Стивен Кинг.

Талисман

(страница 3 из 64)

скачать книгу бесплатно

Джек повернулся и быстро зашагал от отеля прочь. И она все время убегает, и ты убегаешь вместе с ней. Но от кого? И куда? Сюда, на этот заброшенный курорт? Джек перешел через широкую дорогу, ведущую в город. Теперь все пустое пространство вокруг него превратилось в гигантский водоворот, в огромную песчаную воронку. Она засасывала его, чтобы выбросить в темном мире, где никогда не бывает покоя.

Чайка сделала большой круг над дорогой и полетела к пляжу. Джек проводил ее взглядом, пока та не превратилась в маленькую белую точку над серой гладью воды.

Лестер Спиди Паркер, кучерявый негр с густыми бакенбардами, сейчас был скорее всего в парке. Именно он был немедленно нужен Джеку. Он понял это сразу, как только до него дошло, кто такой Морган Слоут. Вскрикнула чайка; солнечный луч, отразившись от воды, ослепил его, и он представил дядю Моргана и своего нового друга Спиди символами Дня и Ночи, Луны и Солнца, Мрака и Света. Спиди понравился бы отцу, снова подумал Джек. Он был бы близок ему, ведь он бывший музыкант. А дядя Морган близок ему с другой стороны, дядя Морган – деловой человек, он всю свою жизнь отдал бизнесу и бирже. Но он так тщеславен, что позволяет себе мошенничать в азартных играх даже с собственным сыном. Впрочем, он мошенничает всегда, во всех своих делах. Он не из тех, кто умеет красиво проигрывать.

НОЧЬ И ДЕНЬ, ЛУНА И СОЛНЦЕ, МРАК И СВЕТ. Черный Спиди в этой системе отсчета означал свет.

Внезапно новая волна неудержимого, беспричинного страха накатила на Джека. Он вскочил и побежал.

2

Спиди сидел около пирса, опираясь на одно колено, – наматывал толстый кабель на барабан. Грязная рабочая куртка задралась, обнажив потную спину. Увидев его, Джек с удивлением обнаружил, что не имеет ни малейшего понятия, о чем он будет говорить. Да и собирался ли он говорить о чем-либо вообще?

Спиди перевязал барабан, вынул из кармана складной нож и с ловкостью хирурга отсек конец кабеля. Джеку захотелось уйти, и он ушел бы, если бы мог. Ведь сюда его никто не звал, Спиди занят, да и глупо надеяться, что старый негр сможет хоть чем-то помочь ему. Что может сделать простой смотритель опустевшего парка?

Спиди обернулся и увидел Джека. Лицо негра выражало искреннюю и дружескую радость. Улыбка тронула его губы, и Джек понял, что пришел вовремя.

– А, маленький странник! – поприветствовал Джека Спиди. – Я уже начал бояться, что ты не придешь больше. Рад снова видеть тебя, сынок!

– Я тоже рад.

Спиди убрал нож в карман и распрямился. Его длинное худое тело поднялось так легко и красиво, словно было невесомым.

– Все кругом приходит в упадок, – сообщил он. – Я все укрепляю, укрепляю, но… – Он смолк на полуслове и ласково посмотрел на Джека. – Мир не настолько хорош, как кажется. Маленький странник Джек чем-то встревожен. Я угадал?

– Почти. – Джек до сих пор не знал, как рассказать о том, что так мучило его. Он не мог уложить свои мысли в слова, простые слова, понятные всем.

Во-первых, во-вторых, в-третьих… Мир Джека больше не умещался в привычных рамках. Он не мог произнести ни слова.

Рядом со Спиди он казался маленьким. Руки Лестера сжались в кулаки, и глубокая морщина прорезала лоб между густыми седыми бровями. Его лучистые глаза цвета моря на мгновение встретились с глазами Джека, и тот почувствовал себя лучше. Он не мог понять, почему. Спиди, казалось, умел передавать ему свое настроение, как будто они встретились не неделю назад, а знали друг друга уже много лет.

