Кен Фоллетт.

Ключ к Ребекке

(страница 2 из 31)

скачать книгу бесплатно

Вульф понял, что его изможденный вид может сыграть ему на руку.

– Со вчерашнего вечера, – признался он с усталостью в голосе, которую не пришлось даже разыгрывать. – Я заблудился.

– Вы провели здесь всю ночь? – Капитан пристально вгляделся в лицо Вульфа. – Да уж, похоже, так и есть. Давайте мы вас подвезем. – Он повернулся в сторону джипа. – Капрал, возьмите у джентльмена чемоданы.

Владелец багажа уже открыл было рот, чтобы отказаться, но вовремя одернул себя. Человек, который шел пешком всю ночь, должен быть несказанно счастлив тому, что кто-то возьмет у него чемоданы. Любые протесты опровергнут выдуманную им историю и вызовут лишние подозрения. Пока капрал закидывал чемоданы на заднее сиденье джипа, Вульф с замиранием сердца думал о том, что даже не позаботился их запереть. «Как я мог быть таким идиотом?» – мысленно сокрушался он, прекрасно осознавая причину подобной опрометчивости. Дело в том, что он все еще жил по законам пустыни, где радуешься возможности увидеть людей хотя бы раз в неделю и где не слишком расстраиваешься, если у тебя пытаются украсть радиоприемник, потому что его все равно некуда включать. Розетки-то нет… Его чувства были обострены по отношению к другому миру: он слишком долго наблюдал за движением солнца, принюхивался к воздуху, надеясь различить запах воды, подсчитывал, сколько он уже прошел, разглядывал горизонт в поисках хотя бы одного дерева, в тени которого можно было бы отдохнуть в середине жаркого дня. Теперь ему нужно забыть о пустыне и думать о полицейских, о документах, о том, что ложь должна быть убедительной, а чемоданы – закрытыми.

Он пообещал себе впредь быть более осторожным и сел в джип.

Капитан устроился на переднем сиденье и сказал водителю:

– Назад, в город.

Вульф решил доиграть роль до конца, – как только джип выехал на пыльную дорогу, он спросил:

– У вас не найдется глотка воды?

– Ну конечно.

Капитан перегнулся через сиденье и вытащил оловянную бутыль, завернутую в войлок, похожую на большую оплетенную фляжку с виски. Открутил крышку и протянул драгоценный сосуд Вульфу.

Вульф пил огромными глотками и опустошил бутыль по меньшей мере на пинту.

– Спасибо.

– Небось здорово пить хотелось? Неудивительно… Да, кстати, меня зовут капитан Ньюман.

Пожимая протянутую руку, Вульф внимательнее присмотрелся к собеседнику. Тот действительно был молод – наверное, чуть за двадцать: свежее лицо, мальчишеская челка и открытая улыбка. Но в его манере держаться чувствовалась та ранняя зрелость, которая приходит к человеку на войне.

– Вы бывали в бою? – поинтересовался Вульф.

– Не без того. – Капитан Ньюман дотронулся до своего колена. – Я получил ранение в ногу, поэтому меня отправили в этот захудалый городишко. – Он усмехнулся. – Не то чтобы я рвусь обратно в пустыню, но хотелось бы заниматься чем-нибудь более стоящим, чем приглядывать за магазинчиком в сотне миль от военных действий. Единственные бои, которые мы видим, – это стычки между христианами и мусульманами в городе.

А откуда у вас такой акцент?

Неожиданный вопрос, не связанный с тем, о чем говорилось ранее, поставил Вульфа в тупик. Впрочем, ведь такого поворота событий следовало ожидать, тут же напомнил он себе: капитан Ньюман производит впечатление смышленого молодого человека. К счастью, у Вульфа имелись готовые ответы на подобные вопросы.

– Мои родители были бурами. Они переселились из Южной Африки в Египет. В детстве я говорил на двух языках – африканском и арабском. – Он колебался, продолжать ли рассказ, боясь выказать чрезмерную готовность объясняться. – Фамилия Вульф – голландская. Меня окрестили Алексом в честь города, в котором я родился.

Казалось, Ньюман проявляет интерес исключительно из вежливости.

– Что привело вас сюда?

К этому Вульф был готов.

– У меня есть кое-какие дела в Верхнем Египте. Бизнес. – Он улыбнулся. – Мне нравится наносить неожиданные визиты партнерам…

Между тем они въехали в Асьют. По египетским меркам это был большой город со всеми необходимыми атрибутами: фабрики, больницы, мусульманский университет, знаменитый монастырь; население насчитывало около шестидесяти тысяч жителей. Вульф собирался попросить, чтобы его высадили возле железнодорожной станции, но Ньюман спас его от ошибки.

