Дмитрий Казаков.

Вторжение Химеры

(страница 6 из 31)

скачать книгу бесплатно

СЫН ЗЕМЛИ 3

Каждый шаг сопровождался скрипом снега, но этот звук за последние дни стал настолько привычным, что слух перестал на него реагировать. Первый батальон шагал по узкой, тянущейся через лес дороге, преследуя форсеров из разбитой сегодняшним утром тактической бригады.

Третий батальон двигался параллельным курсом по соседней дороге, а второй где-то в тылу ждал, когда освободятся десантно-штурмовые корабли, чтобы стремительным рывком отрезать врагу путь к отступлению.

Роберт шел в самой середине строя, чуть наклонившись вперед и положив руки на висящий на шее автомат.

После масштабного разгрома, учиненного форсерам под Снежногорском, война превратилась в последовательность марш-бросков и коротких стычек, не оставляющую времени на отдых.

Враг отходил, но всеми силами старался остановить продвижение людей.

Транспортеров не хватало, десантных кораблей тем более. Солдаты второго полка шли, стреляли, потом снова шли или в худшем случае бежали и опять вступали в бой с не потерявшими боевой дух форсерами.

Отдыхать приходилось урывками, во время переездов или вот так, как сейчас, – на ходу.

Вчера они миновали Азов, еще недавно – один из красивейших городов Сибири. Тогда Роберт подумал, что не забудет это зрелище до конца жизни и что оно будет сниться ему и в глубокой старости.

Заснеженное поле, черные пятна на нем и перебивающая остальные запахи горелая вонь…

Тут, около Азова, отступавшая «Сибирь» сопротивлялась особенно яростно, и рвущиеся к столице планеты форсеры превратили город, где обитало несколько сотен тысяч человек, в усыпанную пеплом груду развалин.

Из не успевших эвакуироваться жителей не уцелел никто.

– Слушай, елки-палки, – долетел до дремлющего Роберта голос Трэджана, – я вчера с одним из местных разговаривал. Так он сказал, что весна наступила. Ты как, в это веришь?

Роберт с сомнением огляделся: сугробы на обочинах и дальше в лесу выглядели так же внушительно, солнце грело не сильнее, чем свечка, и дующий с севера ветер не казался теплее, чем вчера.

– Кто его знает, какая у них тут весна.

– А я знаю какая, – заулыбался Трэджан. – Холодная!

Спереди, от головы колонны, донеслась стрельба.

– Приготовиться! – встрепенулся Бьерн. – Противник обнаружил себя! Кажется, что отступать ему дальше некуда!

Роберт вздохнул, опустил забрало и снял автомат с шеи.

– Рота, за мной! – Капитан Пай махнул рукой и решительно свернул с дороги прямо в глубокий сугроб.

– В обход пойдем, – сердито пробурчал Кампински и покосился на Шривана: – Тут даже твой Единый не поможет…

– Не богохульствуй! Ибо сила его наполняет мышцы наши! – возмутился индус, но тут же замолчал, когда выяснилось, что для продвижения через снег необходимо все дыхание, без остатка.

Они шли по сугробам, как по болоту, проваливались по пояс, а местами и глубже. Спотыкались, натыкались на ветки и ругались вполголоса. Оружие старались держать над головой, чтобы снег не забился в стволы.

Роберт быстро разогрелся, по спине, по бокам побежали струйки горячего пота.

Дыхание стало тяжелым, в бедренных мышцах появилась тянущая, глубокая боль.

На дороге, судя по доносящемуся грохоту, шла перестрелка, а их рота по дуге огибала место столкновения, чтобы ударить обороняющимся во фланг.

– Что это там впереди, просвет? – прохрипел Кампински, покачиваясь под тяжестью пулемета.

Откуда-то сверху, как показалось Роберту, с верхушки дерева, ударил синий луч ионного орудия. Один из бойцов упал, и по ушам хлестнул яростный крик капитана:

– Вперед! Бегом! Автоматчикам – огонь!

