Стивен Кинг.

Талисман

(страница 10 из 64)

скачать книгу бесплатно

Осмонд протянул руку и схватил Джека за грязное плечо. Он притянул его к себе, обдав смесью запахов парфюмерии и помойки. Его дикие серые глаза вперились в голубые глаза Джека. Джек почувствовал, как у него подкосились ноги.

– Кто ты такой? – спросил Осмонд.

4

Эти слова повисли в воздухе.

Джек посмотрел на Капитана. Тот глядел на него с выражением осуждения, которое не могло скрыть отчаяния. Он слышал, как кудахчут куры, как лает собака. Где-то вдали прогрохотала телега.

Скажи мне всю правду. Меня не обманешь, говорили глаза Осмонда. Ты похож на одного дрянного мальчишку, которого я видел в Калифорнии. Ты – он?

И у Джека чуть не сорвалось с губ:

Да! Да, я Джек Сойер, я из Калифорнии, ваша Королева – моя мать, только она умерла, и я знаю вашего хозяина, Моргана – дядю Моргана, и я все расскажу, только не надо смотреть на меня такими глазами, ведь я всего лишь ребенок, а дети все говорят, они все рассказывают…

И тут он услышал голос матери, строгий, на грани насмешки:

И ты все выложишь этому парню? Этому? От него воняет, как от уборной, и он похож на средневекового Чарльза Мэнсона… Но думай сам, решай сам. Ты можешь надуть его, если захочешь, без труда. Но решай сам!

– Кто ты такой? – повторил Осмонд, притянув его еще ближе к себе, и на его лице Джек читал полную уверенность в себе. Он привык вытягивать ответы из людей, а уж из двенадцатилетних детей – и подавно.

Джек набрал полные легкие воздуха (Если хочешь получить самую большую громкость, чтобы даже на последних рядах галерки тебя было слышно, работай диафрагмой. Весь воздух выходит из диафрагмы через связки) и заорал:

– Я УЖЕ САМ УХОДИЛ! КЛЯНУСЬ БОГОМ!

Осмонд, наклонившийся еще ближе в ожидании сломленного, сдавленного шепота, отшатнулся, будто Джек вырвался и ударил его. Он выхватил свою плеть и потряс ею. Он наступил на концы своей плети и чуть было не оборвал их.

– Я УЖЕ СОБИРАЛСЯ УХОДИТЬ! ПОЖАЛУЙСТА, НЕ БЕЙ МЕНЯ, ОСМОНД! Я УЖЕ УХОДИЛ! Я НИКОГДА НЕ ХОТЕЛ ПРИХОДИТЬ СЮДА, НИКОГДА, НИКОГДА…

– Проклятый маленький…

Капитан Фаррен шагнул вперед и ударил Джека в спину. Джек снова растянулся в грязи, не переставая при этом кричать.

– Я же говорил, что он придурочный, – услышал он слова Капитана. – Я приношу свои извинения, Осмонд. Будь уверен, я всыплю ему по первое число. Он…

– Что он делает здесь, во дворце? – взвизгнул Осмонд. Голос его стал высоким и пронзительным, как у торговки. – Что твоему сопливому выродку здесь надо? Покажи-ка мне его пропуск! Я знаю, у него нет пропуска! Ты пристроил его к столу Королевы, чтобы он стащил для тебя ее столовое серебро! Я знаю!.. Дрянной мальчишка… с первого взгляда ясно, что он ужасно, невыносимо, нестерпимо дрянной!

Каждый раз при слове «дрянной» плетка Осмонда со всей силы хлестала Джека по спине, по плечам, по чему попало. Джек не имел понятия, сколько же будет длиться эта порка, – Осмонд все больше распалялся, но вдруг раздался новый голос:

– Осмонд! Осмонд! Вот ты где! Слава Богу!

Послышался топот ног.

Голос Осмонда, срывающийся и захлебывающийся:

– Ну? Что? Что случилось?

Чья-то рука помогла Джеку встать.

Джек не мог поверить, что Капитан, такой строгий и резкий во время их путешествия по дворцу, стал теперь таким заботливым.

