Дмитрий Казаков.

Укротители демонов

(страница 6 из 30)

скачать книгу бесплатно

Арс видел все в ужасающих подробностях. Поперек горла Верека Сатиса появилась красная полоса. Она резко, скачком, расширилась, и алым фонтаном ударила кровь.

Голова с застывшей на лице удивленной ухмылкой чудовищным мячом откатилась в сторону. Безголовое тело, постояв несколько мгновений, упало ничком, и только после этого по ушам ударил слитный женский визг.

Магический светильник под потолком, не выдержав звукового напора, озадаченно мигнул, и вдруг засиял во всю мощь, грозя исчерпать заложенную в него энергию за несколько часов.

Толпа мгновение помедлила, а потом с истошными криками бросилась к выходу. Хозяин заведения испуганно забился под стойку, музыканты, ухватившие инструменты, неведомо как оказались впереди всех.

Два фея, добрый и злой, пыхтя и надрываясь, тащили бочонок с пивом. Исследователь, занимающийся этой разумной расой, просто сошел бы ума от счастья, наблюдая за этой сценой. А потом бы описал ее в научной работе «Клептомания среди фей: концепция и выводы».

Но увы, исследователи мирно спали в собственных постелях.

Единственный, кто двигался в обратном направлении, оказался эльф-вышибала Араэль. Как он сумел пробиться сквозь сплошной поток разумных существ, оставалось загадкой.

Но не зря по всему Лоскутному миру ходят слухи о ловкости эльфов.

Ворвавшись в зал, Араэль огляделся. Кулаки эльфа были сжаты. Он был готов бить, крушить и вышибать. Но делать это, к его немалому разочарованию, оказалось не с кем.

Кроме тела на полу в берлоге остались лишь зарывающийся в пол (судя по звукам) хозяин, застывший с полуоткрытым ртом на сцене декан Тугодум, за которым прятался молчаливый, и от этого не похожий на себя Айра Петян, да Арс с приятелями у стойки.

Причины того, почему они не удрали вместе со всеми, были непонятны даже им самим.

– Что тут случилось? – в голосе Араэля звенел металл, а в синих глазах, обращенных на студентов, гнев боролся с удивлением. – Кто это его?

– Если бы мы знали, – оживая, пробормотал мэтр Тугодум, – а вот молодым людям это видеть вовсе ни к чему…

Верхушка деканского посоха сверкнула, и Арс ощутил, что его окутывает мягкая сонливость. Глаза начали закрываться, и последнее, что он слышал, была фраза, обращенная эльфом к хозяину заведения:

– Да, Майк, – голос Араэля звучал спокойно и даже отстраненно, – не самый удачный вечер для бизнеса… Ты не находишь, что нам нужно сменить название, на «Отрубленную голову», например?


– Э, хмм… – лицо лейтенанта Лахова, обычно выражающее восхищение собственной персоной и презрение ко всему, что эту персону окружает, в настоящий момент выглядело смущенным. Выражение это было для лица явно новым, и поэтому оно постоянно морщилось, напоминая болтающееся на ветру полотенце. – Перед нами стоит определенная проблема…

– Еще бы не стоит! – ректор Магического Университета Глав Рыбс, в кабинете которого проходила беседа, возмущенно фыркнул. – Нашего студента обезглавили посреди толпы!

– Давайте уточним, – хмуро заметил Лахов, почесывая подбородок и страстно мечтая об обычной работе городского стражника: битье морд, взимании мзды с лавочников и прочем, без чего общественный порядок мгновенно рухнет, – нет никаких доказательств, что это было именно обезглавливание!

– Как же! – сидящий тут же мэтр Тугодум едва не подавился от обуревающего его возмущения. – Я собственными глазами видел, как у бедного юноши отвалилась голова!

– Вот именно! – с нажимом произнес лейтенант. – Отвалилась!

– Не очень я вас понимаю, – холодно проговорил Глав Рыбс, сверля стража закона подозрительным взглядом.