Роберт никогда бы не подумал, что сможет бегать в полной выкладке по глубокому снегу. Но страх подстегнул не хуже кнута, хлынувший в кровь адреналин заставил забыть об усталости.

Роберт метнулся вперед, точно лось, с хрустом прорубаясь через сугроб и одновременно вскидывая автомат.

Ионное орудие полыхнуло еще раз, но по дереву, где засел форсер-снайпер, ударило несколько очередей. Полетели срезанные ветки, щепки, посыпалась сбитая пулями хвоя.

Первые иголки только коснулись снега, когда на них, раскинув руки, упал форсер.

«Девушка», – отстраненно подумал Роберт, глядя на трепещущую в последнем усилии грудь, на стекленеющие глаза, синие-синие, точно полуденное небо на далекой Земле…

– Не стоять! Чего замерли, курвины дети? – не дал насладиться маленькой победой Бьерн.

Впереди и в самом деле открылся просвет, за ним – второй. Деревья поредели, стал виден маленький поселок – полдюжины напоминающих русские избы домиков, ангар, вышка на тонких опорах.

Когда-то тут жили и работали люди, а сейчас засели форсеры.

От домов летели немногочисленные плазмоиды. Хрипя и исходя паром, как загнанные лошади, солдаты выбирались из чащобы, падали в снег и начинали палить в ответ.

Роберт только шлепнулся за толстое дерево, выставил автомат, когда стрельба со стороны форсеров прекратилась.

– Чего это они? – спросил Трэджан. – Сдаваться собрались?

– Вряд ли, – ответил Роберт, – скорее заряды берегут…

– Взвод – за мной! – Наушники родили голос лейтенанта Нуньеса.

Пришлось выдирать себя из сугроба и на полусогнутых ногах бежать за лейтенантом.

Когда выскочили на утоптанный снег, Роберт споткнулся и едва не упал. Это его и спасло – плазмоид пролетел над самой головой и лопнул, ударившись о ствол одного из деревьев.

Кампински повезло меньше – плазменный шар угодил ему прямо в оружие, и пулеметчик, изощренно ругаясь, отшвырнул плавящийся «Крест».

– Сомий хвост! – спасаясь от дальнейших выстрелов, Роберт упал и с удивлением обнаружил, что прямо на них от домов громадными прыжками мчатся несколько форсеров.

Он торопливо нажал спусковой крючок, автомат задергался, выплевывая пули.

Самый быстрый форсер, громадный, с множеством вмятин в химериновой «шкуре», не обратил на ударившую по нему очередь никакого внимания, даже не снизил скорости.

Роберт видел его увеличивающийся силуэт, горящие ненавистью глаза, кулаки, торопливо принялся менять обойму…

– Получи! – начал стрелять, когда до форсера оставалось меньше пяти метров.

Пули легли кучно, живот врага словно лопнул, а лицо исказила неистовая, злобная гримаса, но он уже падал, норовя дотянуться до человека в последнем, отчаянном прыжке. Ему не хватило каких-то сантиметров.

От наступившей тишины заложило уши. Роберт сглотнул и огляделся.

Из атаковавших форсеров только один успел добраться до людей, рядом с его телом лежали двое парней из первого отделения.

Другой, упавший одним из первых, шумно умирал, судорожно хрипя и выплевывая кровь из разорванного пулями горла. Глаза его, полные ненависти, переходили с одного человека на другого.

– Не добивать, – поспешно сказал лейтенант Нуньес, – надо попробовать его допросить…

– Не выйдет… хххх… – гордо ответил форсер.

Слова давались ему с трудом, он просто выхаркивал их из себя.

– Почему?

– Я умираю… ххх… Зачем мне отвечать тебе… хрррххх?

– Но для чего вы бросились на нас с голыми руками? Ведь проще было сдаться?

– Лучше умереть хххх… за Пророка и Эволюцию, чем попасть вам… хххх… в руки, – голос форсера ослабел, тело начало подергиваться, – мы могли уйти… хххх… но не стали… позорно отступать…

Он дернулся и затих.

