Дмитрий Казаков.

Удар молнии

(страница 3 из 31)

скачать книгу бесплатно

Вот тут точно кормили людей.

Обрадованный, я ускорил шаг. За вывеской закусочной обнаружилась еще одна, несколько меньше и не такая яркая. Второй этаж занимал «мегадоктор Людвиг Ли, психиатр гуманоидного профиля».

Опа-па! Вот кто может вернуть мне память!

Я заколебался, не подняться ли мне сразу на второй этаж, но решил, что воспоминания могут подождать полчаса, пока я набью брюхо. В конце концов, от потери памяти еще никто не умирал, а вот от голода…

В закусочной было жарко, тесно и чадно, но это меня мало смутило. Пристроившись в конец очереди, я краем глаза заметил, что какой-то тип пялится на меня, словно котяра на валерьянку. Но одного взгляда в его сторону хватило, чтобы он отвернулся и удрал.

Набив живот, я решительно двинулся к лестнице, ведущей в обиталище психиатра гуманоидного профиля, но неожиданно для себя остановился на первой же ступеньке. В глубине души обнаружился внезапный страх – вдруг то, что я вспомню, окажется позорным или неприятным?

Подобное чувство испытываешь, расспрашивая друзей о последствиях вечеринки, окончание которой благополучно потерялось в алкогольном тумане…

Обругав себя за малодушие, я двинулся дальше. Как может человек, да и вообще любое разумное существо, жить без памяти? В определенной степени каждый из нас всего лишь сумма воспоминаний…

В приемной меня встретила ослепительно красивая секретарша. Блестели яркие синие глаза, красные губы, под одеянием угадывалась округлая фигура. Ее не портил желтоватый мех вместо волос на голове и слишком большие для человека клыки.

Из всех известных рас киолвуны походят на человека больше всего.

И больше всего его ненавидят. По крайней мере, те, кто живут в метрополии.

– Вам назначено? – мурлыкнула красавица, поглядывая на меня как на отбивную.

– Нет, – мужественно ответил я. – Сами мы не местные, только головой здесь повредились… платить будем федями…

– О! – Личико секретарши отразило мгновенную задумчивость, потом она кивнула: – Проходите, доктор сейчас свободен…

Людвиг Ли оказался крошечным, лысым и узкоглазым, напоминавшим ожившую и похудевшую статую Будды. Уставившись на меня с профессиональной ехидцей, он мягко вопросил:

– Что вас беспокоит, господин… э-э?..

– Мак-Лот, – непонятно зачем соврал я. – А беспокоит меня амнезия.

– И что именно вы забыли?

– Все, – честно сказал я, – о себе.

Лицо доктора отразило довольно высокую степень изумления.

Я поведал ему свою историю с того момента, как очнулся, за вычетом уголовно наказуемых деяний.

– Да, – сказал психиатр по окончании рассказа. – Первый раз сталкиваюсь с таким случаем… Пожалуйте-ка в кресло. Для начала проверим состояние вашего мозга.

Я взгромоздился в кресло, высокое и мягкое, и на голову мне нахлобучили шлем. Кожу защекотали сотни скрытых под ним контактов. Последующие минут десять доктор кружил около меня, как гриф вокруг издохшей коровы.

– Ну что? – поинтересовался я, когда он закончил созерцать мерцающий в воздухе виртуальный экран и повернулся ко мне. – Мозг на месте?

– На месте, – ответил Людвиг Ли, – только ведет себя довольно странно…

– И вы сможете вернуть мне память?

– Я могу… попробовать. – Уверенности на лице психиатра было не больше, чем честности в душе шулера. – Но полной гарантии не дам.

– Ладно, чего там, – я махнул рукой, – не выгорит, так и ладно, а получится – здорово.

Неловко как-то жить без воспоминаний…

Из-за стены, из приемной, донесся гулкий удар, потом негромкий взвизг.

– Что там такое? – удивленно повернул голову доктор.

Я сорвал шлем, рука сама нырнула под мышку, к пистолету.

Дверь распахнулась с грохотом. В кабинет, размахивая оружием, ворвались трое громил – два человека и хоррандец, похожий на очень толстого динозавра из мультика.

На злого и зубастого динозавра.

– Лежать! – гаркнул один из людей, но я и не подумал выполнять столь дурацкий приказ.

Вместо этого я выстрелил. Импульсный пистолет мало распространен только из-за дороговизны, а так это оружие страшное. Импульс угодил крикливому типу в грудь и проделал в ней здоровенную дыру. Раздался треск, в стороны полетели кровавые ошметки.