Голос его дребезжал сильнее обычного.

– Сейчас объясню, – Лахов вздохнул, про себя кляня «этих штатских», которых сколько не учи, все одно строем ходить не заставишь. – Произошедшее событие и на самом деле похоже на убийство! Университет, как пострадавшая сторона, имеет полное право заявить о нем в городскую стражу. Но лучше бы ему этого не делать…

– Это еще почему? – в один голос спросили ректор и декан.

– А потому, что мы еще не раскрыли тот случай на грядке! А если на нас повесить и это странное убийство, то завтра я уже буду патрулировать Дыры в чине капрала! – в голосе лейтенанта звучала редкая для Торопливых искренность. И немудрено – он от всего сердца опасался за собственную зад… карьеру. – И вам помочь ничем не смогу!

– А в каком случае вы помочь сможете? – Глав Рыбс выглядел, точно изумленная вобла. Изощренный ум ректора, знающего больше, чем все Торопливые вместе взятые, с трудом поспевал за извивами хитрого стражнического умишки.

– Если никакого убийства не будет, – покачал головой Лахов. По шлему его весело заскакали проникшие сквозь щель в портьерах солнечные зайчики. – Если все будет представлено… ну, как несчастный случай! Тогда у меня не будет неприятностей с начальством, и мы будем заниматься этим делом, но НЕОФИЦИАЛЬНО!

На последнем слове лейтенант пугливо понизил голос, так что собеседники с трудом его расслышали.

– Несчастный случай? – засомневался Тугодум. – Это каким же образом?

– Ну, – Лахов неопределенно покрутил руками в воздухе, – вы же знаете, как они там трясутся, в этих ночных берлогах? Вот от размахивания головой она у него и отвалилась…

– И кто в это поверит? – Глав Рыбс выразительно почесал нос.

– Все, – с полной убежденностью сказал лейтенант. – Чем глупее новость, тем люди охотнее ей доверяют…

– Ладно, – ректор и декан переглянулись. – Так и быть. Идите… До выхода вас проводят.

Памятуя о печальной судьбе сослуживца, без проводника Торопливые в здание МУ входить отказывались.

– Э, еще один вопрос, – проговорил лейтенант, – сержант Ргов…

– Это кто? – нахмурился Глав Рыбс.

– Он до сих пор не нашелся, – вздохнул Лахов. – Бродит где-то на вашей территории. Нам бы хотелось, чтобы он вернулся и приступил к выполнению своих обязанностей…

– Хм, да? – ректор посмотрел на мэтра Тугодума. Тот в ответ неопределенно пожал плечами. Про слоняющегося по МУ стражника они уже успели забыть. По сравнению с потерянным триста лет назад где-то в подвалах караваном верблюдов один человек мало чего значил. – Ну, мы приложим все усилия… Обязательно!

Удовлетворенный лейтенант откланялся. Когда за ним закрылась дверь, Глав Рыбс повернулся к Тугодуму.

– Мне все это не нравится! – почти прошипел он. – Не верю я в то, что эти тупые стражники что-то узнают! Там точно не было никакой магии?

– Ваша милость! – декан изобразил оскорбление. – Я бы почуял любое заклинание, будь оно сотворено кем угодно, за сотню метров! Или вы не доверяете мне?

– Почему? – ректор мерзко улыбнулся, напомнив приготовленную ко Дню Всех Богов тыкву с вырезанной кровожадной ухмылкой. – Вот только есть такая хорошая пословица: доверяй, но проверяй… Если уж ты ничего не ощутил… Сегодня же вечером я желаю говорить с богами! Извести остальных деканов и пусть главный пограничник будет готов!

Слова о том, что это вовсе не его дело, застряли у мэтра Тугодума в горле. По всем признакам, Глав Рыбс гневался, а с разозленным начальством спорят только те, кто уже подал заявление об увольнении.

– Будет сделано, ваша милость, – только и смог пискнуть декан.