Мимо замерших в оцепенении солдат деловито промчался второй взвод, от домов донесся грохот вышибаемых дверей.

– Что тут у вас? – спросил подошедший капитан. – Все мертвы?

– Сейчас проверим, – ответил Нуньес и выразительно глянул на подчиненных.

Роберт подошел к убитому им форсеру, приложил руку к шее, туда, где под химериновой броней должна ощущаться пульсация крови.

– Мертв, – сказал он, ничего не обнаружив.

– Вот этот жив! – крикнул кто-то.

– И мой, – добавил Бьерн.

– Отлично, пленники очень пригодятся, сейчас вызову медиков. – Капитан Пай кивнул и опустил забрало, чтобы подчиненные не слышали переговоров со штабом батальона.

Обыскивавшие дома солдаты один за другим выбирались наружу, подходили к остальным.

– Что там? – спросил Роберт у одного из них.

– Трупы, очень много трупов, – ответил тот. – И все форсерские, со следами недавних ран. Многие убили себя сами, прочих укокошили товарищи. Предпочли сдохнуть, но не попасть в плен.

Роберт только головой покачал.

ДОЧЬ ЭВОЛЮЦИИ 4

Разряд «Супернова» покинул жерло мортиры и по дуге пошел к мишени. Донесся хлопок разрыва, плеснуло в стороны ярко-синее пламя, полетели куски виртуального пластобетона.

Марта, пригнувшись, метнулась в сторону, но, как оказалось, слишком медленно.

– Вы тяжело ранены или убиты. Урон цели – сорок пять процентов. – В бесстрастном голосе тренажера-модулятора Марте почудились издевательские нотки.

– Ну надо же! – она сердито взмахнула кулаком, будто собираясь врезать виртуальному противнику под дых. – Так, передохну, и еще одна попытка…

– Марта? – Донесшийся от входа в бункер голос Стефана прозвучал так удивленно, словно чернокожий форсер застал соратницу за чем-то непристойным. – Ты чем это тут занимаешься, демон забери?

На базе они провели шесть дней, от подъема до отбоя заполненных тренировками и инструктажами. Много времени потратили на освоение учебных комплексов, в том числе и модулятора, а новоиспеченные субтактики еще и пережили несколько неприятных часов, проходя дополнительную модификацию.

Сегодня будущим инструкторам дали выходной. Отоспавшись, Марта выяснила, что скучает, и, к удивлению соседей по казарме и своему собственному, отправилась размяться.

– Не видишь разве? – буркнула она. – В стрельбе из мортиры тренируюсь.

– Э-э-э… и как? – осторожно поинтересовался Стефан.

– Примите координаты следующей цели, – сообщил тренажер-модулятор.

– Отбой, – скомандовала Марта и, когда виртуальный пейзаж погас, повернулась к собеседнику: – Клянусь Пророком, похвастать нечем.

– При генерации столь мощного разряда происходит сильный выплеск энергии, и его надо уметь сбалансировать, – пояснил Стефан. – Мортира, она, гм… тяжеловата для девушек. Даже без учета местной гравитации.

– Ты еще скажи, что мы только для дежурства на кухне годимся, – фыркнула Марта.

– Не скажу, я же видел тебя в деле, – пожал плечами всегда уравновешенный уроженец Демона. – И прекрасно помню, что ты выживала там, где гибли сотни мужчин. В том числе отменно владеющих мортирой. Так что хватит гневно пыхтеть, будто порскун с Деоса.

– Что еще за порскун? – неохотно поинтересовалась Марта.

– Зверь такой, маленький и пушистый. Когда у порскунов наступает время размножения, – Стефан улыбнулся, – они начинают пыхтеть и надуваться. Пыхтят, дуются, дуются, пыхтят… а потом раз! И лопаются. Один взрослый порскун разрывается на несколько сотен совсем крохотных. Чтобы выжить, маленькому порскунчику нужно очень много еды, поэтому они буквально вгрызаются во все съедобное, что оказывается рядом.