Доктор Людвиг вскрикнул и упал в обморок. Так-то лучше, лежа он не попадет под случайный выстрел.

Воздух вокруг меня зашипел, полосуемый излучателями. Уцелевший человек и хоррандец, несмотря на гибель соратника, палили осторожно, и у меня возникли подозрения, что я нужен им живым.

Что же, они мне живыми нужны не были.

Луч прошел рядом с плечом, ухо обожгла боль. Ответный выстрел перебил хоррандцу конечность. Тот рухнул на пол, голося и круша мебель толстым зеленым хвостищем.

На лице последнего из громил отразился страх. Беспорядочно стреляя и попадая большей частью в стены, бандит кинулся к двери. Я пальнул в него, но промазал.

– И чего вам, ребята, от меня надо? – сказал я с досадой, оглядывая трупы. Они не сильно отличались от тех, которые я обнаружил вокруг себя позавчера.

Убитый человек был в рубашке с короткими рукавами. На поросшем рыжим волосом предплечье я заметил небольшую татуировку – трех змей, соединенных хвостами во что-то вроде свастики. Тела их изгибались, а из разверстых пастей торчали неправдоподобно большие зубы.

Имей такие живая змея, она бы умерла, простудив кишки.

На лапе хоррандца, болевым шоком отправленного в бессознательное состояние, рисунок имелся тоже. Похоже было, что его просто выжгли на прочных чешуйках. Что обозначал этот знак, я не имел представления. Принадлежность к какой-то преступной группировке? Вполне возможно. Но вот к какой? И как я перебежал им дорогу?

Забрав оба излучателя, я заторопился к выходу. Увы, но сеанс психотерапии пришлось отложить. Скоро тут появится полиция, а беседовать с ней я опять не имел никакого желания.

Секретарша возлежала в кресле в настолько живописной позе, что любой благородный герой тут же кинулся бы приводить ее в чувство. Но я не ощущал себя благородным героем и поэтому равнодушно прошел мимо.

Скоро тут будет не продохнуть от желающих оказать помощь.

Выходить тем же путем, каким пришел сюда, я не рискнул. Наверняка там уже толпятся любопытные, которые запомнят мою физиономию и с удовольствием опишут ее полицейским.

К счастью, в здании нашелся черный ход. Он оказался заколочен досками, но хороший удар плечом решил эту проблему. Отряхнувшись от пыли, я зашагал прочь с беззаботным видом обыкновенного прохожего.

Пострадавшее ухо дергала боль.

Пройдя дворами, я вышел на широкий проспект. На другой стороне рядком стояли офисные здания. Мое внимание привлекла вывеска «Швейцарских Объединенных Банков».

«Как кстати, – решил я. – Вот и место, где можно добыть наличные».

Идентификационная карточка очень удобна как средство оплаты, но только в том случае, если вы в ладах с законом и теми, кто его охраняет. В обратной ситуации она запросто может вас выдать.

– Сколько хотите снять? – спросил меня клерк, взиравший из-за бронированного стекла, как ящерица из террариума.

– Тысячу, – подумав, ответил я. – Половину местной валютой, половину федеральными…

Спустя пять минут я стал гордым владельцем пачки новеньких хрустящих банкнот. На деньгах местного производства оказался изображен тот же Бураков, уныло взиравший с постамента.

Налюбовавшись его профилем, я сунул наличность в карман и вышел из банка.

И покатился по ступенькам, уходя от выстрела. На обочине стоял темно-синий микроавтобус, из окон которого торчало такое количество стволов, что впору было задуматься о спрятавшейся внутри роте штурмовой пехоты.

И все они палили по мне. В этот раз – на поражение.

Перекатываясь в сторону, я разглядел рядом с водителем типа, ушедшего от меня в приемной психиатра. На лице его застыл кровожадный оскал, а палец без устали давил на сенсор излучателя.

Смелые эти гады! Не боятся стрелять на улице средь бела дня!

Стреляют, правда, отвратительно.

Спасло меня то, что лестница, ведущая к дверям банка, была довольно высокой. Докатившись до ее края, я брякнулся с полутораметровой высоты. Теперь излучатели полосовали воздух гораздо выше, но мои ребра хрустнули, не выразив восторга по поводу соприкосновения с тротуаром.

«Ну, сейчас я вам задам!» – Я высунулся из-за лестницы и выстрелил.

Точно посланный импульс угодил в энергетическую установку, микроавтобус подбросило, синий корпус охватило пламя. Изнутри донеслись вопли, полные боли.

