Дмитрий Казаков.

Война призраков

(страница 2 из 31)

скачать книгу бесплатно

   Многие косились на соседей, глазели по сторонам и, судя по всему, были не прочь обсудить содержание анкет, но мысль о камерах лезла в голову не только Виктору. До конца часа продержались все.
   – Итак, – звук распахнувшейся двери ударил по ушам сильнее раската грома, а голос вошедшего Фишборна показался неприятнее скрежета металла по стеклу, – вы готовы? Кто не успел – ничего страшного.
   Испытуемые сдали анкеты вновь возникшему как из-под земли мистеру Джиксу.
   – Теперь вас по одному будут вызывать на тестирование, – сообщил Фишборн. – Проходите в ту же дверь, куда уйду я. Вещи забирайте с собой. Сюда вы не вернетесь.
   И главный вербовщик непонятно какой (но ужасно секретной) организации удалился. Почти сразу динамик над дверью, до сего момента совершенно незаметный, приятным женским голосом сообщил:
   – Джон О'Брайен.
   Склонный к полноте рыжеватый парень поспешно вскочил, неловко ухватил сумку, набитую, судя по размерам и тяжести, запасом продуктов минимум на полгода, и исчез за дверью.
   – Знать бы, что за проверка нас там ждет, – пробормотал «швед».
   – А вам известно, где мы будем работать? – спросил Виктор.
   – Нет, – ответил «швед», – но, может быть, еще кто-нибудь знает?
   – Джордж Ву, – объявил динамик, и разговор на мгновение оборвался.
   Тот самый азиат, что раскачивался на стуле, с угрюмым видом удалился, и беседа вновь возобновилась. После десятиминутного опроса удалось выяснить, что никто из находящихся в комнате не располагает сведениями о том, куда именно их вербуют. Каждый в недавнем прошлом имел беседу с Эриком Фишборном, и всем он сообщил примерно одно и то же…
   – Виктор Зеленский, – вызов прозвучал в тот момент, когда соискатели смолкли.
   Виктор глубоко вздохнул, чувствуя, как колотится сердце. Ощущая на себе взгляды, частью завистливые, частью сочувственные, он закинул сумку за плечо и с отчаянной решимостью человека, прыгающего в пропасть, толкнул дверь.
   За ней оказался короткий коридор. Голубоватый свет падал на обшитые деревом стены, паркетный пол, двери с тяжелыми металлическими ручками. . – Вам прямо. – Женский голос, прозвучавший откуда-то сверху, не оставлял сомнений, что «работодатели» надзирали за потенциальным сотрудником и здесь.
   Следуя в указанном направлении, Виктор преодолел еще одну дверь и очутился в довольно просторной комнате, заставленной устрашающего вида аппаратурой так тесно, что в ней едва нашлось место для низенького толстячка в белом халате и шапочке.
   – Раздевайтесь, – велел тот, указывая на стоящую у стены кушетку, – вещи и одежду сюда.
   – Раздеваться полностью? – уточнил Виктор.
   – Абсолютно, – подтвердил толстячок и неожиданно хихикнул.
Должно быть, вопрос показался ему смешным.
