Дмитрий Казаков.

Смех победителя

(страница 6 из 30)

скачать книгу бесплатно

   – Неплохо, – сказал десятник, улыбаясь. – По крайней мере, видно, что вас и в самом деле учили. Но хотелось бы мне знать – кто…
   – Это важно?
   – Нет. – Десятник покачал головой. – Но подобной техники боя я не видел давно, с самого турнира в Эрнитоне, когда по слову саттеарха оружие обнажил один из редаров Ордена Алмаза.
   – Вот и ответ. – Хорст улыбнулся, хотел еще что-то добавить, но замер, чувствуя, как нечто вроде мягкой щеточки прикоснулось к лицу. Ощущение было неприятное и очень знакомое.
   Куда-то исчезли звуки, поблекли и растаяли серые стены замка, открыв тянущуюся до горизонта морскую гладь, с которой на берег наползали струи фиолетового тумана.
   – Дыхание Хаоса, – пробормотал Хорст. – Не может быть…
   – Что с вами такое? – В сознание ворвался полный беспокойства голос десятника, и Хорст ошеломленно заморгал.
   Видение исчезло, но ощущение исходящей с моря угрозы осталось.
   – Вам нехорошо? – спросил десятник.
   – Нет, но там… – начал было Хорст, но в этот самый момент с запада, со стороны порта донесся колокольный звон.
   – Нападение! – рявкнул десятник, забыв о маге. – Ну-ка все в кольчуги и к воротам!
   Хорст несколько мгновений смотрел на бегущих людей, а затем побрел за ними. Его мутило, казалось, что вслед за туманом вернутся ощущения, пережитые некогда в объятиях Хаоса.
   В себя пришел только за воротами замка. Потряс головой и побежал к порту, откуда долетал истошный звон большого колокола. Навстречу спешили испуганные горожане.
   – Дорогу, дорогу! – Нахлестывая лошадей, промчался отряд конных дружинников во главе с самим князем.
   Хорст отскочил к стене, давая им проехать, и побежал дальше. Зачем он стремился в порт, бывший сапожник объяснить не смог бы. Так, должно быть, мотылек летит на пламя свечи…
   Из боковой улицы навстречу ему выскочило грузное существо, напоминающее помесь человека, лягушки и ящерицы. Изумрудная чешуя отливала желтизной, в круглых белесых глазах застыла злоба.
   Завидев Хорста, существо издало мокрый всхлип, вскинуло иззубренный длинный клинок.
   Удар оказался стремительным, и «морской человек» удивленно хрюкнул, обнаружив, что промахнулся. Желтый меч с глухим стуком ударил в стену дома, около которого только что стоял Хорст.
   Сам он выхватить клинок даже не пытался. Краем сознания отмечал, что «морской человек» собирается напасть еще раз, и готовился увернуться, и при этом не мог отвести глаз.
   Чешуйчатая тварь, столь же красивая, как куча навоза, только внешне напоминала человека. Стоило Хорсту чуть сместить взгляд, и он видел перед собой вытянутый цветок из лилового пламени, раскинувший в стороны тонкие лепестки-щупальца…
   До этого дня Хорст не раз использовал «второе зрение», чтобы созерцать людей, и всегда видел одно – что-то вроде многоцветного веретена из огня.
У одних оно выглядело ярче, у других – бледнее, толще или тоньше, но отличия были невелики.
   Но сегодня бывший сапожник смотрел на нечто иное.
   Одно из щупальцев наклонилось, другое поднялось, и Хорст, повинуясь не разуму, а какому-то непонятному чувству, пригнулся. Что-то свистнуло над головой, едва не срезав клок волос с макушки.
   – В сторону! – Полный гнева крик Илны прозвучал словно издалека. Что-то мелькнуло, послышался чавкающий звук, какой бывает, когда сапог выдирают из грязи.
   Пламенеющий цветок побледнел, начал оседать, заваливаться набок.