Ритуал для обращения к богу мудрости Турнепсу прохфессор кафедры пограничной магии Крупица решил провести на крыше университета. И вовсе не по причине того, что отсюда в хорошую погоду можно далеко на западе разглядеть Влимп, обиталище небожителей.

Просто теологическая магия требует больших ровных площадок. А где их еще найдешь? Не в спортзале же с богами общаться?

Когда ректор в сопровождении изрядно запыхавшихся деканов (взбираться пришлось по длинной и крутой лестнице) поднялся к месту действа, прохфессор и его помощники как раз закончили ползать по крыше. Результатом их усилий, кроме протертых на коленках мантий, стала громадная сложная фигура, похожая на запутавшуюся в паутине муху с двумя десятками крылышек. Она удивленно тужилась, пытаясь разглядеть водруженный в самый центр собственной спины прямоугольный алтарь.

На него установили изготовленную из белого мрамора статую бога – лысого толстого старика, завернутого во что-то, напоминающее длинное полотенце. Рука Турнепса благосклонно простиралась в сторону людей.

– Все готово? – поинтересовался Глав Рыбс сварливо.

– Да, ваша милость, – поспешно ответил прохфессор, – накопители и распределители магической энергии расставлены, так что можем начинать.

– Что-то тут дует, – проворчал мэтр Шизомудр, который считал, что его привели сюда зря.

– Тихо! – рявкнул ректор. – А не то я велю пересмотреть ритуал так, чтобы в нем появился пункт «человеческое жертвоприношение»!

Деканы испуганно притихли. Повинуясь указаниям Крупицы, они расположились за его спиной. В происходящем действе главы факультетов оказались статистами, и это злило привыкших быть в каждой бочке затычками волшебников.

– А вы уверены, что он именно так выглядит? – полюбопытствовал Глав Рыбс, глядя на статую лысого старого пузана.

– О, это изображение освящено тысячелетней традицией! – ответил прохфессор. – Мы нарисовали все триста тридцать семь священных знаков бога, так что вызов будет успешным.

– Ну-ну.

Сам обряд оказался скучным до ломоты в зубах. Заведующий кафедрой пограничной магии и его помощники долго выли и бормотали что-то, напоминая группу сбежавших из психушки идиотов, колдовская энергия неторопливо струилась по крыльям нарисованной на крыше МУ мухи. Если бы кто-то посмотрел на нее сверху, то ему показалось бы, что муху корчит и плющит, точно муравья на оживленной дороге.

Ректор с трудом сдерживал зевки. Деканы скучали.

– О, уже получается! – обрадованно сообщил Крупица в тот момент, когда Глав Рыбс почти заснул. – Сейчас явится!

– Кто? – ректор всхрапнул, точно ездовая лошадь, взявшая главный приз на скачках, после чего изо всех сил вытаращил слипающиеся глаза. Эффект оказался таким, словно кто-то попытался надуть два очень маленьких рыбьих пузыря.

– Бог! – испуганно прошептал прохфессор, и вновь принялся выть и бормотать, поддерживая усилия помощников.

Вокруг стоящей на алтаре статуи сформировался едва заметный синеватый ореол, постепенно становящийся все ярче и ярче. Достигнув нужного уровня яркости, он поменял цвет на голубой, затем на зеленый и остановился на ослепительно-желтом. Можно было подумать, что на вечернем небе объявилось еще одно солнце.

Волшебники жмурились и прикрывали глаза руками.

– Эх, надо было прихватить шапку с козырьком, – посетовал шепотом кто-то из деканов. – Или стекол накоптить…

В сиянии стало видно, что статуя зашевелилась. С ее поверхности словно смывало белую краску, кожа стала розовой, обмотанное поверх тела полотенце – противного болотного цвета. Открылись глаза, оказавшиеся пронзительно голубыми, точно две дыры в полуденное небо.

Сияние постепенно угасало, будто втягивалось в воздвигшуюся на алтаре фигуру бога.