   Виктору не было весело, сердце вздрагивало в тревожных предчувствиях. Кое-что из оборудования он узнал, например стандартный медицинский сканер, но большая часть приборов оказалась ему незнакома.
   Раздевшись, он ощутил, что в комнате довольно прохладно.
   – Вот сюда, – пригласил толстячок, нетерпеливо пританцовывая рядом с камерой сканера, похожей на стоячий душ. – Встаньте на светящийся участок, глаза закройте.
   Виктор замер. Вокруг него с назойливым жужжанием, едва ощутимо колыша воздух, вращался сканер, кожу на голове слегка покалывало. Хитрые приборы явно зондировали не только органы и мышцы, но и мозг, изучая его всякими изощренными способами.
   – Все, – сказал толстячок в тот момент, когда Виктор понял, что начинает замерзать. – Можете одеваться. Дальше вам вон туда!
   Следующая комната по сравнению с предыдущей выглядела пустой. Один из углов занимал странной формы пульт с большим экраном. За ним расположился поразительно молодой оператор.
   – Здравствуйте, – улыбнулся он с искренним радушием, – встаньте в центр комнаты, вон туда, в круг.
   Только тут Виктор заметил, что пол здесь вовсе не паркетный, а какой-то металлический, и в металле выдавлена канавка, обозначающая круг, диаметр которого составлял примерно метр.
   Гадая, что бы все это могло значить, Виктор опустил сумку на пол и занял указанное место.
   – Не пугайтесь, – голос оператора стал потихоньку глохнуть, словно тот удалялся. Вокруг стремительно темнело. – Вы попадете в виртуальную реальность, где пройдете ряд тестов на психологическую устойчивость…
   Под ногами Виктора что-то завибрировало, по позвоночнику пробежала легкая щекотка, и тут же вокруг стало светло, даже слишком. Виктор обнаружил, что стоит, совершенно обнаженный, посреди выжженной солнцем прерии, а на него, яростно топча раскаленную землю, несется разгневанный носорог.
   – Ой! – только и успел сказать Виктор, в ужасе прыгая в сторону.
   В прыжке время словно замедлилось. Носорог проплыл совсем рядом, хорошо были видны его налитые кровью глаза, складчатая, твердая шкура, трещинки на боках.
   И тут же картинка пропала, сменившись тьмой.
   Ситуации следовали одна за другой, банальные и изощренные, страшные и приятные, реальные и фантастические. Виктору пришлось сражаться и убегать, обманывать и разгадывать головоломки, налаживать и разрывать контакты. Он побывал в стольких местах, что даже не все из них запомнил.
   От постоянного напряжения мозг начал потихоньку уставать. В затылке ломило, и щекочущие импульсы, то и дело проносящиеся по позвоночнику, стали почти болезненными.
   Момент, когда яркое свечение виртуального мира сменилось не мраком, а тусклым светом реальности, принес большое облегчение.
   – Вот и все, – услышал Виктор голос оператора, – испытания закончены. Вон там, за дверью, вы сможете вымыться и перекусить.
   – Но я хотя бы прошел?.. – Язык Виктора отяжелел и заплетался.
   – Результат вам сообщит мистер Фишборн, – с вежливой, но ледяной улыбкой ответил оператор.