   Илна соскочила с лошади и, не обращая внимания на упавшего наземь «морского человека», бросилась к Хорсту. Тот стоял неподвижно, не отрывая странно блестевших глаз от подергивающегося трупа.
   – Эй, что с тобой? – Она потрясла мага за плечи.
   – Смотри, как красиво… – проговорил он, поднимая руку. – Только при чем здесь дыхание Хаоса?
   – Ты совсем рехнулся! – пробурчала Илна и закатила Хорсту увесистую пощечину. Он вздрогнул и вскинул руку к покрасневшей щеке, нехороший блеск начал уходить из глаз.
   – Вот так-то лучше! – сказала девушка и оглянулась в поисках того, обо что можно обтереть лезвие, перепачканное серо-желтой, похожей на мозги слизью.
   – Ты его убила, – проговорил Хорст с какой-то странной интонацией.
   – Если бы не я, то он прикончил бы тебя! И давай возвращаться в замок, пока кто-нибудь не решил, что эту пакость на город навлек ты!
   Мысль была дельная.

   Вокруг дома витал сладкий запах стружки, а уложенная ровными рядами черепица блестела, точно ее только что вытащили из печей для обжига.
   – Ну, как, господин? – спросил Равст, ухитрившись сбоку заглянуть Хорсту в глаза. – Мастера из многих гильдий трудились тут день и ночь, спеша выполнить княжескую волю…
   – Мастера поработали хорошо, – ответил Хорст, слезая с лошади.
   Добротное строение располагалось на пригорке, верхушку которого строителям пришлось срыть. Сбоку к срубу примыкала обширная конюшня, из крыши торчала труба, а на двери висел замок.
   Ключ от него находился у Хорста в кармане.
   Сунув изогнутую железяку в скважину, бывший сапожник испытал необычное чувство – впервые он вступал в дом, который мог назвать полностью своим. Сердце вздрогнуло и забилось чуть чаще.
   Переступив порог, он осмотрел кухню и кладовую, одну за другой обошел комнаты, заглянул на второй этаж. Илна шла следом, не говоря ни слова, во взгляде ее замерло удивление.
   Дочери редара, выросшей среди каменных стен замка, дом наверняка казался маленьким.
   Половицы не скрипели, печка выглядела добротно сложенной, да и щелей в стенах не наблюдалось. А самое главное, ощущалось, что несущий покой и силу поток света рядом, и, чтобы окунуться в него, достаточно прикрыть глаза.
   – Что мне передать князю? – осведомился управитель, когда Хорст вернулся в прихожую.
   – Мою искреннюю благодарность. Как и тем мастерам, что строили дом. Да пребудет над ними всеми длань Владыки Порядка…
   – Хорошо. – Равст чуть заметно улыбнулся. – Мойдрик, если хотите, будет вам прислуживать и дальше.
   – Благодарю, но не надо. – Хорст покачал головой, подумав, что рыжего любителя подслушивать он не пустил бы в дом ни за какие пряники.
   – Тогда желаю благополучия на новом месте. – Управитель поклонился и зашагал к ожидающим его дружинникам.
   – Так и будешь стоять на пороге? – ворчливо спросила Илна, когда топот копыт стих вдалеке. – Иди хотя бы лошадей заведи…
   В пустой конюшне царила гулкая тишина, пахло смолой. Кони недоверчиво обнюхали новое обиталище, но, судя по довольным мордам, оно пришлось им вполне по вкусу.
   Расседлав животных, Хорст вернулся в дом.
   – Тут пусто, как после визита мародеров, – мрачно сообщила Илна, – разве что мебель стоит. А так нужно ехать за водой, за едой, за сеном для лошадей, да и за всем прочим, без чего не прожить…
   – Я даже знаю, кому придется отправиться на рынок и договариваться с водовозом, – отозвался Хорст. – Завидев меня, торговцы в ужасе попадают в обморок, а самые смелые разбегутся.
   – Вот уж не думала, что в ученицах у мага мне придется заниматься такой ерундой! – Она нахмурилась.