– Боишься, что разорвусь на много маленьких марточек и они вцепятся в тебя? – фыркнула Марта, оценив байку. – Я бы лучше рядом с нашим рыжим приятелем лопнула. А что, ты разве успел побывать на Деосе?

– Я – нет, но у меня в звене был парень оттуда. Правда, он на Гефесте остался, как и многие другие… – Стефан вздохнул. – И все-таки зачем тебе мортира?

– Да знаешь, жизнь показывает, что лучше научиться стрелять из всего, – сказала Марта, не видевшая смысла делать из своего занятия тайны. – Помню, как я злилась, когда нас Антон гонял с человеческим оружием. А потом на Земле умение с ним обращаться пригодилось.

– Звучит разумно. – Стефан подошел к регистрационной кабине тренажера-модулятора, нагнулся, чтобы сканер узнал сетчатку глаза – на учебной базе даже виртуальное оружие не выдавали без проверки.

Раздался писк, сообщающий, что личность субтактика идентифицирована, над кабиной засветились крохотные изображения плазменной пушки, мортиры, ионного орудия…

– Интересно, прыжковые ранцы и штурмовые пушки еще не появились или просто у меня надлежащего допуска нет? – буркнул Стефан. – Так, из чего мы сегодня постреляем?

– Я бы хотела потренироваться с прыжковыми ранцами. – Марта неожиданно обнаружила, что улыбается, искренне и мечтательно.

Совсем как раньше, до войны.

– Прыжковый ранец, боюсь, тебя переломит пополам. – Уроженец Демона усмехнулся.

– Давай, бери мортиру, и посмотрим, кто из нас лучше… – Договорить она не успела, ком-линк передал голос возглавляющего базу супертактика:

– Всем инструкторам – сбор в командном пункте!

– Приказ получен, – с легкой оторопью сказала Марта, посмотрела на растерянно моргающего Стефана.

– В другой раз посоревнуемся, – сказал уроженец Демона, легким касанием деактивируя регистрационную кабину. – Начальство ждать не будет.

– Это точно, – кивнула Марта.

Сняла учебную мортиру, убрала в шкаф, и они зашагали к лестнице. Хлопнула дверь, выпуская субтактиков из спрятанного под землю громадного бункера, содержащего тренажер-модулятор. В мышцах Марты осталось чувство неприятной скованности, всегда появляющееся после виртуальных тренировок, так что она на ходу растирала и массировала плечо.

На поверхности встретил обычный для Нифелгейма горячий пылевой шторм.

Через серо-желтое марево не было видно почти ничего, угадывались только очертания бараков да размытое пятно местного светила. Старались шагать быстро, насколько позволяли сбивающие с ног порывы.

Но все равно ко входу в расположенный посреди базы командный пункт подошли чуть ли не последними, вместе с Клиффордом и Анджеем.

– Хэй, да вас за смертью посылать, – сварливо произнес шеолец, когда входная дверь отошла в сторону и они шагнули внутрь, в блаженную тишину.

– А тебя и за ней нельзя, – отрезала Марта.

Остальные были тут, в просторном зале для инструктажа, – семь десятков субтактиков, прошедших подготовку инструкторов.

Офицеров расформированной бригады «Геката-2» увезли еще пять дней назад.

– Вольно, садитесь, – приказал вошедший в комнату супертактик, высокий и плечистый, с молодым лицом и темными волосами.

Помещение, как и остальные на базе, было лишено окон, у стен располагалось несколько информационных терминалов. Сидели новоиспеченные инструкторы в удобных мягких креслах, дышали свежим, прохладным воздухом.

– Дело обстоит следующим образом, – проговорил супертактик. – Вы успешно завершили курс обучения и готовы сами учить других. Но столько инструкторов нашей базе не нужно, поэтому большинству из вас придется отправиться в другие учебные центры. Продолжат службу здесь. – Он сделал паузу, обратившись через ком-линк к базе данных, и начал произносить имена.

