Дмитрий Казаков.

Вторжение Химеры

(страница 3 из 31)

скачать книгу бесплатно

Вот только кого отправить на верную смерть?

– Марта, – позвал тактик, отрывая от размышлений.

– Да? – помедлив, она подняла голову.

Лицо командира в проникающем в шахту сером утреннем свете казалось черным.

– Наверху засада. Но джамперы нашли ответвление, ведущее в технический ход. Вы пойдете через него, только под командованием тактика четвертой боевой. Выходы оттуда тоже наверняка стерегут, но шанс прорваться чуть больше.

– Я поняла, – кивнула она. – Удачи вам, командир.

Застывшая на некоторое время цепочка форсеров снова двинулась вверх. Марта подняла тяжелую, точно из металла отлитую руку, затем ногу…

Через пару десятков метров показался технический ход, квадратный в сечении и достаточно широкий, чтобы в него легко протиснулся даже джампер с ранцем. Марта перевалилась через его край, ощутила, как сильные руки помогли подняться.

Встав, обнаружила, что держит ее низкорослый и темнокожий форсер.

– Стефан! – не удержавшись, почти крикнула Марта.

– Это я, – уроженец Демона в критические минуты был спокоен и лаконичен. – Рад, что мы дальше пойдем вместе.

О том, что старый соратник уцелел и сегодня, Марта узнала еще внизу, перед тем как они полезли в шахту. И сейчас почувствовала, что ей важно, чтобы он, последний из тех, кто спасся на Земле, пережил и эту операцию.

Бойцы один за другим выбирались в технический ход, строились цепочкой.

– Готовы? – Последним покинул шахту командир четвертой боевой бригады. – Тогда двинулись. Стефан, твои на разведку.

Идти узким техническим коридором оказалось много проще, чем взбираться по лестнице. Марта ощутила, как напряжение потихоньку уходит из ножных мышц, как расправляются мускулы спины.

Форсеры миновали две развилки и вышли к круглой комнате, откуда начиналось около дюжины коридоров.

– Десять минут отдыха, – объявил тактик.

Форсеры усаживались вдоль стен, вытягивали ноги, другие лезли в рюкзаки за сухими пайками.

– Эх, а у меня там в первом звене земляк остался, – сказал Густав.

– Что поделать, без потерь никак, – заявила Сара. – Хотя лучше было бы оставить внизу тебя, а не Игоря или…

– Прекратить, – устало перебила Марта. – Ну что мне с вами делать? В бою все нормально, а как свободная минутка, так вы – собачиться.

– Было бы хуже, если б наоборот, – философски заявил Стэн.

Повернувшись на скребущий звук, Марта обнаружила, что неподалеку от нее коренастый форсер ковыряется в энергетической панели на стене. Сняв крышку, он обнажил силовые кабели и ловко подсоединил к разъему на одном из них небольшой приборчик.

– Эй, у кого заряда батарей меньше чем на четверть – подходи сюда, быстро! – Голос у коренастого оказался унылый, тягучий.

– В чем дело? – нахмурился тактик.

– Это наш чудо-техник, – пояснил Стефан, – придумал какую-то хреновину, чтобы прямо от местной сети заряжаться.

– Дело хорошее, – кивнул тактик. – Давайте, только быстро.

Когда Марта поднялась, к чудо-технику выстроилась очередь.

Какой-то здоровенный форсер уже подзаряжался, один из силовых кабелей тянулся к батареям на спине.

Громила корчился, давая понять, что испытывает вовсе не блаженство. Техник, не обращая на это внимания, растолковывал остальным:

– Трансформатор несовершенный, емкость батарей от подзарядки падает. Но маленькая полная батарея лучше, чем большая пустая, в лоб тебе магнит. Следующий!

Очередь Марты подошла быстро. Она повернулась спиной, ощутила, как что-то воткнулось в слот, и в следующий момент задохнулась от боли: к позвоночнику будто приложили раскаленный прут, жидким огнем охватило ребра, руки задрожали мелкой дрожью.

– Где ж ты трансформатор-то этот взял? – прошипела девушка, с трудом удерживаясь, чтобы не заорать.

– На коленке собрал, – невозмутимо пояснил техник. – Хватит с тебя. Следующий – на зарядку становись!

Марта отошла в сторону, прислонилась к стене, чтобы отдышаться, прийти в себя.

Силовой кабель, входя в слот очередного бойца, с треском заискрил. Форсер взвыл, поплыла вонь жженого пластика. Но техник только хладнокровно похлопал бедолагу по плечу.

– Хэй, а где же пушка-то твоя, боец? – ехидно выкрикнули из сократившейся очереди.