Да, ребята, те из вас, кто выживет, усвоят хороший урок – в машине во время перестрелки лучше не прятаться. Разве только в том случае, если она бронированная.

Из горящего с треском и гулом микроавтобуса выскакивали охваченные пламенем фигуры, похожие на пьяных духов огня. Они шатались и поспешно падали на землю. Можно было перестрелять всех до единого, но я решил не тратить на это времени.

Фасад банка несколько пострадал, роскошные двери, из-за которых пугливо выглядывал охранник, украсились оплавленными дырками. Я искренне понадеялся, что у «Швейцарских Объединенных Банков» найдутся деньги на ремонт, и заторопился прочь.

Да, сегодня я один обеспечиваю головную боль полиции Бураков-сити! Только и делаю, что отстреливаюсь и убегаю! Интересно, у меня всегда такая насыщенная жизнь или только в последние два дня?

Немногим позже взяв такси, я специально проехал мимо здания «Швейцарских Объединенных Банков». Микроавтобус продолжал гореть, вокруг валявшихся на тротуаре бандюг толпились люди.

Чтобы добраться до гостиницы, я сменил три машины. Все таксисты смотрели на наличные деньги с изумлением и откровенной жадностью. Понятное дело, такие приятные сюрпризы случаются нечасто.

В гостиницу я вошел несколько помятый, усталый, но в хорошем расположении духа. Выставив на двери надпись «Не беспокоить», я прошел к зеркалу и осмотрел ухо. Ничего страшного не случилось – луч задел самый краешек, оставив узкий порез с обожженными краями.

Заживет как на собаке. Попади мне кто в ухо из импульсного пистолета, его бы, то есть ухо, просто оторвало.

Заказав ужин в номер, я принял душ и улегся на кровать. Включенный стереовизор оказался настроен на канал новостей. Переключать я не стал и прослушал репортаж о том, что на Малом Южном континенте планеты начато освоение урановых месторождений.

Рассказ о трудовых буднях Земекиса сменился криминальной хроникой. Для начала мне продемонстрировали покореженный фасад «Швейцарских Объединенных Банков» и закопченный остов микроавтобуса рядом с ним.

Обгорелых громил загружали в фургончик «Скорой помощи», а взволнованная репортерша болтала что-то насчет мафиозных разборок, жертвами которых все чаще становятся мирные жители.

Для примера продемонстрировали кабинет доктора Людвига Ли, выглядевший несколько разгромленным, а также самого доктора, ошеломленно моргавшего узкими глазенками.

Я мог собой гордиться – два моих деяния попали в новости!

Но следующий же кадр заставил меня подавиться собственной гордостью и судорожно сглотнуть.

Лицо, заполнившее экран, было снято нечетко и немного сбоку.

Но все же оно принадлежало мне.

Снизу его украшала надпись: «Полиции нужна помощь!»

Я поспешно добавил громкости. Из текста следовало, что изображенный на экране человек, вероятнее всего, является убийцей профессора Титуса Фробениуса. Его видели в доме на Абрикосовой улице дважды, в день убийства, то есть позавчера, и сегодня ночью.

Ну, позавчера ладно, выходит, что я там все же был. А вот ночью-то меня кто видел? И откуда снимок?

И тут же я отругал себя за тупость. Полиция, вне всякого сомнения, поставила в доме камеры. И я, как последний идиот, даже не удосужился проверить их наличие!

Потому и изображение не совсем качественное, сделанное в темноте.

В дверь постучали.

– Войдите! – крикнул я и выключил стереовизор.

– Ваш ужин, – вместе с громыхающей тележкой явился гостиничный служащий.

– Оставьте, – велел я, а как только он вышел, принялся переодеваться.

Насколько я помнил, небольшой стереовизор стоял у администратора на стойке, и тот в него таращился всякую свободную минуту.

Шанс на то, что он меня не узнал, имелся, но не очень большой.

Костюм-трансформер послушно превратился в неприметный рабочий комбинезон. В нем я вряд ли сойду за постояльца, скорее за подсобного рабочего. Туфли остались теми же, но по ним меня вряд ли будут искать.

С улицы донесся визг покрышек.

Я выглянул в окно. Из остановившегося кара, длинного, как сосиска, стремительно выскакивали мужчины в черных костюмах. За первой машиной тормозила вторая. Явились по мою душу! Администратор все-таки смотрел новости!

Ухватив с тарелки кусок хлеба и жуя на ходу – эх, жаль, не удалось поесть, – я выбрался в коридор. Тут, к счастью, никого не было, тускло горели лампы под потолком.