Марта не особенно обрадовалась, услышав собственную фамилию, – оставаться на Нифелгейме не хотелось, но испытала облегчение, узнав, что вместе с ней будут Сара, Густав и Стефан.

– Хе-хе, что за ерунда, – мрачно прошептал Анджей, когда очередь дошла до него.

Не обошли и Клиффорда.

– Остающимся – перебираться в барак номер три, там будете жить вместе с новобранцами, – подвел итог супертактик. – Уезжающим – собирать вещи, транспортеры отправляются через сорок минут. Свободны.

– Хорошо, что мы будем вместе с тобой, – проговорила Сара, когда они с Мартой столкнулись у двери.

– Вы теперь сами субтактики, – ответила Марта.

– Мы неопытные, – вздохнул Густав. – Ты будешь нам помогать, советовать, и все такое.

– Сомневаюсь, что у меня будет на это время, – сказала Марта и шагнула наружу, в песчаную бурю.

* * *

Учебная база формой напоминала неровный квадрат, а третий корпус занимал один из его углов. Над поверхностью он поднимался всего метра на полтора, а у полукруглой двери лежал песок.

Когда она отошла в сторону, стал виден узкий коридор, выходящие в него двери и слой пыли на полу.

– Эх, давно тут не жили, – едва войдя, Анджей закрутил головой и принялся картинно отплевываться.

Клиффорд без предупреждения стукнул дружка промеж лопаток так, что тот едва не полетел кувырком.

– Полегчало? – спросил великан ехидно и добавил сердито: – С обеда бурчит и бурчит…

– А почему я должен быть доволен? – вызывающе спросил шеолец. – Неужели кто-то рад, что вместо участия в боях нам с вами придется торчать в тылу, наращивая жир на задницах?

– Ну надо же, – отозвалась Марта. – Нашлось что-то, могущее задеть нашего бравого парня…

– Да я… – Анджей не собирался сбавлять обороты.

– Уймись, – с нажимом посоветовал Клиффорд.

Анджей злобно глянул на него, но рот захлопнул.

– Зверек порскун, – шепотом сказала Марта Стефану. Тот молча улыбнулся в ответ.

– Не стойте на пороге, – посоветовал из-за спин субтактиков незнакомый голос. – Заходите и стройтесь вдоль стенки, чтобы я вас всех смог хорошо рассмотреть…

– А ты… – обернувшийся Анджей спешно заткнулся, обнаружив, что последним внутрь барака номер три шагнул незнакомый тактик, высокий и тощий, с красными, точно от недосыпа, глазами. – Виноват!

– Хорошо, что сознаешь это, ядерная мать, – скупо улыбнулся тактик. – Меня зовут Джонатан. С сегодняшнего дня будете подчиняться мне.

За проведенное на базе время Марта ни разу не видела этого офицера, так что он скорее всего прибыл только сегодня.

– Прошу за мной, – сказал Джонатан. – Осмотрим тут все. Барак мало чем отличался от того, где инструкторы жили до сегодняшнего дня, – голые стены, неудобные кровати, основная часть помещений спрятана под землю, где не достанут ни жара, ни ветры.

Из-за отсутствия окон это сильно напоминало базу на Гекате, только вместо стерильной белизны – серый пластобетон и никаких бронированных дверей через каждые десять метров.

– Здешние коридоры – как дырки в сыре, – заявил Анджей, когда они вступили на лестницу, ведущую к подвальному этажу, – да еще прогрызенные свихнувшимися мышами.

– Что такое мыши? – осведомился тактик.

– Это у него шутки такие, – прогудел Клиффорд.

– Шутник, значит? – Джонатан внимательно посмотрел на Анджея. – С шутками лучше поосторожнее.

Марта нахмурилась – командир выглядел каким-то вялым, заторможенным, словно только что проснулся или, наоборот, долгое время не спал.