– Ладно, хватит работать, – сказал Спиди, глядя в сторону «Альгамбры». – Если я возьмусь за что-то еще, то обязательно испорчу. Ты ведь никогда не был у меня в домике?

Джек кивнул.

– Сейчас самое время подкрепиться.

Спиди пошел вперед своей размашистой походкой. Джек едва поспевал за ним, когда они спустились со ступенек и затопали по чахлой, сухой траве к строениям в дальнем конце парка. Спиди снова удивил Джека, начав петь:

 
Запомни, маленький мой Джек,
Запомни попрочней:
Был путь твой из дому далек —
Но путь домой длинней…
 

Он не просто пел, он как будто разговаривал с ним. И если на слова Джек не обратил особого внимания, то мягким, глубоким голосом Спиди он просто заслушался.

 
Был путь твой из дому далек,
Но путь домой длинней…
 

Спиди озорно взглянул на него.

– Послушай, почему ты меня так называешь? – спросил его Джек. – Почему я «маленький странник»? Потому что я из Калифорнии, да?

Они прошли мимо бледно-голубого билетного киоска у парковой ограды. Спиди засунул руки в карманы своих потрепанных зеленых брюк, развевающихся на щиколотках, и прислонился к низкому голубому заборчику. Привычность и быстрота его движений казались театральными, наигранными, словно он заранее знал, что мальчик задаст именно этот вопрос именно в этот момент.

 
Приехал он из Калифорнии,
И вновь он будет там, —
 

пропел Спиди, и его глаза затуманились грустью.

 
Наш маленький бродяга
скучает по друзьям.
 

– Что? – удивился Джек. – Я вернусь домой? Но ведь мама продала дом или сдала кому-то. Я не пойму, какого черта ты мне все это говоришь?

Спиди ответил на этот раз прозой:

– Держу пари: ты не помнишь, что мы с тобой раньше встречались. Угадал?

– Мы встречались? Где? Когда?

– По крайней мере в Калифорнии. Хотя, я думаю, мы встречались и позже. Не пытайся вспомнить, мы виделись всего несколько минут. Даже сейчас скажу, когда. Четыре или пять лет назад… Дай Бог памяти… В 1976 году.

Джек посмотрел на Спиди, вконец обескураженный. В 1976-м? Ему тогда было семь лет…

– Зайдем в мою избушку, – предложил Спиди и оттолкнулся от заборчика все с той же легкой грацией. Джек последовал за ним.

Бледные тени, похожие на клетки для игры в крестики-нолики, лежали на мусорном баке, забитом пустыми пивными банками и конфетными обертками. Громада «американских горок» висела над ними, как недостроенный небоскреб. Спиди шел, стройный, как баскетболист, подняв голову и размахивая руками. Его тело в перекрещивающихся тенях горок выглядело очень молодо – видимо, Спиди находился сейчас в том далеком времени, когда он был двадцатилетним парнем. Потом он вышел на солнце, и тяжелый груз пятидесяти с лишним лет вновь окрасил в пепельный цвет его волосы и согнул спину. Миновав последний ряд опор, Джек почувствовал, что видения опять обступают его. О том же свидетельствовало и мимолетное преображение Спиди.

1976-й? Калифорния? Джек шел следом за Спиди к маленькому красному домику у забора в самом дальнем конце удивительного парка. Джек был уверен, что никогда не встречался со Спиди в Калифорнии… но воспоминания вернули его в другой, не менее странный вечер. Джеку было тогда шесть лет. Он играл с черной игрушечной машиной на тахте в офисе своего отца. Отец и дядя Морган тихо и таинственно разговаривали о чем-то непонятном:

– Они используют магию так же, как мы используем физику, понимаешь? Безумная держава, предпочитающая магию науке! А теперь попробуй понять, что нам грозит, если мы дадим им электричество, если мы дадим этим дикарям современное оружие. У тебя есть какие-нибудь соображения?

– Слушай, Морган. У меня много идей, которые могли бы тебя заинтересовать…

Джек все еще слышал голос отца, когда ему показалось, как что-то шевельнулось в тени опор аттракциона. Он поспешил за Спиди, который уже открывал дверь своей маленькой хижины, на его губах блуждала ухмылка.