   – Ну, что же, джентльмены, я должен оповестить вас о том, что показали тесты. – Голос Эрика Фишборна звучал холодно, как северный ветер, а голубой, с искрой костюм, в который сегодня нарядился вербовщик, лишь подчеркивал это впечатление.
   «Да, так элегантно носить костюмы научат только в секретной службе», – дурацкая мысль, завертевшаяся в голове Виктора, тут же дала деру, осознав собственную неуместность.
   – Должен сказать, что результаты меня порадовали. – Фишборн позволил себе усмешку. – Из тринадцати прошло десятеро. Но с тремя из вас мы должны будем попрощаться. Прямо сейчас.
   Соседи Виктора напряженно зашевелились, кто-то кашлянул, сам он ощутил внутри тревожную сосущую пустоту.
   – Мистер Ву, мистер Мартинес, мистер Энгельхарт, – объявил вербовщик, – я должен сказать вам: «Всего хорошего!»
   – Как, почему? – возмутился нервный азиат. – Зачем я летел сюда через половину земного шара!
   – Прошу простить за беспокойство, – пожал плечами Фишборн, – но результаты тестов способен предвидеть разве что сам Господь.
   Трое неудачников, понурившись, покинули комнату.
   Виктор зевнул. Его неудержимо клонило в сон. Судя по темноте за окнами, время в Квебеке близилось к полуночи, а уж на родине было и вовсе утро.
   – Итак, джентльмены, тут остались лишь те, кто достоин службы в нашей организации. – Фишборн выглядел суровым, точно судья, оглашающий приговор. – Но у вас еще есть шанс отказаться! Пока вы не подписали договор, вы можете уйти отсюда. После того как поставите подпись, вы минимум на десять лет перестанете принадлежать себе. Вам придется тяжело, исключительно тяжело во время специальной подготовки и немногим легче во время работы. Ваша жизнь не раз подвергнется опасности, и в то же время вы не будете иметь возможности пообщаться ни с кем из близких или друзей! Подумайте последний раз!
   Вербовщик замолчал. Стало так тихо, что жужжание мухи, кружащейся под потолком, показалось громче собачьего воя в ночной тишине.
   Претенденты сидели неподвижно, с каменными лицами. Судя по всему, каждый из них все для себя давно решил.
   – Никто не хочет отказаться? – после пятиминутной паузы спросил Фишборн. – Отлично! Тогда вас опять будут вызывать по одному.
   Вербовщик удалился. Напряжение тотчас исчезло, словно седовласый человек в голубом костюме создавал вокруг себя силовое поле, которое сковывало людей.
   – Виктор Зеленский, – объявил динамик все тем же женским голосом.
   На этот раз Виктор оказался первым в очереди.
   За дверью, ведущей из комнаты, его ожидал кабинет, обставленный подчеркнуто старомодно. Обитые тканью кресла мягких очертаний, шкафы темного дерева, полные книг с золотыми корешками, тяжелые шторы темных тонов, лампа с зеленым абажуром.
   Лишь мощный вычислительный центр, укрепленный на столе, выбивался из общего стиля. Матово светился виртуальный экран, называемый в просторечии виртэком.
   – Проходите, мистер Зеленский, – сказал вербовщик, – и попрошу ваш мобибук.
   – Что? – не понял Виктор.
   – Ваш мобибук. – Терпения в Фишборне хватило бы на десятерых. – Согласно правилам, у всех новичков реквизируются средства мобильной связи. Через три года его вернут вам в целости и сохранности.
   – Но это несправедливо! – возмутился Виктор. Он, как и большинство обитателей Земли, не мыслил себя без компактного и удобного прибора – гибрида мобильного телефона и ноутбука.
   – Пожалуйста, мистер Зеленский, вы можете покинуть нас. – Фишборн улыбнулся и показал в сторону двери.
   Виктор сдался. Отцепил от пояса мобибук и отдал его вербовщику.