К лифтам я соваться не стал, а пошел к задней лестнице, предназначенной для прислуги. Воровато оглянувшись, захватил стоявшую у одного из номеров швабру и водрузил ее на плечо.

По лестнице я шагал, беззаботно насвистывая. Встретившаяся между третьим и вторым этажами горничная поглядела на меня удивленно, но ничего не сказала. Я кивнул и протопал мимо.

Но как я ни спешил, служебный выход успели перекрыть. В дверном проеме, мило беседуя, стояли тип из службы безопасности гостиницы и один из гостей в черном костюме. При моем появлении они дружно выхватили оружие.

– Эй, что такое? – сказал я испуганным голосом, не прекращая идти. – Вы что?

– Выходить из гостиницы запрещено, – сказал охранник. – Ловят кого-то…

– Ну вот, а у меня работа. – Я сделал еще шаг.

Лампочка под потолком была настолько тусклой, что рахитичный светляк справился бы с ее обязанностями куда лучше. Благодаря этому мою преступную физиономию узнали только в последний момент, когда я подошел вплотную.

Обладатель черного костюма побледнел, и ручка швабры с грохотом заехала ему в лоб.

– Как? – Охранник попытался отшатнуться, но получил тычок под ложечку. Захлебываясь слюнями, упал на колени, а оглушил я его кулаком с зажатым в нем пистолетом.

Два тела остались лежать на полу.

– Вот так, – сказал я.

Еще одно уголовно наказуемое деяние в довольно длинный список. Если правосудие Земекиса доберется до моей скромной персоны, то процесс получится интересным, а наказание – суровым. Хорошо, если дадут лет триста заключения или век каторги. А то ведь могут отправить на электрический стул или на виселицу.

Нравы у них тут, в Смешанном секторе, простые до неприличия.

Не выпуская из рук швабру, я выбрался в задний двор гостиницы. Выход из него был только один – на улицу, где у главного входа расположились машины полицейских. Но невысокий забор не стал препятствием. С надсадным кряхтеньем я перебрался через него и занялся тем, к чему привык за последние дни, – обратился в бегство.

Бегущий человек не вызывает подозрений в одном случае – если он в спортивном костюме. С этим сложностей не возникло, и вскоре я трусил вдоль улицы, изображая совершающего пробежку горожанина.

План Бураков-сити я изучал тщательно, так что целенаправленно двигался к Центральному парку – большому куску нетронутой природы Земекиса в окружении жилых кварталов. Вряд ли обитающие там эндемичные растения и животные смотрят новости.

Добрался я до парка, когда стемнело. Его окружала довольно высокая изгородь из металлической сетки. Пройдя вдоль нее полсотни метров, я обнаружил запертую на замок калитку. Ее пришлось слегка поломать.

Фонарик из универсатора вышел слабенький, так что в угрюмые заросли, откуда доносились пронзительные вопли какой-то живности, я лез почти на ощупь. Над ухом что-то заверещало, темная тень скользнула над самой головой. С ужасом я понял, что едва самым позорным образом не испачкал штаны.

Луч света выхватил из темноты короткое чешуйчатое тело. Похожая на похудевшую свинью тварь разинула пасть и негостеприимно зашипела.

– Ухожу-ухожу, – сообщил я, оглядываясь в поисках путей отступления.

Спустя пять минут добрался до поваленного дерева, на него и уселся.

Вокруг вопили, прыгали, летали и ползали сотни тварей, среди которых наверняка имелись хищные и опасные. Но в этот момент подобная компания была для меня приятнее, чем общество разумных существ.

Выключив фонарик, я принялся размышлять. Во-первых, за мной охотится местная полиция, которая, после того как я повредил организмы нескольким ее представителям, будет работать с удвоенной яростью.

Это довольно плохо.

Во-вторых, меня за что-то невзлюбили кровожадные типы, имеющие на руке татуировку из трех змей, явно знак какой-то преступной организации. Это еще хуже.

И те и другие знают, как я выгляжу, но до сих пор, похоже, не выяснили мое имя. До отлета с Земекиса остается трое с половиной суток. Для того чтобы не стать трупом до окончания этого срока, у меня есть около тысячи федей наличными, импульсный пистолет и два излучателя.

Плюс голова на плечах, наполовину пустая.

Честно говоря, не густо. Единственный шанс уцелеть – сменить внешность.

* * *

Угнать кар на самом деле не так сложно. Главная проблема – не попасть потом в лапы легавых. На развитых планетах, где спутников в небе больше, чем звезд, любое средство транспорта, которое пытается вскрыть чужак, само сообщает о нападении в ближайший полицейский участок. Через пятнадцать минут незадачливый вор, не успевший как следует покататься, оказывается в лапах стражей закона.