– Вам нужно в автомобильную мастерскую. Мы отвезем вас к Насифу: он сможет отбуксировать вашу машину.

Вульф выдавил «спасибо», во рту у него пересохло: он до сих пор плохо соображал. «Как бы привести себя в чувство? – размышлял он. – Во всем виновата проклятая пустыня – я совсем расклеился». Он взглянул на часы: времени для того, чтобы выпутаться из истории с мастерской и попасть на дневной поезд в Каир, достаточно. План действий таков: сначала нужно будет войти в мастерскую, потому что Ньюман наверняка решит понаблюдать за ним. Когда военные уедут, придется для виду расспросить кого-нибудь о запчастях или о чем-нибудь в этом роде, а потом уже можно отправляться на станцию.

Если повезет, Насиф и Ньюман никогда не сравнят те впечатления, которые останутся у них от Алекса Вульфа.

Джип ехал по шумным узким улицам. Знакомые виды египетского города нравились Вульфу: нарядные хлопковые одежды, женщины, несущие свертки на головах, солидные полицейские – суровые блюстители порядка в темных очках, крошечные магазинчики, рассыпанные по изборожденным колеями улицам, ларьки, побитые машины и перегруженные ослы. Джип остановился у ряда низких строений из грязного кирпича. Дорога была наполовину перегорожена старым грузовиком и остатками безжалостно расчлененного «фиата». Какой-то мальчуган гаечным ключом что-то отвинчивал в цилиндрическом блоке, сидя прямо на земле у входа.

– Боюсь, мне придется покинуть вас здесь, – сказал Ньюман, – служба есть служба.

Вульф пожал ему руку.

– Я вам очень признателен.

– Но мне не хочется бросать вас вот так, – продолжил Ньюман. – Вам пришлось нелегко. – Он нахмурился, затем его лицо просветлело. – Знаете, оставлю я с вами капрала Кокса.

– Это очень мило с вашей стороны, но…

Ньюман его не слушал.

– Возьми чемоданы этого господина, Кокс, и смотри во все глаза. Я хочу, чтобы ты позаботился о нем… и не вздумай подпускать к нему ниггеров, понял?

– Да, сэр.

Вульф мысленно застонал. На то, чтобы отделаться от капрала, уйдет время. Доброта капитана Ньюмана становилась обременительной… но, может быть, Кокс оставлен не случайно?

Вульф и капрал вышли из машины, и джип укатил прочь. Вульф вошел в магазин запчастей, Кокс последовал за ним вместе с чемоданами.

Насиф оказался улыбчивым молодым человеком в засаленной галабее. Он возился над аккумулятором при свете керосиновой лампы.

– Вы, наверное, хотите взять напрокат красивую машинку? У моего брата есть «бентли»… – тут же затараторил он по-английски.

Вульф прервал его, заговорив на арабском:

– У меня сломалась машина. Мне сказали, ты можешь отбуксировать ее.

– Без проблем. Можем съездить за ней прямо сейчас. Где она?

– На пустынной дороге. В сорока или пятидесяти милях отсюда. Это «форд». Но мы с тобой не поедем. – Он достал бумажник и дал Насифу банкноту в один английский фунт. – Ты найдешь меня в отеле «Гранд» возле железнодорожной станции, когда вернешься.

Насиф с живостью взял деньги.

– Договорились! Я сейчас же отправлюсь за ней.

Вульф кивнул и пошел к выходу. Преследуемый Коксом, он обдумывал возможные последствия разговора с Насифом. Механик отправится в пустыню и будет искать автомобиль. Не найдя его, придет в отель, чтобы рассказать о своей неудаче, и обнаружит, что Вульф уже уехал. Тогда Насиф рассудит, что за потерянный впустую день заплатили достаточно, но это не помешает ему растрезвонить направо и налево о таинственно исчезнувшем «форде» и не менее таинственно испарившемся хозяине автомобиля. Вероятность того, что рано или поздно капитан Ньюман об этом узнает, велика. Может быть, он и не придумает сразу, что делать с такими сведениями, однако сокрытая в истории человека из пустыни загадка, безусловно, покажется ему достойной расследования.

Настроение Вульфа портилось по мере того, как рушились его планы по незаметному проникновению в Египет. Тем не менее необходимо максимально использовать ситуацию. Он снова посмотрел на часы – шансы успеть на поезд еще оставались. Отделаться от Кокса в холле гостиницы не составит труда, затем надо перехватить что-нибудь из еды и питья в ожидании поезда, но действовать следует быстро.