Чудо-техник выразительно покосился на плазмаган, стоявший у стены, но ничего не ответил.

– Что, никак оружие ручки натерло? – не унимался задира.

– Вот я сейчас надену пушку, а тебе подам в батарею заряд напрямую, без трансформатора, – ласково пообещал техник.

– Напугал! Да я ж субтактик! – заявил нахальный голос.

– А что, субтактикам нынче в задницу резисторы вшивают, чтоб сопротивление увеличить?

– Иди ко мне в звено, рукастый! – предложил балагур. – Будет у нас с тобой мир да любовь по заветам Пророка!

Форсеры дружно захохотали, чудо-техник скорчил злобную гримасу.

Марта нашла глазами лицо шутника, поняла, что перепалка и затеяна для того, чтобы немного снять напряжение.

– Марта, – донесся из ком-линка голос тактика.

– Да, командир?

– Выдвигайтесь. Пойдете первыми по тому коридору, что ведет на северо-запад.

Отдых, как обычно, оказался слишком коротким.

* * *

Лестница, заключенная в узкий колодец, закончилась массивным люком. Марта осторожно приподняла его и невольно отшатнулась, когда ей на лицо упала холодная дождевая капля.

– Мы все же успели, – сказала она, заставляя себя поверить, что подъем из ядовитой бездны Форджа закончился.

Тактик выслушал ее доклад, а затем сообщил:

– Все наши на местах. Ударная группа в лифтовой шахте атакует через пять минут. Раньше вылезать нет смысла. Если повезет, получим от джамперов ударной группы вид местности сверху и расположение огневых точек противника. Молитесь Пророку о победе…

На то, чтобы разобраться, куда проложены боковые ходы, понадобился час. За это время выяснили, что они не тянутся далеко и заканчиваются идущими к поверхности колодцами.

Звенья разбросали по подземелью так, чтобы использовать все выходы. Марте и ее подопечным достался самый дальний колодец.

– Готовы? – спросила она.

– А то, – отозвался Стэн. – Сейчас мы им покажем.

Ком-линк оттранслировал пакет зрительной информации, перед глазами вспыхнуло снятое с высоты изображение местности вокруг шахты, чуть смазанное из-за того, что ведший съемку джампер стремительно двигался.

– Вперед! – гаркнула Марта, с радостью подумав, что люди не успели приготовиться как следует.

Люк отлетел в сторону, лязгнули его петли. Она выскочила наружу, под холодный дождь и обжигающие выстрелы. Грохот близкого разрыва ударил по ушам, заставил покачнуться.

Про технические ходы люди то ли забыли, то ли просто не успели взять их под контроль. Во всяком случае, в первые мгновения по тем, кто выбирался на поверхность здесь, вообще не стреляли.

Десятки плазменных шаров, лучей ионных орудий ударили в спины людей, увлеченно расстреливающих развороченный взрывом выход из лифтовой шахты. Развернуться успели немногие, но среди них оказались пулеметчики.

Несколько одновременных попаданий отдались болью по всему телу, Марту отбросило в сторону. Тело рванула резкая боль, слетевшее с руки орудие загремело по камням.

На миг оглохшая, она непослушными руками подняла «Ярость». Привалилась к большому камню, чтобы вновь закрепить ее. Выполняя доведенную до автоматизма операцию, Марта глянула в низкое небо Гефеста.

Несколько очередей, бивших снизу вверх, скрестились в одной точке. Поток голубых «брызг» из штурмовых пушек оборвался. То, что было джампером, рухнуло на землю куском изуродованной плоти.

Марта, почти не целясь, выстрелила в засевшего посреди огромных камней пулеметчика, но промахнулась. Судя по всему, начало сбоить расчетно-аналитическое ядро или просто уставшие мускулы оказались не в состоянии выполнить его приказ в точности.

Перевела взгляд на подчиненных – Густав и Сара были в порядке, а вот Стэн сидел на земле, держась за оставшийся от левой руки огрызок. Лицо парня выглядело бледным до синевы…

– Ты как? – спросила Марта, подобравшись поближе.

– Ничего, – ответил Стэн хриплым голосом, – сейчас боль… утихнет… и я снова смогу стрелять…

Огонь со стороны людей слабел, уцелевшие пулеметчики и автоматчики спешно отходили, понимая, что вырвавшихся из шахты форсеров все равно не удержат. Несколько джамперов, не скрываясь, висели в небе, но стреляли не так часто, только наверняка.

Грохнул последний разрыв, и все затихло, стал слышен шум дождя, падающего на засыпанные пеплом камни.