Джек покачнулся. Все плыло перед его глазами. Горячие струйки крови стекали по шее. Он взглянул на Осмонда, не скрывая ненависти, – самое приятное чувство, которое он сейчас испытывал.

Ты сделал мне больно? Что ж, танцор, мы еще поквитаемся!

– Ты в порядке? – спросил Капитан.

– Вроде бы…

– Ну что? Что нужно? – кричал Осмонд подбежавшим людям, оторвавшим его от любимого занятия.

Первый из них был одним из тех франтов, которых Джек и Капитан встретили по пути в тайную комнату. Второй напоминал кучера, которого Джек встретил сразу по возвращении в Долины. Этот второй выглядел ужасно напуганным и был к тому же ранен – кровь струилась из его левого виска, залив пол-лица. Левая рука бессильно висела; камзол был порван.

– Что вам нужно, кретины?

– Мой фургон перевернулся у деревни Сторонки, – проговорил кучер. Он говорил медленно и глухо, как человек, глубоко потрясенный. – Мой сын… О господин, мой сын умер: его раздавило бочками. Ему только что исполнилось шестнадцать. Не знаю, что будет с матерью…

– Что? – вскричал Осмонд. – Бочки? С элем? Не королевским, надеюсь? Только не говори мне, что ты перевернул целый фургон королевского эля, ты, хрен собачий! Ты ведь не это хочешь сказать, а? Дерьмо-о!

Голос Осмонда повышался с каждым словом, словно тот изображал из себя оперного певца. Он дрожал и срывался. Внезапно Осмонд снова начал пританцовывать, но уже от ярости. Движения его были такими причудливыми, что Джеку пришлось зажать рот руками, чтобы сдержать неуместный смех. Ворот рубашки, поднявшись вслед за руками, коснулся его пораненной шеи, и это отрезвило его еще до того, как Капитан сделал предостерегающий жест.

Так как Осмонд, судя по его поведению, пропустил самое главное, кучер начал снова:

– Ему было всего шестнадцать… Мать не хотела отпускать его со мной. Я не знаю, что будет с матерью…

Осмонд занес свою плеть и с ослепительной быстротой нанес удар. Раздался звук, больше похожий на выстрел игрушечного пистолета. Взвизгнув, кучер отступил на шаг, закрыв лицо руками. Свежая кровь потекла сквозь его грязные пальцы. Он упал, повторяя: «О Боже! О Боже!»

– Уйдем отсюда! – взмолился Джек.

– Подожди! – сказал Капитан. Казалось, угрюмость покинула его лицо и в глазах засветился лучик надежды.

Осмонд в ярости повернулся к франту, который стоял в стороне, шевеля губами.

– Это был королевский эль?

– Осмонд, ты не должен вести себя так…

Осмонд выбросил вперед левую руку. Колечки щелкнули вокруг башмака франта. Тот отступил на шаг назад.

– Не учи меня, как мне себя вести! Отвечай на вопросы! Я просто взбешен, Стивен. Я невыносимо, нестерпимо взбешен! Это был королевский эль?

– Да, – ответил Стивен. – Мне неприятно говорить, но…

– На Подъездной дороге?

– Осмонд!

– На Подъездной дороге, я спрашиваю, ты, учитель хренов?

– Да, – выдавил Стивен.

– Ну конечно, – сказал Осмонд, и его лицо расползлось в зловещей ухмылке. – Где же стоит деревня Сторонки, как не на Подъездной дороге? Разве деревня может летать? Или не может? Может ли деревня перелететь с одной дороги на другую, Стивен? Может? Или нет?

– Не может, Осмонд.

– Не может. А бочки, которые разбросаны теперь по всей Подъездной дороге? А? Хорошо ли, что Подъездная дорога завалена бочками и перевернутыми фургонами, а лучший во всех Долинах эль уходит в землю к червям? Это хорошо?

– Нет… Но…

– Морган едет по Подъездной дороге! – прокричал Осмонд. – Морган едет, а вы же знаете, как он гонит коней! Если он наедет на все это безобразие, его возница просто не успеет остановиться! Он перевернется! Он погибнет!