Навязанный Ньюманом провожатый был низкорослым темноволосым мужчиной с провинциальным английским акцентом, который Вульф никак не мог идентифицировать. Судя по тому, что Кокс, по-видимому ровесник Вульфа, прозябал в капралах, блестящими способностями он не отличался. Следуя за охраняемой персоной через площадь Мидан-эль-Махата, Кокс спросил:

– Вы хорошо знаете город, сэр?

– Я бывал здесь раньше, – коротко отрезал Вульф.

Они вошли в отель «Гранд». В нем насчитывалось двадцать шесть номеров, и это был крупнейший отель в городе – из двух, в нем имеющихся.

Вульф повернулся к Коксу:

– Спасибо, капрал, думаю, вы можете смело возвращаться к вашей службе.

– Я не спешу, сэр, – радостно откликнулся капрал. – Я отнесу ваши чемоданы в номер.

– Наверняка на этот случай есть носильщики…

– Я бы на вашем месте им не доверял, сэр.

Ситуация все больше становилась похожа на ночной кошмар или фарс, в котором люди с самыми добрыми намерениями заставляют героя вести себя все более бессмысленно в расплату за одну только маленькую ложь. Вульф снова спросил себя, а не подстроено ли это, и его мозг пронзила абсурдная мысль, что противнику все известно и происходящее – лишь злая насмешка над ним, Ахмедом-Алексом.

Он отмахнулся от этой мысли и обратился к Коксу со всем изяществом, на которое только был способен:

– Поверьте, я вам страшно благодарен.

Затем подошел к стойке и попросил комнату. Взглянул на часы – оставалось пятнадцать минут. Он быстро заполнил анкету, написав выдуманный адрес в Каире, – Ньюман мог не запомнить настоящий адрес, указанный в документах, а оставлять капитану напоминание было совершенно лишним.

Чернокожий коридорный отвел их в номер. Вульф, стоя у двери, выдал нубийцу чаевые, Кокс положил чемоданы на кровать.

Вульф вынул бумажник: может быть, Кокс тоже рассчитывает на чаевые?..

– Ну что же, капрал, – начал он, – вы были столь любезны…

– Давайте я помогу вам распаковать вещи, сэр, – предложил Кокс. – Капитан велел ничего не доверять ниггерам.

– Спасибо, не надо, – твердо сказал Вульф. – Я хочу прилечь отдохнуть прямо сейчас.

– Вы можете прилечь, – благородно настаивал капрал. – Это не займет много…

– Не открывайте!

Кокс взялся за крышку чемодана. Вульф скользнул рукой за отворот пиджака, мысленно восклицая: «Черт бы его побрал! Ну все, я погиб! Я должен был запереть чемодан! Как бы мне прикончить его потише?» Коротышка капрал уставился на аккуратные пачки фунтов стерлингов, которыми был доверху забит один из чемоданов.

– О Господи! Да вы при деньгах… – выдавил он.

Уже сделав шаг в сторону капрала, Вульф понял, что тот никогда в жизни не видел столько денег.

Кокс поворачивался к нему со словами:

– Что вы собираетесь делать со всеми этими…

Немецкий шпион выхватил загнутый бедуинский нож, однако рука его дрогнула. Ахмед встретился взглядом с капралом. Кокс отшатнулся, готовый закричать, но тут острый как бритва клинок глубоко вошел ему в горло. Крик потонул в бульканье крови, капрал умер. Вульф теперь уже не чувствовал ничего, кроме раздражения.

2

Май. С юга дует хамсин – сухой, знойный ветер.

Стоя под душем, Уильям Вандам предавался печальным размышлениям о том, что единственный момент за весь день, когда он может почувствовать себя свежим, подходит к концу. Он завернул кран и быстро растерся полотенцем. Все тело ныло. Дело в том, что вчера он первый раз за долгое время играл в крикет. Начальник разведотдела генштаба собрал команду, чтобы сыграть с врачами из полевого госпиталя – «шпионы против шарлатанов», так называли матч сами участники, – и Вандам позволил втянуть себя в эту авантюру, увидев, как медики громят разведчиков в парке. Теперь ему приходилось признать, что он находится не в лучшей форме. Джин истощил его силы, сигареты испортили легкие, к тому же посторонние мысли мешали сосредоточиться на игре.

Он закурил, откашлялся и принялся за бритье. Вандам всегда курил, когда брился, прекрасно сознавая, что других способов разнообразить это скучнейшее занятие еще не придумали. Пятнадцать лет назад он поклялся, что отрастит бороду, как только покинет армию, но покинуть ее оказалось не так уж легко.