* * *

– Привал!

Услышав этот возглас, Марта просто упала на землю, с трудом перевернулась на спину, чтобы ледяные капли падали на разгоряченное лицо.

Рядом с ней опустились на острые камни Сара и Густав, осторожно усадили Стэна. Тот поморщился и благодарно кивнул, жадно хватая ртом холодный воздух.

– Не лежать, не лежать! – вслед за голосом супертактика из ком-линка ударил бодрящий импульс, какой обычно использовался при побудке. – Помочь раненым, осмотреть оружие, вставить капсулы для подпитки брони!

Марта просто заставила себя сесть, глянула в затянутое тучами небо и поняла, что не может сообразить – утро сейчас или вечер, сколько времени минуло с того момента, как они ушли от Форджа.

По всему выходило, что больше двадцати четырех часов семьдесят шесть бойцов – остатки соединения «Геката-2» – провели на ногах, уходя от города туда, где ждал корабль.

– Все слышали? – спросила Марта. – Выполняйте приказ.

– А чего… – буркнул Густав, но глянул на командира и осекся.

От того места, где расположился тактик четвертой бригады, а теперь командир отряда, донесся резкий хлопок. Последний джампер, у которого еще действовал ранец, взвился вверх и повис на месте, поворачивая голову из стороны в сторону.

– Вижу противника на северо-западе, – услышала Марта в ком-линке его доклад. – Время огневого контакта примерно десять минут…

– Действуем по намеченному плану, – скорее попросил, чем приказал тактик. – Заслон остается здесь.

Марта встала, стараясь не смотреть на Стэна, слова застряли в горле.

Все решили заранее: в случае необходимости раненые форсеры, те, кто не может бежать быстро и долго, прикрывают рывок основной группы.

– Прости, друг, – со смущением в голосе проговорил Густав, а Сара порывисто вздохнула.

– Ладно, чего там, – пробормотал Стэн, уцелевшей рукой поднял плазмаган и перевернулся на живот. – Вы, главное, дойдите, чтобы мы тут не зря подохли…

– Все, уходим, быстро, – сказал тактик. – Иначе их гибель будет напрасной!

Восемнадцать форсеров остались на месте, выбирая позиции среди камней, прочие двинулись дальше.

Марта бежала, чувствуя себя загнанным зверем. Ноги подгибались, мир вокруг трясся, в лицо бил колючий ветер, перехватывал дыхание. В то, что за спиной стреляют, она старалась не вслушиваться.

– Быстрее, быстрее! – орал субтактик, бойцы выжимали последние силы, на каменную тропу из открывшихся ран падали капли крови.

Марта окончательно утратила ощущение времени и, когда из тумана выступил блестящий корпус корабля, решила, что начались галлюцинации. В то, что это правда, заставили поверить радостные вопли соратников.

Последние сто метров дались всего тяжелее. Шагах в тридцати до входа в корабль упала Сара. Густав взвалил ее на руки и потащил к ведущей в трюм эстакаде. Марта поднялась по ней, шатаясь, и только внутри корабля немного пришла в себя.

– Пять минут до старта! – проревели динамики под потолком.

Марта сумела защелкнуть страховочный ремень на потерявшей сознание Саре и сама упала в соседнее кресло. За мгновение до того, как навалилась тяжесть, пришла мысль: «А ведь кто-то наверняка умрет от перегрузки».

* * *

Выходить из беспамятства не хотелось, не было желания возвращаться туда, где пульсировала в ранах боль, тупо ныли мышцы и ломило кости.

– Хэй, рыжая, а ведь я тебя где-то видел! – донесся чей-то на удивление тихий, приглушенный голос.

«Рыжая?» – это слово вызвало слабое удивление.

Так ее называла только Анна, но она давно мертва.

– Не называй меня рыжей! – сказала Марта за мгновение до того, как открыть глаза. Сфокусировала взгляд и обнаружила смотрящего на нее мужчину: изогнутые в усмешке тонкие губы, глаза-щелочки и короткая, но буйная шевелюра – жесткие волосы ежиком. Такие же, как у нее самой, только с другим оттенком рыжины: не темные, а яркие, огненные.

«Да он родом с Шеола, – подумала Марта, – и, кажется, субтактик – тот самый, что задирал техника, когда мы только выбрались из шахты. Но не эту же встречу он имеет в виду?»

– Вставай, – сказал мужчина. – Мы прибыли.

– Без тебя понятно.

С трудом выбралась из противоперегрузочного кресла, с тревогой глянула на Сару. Та махнула рукой в ответ, показывая, что с ней все в порядке.