   – Отлично, – сказал тот, небрежно убирая аппарат в ящик стола. – А теперь подпишите вот это.
   Перед Виктором появился довольно внушительного вида договор.
   – Можете ознакомиться. – И вновь Фишборн легко прочитал чувства (в данном случае неуверенность) собеседника.
   Оценив толщину документа на глазок, Виктор решительно вздохнул.
   – Ладно, я вам доверяю, – буркнул он.
   – Вот и прекрасно.
   Завитушка подписи мягко легла на предназначенное для нее место. Рядом Виктор поставил отпечаток большого пальца правой руки и только затем приложил к документу обрез идентификационной карточки.
   Та на мгновение завибрировала.
   Поверх подписи и отпечатка протянулась полоса, состоящая из едва различимых цифр. Только теперь документ был надлежащим образом удостоверен.
   – Вот и отлично, – почти проворковал Фишборн, следя за тем, как Виктор подписывает и второй экземпляр документа. – А теперь пройдите вон туда, – вербовщик указал на дверь за спиной, – и подождите остальных.
   Виктор попал в комнату, почти не отличающуюся от гостиной, в которой ему уже доводилось бывать, – правда, здесь отсутствовали окна. Усевшись на мягкий диван, он расслабленно откинулся на спинку.
   Сон, только и ждавший этого момента, набросился на него со стремительностью атакующей кобры.
   Спал Виктор, судя по всему, недолго и очнулся, когда кто-то нечаянно задел его ногу.
   Он сел, моргая и отчаянно сдерживая зевоту.
   – Ой, извиняюсь, – застенчиво улыбнулся рыжий О'Брайен, – я вас разбудил…
   – Ничего, – пробормотал Виктор, изо всех сил сражаясь с веками, которые норовили смежиться. – Все равно не время дрыхнуть.
   В дверь протиснулся белобрысый «швед», оказавшийся последним, и сразу за ним в помещение шагнул Фишборн.
   – Поздравляю вас, джентльмены, – сказал он, дождавшись, когда всеобщее внимание обратится к нему. – С сегодняшнего дня вы становитесь сотрудниками одной из самых засекреченных организаций в истории человечества! Добро пожаловать в СЭС!
   – Куда? – ошеломленно спросил кто-то. – В санитарно-эпидемиологическую службу? Мы что, с этими… с вирусами будем бороться?
   – Нет, в СЭС! – Вербовщик гордо усмехнулся. – Службу Экстремальной Социологии!
   – А я думал, буду служить во ФРУ. – Судя по всему, О'Брайен был просто убит горем.
   – Ничего, мистер О'Брайен, вы не пожалеете о том, что попали к нам, – осклабился Фишборн. – Я вижу, что у вас много вопросов. Если я возьмусь отвечать, то диалог затянется до бесконечности, поэтому оставьте их при себе. Скажу лишь, что Служба занимается ликвидацией социальных тенденций, угрожающих стабильному существованию Земной Федерации.
   – Убийствами, что ли? – мрачно проворчал кто-то,
   – Вовсе нет, – ухмыльнулся вербовщик. – Но о методах нашей работы вы все узнаете во время курса специальной подготовки. А сейчас, джентльмены, следуйте за мной. Нас ждет стратоплан. – Куда? – поинтересовался Виктор.
   Фишборн, уже направившийся к двери, замер.
   – Да, – проговорил он, повернув голову, – есть еще один аспект, который вы должны уяснить с сего дня. Подписав договор, вы стали сержантами СЭС. Мой чин-полковник. И теперь я для вас – старший по званию. Вопросы вы мне задаете только тогда, когда я это позволяю. Поняли меня? Кстати, отвечать необходимо: «Так точно». А обращаться ко мне: «Сэр».
   – Так точно. – Ответ получился нестройным, но Фишборн, судя по всему, остался доволен.
   – Я отвечаю за подготовку вашей группы, – сказал он сурово, – и я буду действовать безжалостно и неумолимо, чтобы сделать из вас настоящих экстремальных социологов!