Уильям облачился в обычную форму: тяжелые сандалии, носки, защитного цвета рубашка и шорты цвета хаки со специальными отворотами, которые при желании можно было крепить в районе колен для защиты от москитов. Никто никогда этими приспособлениями не пользовался, а младшие офицеры их даже отрезали – уж больно смешно это выглядело. На полу возле кровати стояла пустая бутылка из-под джина. Вандам посмотрел на нее, чувствуя острое отвращение к собственной персоне: много ли времени потребовалось, чтобы так опуститься, – теперь он не может заснуть без бутылки… Он подобрал ее, закрутил крышку, выкинул в мусорную корзину и отправился вниз.

На кухне Джафар готовил чай. Слуга Вандама – пожилой лысый копт с шаркающей походкой – изо всех сил старался походить на настоящего английского дворецкого. И хотя до истинной английской чопорности и благородства ему было далеко, он обладал некоторым чувством собственного достоинства и отличался безукоризненной честностью, а подобные качества среди слуг-египтян – большая редкость.

– Билли проснулся? – спросил Вандам.

– Да, сэр, вот-вот спустится.

Вандам кивнул. В маленькой кастрюльке на плите кипела вода. Вандам опустил туда яйцо и включил таймер. Он отрезал два кусочка от английской булки, сделал тост, намазал его маслом, достал из кастрюльки яйцо и очистил верхушку.

На кухню вошел Билли.

– Доброе утро, пап.

– Доброе утро. Завтрак готов. – Вандам улыбнулся сыну.

Мальчик принялся за еду. Вандам сидел напротив с чашкой чая и наблюдал за ним. Билли десять лет, в последнее время он неважно выглядит по утрам, хотя когда-то он так и светился здоровьем вне зависимости от времени суток. Может быть, плохо спит? Или у него меняется обмен веществ, и теперь он во всем становится похож на взрослых, даже в этом? Нет, скорее всего причина кроется в детективах – он читает их под одеялом с фонариком и поздно засыпает.

Знакомые в один голос уверяли, что Билли похож на отца, но Вандам не видел большого сходства. Гораздо чаще он замечал в сыне черты, доставшиеся мальчику от матери: серые глаза, нежная кожа и высокомерное выражение, появляющееся на лице малыша каждый раз, когда ему кто-то перечит.

Вандам привык готовить сыну завтрак. Слуга вполне в состоянии приглядывать за мальчиком, большую часть дня он прекрасно справляется с этой обязанностью, но скромный утренний ритуал Вандам берег для себя. Частенько получалось, что только по утрам он и мог побыть с сыном. Они разговаривали мало – Билли жевал, Вандам курил, но какое это имело значение? Важно, что каждый день они начинали вдвоем.

После завтрака Билли чистил зубы, пока Джафар выводил из гаража отцовский мотоцикл. Билли возвращался в школьном кепи, Вандам надевал фуражку. Они отдавали друг другу честь, а Билли добавлял:

– Так точно, сэр, мы выиграем эту войну.

И они расставались на целый день.

* * *

Офис майора Вандама находился в Грей-Пилларс, в одном из сгруппированных зданий, обнесенных колючей проволокой, которые принадлежали Генеральному штабу союзных войск на Ближнем Востоке. По прибытии в офис Вандам обнаружил на своем столе донесение о каком-то происшествии. Он сел, закурил сигарету и начал читать.

Доклад пришел из Асьюта, городка в трехстах милях к югу, и поначалу Вандам никак не мог понять, почему его направили в разведывательный отдел. Патруль подобрал на дороге европейца, который впоследствии зарезал капрала. Тело было обнаружено прошлой ночью, сразу после того как заметили исчезновение военного. Медики констатировали, что смерть наступила несколько часов назад. Человек, похожий на обнаруженного близ пустыни мужчину, купил билет до Каира. Так что на момент обнаружения тела поезд прибыл в столицу, и преступник растворился в городе.

Мотивы преступления не ясны.

Египетскую и британскую военную полицию в Асьюте уже проинформировали, вести до Каира доходят быстро. Но зачем же втягивать в это разведку?

Вандам нахмурился и прокрутил всю историю в мозгу еще раз. В пустыне подбирают европейца. Он говорит, что его машина сломалась. Прибывает в отель. Через несколько минут европеец уходит из отеля и садится в поезд. Его автомобиль так и не найден. Зато найдено тело капрала. Ночью. В номере отеля.

Что все это значит?

Вандам взял телефон и позвонил в Асьют. Дежурный на коммутаторе долго разыскивал капитана Ньюмана, и наконец тот подошел к телефону.