– О чем задумался, маленький странник? Твоя голова гудит от мыслей, как пчелиный улей. Давай-ка снимай свою куртку и рассказывай.

Если бы Спиди улыбнулся чуть шире, Джек повернулся бы и убежал. Боязнь насмешек все еще преследовала его. Но лицо Спиди не выражало ничего, кроме добродушного приглашения к разговору. И Джек вошел в комнату.

Комната Спиди была прямоугольной и такой же красной внутри, как и снаружи. В ней не было ни стола, ни телефона. Две незаконченные тростниковые корзины висели на стене. На полу стоял электрообогреватель без корпуса, похожий на старый «понтиак». Посреди комнаты расположились деревянный школьный стул и кресло, обтянутое грубой серой материей. Его подлокотники, казалось, драло несколько поколений котов. Вытертые куски обивки свисали бахромой. На спинке стула были нацарапаны какие-то глупые надписи. Должно быть, эта мебель попала сюда прямо со свалки. В одном углу лежали две стопки книг, в другом стоял проигрыватель, накрытый дерматином.

Спиди кивнул на обогреватель:

– Попади ты сюда в январе или феврале, ты бы понял, зачем мне нужна эта штука. Здесь зверски холодно зимой.

Но Джек уже рассматривал картинки, висевшие на стенах. Все до единой они были вырезаны из журналов для мужчин. Женщины, с грудями больше, чем головы, в неудобных позах сидели на деревьях, свесив толстые ноги. Их лица казались Джеку одновременно красивыми и хищными, как будто они хотели в поцелуе сорвать с вас кожу. Некоторые из них были чуть моложе его матери, другие – едва старше его самого. Джеку казалось, что все они: молодые и не очень, розовые и шоколадные или желтые, словно мед, – все хотели наброситься на него. Он спиной ощущал, что Спиди Паркер стоит сзади и наблюдает за ним. Вдруг среди этого праздника нагого тела он увидел пейзаж, и на секунду у него перехватило дух. Это тоже была фотография. Она притягивала взгляд, словно была объемной. Горы, ярко-зеленая трава, а над всем этим сияло глубокое ясное небо. Он узнал это место! Он никогда не был там, но, как ни странно, узнал все. Он видел это место во сне.

– Нравится? – спросил Спиди.

Джек вспомнил, где находится. Женщины улыбались ему со стен.

– Да, нравится, – ответил Джек.

– Вот эту, – Спиди указал на фотографию с пейзажем, – я повесил сам. Все остальные были здесь еще до меня. Но рука не поднялась их сорвать. Они напоминают мне о моем возвращении.

Джек удивленно, ничего не поняв, посмотрел на Спиди. Старый негр подмигнул.

– Ты ведь знаешь это место, Спиди? – спросил Джек. – Где оно?

– Может быть, знаю, а может быть, не знаю. Такой пейзаж может быть в Африке – где-нибудь в Кении. А может быть, просто в моем воображении. Садись, где тебе удобно, маленький странник.

Джек поставил стул так, чтобы было видно картину.

– Неужели это Африка?

– Может быть, намного ближе. Может быть, любой из нас может попасть туда, когда захочет. Если захочет.

Джек внезапно обнаружил, что он дрожит, и дрожит уже давно. Он сжался в комок и почувствовал, как дрожь перебралась в желудок. Он не был уверен, что когда-нибудь захочет побывать в этом месте, но все же вопросительно посмотрел на Спиди, усевшегося рядом.

– Так это все-таки в Африке?

– Ну, я не знаю. Может быть. Я сам придумал для него название – Долины.

Джек взглянул на фотографию снова. Огромная зеленая равнина, невысокие бурые горы. Долины… Правильно. Именно так и надо называть это.

– …Они используют магию так же, как мы используем физику, понимаешь? Безумная держава… Этим дикарям современное оружие…

Дядя Морган говорил не останавливаясь. В редких паузах отец возражал:

– Мы должны действовать осторожно. Не забывай, что мы многим им обязаны.