   – Магам тоже надо кушать, – ответил Хорст. – Хотя, не переживай. Что-то мне подсказывает, что долго мы на одном месте не проживем…
   Девушка мрачно посмотрела на него и вышла.

   Тишину нарушало потрескивание свечей на столе да шум набегающих на берег волн, к которому Хорст за время жизни в Сар-Тони успел привыкнуть. По крыше то и дело начинал шуршать дождь, но тут же прекращал, будто устыдившись собственной наглости.
   Хорст и Илна, проводящие в новом доме первый вечер, расположились в гостиной.
   – Хорошо, – проговорила девушка, с ногами устроившаяся в огромном кресле. – Тихо, спокойно, и никто у двери не подслушивает!
   – Последнее – самое главное, – заметил сидящий за столом Хорст. – Вот только непонятно мне, чем я дальше буду заниматься. Ну, Вечная Игра – дело святое, сожри ее Хаос, но нельзя же предаваться ей с утра до вечера?
   С того момента, как он обзавелся фигурами, желание сделать ход находило на него довольно часто – по несколько раз на дню. Хорст выпадал в темное пространство над доской, но всякий раз ничего не трогал.
   Кавнлиру ре Милоту и княжеской любовнице ничто не угрожало, а чужих фигур рядом не оказывалось.
   – Должно быть, они сражаются со скукой как могут, – предположила Илна. – И как-то зарабатывают. Вот ты что планируешь делать, когда закончатся полученные от князя деньги?
   За окном послышался стук копыт, затем кто-то требовательно и громко постучал в дверь.
   – Кто бы это мог быть? – удивился Хорст, думая, что незнакомец появился вовремя, избавив его от необходимости отвечать.
   Хозяин дома поднялся, горячий воск со взятой в руку свечи капнул на запястье. Одна из ступенек в самом низу лестницы чуть скрипнула под ногой, и свет упал на стены прихожей.
   Новенький, блестящий засов легко отъехал в сторону, и глазам Хорста предстал высокий, могучего сложения мужчина, блеснула пряжка на ремне, золотое шитье на кафтане.
   За кругом света угадывались силуэты лошадей, еще нескольких людей, но хорошо был виден только один.
   – Вы позволите мне войти? – спросил он властно.
   К магу явился второй в Сар-Тони человек, старший сын князя. За время жизни в замке они несколько раз сталкивались, но никогда не обменивались даже парой слов.
   – Прошу. – Хорст отступил в сторону, пропуская гостя в дом.
   Под наследником Восточного княжества, весящим не меньше тридцати тяг, ступенька скрипнула куда сильнее. При виде гостя глаза Илны округлились, она резво вскочила и согнулась в поклоне.
   – Не нужно, клянусь щитом Порядочного Отольфа, – сын князя устало махнул рукой, – мы не в замке.
   – Садитесь. – Хорст пододвинул гостю кресло, застеленное волчьей шкурой, и тот сел, умостив тяжелые руки на подлокотниках в виде звериных лап. Глаза княжеского сына горели, как у огромной кошки. – Что вы хотите от меня?
   – С чего вы взяли, что я чего-то хочу? – Гость улыбался, но в голосе его чувствовалось напряжение. Он сильно походил на отца, отличаясь только широким, выдающимся вперед подбородком.
   – Ко мне не приходят по своей воле. – Когда-то Хорст ненавидел манеру магов разговаривать витиевато и непонятно, но сейчас понимал, что иначе и сам не может. – Либо я заставляю людей прийти, либо их волокут собственные желания.
   – Верно, все верно. – Княжеский сын нервно оглянулся, сжал руку так, что дерево затрещало. – Вы знаете, кто я такой, Ангир ре Сар-Тони, наследник Восточного княжества, сын Венгира Основателя, и я хотел бы… да, я хотел бы сказать…
   Гость продолжал бормотать и заикаться, но Хорст уже его не слушал. Он вглядывался в Ангара и видел, что молодого человека сжигает огонь, какой не затушить всеми водами океана.
   Пламя безумного честолюбия.