– Ваш убийца похож на шпиона, – без предисловий начал Вандам.

– Я тоже так подумал, сэр, – сказал Ньюман – по голосу человек еще очень молодой. – Поэтому и направил доклад в разведку.

– Правильно сделали. Скажите, какое он на вас произвел впечатление?

– Здоровый такой парень…

– У меня есть описание: шесть футов рост, около 12 стоунов вес, темные и волосы, и глаза – это мне ни о чем не говорит. Я хочу знать, как он выглядит?

– Понимаю, – ответил Ньюман. – Честно говоря, у меня поначалу не возникло никаких подозрений. У него был не очень здоровый вид, что соответствовало байке про сломанную машину. Кроме того, он производил впечатление обычного горожанина: белый мужчина, прилично одет, хорошо говорит по-английски, легкий акцент он назвал голландским, хотя, может, это африканский. Документы были в порядке, я до сих пор уверен, что они настоящие.

– Но?..

– Он сказал мне, что приехал ради каких-то деловых встреч в Верхнем Египте.

– Вполне правдоподобно.

– Да, только он не похож на человека, который стал бы возиться с магазинчиками, фабриками и хлопковыми фермами. Знаете, есть такой тип прирожденных космополитов: если бы у него водились деньги, он предпочел бы сыграть на лондонской бирже или положил бы их в швейцарский банк. Он не стал бы размениваться на мелочи… Это может звучать странно, сэр, но вы же понимаете, что я имею в виду?

– Пожалуй, – согласился Вандам. А у Ньюмана есть голова на плечах. И зачем он только торчит в каком-то захудалом городишке?

Тем временем капитан продолжал:

– А потом я вдруг подумал: вот человек появляется посреди пустыни, а я даже толком не знаю, откуда он приехал… Поэтому я и велел бедняге Коксу присмотреть за ним, чтобы не скрылся, пока мы проверяем его рассказ. Я, конечно, должен был его арестовать, но, честно говоря, сэр, на тот момент у меня были только смутные подозрения…

– Вряд ли вас можно в чем-нибудь обвинить, капитан, – сказал Вандам. – Хорошо, что вы запомнили имя и адрес, указанные в документах. Алекс Вульф, вилла «Оливы», Гарден-сити, так?

– Да, сэр.

– Ладно, держите меня в курсе того, что у вас происходит, хорошо?

– Есть, сэр.

Вандам повесил трубку. Подозрения Ньюмана перекликались с его собственными предположениями по поводу загадочного убийства. Он решил рассказать об этом своему непосредственному начальству и покинул офис с донесением в руках.

У начальника военной разведки генерального штаба было два заместителя: по оперативной работе и по разведывательным операциям. Заместители состояли в звании полковников. Шеф Вандама, подполковник Бодж, в свою очередь, находился под начальством заместителя по разведывательным операциям. Бодж был ответственным за хранение информации и большую часть времени занимался цензорами. В задачи Вандама входило предотвращение утечки информации. Он и его люди имели несколько сотен агентов в Каире и Александрии; официанты в большинстве клубов и баров получали от него взятки; информаторы водились и среди прислуги наиболее видных арабских политических деятелей. Например, камердинер короля Фарука работал на Вандама, равно как и самый богатый из каирских воров. Разведку интересовал тот, кто слишком много говорил, и тот, кто слишком внимательно слушал; среди последних главной целью являлись арабские националисты. Вполне возможно, что и загадочный человек из Асьюта представляет большой интерес для разведывательного отдела.

Карьера Вандама во время войны ознаменовалась одним блестящим успехом и одним ужасным провалом. Провал случился в Турции. Рашид Али укрылся там, бежав из Ирака. Немцы хотели разыскать его и использовать в своих целях, в частности, для пропаганды нацизма; Британия, наоборот, не была заинтересована в излишнем внимании к его персоне; а турки, озабоченные собственным нейтралитетом в войне, меньше всего хотели обидеть одну из сторон. Вандаму поручили следить за тем, чтобы Али оставался в Стамбуле, но Али поменялся одеждами с немецким шпионом и ускользнул из страны под самым носом Вандама. Несколько дней спустя он уже делал громкие заявления на нацистском радио, обращаясь ко всему Ближнему Востоку. Вандаму удалось реабилитироваться только в Каире. Из Лондона ему сообщили, что в столице Египта замечена утечка важной информации, и через три месяца кропотливой слежки Вандам обнаружил, что влиятельный американский дипломат передает сообщения в Вашингтон, пользуясь ненадежным шифром. Код был изменен, утечка информации остановлена, а Вандам представлен к повышению.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Поделиться ссылкой на выделенное