– Комнаты ваши наверху, новобранцы будут жить тут. – От того места, где тактик остановился, начинались широкие проемы в стене. – Каждому инструктору будет придано по пятнадцать-двадцать бойцов, одна казарма рассчитана как раз на это количество.

– Разрешите вопрос, – подал голос Стефан. – А не много это на одного-то субтактика?

– Ничего, не перетрудитесь. – Тактик издал ехидный смешок.

– Хэй, а почему без дверей-то? – Анджей прошел к одному из проемов, заглянул внутрь.

Казармы были самые обычные, ничем не примечательные.

– Санитарный блок в каждой комнате индивидуальный, – пожал плечами Джонатан, – а так им закрываться не от кого. Ну что, пошли наверх. Если у кого-нибудь есть вопросы, то задавайте их сейчас.

Спрашивать никто ничего не стал, и инструкторы вслед за тактиком потащились обратно к лестнице.

* * *

– Равняйся! Смирно! – Точно повинуясь команде, ветер затих, стал слышен звук шагов обходящего строй супертактика.

Марта глядела прямо перед собой и наблюдать за перемещением командира могла только краем глаза – вот он остановился перед звеном Стефана, пошел дальше, вновь замер.

Спиной ощущала, как равномерно и даже попадая в такт друг другу, дышат ей в затылок полтора десятка новобранцев, пятнадцать минут назад выгрузившихся из транспортеров.

Сразу по прибытии их разбили на учебные звенья и к каждому звену приставили командира.

С первого взгляда ее подопечные показались Марте какими-то одинаковыми, словно братья и сестры. Нет, она заметила отличия во внешности, но уловила и некое сходство, проявляющееся в манере двигаться, одновременно поворачивать голову за командиром и следить за ним, не отводя взгляда.

Выглядело это очень странно.

– Солдаты! – Ветер набрал силу вновь, и супертактик перешел на ком-линк: – Вы прибыли сюда, чтобы научиться держать в руках оружие, а затем обрушить его мощь на врагов Пророка и Эволюции…

Привычные, надоевшие слова проскальзывали в уши, не задевая сознания. Марта спокойно ждала.

– …слушать инструкторов и чтить Стальной Кодекс! – Она встрепенулась, когда командир базы закончил. – По баракам – разойтись!

– В колонну по двое – построиться, – приказала Марта, развернувшись к новобранцам.

Они задвигались, молча и целеустремленно, как части единого механизма. Ни один не отвел взгляда, ни один не сделал лишнего движения, и через мгновение перед Мартой оказалась ровная, как прочерченная по линейке, колонна.

– Клянусь Пророком. – Марта только головой покачала. – За мной – шагом марш!

Пока шли до барака, она все ловила себя на мысли, что не может понять, сколько человек идет за ней – один или много, слишком монотонным и равномерным был звук, точно в пластобетон била только пара ботинок.

– Это ваша казарма, – сказала Марта, когда они спустились на нижний этаж и остановились перед вторым по счету проемом. – Можете занять места по своему усмотрению. Через три часа ужин, затем перекличка. Пока отдыхайте.

Она ожидала вопросов, гнева, хоть какой-то реакции по поводу того, что их поселили в таких условиях.

Но никто из новобранцев не сказал ни слова. Они по одному зашли в казарму и принялись устраиваться.

– Ничего себе, – пробормотала Марта и прижалась к стене, пропуская мимо Анджея и его отделение.

– А ну, зашли сюда быстро. – Голос шеольца звучал мрачно. – Знайте, что инструктору положено быть злобным! Жизни не нюхали, салаги? Так вы у меня узнаете, чем она пахнет! А ну стройся на кроватях в три ряда с матрасами!

Топот и скрип показали, что новобранцы попытались выполнить нелепый приказ. И снова – ни один не попытался возразить или возмутиться, хотя кто угодно понял бы, что субтактик откровенно издевается.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Поделиться ссылкой на выделенное