– Долины… – прошептал Джек, пробуя слово на вкус.

– Воздух там похож на душистое вино. Там всегда идет мелкий дождик. Прекрасное место, сынок!..

– Ты там был, Спиди? – спросил Джек, горячо надеясь, что услышит «да».

Но Спиди разочаровал его. Сторож улыбнулся ему, и на сей раз это была настоящая улыбка, а не обычная доброжелательность. Он сказал:

– Нет, черт возьми, я никогда не был нигде, кроме Соединенных Штатов, мой маленький Джек! Даже во время войны я никогда не заезжал дальше Техаса или Алабамы.

– А откуда ты знаешь про Долины? – Джек уже начал привыкать к этому слову.

– Такой человек, как я, слышит много всякого. Истории про двухголовых попугаев, про крылатых людей, про оборотней. Про больных королев…

…магию так же, как мы используем физику, понимаешь?

– Ангелы и оборотни? Я слышал истории про оборотней. Они есть даже в мультиках. Это ничего не значит, Спиди.

– Может, и не значит. Но я слышал, что если в Долинах один человек надкусывает яблоко, то другой чувствует его запах – такой там чистый воздух.

– А ангелы?

– Люди с крыльями.

– И больные королевы, – попытался пошутить Джек. Ты, мол, сам не веришь в то, что говоришь, старый плут. Но не успел он произнести эти слова, как вдруг почувствовал себя больным. Ему вспомнилась чайка, терзающая моллюска, черный глаз этой чайки, говоривший ему, что он тоже смертен; он слышал громкий голос дяди Моргана, спрашивавший про королеву Лили.

Королева вторых ролей, королева Лили Кевинью.

– Да, – тихо сказал Спиди. – Несчастья окружают нас везде, сынок. Больные королевы… Они иногда умирают. Умирают, сынок. Остается только ждать, что кто-нибудь их спасет.

Джек замер с открытым ртом. Он чувствовал себя так, будто получил удар ниже пояса. Спасти ее? Спасти его мать? Его снова охватил страх. Как может он ее спасти? И означает ли этот безумный разговор, что она действительно может умереть?!

– Теперь у тебя есть дело, – сказал Спиди. – Сам Бог дал его тебе. Я надеюсь, ты справишься.

– Я не понимаю, о чем ты говоришь, – ответил Джек. Ему стало трудно дышать.

В темном углу комнаты на стене Джек заметил гитару. Под ней лежал свернутый матрац. Спиди потянулся за гитарой.

– Я мечтаю, – сказал он, – что наступит такое время… Ты знаешь, о чем я говорю. Ты знаешь намного больше, чем тебе кажется. Один Господь Бог знает больше.

– Но я не понимаю… – начал Джек и осекся.

Теперь он испугался еще больше. Еще одно воспоминание о прошлом вернулось к нему, захватив все его мысли. Он весь покрылся холодным потом. Он вспомнил, как вчера стоял перед лифтом и его мочевой пузырь готов был лопнуть.

– Не говорил ли я тебе, что нам пора перекусить? – спросил Спиди, поворачиваясь лицом к шкафу.

Два чудовища снова всплыли в памяти Джека. Тяжелые ветви огромного дерева нависли над крышей их автомобиля.

Спиди осторожно извлек из шкафа бутылочку. Она была темно-зеленого стекла, и жидкость в ней казалась темной.

– Это должно помочь тебе, сынок. Попробуй. Только чуть-чуть. Ты многое поймешь. Ты поймешь, о каком деле я тебе говорю.

– Мне пора идти, – выпалил Джек. – Я должен поскорее вернуться в гостиницу.

Старик удивился. Он поставил бутылку обратно. Джек был уже у двери.

– Я волнуюсь, – сказал он.

– О маме?

Джек кивнул.

– Что ж. Тогда тебе действительно стоит пойти посмотреть, все ли с ней в порядке. Я жду тебя в любое время, маленький странник.