На Земекисе все обстоит не так плохо, хотя средство передвижения без сигнализации найти достаточно трудно. По крайней мере, в столице.

Я это выяснил, выбравшись из парка после непродолжительного сна. До утра благодаря длительности местных суток оставалось достаточно времени, а за часы, проведенные в парке, меня никто не съел и даже на зуб не попробовал, так что я пребывал в неплохом настроении.

Перебравшись через дорогу, я углубился в жилой район. Шел дворами, снижая риск попасться на глаза какому-нибудь патрулю. Звезд видно не было, их скрывали облака, время от времени начинал капать дождь. Я двигался перебежками, из тени в тень. Благодаря тому, что уличные фонари стояли не так часто, это оказалось несложно.

Машины попадались нередко, но большей частью – в огороженных двориках. Ухитрись я побороть сигнализацию, пришлось бы еще иметь дело с воротами. На такой дополнительный риск идти не хотелось.

На один кар, доступный почти как общественный транспорт, я некоторое время облизывался, но все же пошел дальше. Слишком заметная модель – роскошный «Галактик» пурпурного цвета. Вряд ли таких на Земекисе много.

А в следующем дворе я нашел, что надо – небольшой автомобиль цвета мокрого асфальта. Судя по незнакомому символу на бампере, изготовили его не в Федерации, а в Смешанном секторе.

Вокруг кара чуть заметно серебрился ореол сигнализации, но он смутил меня не более, чем опытного ловеласа – надменный вид и презрительный взгляд очаровательной дамы.

Переведя пистолет на минимальный уровень мощности, я прицелился и выстрелил.

Ореол мигнул и погас.

Мало кто знает, но импульсным пистолетом можно пользоваться не только для банального убийства и членовредительства. С его помощью можно выводить из строя кое-какие устройства. Одни насовсем, а другие на время.

Дверца открылась бесшумно. Скользнув внутрь, я спешно вырубил сигнализацию – успей она включиться вновь и засечь внутри чужака, мне только и останется, что сидеть и ждать, пока приедет полиция.

Все прошло гладко. Вырулив со двора, я взял курс к ближайшей окраине. Именно там, в трущобах, по причине отсутствия стереовизоров не имеют дурной привычки их смотреть. Кроме того, там всегда есть в наличии разумные существа, ведущие не совсем законный бизнес, состоящий в изменении внешности других разумных существ.

Ночной Бураков-сити меня не впечатлил. Тускло светились уличные фонари, подслеповатыми глазами выглядели редкие горящие окна. Дорога радовала выбоинами и канавами. Судя по ним, в черте города время от времени проводили учения танковые и саперные войска.

Машину я бросил у самой окраины трущоб. Просто свернул к обочине и вылез, не забыв вытереть носовым платком все поверхности, к которым прикасался. Еще не хватало, чтобы полицейским достались мои отпечатки пальцев.

Хотя они, скорее всего, у них и так есть. Доктор Людвиг наверняка опознал меня по голографии, а шпики его кабинет по миллиметрам просмотрели, отыскивая мои пальчики.

Вот уж головы ломают, что за убийца с амнезией им попался.

Уничтожив следы в машине, я проверил состояние своего арсенала и только после этого отправился в путь. Я не искал никого конкретно, мне подошел бы любой взрослый мужчина. В подобных районах, где основным способом заработка являются преступления, все друг друга прекрасно знают.

Это было мне на руку.

А вот то, что любой чужак рассматривается в первую очередь как объект нападения, – наоборот. Не успел я пройти и сотни метров, как из узкого проема между двумя лачугами, выглядевшими так, словно их построили страдающие косоглазием однорукие существа, вынырнуло несколько приземистых силуэтов.

Что-то щелкнуло, в полумраке сверкнули лезвия ножей.

– Эй, ты, – сказал один из силуэтов гнусаво, – проход по этой улице вовсе не бесплатный!

Так и есть – юссиа, безносые и четырехрукие выходцы граничащего с Земной Федерацией Кратаната Оинаи. Существа ночные, а значит, куда лучше меня видящие в темноте.

Но я не собирался соревноваться с юссиа в зоркости.

– Еще шаг – и я буду стрелять, – сказал я, предъявляя пистолет в одной руке и излучатель в другой, – и поверьте мне, на поражение…

– О! – Силуэты задвигались, собираясь раствориться в подворотне. Подобное не входило в мои планы.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Поделиться ссылкой на выделенное