– О Господи! – выдохнул Стивен. Его бледное лицо совсем побелело.

Осмонд кивнул:

– Пожалуй, если карета Моргана перевернется, нам стоит молиться о его смерти, а не о выздоровлении.

– Но… но…

Осмонд отвернулся от Стивена и подбежал к Капитану королевской стражи с его «сыном». Несчастный кучер все еще корчился в грязи позади Осмонда, бормоча: «О Боже!»

Глаза Осмонда скользнули по Джеку, как если бы его здесь не было.

– Капитан Фаррен, – сказал Осмонд, – вы запомнили события последних пяти минут?

– Да, Осмонд.

– Вы уверены? Вы хорошо их запомнили? Вы запомнили их в точности?

– Да, я так думаю.

– Вы думаете? Какой вы отличный Капитан! Мы еще поговорим о том, как такой замечательный Капитан смог произвести на свет такое лягушачье яйцо вместо сына. – Он холодно и быстро посмотрел на Джека. – Но сейчас у нас нет времени для этого, не так ли? Я посоветовал бы вам взять дюжину самых шустрых из ваших людей и двойным, нет, тройным аллюром отправить их на Подъездную дорогу. Вы сможете найти дорогу по запаху?

– Да, Осмонд.

Осмонд поглядел на небо.

– Морган обещал прибыть в шесть. Может быть, немного раньше. Сейчас два. По-моему. А по-вашему, Капитан?

– Два, Осмонд.

– А ты что скажешь, маленький кретин? Тринадцать? Двадцать три? Восемьдесят один час?

Джек сглотнул слюну. Осмонд скривил страшную рожу, и Джек почувствовал, как волна ненависти снова приливает к его сердцу.

Ты сделал мне больно, но мы еще поквитаемся!..

Осмонд снова перевел взгляд на Капитана:

– Я советую вам спасти все бочки, которые еще целы. После пяти просто убирайте дорогу так быстро, как только сможете. Вам ясно?

– Да, Осмонд.

– Тогда вон отсюда!

Капитан Фаррен поднес кулак ко лбу и поклонился. Глупо улыбаясь, все еще ненавидя Осмонда до боли в голове, Джек последовал за ним. Осмонд отвернулся от них, не успел Капитан отдать честь. Он направился к кучеру, похлопывая по сапогу плеткой, звуки при этом раздавались такие, будто стреляли из духового ружья. Кучер дико закричал.

– Идем, – потянул Капитан Джека за руку в последний раз. – Нечего тебе на это смотреть.

– Да, пойдем, – выдавил Джек.

Но пока Капитан Фаррен не открыл правую створку ворот и они не выбрались из дворца, Джек слышал все, и он слышал это во сне в ту ночь: свист ударов, один за другим, вскрики обреченного кучера. И странный звук, издаваемый Осмондом. Человек кричал, задыхался, трудно было определить, что это за звук, не глядя в лицо Осмонда, а этого Джек не хотел.

Но он был уверен, что знает, что это за звук.

Осмонд смеялся.

5

Теперь они были на площади перед дворцом. Прохожие бросали на Капитана Фаррена косые взгляды и отходили. Капитан шел быстрым, размашистым шагом. Лицо его было мрачным. Джек бежал следом за ним, стараясь не отставать.

– Нам повезло, – внезапно сказал Капитан. – Нам чертовски повезло. Похоже, он собирался убить тебя.

Джек кивнул:

– Он же сумасшедший. Как бешеный пес.

Джек не видел бешеных псов, но в том, что Осмонд – сумасшедший, был уверен.

– Стой здесь, – сказал Капитан. Они вышли к той же маленькой палатке, у которой Джек показал Капитану акулий зуб. – Стой здесь и жди. Ни с кем не разговаривай.

Капитан вошел в палатку. Джек стоял и ждал. Мимо прошел жонглер, подбрасывавший в воздух с полдюжины шариков. Он посмотрел на Джека, но не уронил ни одного шарика. Кучка чумазых ребятишек шла за ним, как за гамельнским флейтистом-крысоловом. Потом к нему подошла молодая особа с грязным младенцем на огромной груди. Она сказала, что за пару монет может научить Джека, что делать с маленькой штучкой промеж ног, кроме как писать. Джек покраснел и отвернулся.