   Если те, кто приходил к Хорсту в замке, мечтали о том, чтобы всего лишь занять место потеплее около княжеского трона, то Ангир ре Сар-Тони грезил ни больше, ни меньше, чем судьбой нового императора Фендама, славой объединителя Полуострова и победителя Хаоса…
   – И хотелось бы, чтобы судьба оказалась… ну. – Невнятное бормотание княжеского сына оборвалось, когда глаза мага вспыхнули янтарным огнем.
   Илна с трудом сдержала удивленное восклицание, когда Хорст заговорил, каким-то не своим, лязгающим голосом:
   – Ты хочешь войн, побед и славы, – сказал он. – Желаешь, чтобы имя твое гремело от Стены и до мыса Хела, а знамя твое развевалось над стенами Эрнитона и Стагорна!
   – Да! Да! – Ангир подался вперед.
   – Я могу помочь этой мечте стать явью! – Хорст рассмеялся коротко и сухо.
   – И что для этого нужно?
   – Для начала – прими у меня одну вещь!
   Илна знала, что именно она увидит, но сын князя воззрился на подвеску в виде змеиной головы как на величайшее сокровище, а когда протянул к ней руки, то они дрожали.
   – Надень! – приказал Хорст, и в тот момент, когда серебряная цепь исчезла за воротом кафтана, девушке показалось, что глаза Ангира вспыхнули отражением того золотого огня, каким пылали зрачки мага.
   – И что теперь? – спросил сын князя.
   – Возвращайся в замок и жди, – проговорил Хорст, и глаза его погасли. – Ты поймешь, когда придет время действовать. Илна, проводи нашего гостя.
   Девушка спешно встала и подхватила со стола подсвечник. Когда спускалась по лестнице, Ангир шагал за ней, и в его походке чувствовалась неуверенность, один раз ей показалось, что сын князя чуть не упал.
   – Всего… хорошего… – пробормотал он и вышел за дверь.
   Илна вслушалась в удаляющийся конский топот и поднялась в гостиную. Хорст сидел на том же месте и задумчиво глядел в окно, где виднелась светящая меж облаков луна.
   – Зачем ты сделал его рабом? – спросила девушка, ставя подсвечник обратно на стол. – Он… не такой плохой человек, ты ведь сам знаешь, что за несвобода его ждет?
   – Знаю. – Хорст вздохнул. – Но этот парень – мой шанс хоть что-то изменить в этой проклятой Игре. Сейчас на Полуострове несколько десятков магов, у каждого сотни рабов, что с того, если добавится еще один? А если я преуспею, то все они получат свободу! Игра прекратится, и фигуры станут больше не нужны, смогут превратиться в людей!
   – Ты сам-то веришь в свой успех?
   – Во что можно верить в этом мире, где сон и реальность переплетаются так, что их не отличишь друг от друга? – спросил Хорст и сделал движение рукой, словно отодвигая висящий перед лицом занавес.
   Илна ахнула – стена перед ней исчезла, и открылся морской берег. Над водой клубился туман, а еще выше висела луна, неправдоподобно большая и яркая, точно щит из серебра.
   А чуть в стороне, под пологом туч, подобно тонкому мосту, изогнулась лунная радуга. Цвета были смягчены, точно разбавлены водой, но все семь оставались на местах, а внизу, у горизонта, сквозь радугу просвечивала крупная звезда, похожая на изумруд.
   Хорст висел над игровой доской подобно птице в ночном небе. Он знал, что может увидеть любой ее участок, разглядеть любой изгиб, каждую из тысяч разноцветных клеток.
   И еще Хорст ощущал, что у него три руки. Чувство было странное, но не беспокоящее. Каждая из конечностей вела к одной из трех фигур, находящихся прямо под ним.
   Хорст шевельнул одной из них и ощутил себя Кавнлиром ре Милотом, благородным редаром, хозяином обширных земель, беспокоящимся по поводу затеянного восстания, но уверенным в том, что Владыка-Порядок поддерживает все начинания главы Чистой Лиги…
   Хорст про себя усмехнулся, думая, как бы удивился чванливый редар, узнай он, кто именно направляет его помыслы.