– Ну что, звено, – сказала Марта подопечным, которых осталось всего двое. – За мной, шагом марш!

За стенками корабля их встретила Геката.

Огромное солнце яростно поджаривало красные и коричневые скалы, будто надеялось выпарить из них последние капли воды, исчезнувшей на этой планете тысячи лет назад. Блестели пластобетонные плиты взлетно-посадочного поля, кузова стоящих у его края транспортеров.

Форсеры из персонала ВПП с удивлением глядели на выходящих из корабля солдат, угрюмых и мрачных, на то, как те без единого слова забираются в открытые люки машин.

Усевшись на место субтактика, Марта глянула на целый ряд пустых сидений и заскрипела зубами: только из ее девяти подопечных на Гефесте остались семеро, а ведь были звенья, где полегли все, никого не осталось.

Обратно на Гекату вернулась лишь шестая часть специально подготовленного отряда, а портал Гефест-Земля так и не удалось окончательно разрушить. Не достигли цели ни высадка на Землю, ни зачистка Форджа. И в обоих случаях Марта потеряла товарищей, к которым успела привязаться.

Унылые лица соратников показывали, что все думают примерно о том же. Густав хмурил густые брови, Сара, откинувшись к горячей стенке транспортера, смотрела куда-то вверх, в потолок.

Когда машина двинулась с места, почему-то стало немного легче. Глянув в окошко, Марта ощутила, что вернулась домой.

Все на этой планете казалось знакомым – дорога, петляющая между безжизненных скал, «ульи» – чудные сооружения, непонятно кем возведенные, забор базы, слепящий блеск термоизоляционного покрытия округлых зданий, оставленных на поверхности…

Выбравшись из транспортера, поняла, что не испытывает дискомфорта от жары, яркого света. Этот красный мир, где не смогли выжить люди, показался гораздо более уютным, чем обустроенный Гефест.

Толстенная дверь бесшумно отошла в сторону, и форсеры один за другим вступили в коридоры базы, белые и прохладные, точно вырубленные во льду.

В царящей тут стерильной чистоте, подчеркнутом отсутствии всяких запахов толпа боевых форсеров в засохшей крови и грязи, роняющих серые чешуйки химериновой брони, выглядела дико.

Когда добрались до жилого уровня, того же самого, где обитали до отбытия на Гефест, супертактик остановил солдат.

– Спасибо, – сказал он, – пусть мы не достигли успеха, но я знаю, что вы сделали все, что могли. Дальнейшую нашу судьбу определит Пророк.

Форсеры уныло молчали.

– Разойтись по прежним казармам, привести себя в порядок, – добавил командир бригады. – Все свободны!

И только в этот момент Марта окончательно поверила, что снова выжила.

* * *

Бросив взгляд в зеркало, Марта удовлетворенно цокнула языком.

Если оно не врало, то полученные на Гефесте повреждения затянулись, а химериновая броня вновь сияла здоровым блеском.

– Красавица, – завистливо проговорила Сара, выглядывая из-за плеча командира. – А вот у меня еще в ушах шумит.

– Это оттого, что ты слишком много думаешь. – Койка, на которой валялся Густав, чуть заметно скрипнула.

– Клянусь Пророком, опять начали, – вздохнула Марта.

Сразу после прибытия уцелевшие бойцы особой тактической бригады прошли через углубленное медицинское обследование, после чего их рацион оказался изрядно увеличен. А последующие двое суток они провели в блаженном безделье, отсыпались и отъедались.

– Марта, чем занимаешься? – раздался из ком-линка голос тактика.

– Красоту навожу, – ответила она.

– Наводи быстрее. Через десять минут мы должны быть в зале для совещаний.

– Хорошо, мы подойдем. – Марта повернулась к Саре: – Собирайтесь. Нас ждут.

Густав заворчал и принялся слезать с кровати.

Выйдя в коридор, Марта столкнулась с необычайно мрачным Стефаном.

– Привет, – сказал тот, – демон меня забери, но я думаю, что сегодня нам расскажут, как мы провинились перед Пророком и как должны за это ответить.

– Посмотрим, – покачала головой Марта.

Остаток пути до зала для совещаний, расположенного парой уровней выше, проделали в молчании. Внутри перед огромным стереоэкраном обнаружился значительно посвежевший тактик и рядом с ним – худосочный форсер, называющий себя Хесусом.

При взгляде на него на Марту нахлынули воспоминания о том дне, когда она попала сюда в первый раз.

– Проходите, коллеги, – замахал руками Хесус. – Присаживайтесь.

Марта села у самого выхода, ощутила, как спинка кресла под ней прогнулась, края вонзились в спину.