– У-у-у, какой ты застенчивый! – рассмеялась девушка. – Иди ко мне, красавчик.

– Пошла вон, шлюха, не то до конца своих дней будешь драить сковородки!

Это был Капитан. Он вышел из палатки не один. Рядом с ним был пожилой грузный человек, неуловимо похожий на Капитана Фаррена. Джек даже понял, в чем дело – оба они выглядели как настоящие солдаты. Толстяк тщетно пытался застегнуть форменный камзол на своем огромном брюхе одной рукой, а другой держал рожок.

Развязная особа без лишних слов удалилась, даже не взглянув на обидчика. Капитан забрал инструмент у своего спутника, и тот наконец-то смог застегнуться. Они обменялись парой слов; толстяк кивнул и, задрав горн, громко протрубил. Это был совсем не тот звук, который Джек слышал, впервые попав в Долины, – тогда играло множество труб. Этот звук был похож на фабричный гудок, возвещающий о начале рабочего дня.

Капитан подошел к Джеку.

– Пойдем со мной, – сказал он.

– Куда?

– На Подъездную дорогу, – подмигнул Фаррен. – Отец моего отца называл ее Западной дорогой. Она тянется на запад через маленькие и очень маленькие деревни, пока не достигает Пограничной заставы. Дальше она уходит в никуда. Или к черту. Чтобы идти на запад, парень, надо брать с собой Бога. Хотя, говорят, Он сам не заходит за Заставы. Идем.

Множество вопросов – тысячи, если не миллионы – теснилось в голове Джека, но Капитан своим молчанием отбил охоту спрашивать. Они отправились на юг от дворца и прошли то место, где Джек очутился после переброса. Веселая деревенская ярмарка уже закрывалась. Джек слышал, как зазывала приглашал всех желающих попробовать счастья у Осла-Дьявола: кто продержится две минуты, получит приз; морской ветер доносил его голос вместе с запахами еды: мяса и овощей. В животе у Джека заурчало. Вырвавшись от Осмонда Великого и Ужасного, Джек сильно проголодался.

Не доходя чуть-чуть до ярмарки, они свернули на дорогу, шире той, что вела к дворцу. Заставная дорога, подумал Джек и с холодком внутри поправился: Западная дорога. Дорога к Талисману.

И снова Джек заторопился за Капитаном Фарреном.

6

Осмонд был прав: дорогу можно было найти по запаху. За милю от деревни с таким странным названием ветер донес до них первые волны пивного аромата.

Движение на дороге было напряженным. На восток ехало множество фургонов, их тянули цугом запряженные упряжки лошадей, одноголовых, как ни странно. Эти фургоны, как понял Джек, были самым ходовым транспортом в этом мире. Одни были нагружены тюками и мешками, другие – мясными тушами, третьи – лязгающими клетками с цыплятами. На задворках Сторонок мимо них промчался, чуть было не сбив их, открытый фургон, полный женщин. Они смеялись и визжали. Одна встала на ноги, задрала на себе рубаху до подмышек и затрясла грудями. Она чуть было не вылетела из фургона, но товарки схватили ее за подол и грубо толкнули на пол.

Джек снова покраснел: он видел большие белые груди той девушки, ее сосок во рту грязного младенца.

У-у-у, молодой красавчик, такой стеснительный!

– Боже, они все пьяны! – пробормотал Фаррен, ускоряя шаг. – Они пили королевский эль – и шлюхи, и извозчик! Я думаю, если он перевернет их на дороге или сбросит в море с обрыва, большой потери не будет. Грязные суки!

– Послушайте, – заметил Джек. – Если все эти телеги спокойно проезжают, значит, дорога свободна. Разве не так?

Они уже подошли к Сторонкам. Этот участок дороги был ухожен с удивительной аккуратностью. Ни единой пылинки, а по колеям даже масляные полосы. Мимо проезжали телеги, фургоны, экипажи, проходили толпы людей, и все как один разговаривали слишком громко и бессвязно. На обочине сидели двое мужчин и спорили о том, что такое ресторан. Внезапно один из них кинулся на второго с кулаками. Мгновение спустя оба катались по траве.