– Хорошо, – сказал мальчик. Перед самой дверью он остановился. – Мне кажется, я вспомнил, где мы раньше встречались.

– О Господи, мои мозги сейчас лопнут! – воскликнул Спиди. – Мы никогда не встречались до прошлой недели, я просто пошутил. Ну, давай иди к маме.

Джек вышел и побежал по дорожке к широкой арке, которая вывела его на улицу.

«ЯИДАКРА КРАП-АНУЛ», – прочитал он. Ночью с этого места тоже будет видно эту надпись, светящуюся в темноте яркими лампочками.

Пыль клубилась под ногами. Джек бежал, заставляя себя с каждым шагом бежать все быстрее. Пробегая под аркой, он уже готов был взлететь.


1976-й… Джек медленно брел по Родео-драйв в один из июньских дней. Или июльских? В один из жарких дней. Сейчас он даже не помнил, куда он шел тогда. Может быть, к друзьям? По крайней мере дел у него в тот день не было. Он только начал приходить в себя после смерти отца. Еще много месяцев после того, как с Филом Сойером произошел несчастный случай, его тень, его призрак преследовал Джека, куда бы он ни пошел. В семь лет детство для него закончилось. Сейчас он вспоминал, каким глупым и наивным был еще год назад. Теперь он научился доверять своей матери. Опасности больше не мерещились в темных углах, в туалете, на вечерних улицах, в пустых комнатах. Но события трагического летнего дня 1976 года нарушили его душевный покой. Полгода после этого Джек спал, не выключая свет: каждую ночь его мучили кошмары.

Он вспомнил, как недалеко от их дома остановилась машина зеленого цвета. Это был не «мерседес» – все, что Джек тогда мог сказать о ней. «Мерседес» – единственная марка автомобилей, которую семилетний Джек узнавал по внешнему виду. Водитель улыбнулся ему из окошка. Джек подумал, что этот человек – знакомый его отца Фила Сойера. И решил с ним поздороваться. На заднем сиденье пристроился человек в круглых очках, настолько черных, что они едва ли пропускали солнечный свет. Он был одет в недорогой белый костюм. Водитель, не переставая улыбаться, что-то шепнул своему пассажиру, затем обратился к Джеку:

– Мальчик, ты случайно не знаешь, как добраться до отеля «Беверли-Хиллз»?

Значит, он не местный. Джек хорошо знал, где находится этот отель. Он указал направо. Отель был недалеко. Отец иногда ходил в ресторан «Беверли-Хиллз».

– Не сворачивая? – продолжая улыбаться, спросил водитель.

Джек кивнул.

– Ты славный парень, – сказал ему водитель. Пассажир хихикнул. – Это не очень далеко?

Джек отрицательно мотнул головой.

– Кварталах в двух отсюда или дальше?

– Где-то так. – Джеку стало не по себе. Водитель все еще улыбался, но теперь эта улыбка была холодной и насмешливой. А тихий хохоток человека в очках походил на мокрые шлепки.

– Может быть, пять или шесть? Как ты думаешь?

– Да, точно, пять или шесть, – сказал Джек, отступив назад.

– Ну что же, спасибо, дружок, – сказал водитель. – Ты, наверное, любишь конфеты?

Он протянул руку в окно кабины и разжал ладонь.

– «Тутси Ролл». Возьми, это тебе.

Джек неуверенно шагнул вперед, вспоминая тысячи жутких рассказов про незнакомцев с конфетами. Но этот человек не выходил из машины. Даже если бы он собрался что-нибудь сделать, ему пришлось бы по крайней мере открыть дверь, а за это время Джек смог бы отбежать достаточно далеко. К тому же не взять конфету было бы невежливо. Джек подошел ближе и заглянул в глаза водителю – голубые и такие же холодные, как его улыбка. Какой-то инстинкт вдруг шепнул ему: отдерни руку и беги! – но он дотянулся до конфеты и взял ее. Рука водителя тут же сомкнулась вокруг его запястья. Человек в черных очках громко захохотал. Джек еще раз взглянул в глаза державшего его за руку и с ужасом увидел, что они изменились: теперь они были желтыми. Пассажир в белом костюме открыл дверцу с другой стороны и вышел из машины. Маленький золотой крестик блеснул на лацкане его пиджака. Джек попытался вырваться, но водитель только усмехнулся и еще крепче сжал его руку.