– О Великий! – заголосил Крупица, старательно морща и без того сморщенную физиономию. – О Хранитель Сосудов Мудрости! О Награждающий Дарами Разума! О Ведающий Смыслом Всего! О Повелитель Восьмидесяти Восьми Ветров Понимания! О…

– Хватит-хватит! – довольно раздраженно заявил Турнепс, и маги изумленно притихли. – Пусть жрецы мне льстят, они хоть за это деньги получают…

В руке Турнепса возникло небольшое зеркало на длинной ручке, и бог принялся пристально в него смотреться, напоминая при этом модницу, перед походом на рынок покрывающую лицо толстым слоем «штукатурки».

Глав Рыбс ощутил некоторое неудобство. Все же он затеял обряд вызова бога, и просто поглазеть на обитателя Влимпа было явно недостаточно. Взгляды подчиненных опаляли спину и прожигали в ней небольшие отверстия.

И ректор решил действовать.

– Э… господин Турнепс, – сказал он тоном, каким обычно разговаривал с теми, кого считал равным себе. Таковых насчитывалось немного, поэтому приходилось смешивать стили, приспособленные для вышестоящих и нижестоящих. Презрение в результате причудливо переплеталось с заискиванием, – мы позволили себе побеспокоить вашу особу не только из удовольствия лицезреть вас…

– Молчать! – шипяще ответил бог, и отброшенное им зеркало исчезло за краем крыши. Глаза на необычно гладком лице полыхнули. – Да как вы посмели, черви?

Маги замерли, напоминая стаю волков, которые вдруг повстречали рычащего и кусающегося барана.

Надо сказать, им сильно не повезло. Много тысяч лет Турнепс, согласно должности Бога Мудрости, предавался многоумным размышлениям, лишь изредка отвлекаясь, чтобы откликнуться на призыв того или иного человечишки, молящего о просветлении.

Надо же иногда напоминать смертным о своем существовании.

Вдоволь налюбовавшись на корчи новорожденного мудреца, он возвращался к тихой, спокойной жизни. Все шло хорошо, пока некий недоброжелатель (поговаривают, что сделал это шут богов Шпулер) рассказал Турнепсу, как изображают его обитатели Лоскутного мира.

Толстым лысым стариком.

Впервые за сотни тысяч лет жизни Турнепс почувствовал себя обиженным. Других, значит, молодыми и красивыми, а его – плохим подобием старого борова? Посетив инкогнито несколько посвященных ему храмов, он уверился, что ему не соврали, и впал в страшную обиду на людей.

А помощи от оскорбленного божества ждать так же глупо, как от рыбы – песен.

– Э… я не очень уверен, что… – проговорил Глав Рыбс, вдруг с испугом понимая, что находящемуся перед ним существу вся его магия способна причинить столько же вреда, сколько чих – горному хребту.

– Молчи! – вновь взревел Турнепс, точно решил присвоить титул Бога Грозы. В ответ на его рык на закате полыхнула зарница. – Вы вызвали меня, надеясь получить помощь! Вот уж нет! Существа, оскорбившие меня так, достойны только этого!

И, развернувшись, он бесстыдно задрал полу своего одеяния и показал магам блестящий, точно отполированный зад.

И тут же жизнь начала уходить из статуи, плоть стремительно превращалась в мрамор, одеяние теряло цвет, становясь белым. Одно только осталось неизменным – недвусмысленная поза, в которой застыло божество.

– Хм, да, – осторожно проговорил ректор, – мне отчего-то кажется, что наш вызов закончился неудачей…

Деканы за его спиной ехидно шушукались.

Статую, которая осталась видимым позором всему начальству МУ, решили уничтожить. Но резцы соскакивали с ее поверхности, не оставляя даже царапин, пламя шипело, будучи не в силах породить на том, что более не было мрамором, даже малейшую трещинку, сильнейшие заклинания пропадали втуне.