   Вторая «рука» вела к Ойне ре Сардон.
   Мгновение помедлив, Хорст двинул фигурку, и женщина в длинном платье, вокруг которой на мгновение вспыхнуло и погасло золотое свечение, с серого поля переступила на клетку черную, точно агат.
   Ощутил, как сознание захлестнула волна темной, слепой ненависти, и спешно перенес внимание на последнюю, третью конечность, отвечающую за наследника Восточного княжества.
   Тут ход оказался едва заметным – фигура, стоящая на ярко-желтой, точно лютик, клетке лишь повернулась на одном месте.
   Издалека, с самого предела слышимости донесся мягкий, но неодолимо могучий звон, и Хорст ощутил, как его выталкивает куда-то в сторону и вверх. Игровая доска закружилась перед глазами, разбилась на тысячи разноцветных осколков, и он очнулся в собственной кровати.
   Некоторое время лежал, глядя в потолок и вслушиваясь в то, что происходит вокруг. Илна чуть слышно посапывала, море с негромким рокотом грызло берег, а издалека, Хорст не мог понять откуда, доносился звон оружия, истошное ржание лошадей и людские крики.
   Потом все стихло, и он уснул.
   То, что крышка выкопанного на кухне подпола плохо пригнана, выяснилось еще вчера. Так что стосковавшийся по работе Хорст после завтрака взял топор и принялся обтесывать толстые доски.
   Илна привычно отправилась на рынок.
   Топора Хорст не держал давно, и тот все норовил выскользнуть из пальцев или ударить совсем не туда, куда нужно. Бывший сапожник пыхтел, потел и ругался так, как магам вовсе не положено.
   Работа шла не то чтобы очень быстро, но продвигалась, и Хорст в очередной раз оценивал собственные успехи, когда уловил конский топот. Всадник, судя по всему, очень спешил.
   Стукнула дверь, и в дом ворвалась Илна. Глаза ее блестели, а щеки пылали багрянцем.
   – Что случилось? – невозмутимо спросил Хорст.
   – Ходят слухи, что князя убили! Народ в городе встревожен, на главной площади толпа человек в триста!
   – А, всего-то. Я думал, чего серьезное. – Хорст убедился, что крышку все еще заедает и, подняв ее, принялся стесывать выступающее место.
   – Ничего себе, клянусь Творцом-Порядком! – Илна усмехнулась. – Что может быть серьезнее? Или ты имеешь к этому отношение? Знал все заранее?
   – А ты как думаешь? – ответил он, не прекращая своего занятия. – Я даже могу тебе назвать имя убийцы…
   Девушка хотела сказать еще что-то, но стук в дверь заставил ее вздрогнуть.
   – Кого еще Хаос принес? – буркнула Илна.
   – Похоже, что закончить я не успею, – пробормотал Хорст, отложил топор и отряхнул с рук налипшую стружку.
   Шагнувший через порог высокий редар с княжеским гербом на груди поклонился, не сгибая спины.
   – Во имя Владыки-Порядка, благородный Ангир ре Сар-Тони, – проговорил он громко, – приглашает мага по имени Хорст в свой замок.
   – Могу я поинтересоваться, в чем причина? – спросил Хорст.
   – Отец благородного Ангира, князь Венгир был убит сегодня ночью. – Редар вздохнул с искренней печалью. – Обстоятельства убийства неясны. Так что благородный Ангир желает, чтобы при дознании присутствовал человек, сведущий в колдовстве.
   – Хорошо, – кивнул Хорст. – Илна, оседлай пока моего коня…
   – Нет необходимости, – сказал редар. – У меня с собой заводная лошадь.
   Перед домом Хорста ожидал могучий буланый жеребец и полдюжины княжеских дружинников, мрачных, точно после хорошей пьянки.
