел…

Морган Слоут, с грохотом распахнув дверь, врывается в комнату, выкручивает ей руки и тащит вниз…

Джек вернулся в гостиную. На этот раз его взгляд остановился на пустом кресле, в котором обычно сидела мать.

…выталкивает ее на улицу через черный ход и запихивает в машину. Его глаза желтеют…

Джек бросился к телефону:

– Это Джек Сойер говорит, то есть я… из комнаты… ой, 408… Моя мама не оставляла никакой записки? Она должна быть здесь, но… по какой-то причине… ой…

– Сейчас посмотрю, – сказала девушка на том конце провода. Джек судорожно сжал трубку, ожидая, когда она вернется. – Нет, для 408-й – ничего.

– А для 407-й?

– Это в одной ячейке.

– У нее не было никого последние полчаса или больше? Никто не приходил сегодня утром? Ну, в смысле, к ней?

– Это надо узнать у портье. Хотите, я спрошу?

– Ой, пожалуйста!

– Я рада хоть что-нибудь сделать. Такая скука!

Снова томительное ожидание.

– Никто не приходил. А может быть, она оставила записку где-нибудь в номере?

– Спасибо. Я посмотрю.

Джек повесил трубку. Сказал ли портье правду? Или двадцатидолларовая бумажка перекочевала из рук Моргана Слоута в его цепкие пальцы? Больше Джек ничего не мог придумать. Он сел в кресло, преодолевая желание заглянуть под кровать. Нет, дядя Морган не мог здесь побывать, он сейчас еще в Калифорнии. Хотя он мог прислать кого-нибудь. Спиди что-то говорил о людях, живущих сразу в обоих мирах…

Джек больше не мог здесь находиться. Он встал с кресла и вышел в коридор, закрыв за собой дверь. Сделав два шага, он остановился, вернулся, закрыл дверь на ключ и побежал к лифтам. Может быть, она просто пошла купить какой-нибудь журнал и не взяла с собой ключа?..

Нет, последний раз она держала в руках газету в начале лета…

Ну, значит, просто вышла погулять.

Да, как же, позаниматься физкультурой. Или, может быть, Лили Кевинью вдруг решила стать чемпионкой по гимнастике? Сейчас она расставила снаряды по всему пляжу и усиленно готовится к следующей Олимпиаде.

Когда лифт добрался до первого этажа, Джек решил заглянуть в магазин. Пожилая светловолосая продавщица взглянула на него поверх очков. На стенде стояли журналы: «Ю Эс», «Пипл», «Нью-Хэмпширский журнал».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64

Поделиться ссылкой на выделенное