   18 мая 2217 года летоисчисления Федерации
   Земля, остров Грасъоса Канарского архипелага

   – Этот остров целиком принадлежит нам. – Ветер, поднимаемый взлетающим стратопланом, нещадно трепал седые волосы Фишборна, но на ногах полковник стоял с уверенностью монолита. – Мы называем его Чистилище. Здесь вас ждут муки, достойные ада. Но, к счастью, продлятся они не вечность, а всего два года.
   Какие именно муки, никто спросить не осмелился. Новобранцы, не выспавшиеся и усталые до безразличия, толпились за спиной полковника, без особого любопытства разглядывая утонувшие в густой тропической зелени домики, длинные ангары и совсем непонятные здания.
   Стратоплан приземлился в Лас-Пальмасе примерно в полдень по местному времени, после чего их еще два с половиной часа везли на вертолете. Сообщение о том, что крошечный островок, лежащий к северу от туристского рая на острове Лансароте, станет их пристанищем на ближайшие восемнадцать месяцев, особого энтузиазма не вызвало.
   – Пойдемте. – Полковника реакция подопечных не удивила. – Сегодня вы заселитесь и узнаете правила игры. Настоящая жизнь начнется завтра.


   – Джентльмены… – Даже преобразившись из вербовщика в командира, Фишборн сохранил безупречность манер. Разве что сменил костюм на шорты и рубашку цвета хаки, что, с учетом климата, можно было счесть производственной необходимостью. – Надеюсь, что вам понравилась наша кухня…
   Накормили новобранцев до отвала. Овощной суп, кролик с соусом моха, жареная рыба – местная кухня ничем не уступала испанской. Вот только жаль, что после позднего обеда (или раннего ужина) курсантам не дали отдохнуть, а собрали в одной из аудиторий учебного центра.
   Окна закрывались жалюзи, из-за которых доносился шорох раскачиваемых ветром пальм. Еще дальше рокотало, терзая берег, море.
   Обстановка почти как на курорте. И омрачали ее только, некоторые сопутствующие обстоятельства.
   – Вижу, что понравилась, – усмехнулся Фишборн. – Но учтите, что это был последний раз, когда вы все едите одно и то же. С завтрашнего дня каждый будет питаться по особой, для него разработанной программе.
   По аудитории пронесся ропот.
   – Разрешите вопрос, сэр, – поднял руку выходец из Южной Америки, Хорхе Кампос.
   – Отставить, – спокойно ответил полковник, – позже. А теперь извольте выслушать и запомнить правила обучения! Любое их нарушение будет строжайше караться! Обойти запреты не получится, весь остров просматривается и прослушивается!
   Далее полковник изложил сами правила.
   Некоторые из них можно было предугадать заранее. Перечень начинался с беспрекословного подчинения преподавателям и запрета на свободное передвижение за пределами комплекса зданий.
   Но дальше пошло нечто непонятное.
   – Обучаемым запрещается, – полковник выговаривал слова монотонно и четко, напоминая при этом автомат, – называть друг друга иначе, чем по имени! Возбраняется беседовать о чем-либо, произошедшем до того, как вы оказались на острове. Обсуждать обучение можете сколько угодно, но вся предыдущая жизнь должна прекратить существование!
   – Но зачем, сэр? – не выдержал один из новобранцев.
   – Я не разрешал вам задать вопрос. – Фишборн повернул голову в сторону любопытного. – Завтра вы будете разбужены на час раньше остальных!
   . Прочие правила оказались тоже весьма любопытными. У новобранцев не изымались привезенные с собой личные вещи, но пользоваться ими категорически запрещалось.
   – Пусть лежат в шкафу, – сказал полковник, – вы же получите полный комплект всего необходимого, от одежды и обуви до бритв и мыла. Все ясно? Вопросы?
   – Зачем все это нужно, сэр? – воскликнул настырный Кампос.
   – Прямо ответить на этот вопрос я не могу. – На мгновение лицо полковника оттаяло и за жесткой маской проглянули человеческие черты. – Многое в обучении покажется вам странным и абсурдным, но поверьте, все это абсолютно необходимо. Вам будет невероятно тяжело, даже не физически, а психологически. Так что не тратьте энергию на бесплодные размышления, а старайтесь максимально точно следовать правилам и указаниям преподавателей. Все ясно?
   На этот раз вопросов не было…

   19 мая 2217 года летоисчисления Федерации
   Земля, остров Грасъоса Канарского архипелага

   Сирена, объявляющая подъем, звучала громко и пронзительно, точно труба Судного дня. Виктор вскочил с кровати и не сразу понял, где находится. Некоторое время пялился на беленые стены, на аккуратно сложенную на стуле одежду цвета хаки.
   И только тут все вспомнил.
   Судя по тому, как слипались глаза, время было еще раннее, и когда сирена смолкла, возникло искушение вернуться в кровать.
   – На пробежку!.. – Из-за двери высунулся лысый негр, обладающий телосложением боксера-тяжеловеса, и одно его появление заставило Виктора отбросить эту соблазнительную мысль.
   Вызвать неудовольствие у подобного здоровяка рискнул бы только очень смелый человек. Виктор покорно кивнул и принялся торопливо одеваться. Натянув майку и шорты, он кое-как зашнуровал кроссовки и выбрался в коридор.
   Негр ждал у выхода из жилого корпуса.
   – Быстрее, сонные свиньи! – рявкнул он при виде О'Брайена, выбравшегося на улицу последним. – Встали в шеренгу.
   Зевающие курсанты, выстроились довольно неровной линией. Назвать ее прямой не отважился бы и самый вольнодумный математик.
   – Меня зовут лейтенант Коломбо, – сообщил негр с непонятной яростью, – и я отвечаю за вашу физическую готовность! Я сделаю все, чтобы вместо жира ваши тела наполнились стальными мышцами! Вы невзлюбите меня уже сегодня и с каждым днем, будете ненавидеть все сильнее, но мне на это наплевать! Поняли?
   – Так точно, сэр! – Согласие было выражено довольно вяло.
   – А теперь все за мной! Кто отстанет – лишится завтрака!
   И лейтенант Коломбо, развернувшись, довольно резвой трусцой побежал в направлении берега.