– Не под нас это делано, – донесся голос устраивающегося неподалеку рыжего субтактика. – Такие залы под всяких тощих умников проектируют. А под нас – разве что посадочные места в космических кораблях…

– Э, рад приветствовать вас, коллеги! – Хесус поднялся. – Позвольте мне, прежде всего, сказать, насколько мы, научное сообщество детей форсированной эволюции, ценим ваш, э, подвиг…

Супертактик неожиданно встал тоже, поднося к сердцу сжатый кулак, взгляд его обратился к выходу из зала. Марта вскочила, с секундным опозданием поднялись Сара и Густав.

По ряду между креслами шел стратег, за ним шествовал солдат с небольшой коробкой в руках.

– Как удобно – и охранник, и носильщик, – раздался шепот рыжего задиры. – Самое дело для лентяя из Первого Параграфа…

– Кой-кому сильно не хватает возможности заработать наряд, – неожиданно для себя прошептала Марта в ответ.

– А ты думала, меня этим напугаешь? – шеолец, кажется, был вполне доволен собой.

– Ну надо же, кто бы… – начала Марта, но тут стратег остановился рядом с Хесусом и повернулся к солдатам.

Он был не столь высок и мускулист, как обычный боевой форсер, но ученый возле него казался хрупким.

– Готовы ли вы умереть за Пророка и Эволюцию? – поинтересовался стратег.

– Готовы! – Слитный рев сотряс зал.

– Садитесь. – Стратег махнул рукой.

Форсеры начали опускаться, неудобные кресла заскрипели.

– Я знаю, что вы скорбите по вашим погибшим товарищам. Это знает и Пророк! Он сам послал меня, чтобы я мог передать вам его благодарность за проведенную операцию!

Марта увидела, как благоговейно расширились глаза сидящей рядом Сары, как взволнованно потер подбородок Густав. Но сама она никаких особенных эмоций не испытала.

«Наверное, Пророк благодарил меня слишком часто», – мысль показалась кощунственной.

– Не казните себя за то, что боевая задача… – чуть заметная пауза подсказала, что стратег тщательно выбирает слова, – …выполнена не до конца. Разобранный портал, конечно, восстановят, но не скоро. Сообщение между Гефестом и Землей все-таки прервано, и месяц – а может быть, даже два – силы людей не смогут получать оружие с фабрик Гефеста. Месяц перебоев с поставкой оружия – за это время многое может измениться на поле боя!

Форсеры смотрели на него, точно зачарованные.

– Так что ваши соратники погибли не зря, – продолжил стратег. – Кончина одного способствует жизни других, говорит нам Стальной Кодекс! Их смертями и вашей кровью выкуплено много жизней тех, кто воюет сейчас на передовой. Вы честно послужили победе Эволюции и должны получить награду.

Солдат Первого Параграфа медленно и торжественно подошел к стратегу. Тот принял коробку, со щелчком откинул крышку.

– Всех участников операции Пророк награждает знаком доблести – Золотой Лентой Эволюции. Многих – посмертно, но их имена будут навечно занесены в хронику освободительной войны! А теперь настало время чествовать живых. Первым награждается тот, кто командовал вами в стане врага.

Тактик поднялся, лицо его залила краска то ли стыда, то ли смущения. Когда Золотая Лента украсила его комбинезон, командир отряда отрывисто бросил:

– Служу Эволюции!

Один за другим стратег назвал имена троих выживших тактиков. Затем за наградами пошли командиры боевых звеньев.

Поняв, что вызывают ее, Марта не испытала радости, только странную горечь, словно не получала награду, а подвергалась наказанию. Вышла к стратегу, подождала, пока знак отличия прикрепят повыше левой груди, произнесла положенные слова и вернулась на место.

– Здорово, – проговорил Густав с гордостью. – Я рад, что у меня такой командир.

Марта лишь рассеянно кивнула в ответ.

Доставшаяся ей лента была гладкой и шелковистой, в точности как та, которую давным-давно, еще на Халикте, сам Пророк прикрепил на броню у сердца Анны.

Осознав, что слишком глубоко ушла в воспоминания, Марта вздрогнула и обнаружила, что знак доблести получают рядовые и что Сара возвращается от стратега вся багровая от румянца.

– Марта! – голос ее срывался от волнения. – Он сказал, что меня будет хранить Золотая Лента Пророка!.. Что с тобой?

А в ушах Марты на шепот Сары накладывались доносящиеся из глубин памяти слова Анны: «Он сказал, что теперь меня будет хранить в бою Золотая Лента, помнящая тепло его рук…»



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Поделиться ссылкой на выделенное