– НЕТ! – закричал Джек. – ПОМОГИТЕ!

Человек в черных очках открыл заднюю дверцу со стороны Джека.

– СПАСИТЕ! – еще громче крикнул Джек, чувствуя, что его пытаются запихнуть в машину. Он задергался изо всех сил, не переставая кричать, но человек в очках лишь усилил хватку. Джек бился в его руках, пытаясь вырваться; с ужасом и отчаянием он ощутил, что под его пальцами вовсе не кожа. Он увидел, что его держит когтистая черная лапа, и снова закричал.

Вдруг он услышал чей-то громкий голос:

– Эй, вы! Перестаньте мучить мальчика! Оставьте ребенка в покое, вам говорят!

Джек с трудом вдохнул воздух и, вывернув голову, насколько позволяла хватка чудовища, – именно чудовища, это не было человеком, нет! – увидел, как к ним бежит худой высокий негр. Существо, державшее Джека, бросило его на тротуар. Хлопнула дверца автомобиля.

– Быстрее, быстрее! – крикнул водитель, нажимая на акселератор. Человек в белом костюме прыгнул на заднее сиденье. Машина резко тронулась с места и понеслась по Родео-драйв, едва не врезавшись в длинный белый «клене», за рулем которого сидел загорелый мужчина в теннисной кепке, отчаянно сигналивший.

Джек поднялся на ноги; у него кружилась голова. Лысый мужчина в кожаной охотничьей куртке появился рядом.

– Кто это был? – спросил он. – Ты знаешь, как их зовут?

Джек отрицательно помотал головой.

– Может, вызвать полицию?

– Я хочу сесть, – сказал Джек, и лысый отошел на шаг.

– Так, может, все-таки вызвать полицию?

Джек еще раз мотнул головой.

– Ты живешь здесь, поблизости? – не отставал лысый. – Мне кажется, я видел тебя раньше.

– Я Джек Сойер. Мой дом через квартал отсюда.

– А, такой белый! – закивал мужчина. – Дом Лили Кевинью! А ты ее сын? Давай я провожу тебя до дома?

– А где тот, другой? – спросил его Джек. – Тот черный человек, который кричал?

Джек с трудом поднялся и отошел от человека в кожаной куртке. Кроме них двоих, на улице никого не было.


Тот черный человек был Лестер Спиди Паркер. Именно он спас Джеку жизнь в страшный летний день.

3

– Ты позавтракал? – спросила мать, выпустив облако дыма. Ее волосы были убраны под шарф, завязанный наподобие тюрбана, и от этого лицо ее казалось еще более худым и болезненным. Увидев, что Джек не отрываясь смотрит на полуистлевшую сигарету в ее руке, она повернулась и быстро погасила ее в пепельнице, стоявшей на туалетном столике.

– Да. То есть нет, – ответил Джек, прикрывая дверь в ее спальню.

– Так да или нет? – Она повернулась к зеркалу. – Твои двусмысленные ответы меня просто убивают.

Ее лицо в зеркале, ее рука, накладывающая грим, казались совсем старческими.

– Нет.

– В таком случае подожди минутку. Как только твоя мама сделает себя красивой, мы спустимся с тобой вниз и купим все, что твоей душе будет угодно.

– Хорошо, – сказал Джек. – Там просто было слишком уныло. Мне стало скучно одному.

– Знаю я, почему ты скучаешь. – Она наклонилась к зеркалу, рассматривая свое лицо. – И все-таки посиди немного в зале. Мне надо кое-что сделать тут. Это мой маленький секрет.

Джек, не говоря ни слова, вышел. Вдруг зазвонил телефон. От неожиданности Джек чуть не подпрыгнул.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64

Поделиться ссылкой на выделенное