Похоже, не только шлюхи пили королевский эль, подумал Джек. Тут, видимо, каждый хорошо приложился.

– Маленькие фургоны, возможно, могут проехать, – сказал Капитан Фаррен, – но дилижанс Моргана – совсем не маленький.

– А Морган…

– Ни слова больше о Моргане.

Когда они прошли через всю деревню и оказались на другой ее стороне, запах эля стал просто невыносимым. Джек с трудом передвигал ноги, едва поспевая за Капитаном. Он предположил, что за спиной осталось не меньше трех миль. Интересно, а сколько это в нашем мире? – подумал он, и эта мысль заставила его вспомнить о колдовском зелье Спиди. Джек испуганно похлопал себя по карманам камзола в полной уверенности, что бутылка исчезла. Но нет, она была на месте.

На западной окраине деревни конные повозки больше не встречались, зато количество пешеходов резко возросло. Люди качались, падали, дрались и смеялись. От всех разило элем. Их одежда в некоторых местах насквозь промокла, как будто они и лежали в луже пива, и лакали его, как собаки. Наверное, так оно и было. Джек увидел смеющегося человека, который вел за руку смеющегося мальчика лет восьми. Человек этот имел ужасающее сходство с ненавистным портье в «Альгамбре», и Джек понял, что перед ним его двойник. И он, и семенящий рядом мальчик были пьяны, и, когда Джек обернулся им вслед, мальчика стошнило. Его отец – или кто он там был – взял мальчика за плечо и утащил в придорожную канаву, где тот мог освободить свой желудок в относительном уединении. Бедный ребенок плелся за отцом, как на коротком поводке, и в конце концов его вырвало на старика, блевавшего на обочине.

Лицо Капитана Фаррена становилось все мрачнее и мрачнее.

– Бог лишил их разума, – сказал наконец он.

Даже эти люди, живущие так далеко от дворца, предусмотрительно обходили Капитана стороной. Джек вспомнил, как еще около ворот тот надевал на пояс короткие, устрашающего вида ножны. Когда какой-нибудь пьяница подходил слишком близко, Капитан притрагивался к ножнам, и тот мгновенно исчезал.

Десять минут спустя, когда Джек уже был полностью уверен, что не сможет больше сделать ни шагу, они подошли к месту катастрофы. Кучер не вписался в поворот, фургон наклонился, и бочки разлетелись по всей дороге. Некоторые разбились, превратив пространство вокруг себя в смрадное болото.

Одна из лошадей лежала тут же, из-под перевернутого фургона торчали только ее задние ноги. Другая свалилась в канаву и там окончила свою жизнь. Обломок одной из бочек вонзился ей в голову. Джек решил, что вряд ли это могло произойти само собой. Скорее всего, предположил он, лошадь была сильно ранена и кто-то добил ее из самых лучших побуждений. Других лошадей нигде не было видно.

Между лошадью под фургоном и той, что в канаве, было распростерто тело сына кучера. Половина его лица навечно уставилась в яркое голубое небо Долин с выражением глупого удивления. Там же, где раньше была вторая половина, теперь расползалась красная бесформенная масса. Белые осколки костей торчали из нее, как куски гипса.

Джек заметил, что карманы мертвого парня вывернуты наружу.

Рядом крутилось около дюжины подозрительных личностей, обсуждавших подробности происшествия. Они медленно переходили с места на место, время от времени останавливаясь, чтобы зачерпнуть пиво ладонями из одной лужи или окунуть в другую платок либо просто кусок фуфайки. Большинство из них уже заметно пошатывалось. С губ попеременно срывались то смех, то бранные слова.

Как-то после продолжительных уговоров и приставаний мама разрешила им с Ричардом сходить на двойной ночной сеанс в один из двадцати или более того кинотеатров Уэствуда. Показывали «Ночь живых мертвецов» и «Возвращение живых мертвецов». Эти тупые пошатывающиеся люди напомнили Джеку зомби из двух фильмов.