Задумали было спрятать ее в бездонных подземельях университета, но преподавателю, которому поручили это дело, в голову пришла куда лучшая идея. После ее реализации в Музее Красивостей города Ква-Ква появился экспонат, озаглавленный «Аллегория Бога Мудрости Турнепса, открывающего обратную сторону знаний».

А о неудачном ритуале ректор запретил рассказывать под страхом увольнения.


– Эй, Арс, привет! Ты слышал? – на соседнюю лавку плюхнулся Нил. Лицо его возбужденно сияло, а в глазах плясали смешинки.

– Нет, – ответил Арс. – А о чем?

До начала лекции, посвященной основам современного и древнего написания и прочтения рун, оставалось время, и можно было потратить его на развитие в диспуте остроты ума.

Попросту говоря – на болтовню.

– Слышал я, что все дело в невидимом убийце! – понизив голос, загадочно просипел Прыгскокк. – Это он всех убивает! Подкрадывается сзади и ррраззз!

– Да? – удивился Арс. – И кто тебе это сказал?

– Не помню, – на лице Нила отразилось искреннее удивление. – Да какая разница. Ведь похоже, да? Невидимый убийца с невидимым ножом. Это он убил Верека Сатис, да и того парня на грядке…

– И золота под кровать тоже он насыпал?

– А золото тут причем? – выпучил глаза Нил.

– Да не причем, – впервые Арс подумал, что цепь событий, включающих в себя странные убийства и не менее странные события, соединяют воедино только его догадки, и что другим эта взаимосвязь может быть совершенно незаметна.

– А вы слышали! – вскрикнул ворвавшийся в аудиторию весенним ураганом Шнор. – Такое было, такое!

– Не ори ты, – буркнул кто-то задних рядов. – Толком говори.

– Вот я и говорю! – обиделся Орин. – На факультете умозрительной магии есть один преподаватель, прозвище у него – Бульдог.

– Это еще почему?

– Уж если попадешь к нему в зубы, то живым не вырвешься! – сообщил рассказчик. – Всегда он любил издеваться над нашим братом! Так вот вчера ему самому досталось!

– Что, что с ним стало? – Фома Катина, волосы которой сегодня сияли молодой зеленью, прямо задыхалась от нетерпения. Под ее мантией что-то соблазнительно колыхалось.

– На лекции, – Орин выдержал паузу, грозя довести слушателей до белого каления, – из воздуха явилась обнаженная дама…

– Что? – изумился Арс.

– Голая баба, – доступно пояснил Прыгскокк.

– И совершила над Бульдогом форменное насилие в грубой и извращенной форме! – торжественно заявил Шнор. – После чего исчезла в неизвестном направлении! И никаких следов магии…

– Как это – в неизвестном? – наморщил тот крошечный лоскуток кожи, что у него назывался лбом, двоечник Рыггантропов, переходящий с курса на курс исключительно благодаря упорному посещению пересдач. – Это что, по коридорам университета тетка без одежды бегает?

– Да, – иронично сказал вошедший в аудиторию преподаватель, которого увлеченные студенты не заметили, – кто о чем, а Рыггантропов – о женщинах. Лучше бы об учебе думал!

– А чего о ней думать, – вполголоса пробормотал двоечник. – Учеба – она не баба, за ней бегать не надо…

Преподаватель занял место на кафедре, и студенты, грустно шушукаясь, принялись раскрывать тетради. Время разговоров о падающих с неба обнаженных девах закончилось.


После завершения лекций Арс направился в библиотеку – сдать книги. Пришлось преодолеть пару коридоров, которых в этой части здания ранее не было, прежде чем ноги привели его к знакомому спуску к черной двери библиотеки.

И тут, у лестницы, он наткнулся на знакомое лицо. Лицо это было заросшим, как заброшенный луг, только вместо сорняков на нем имелась щетина, и выглядело совершенно безумным. Исключительно по болтающемуся на поясе мечу и шлему на голове можно было определить, что этот человек некогда являлся Торопливым.