   Когда Виктор вернулся в комнату, то одежда его была мокрой от пота, а ноги дрожали. Бегать вместе с лейтенантом Коломбо оказалось сомнительным удовольствием. Несмотря на могучее телосложение, он был неутомим. Канары вообще-то небогаты песчаными пляжами, но на острове Грасъоса они нашлись, и курсантам, судя по всему, пришлось посетить их все.
   Гористый ландшафт позволил вдоволь побегать по подъемам и спускам.
   – Ничего, – довольно сказал лейтенант, разглядывая подопечных, которые дышали, словно стадо оживших паровозов. Сам Коломбо даже не вспотел. – Это только сегодня тяжело! Завтра будет еще тяжелее! А сейчас – идите– мойтесь. Завтрак через двадцать минут.
   Этого времени Виктору едва хватило, чтобы понежиться под душем и переодеться.
   В столовой его поджидал неприятный сюрприз. На персональном столике стоял стакан молока (его Виктор пил очень редко), а одинокую тарелку наполняла манная каша – кошмар детства.
   – Это еще что?! – Возмущенное восклицание донеслось от столика, где сидел Кампос. – Грибы? Да я их ненавижу!
   Судя по недовольному бурчанию, каждому досталось именно то, что он менее всего хотел бы увидеть.
   «Вот тебе и особая программа», – грустно подумал Виктор, ковыряя ложкой кашу. Возникшее желание поменяться с кем-нибудь из соседей он тут же отверг. Любую попытку отказаться от еды сочтут нарушением правил, а в том, что кара за подобное будет жестокой, бывший журналист уже успел убедиться.


   – Господа! – Преподаватель предмета «Экстремальная социология» выглядел так, что его можно было снимать в кино в качестве «безумного профессора»: горящие глаза, нимб торчащих волос вокруг сверкающей плеши, резкие, порывистые движения. – Сегодня вы узнаете, что такое социология и для чего она необходима.
   Виктор тяжело вздохнул. Чего он меньше всего здесь ожидал – так это традиционных академических лекций. Еще во время учебы в университете они навевали на него скуку.
   И не только на него.
   Откуда-то из-за спины Виктора, из задних рядов маленького класса донеслось негромкое мелодичное посвистывание.
   Лектор его тоже услышал.
   – Мистер Сингх, – сказал он неожиданно властно, – не советую вам спать на моих занятиях. На зачете вам придется несладко. Теми из вас, кто его не сдаст, лично займется полковник Фишборн.
   Раджаб Сингх, гибкий смуглокожий выходец из Индостана, позволивший себе задремать, поспешно выпрямился на стуле и виновато заморгал.
   – Продолжим. – Социолог собрался было вернуться к лекции, но его прервали.
   – Можно вопрос, сэр? – поднял руку Рагнур, тот самый «швед», оказавшийся на деле норвежцем.
   – Да, сержант.
   – Зачем нам эти знания? Зачем нам социология? Неужели из нас готовят не секретных агентов, а специалистов по гуманитарным наукам?
   – Разве полковник ничего не объяснил вам о целях и задачах СЭС? – На лице преподавателя отразилось удивление.
   – Он что-то упоминал про ликвидацию социальных тенденций, – мужественно вспомнил О'Брайен и, подумав, добавил: – Сэр.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Поделиться ссылкой на выделенное