Капитан Фаррен достал свою шпагу. Она оказалась короткой и имела устрашающий вид. Полная противоположность той шпаге, что описана в приключенческих романах. Эта была не длиннее, чем нож мясника. Рукоять обшита старой кожей, потемневшей от пота. Кроме режущего края, все лезвие такое же темное, как рукоять, но уж сам-то край… Он выглядел очень чистым, очень ярким и очень острым!

– Прочь отсюда! Живо! – выкрикнул Фаррен. – Прочь от королевского эля, скоты! Уходите прочь и уносите свои головы, пока они еще вам принадлежат!

Эта речь встретила волну недовольства, но мало кто хотел связываться с Капитаном. Лишь один неповоротливый или непонятливый человек с неряшливыми клочками бороды, торчащими из бледных скул, не тронулся с места. Джек предположил, что весу в нем не меньше полутора сотен килограммов, а рост приближается к двум метрам.

– А ты не хочешь поговорить со всеми нами, солдатик? – спросил неповоротливый или непонятливый и кивнул головой в сторону кучки своих собратьев, предусмотрительно отступивших за груду бочек.

– Конечно, хочу, – сказал Капитан, – ты даже не представляешь себе, как я хочу этого, кусок собачьего дерьма!

По лицу Капитана расплылась широкая улыбка, и неповоротливый-непонятливый все очень быстро понял и расторопно отступил назад.

– Ну, что же ты? Подойди, поговорим. С удовольствием. Свернуть тебе шею – самое приятное занятие из всего того, что у меня было или еще предстоит за сегодняшний день.

Бормоча что-то под нос, пьяный великан удалился.

– Теперь все вы! – скомандовал Капитан. – Все прочь! Сюда идут двенадцать моих людей из королевского дворца. Им явно не понравится ваше присутствие здесь, и я не смогу их остановить. Да и не буду пытаться останавливать. Так что пока у вас еще есть время, не теряйте его зря, возвращайтесь назад в деревню и закрывайте двери на засов. Когда они появятся, будет поздно. На вашем месте я бы не задерживался здесь ни секунды! Прочь!

Толпа развернулась и побрела к деревне Сторонки. Не отставал и непонятливый, пытавшийся вызвать Капитана на бой. Фаррен выругался и вернулся к телеге. Он снял с себя камзол и накрыл им лицо лежащего на дороге парня.

– Я вот думаю, кто же это рылся в его карманах, пока он лежал здесь мертвый… или умирающий, – сказал Капитан Фаррен. – Если бы я знал, эта сволочь уже болталась бы на первом суку!

Джек промолчал.

Капитан очень долго стоял, не сводя глаз с мертвого мальчика. Одна его рука была плотно прижата ко рту, большой палец медленно поглаживал розовый шрам. Потом он снова посмотрел на Джека, но с таким выражением, как будто видит его впервые.

– Тебе нужно уйти. Исчезнуть отсюда совсем, пока Осмонд не решил познакомиться поближе с моим придурком сыном.

– Это вам чем-нибудь грозит? – спросил Джек.

Капитан улыбнулся:

– Если ты исчезнешь, то ничем. Я могу сказать, что отправил тебя назад, к матери, или даже что ты вывел меня из себя и я бревном разбил тебе голову. Осмонд поверит всему. Он обезумел. Они все здесь обезумели. Все ждут ее смерти… И похоже, скоро дождутся. Если не…

Он не договорил.

– Иди, – сказал Фаррен, – иди и не задерживайся. Когда услышишь грохот дилижанса, сворачивай с дороги и уходи глубоко в лес. Глубоко. Иначе Морган почует тебя, как кот чует мышь. Он сразу сообразит, что ты не вписываешься в правила. В его правила. Он – дьявол.

– А как я пойму, что это он? Что это его дилижанс? – робко спросил Джек, глядя на дорогу. Она ровно поднималась в гору и терялась там в глубине соснового леса. «Наверное, там очень темно, – подумал Джек, – Морган вряд ли изберет этот путь».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64

Поделиться ссылкой на выделенное