– В результате оперативно-розыскных мероприятий были задержаны пятеро подозреваемых, – бормотал он себе под нос всякую ерунду, неторопливо перемещаясь вдоль стены. – Ой, в огороде бузина, а в Китеже – дядька…

Арс сочувственно вздохнул. Территория университета охранялась столь строго не только по той причине, что маги тщательно оберегали свои тайны. Таблички с надписью «Посторонним в в…» висели над всеми дверями еще и потому, что скопившаяся за тысячелетия в стенах МУ магическая энергия представляла опасность для любого разумного существа, способностей к волшебству не имеющего.

Что собственно означала вторая «в», и куда именно полагалось пойти посторонним – это служило предметом постоянных дискуссий среди студентов, но суть от этого не менялась.

Обычный индивидуум, попавший в МУ на срок, превышающий несколько часов, серьезно рисковал мозгами. Тем же, у кого серое вещество оказывалось снабжено парой извилин, отвечающих за волшебство, эта опасность не грозила. Их рассудок был словно заземлен.

– Бей-беги! – вдруг заявил сходящий с ума стражник, с шага перешел в резвый галоп и исчез за поворотом.

Арс же продолжил свой путь.

В библиотеке как обычно было полутемно и тихо.

– Злобное утро, – сказал Мешок Пыль, возникая из полутьмы с видом вампира, собирающегося подзакусить человечинкой.

– Злобное, – пробормотал в ответ Арс. – Вот, книги пришел сдавать…

– Ага, пойдем, – и библиотекарь бесшумно, словно хорошо обученное привидение, заскользил впереди. Под его мешковатой черной одеждой что-то подозрительно пошевеливалось.

– Ты знаешь, никто из наших преподавателей не смог мне помочь, – сообщил Топыряк, когда они достигли нужного стеллажа и принялись распихивать книги по местам. Сломанная лестница, похоже, успела отрастить новую ногу. – Ну, с той надписью пророческой… ты помнишь?

– Помню, – отозвался гроблин. Балансируя на самой последней перекладине, он впихивал на место толстенный том. Судя по возмущенному шороху, соседние книги тесниться не хотели. – Не смогли? И почему?

Что-то треснуло, хрюкнуло, и книга оказалась в одном ряду с собратьями.

– Мне показалось, что они не разбираются в пророчествах, – пожал плечами Арс. – Или очень здорово скрывают собственные знания…

– Кто будет скрывать знания? – кривая, чуть презрительная усмешка библиотекаря получилась очень похожей на человеческую. – Особенно преподаватель! Он по определению должен ими гордиться… Хотя я знаю, кто сможет тебе помочь…

– И кто же?

– Его зовут Ностер Предсказамус, – ответил Мешок Пыль. – Долгие годы он был прохфессором на кафедре пограничной магии, пока его не спровадили оттуда якобы на заслуженный отдых.

– Якобы? – удивился Арс.

– Он бы мог работать еще долгие годы, – проговорил Мешок Пыль, – но уж слишком был несдержан на язык. Мог брякнуть ректору в лицо всю правду. За это и пострадал.

– Как мне найти этого Нострадамуса?

– Предсказамуса, – невозмутимо поправил гроблин. – Он живет на улице Бронзовых Ножниц.

– Это же в Норах! – возмутился Арс. Норы располагались на окраине, и были самыми настоящими трущобами, местом более опасным, чем яма с тиграми. Представить себе обитающего там преподавателя МУ, пусть даже бывшего, было так же сложно, как слона – перелетающего от цветка к цветку и собирающего пыльцу.

– Почти, – покачал головой библиотекарь, – на самой их границе. Ностер всегда отличался экстравагантностью, и даже поселился там, где его знают не иначе как Безумного Волшебника. А на прощание он сказал: «Меня уже тошнит от вашей благовоспитанности». Ректор потом долго оттирал с мантии его плевок…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Поделиться ссылкой на выделенное