   Хорст запрыгнул в седло, высокий редар ударил коня шпорами в бока, и маленький отряд понесся на запад. В сопровождении собачьего лая за заборами миновал купеческий квартал, пронесся через центральную площадь, заставив зевак в испуге броситься в стороны. С грохотом и лязгом поднялся по склону холма к самому замку.
   За воротами Хорста встретил какой-то серый и постаревший Гейдар ре Нерни.
   – Прошу за мной, – сказал он. – Молодой князь ожидает в главном зале.
   – Как он? – спросил Хорст, спрыгнув с коня.
   – Ничего, – ответил ре Нерни. – Держится.
   В коридорах замка было непривычно пусто и тихо, а непонятно откуда взявшиеся сквозняки заставляли ежиться. Главный зал встретил неприятной гулкой тишиной.
   Стоящий у окна Ангир повернулся, и Хорст едва не вздрогнул, встретившись с бешеным, полным ярости и боли взглядом.
   – Выйди, – проговорил наследник, глянув на ре Нерни, – и проследи, чтобы нас не побеспокоили.
   – Хорошо. – Пожилой редар поклонился, чуть слышно щелкнула закрывшаяся за ним дверь.
   – Скажи, маг, это твоих рук дело? – Голос Ангира звенел.
   – А какая разница? – ответил Хорст. – Это первый шаг на пути к тому, чтобы твоя мечта стала реальностью. Ты ведь меня об этом просил, не так ли?
   – Просил, но я не думал, клянусь щитом Порядочного Отольфа… – в гневном рыке прозвучала растерянность, – что оно так выйдет!
   – Каждому суждена смерть. – Хорст пожал плечами. – И твой отец рано или поздно встретился бы с ней. Уж лучше так, от клинка, чем от изнуряющих тело и пачкающих душу болезней, в смраде и причитаниях…
   – Я прикажу казнить тебя! – Лицо наследника княжества перекосило, сдерживаемое до сих пор горе наполнило глаза слезами, заставило губы задрожать. – Или нет, лучше зарублю тебя сам!
   – Боюсь, что ни то ни другое у тебя не выйдет. – Хорст без страха смотрел на то, как Ангир идет к нему, на ходу вынимая из ножен меч.
   Вскинутый клинок блеснул, отразив солнечный луч, и замер, точно его ухватили невидимые руки. Ангир зарычал, лицо его побагровело, на предплечье, с которого сполз рукав, надулись похожие на веревки жилы.
   – Не старайся, – вздохнул Хорст, чувствуя, что странным образом раздваивается. Одна его часть оставалась в замке, рядом с взбешенным наследником, а другая находилась на игровой доске, стирая с одной из фигур непонятно откуда взявшуюся зеленоватую патину. – Такова судьба, твоя и твоего отца. Постарайся принять ее достойно…
   Фигура, изображающая воина с двумя мечами, вновь засияла золотом, и гнев постепенно ушел с лица Ангира, осталась только глухая тоска.
   – Ладно, маг, – пробормотал он, опуская меч. – Может, оно и к лучшему… Кто знает, сколько бы мне пришлось ждать, не произойди сегодняшнего убийства…
   Хорст молчал, понимая, что наследник погибшего князя смирился с потерей и больше не доставит беспокойства.
   – Хорошо, – сказал Ангир обычным голосом, и меч, убранный в ножны, сухо щелкнул. – Будем считать, что Ойна ре Сардон просто-напросто сошла с ума. А теперь пойдем, нам нужно ее допросить и осмотреть тело.
   – Зачем? – удивился Хорст.
   – Все в княжестве должны знать, что я не причастен к убийству. Поэтому я, ты, теарх главного храма Сар-Тони, двое благородных и двое представителей города проведем расследование.
   Стоило признать, что наследник, несмотря на обуревавшие его чувства, действовал вполне разумно. Тому, кто сел на трон, убив собственного отца, трудно ждать верности от подданных, так что признание его невиновности имело для Ангира немалое значение.
   – Хорошо, – кивнул Хорст. – Я готов.


   За дверями тронного зала их ждал упитанный теарх с венчиком седых волос вокруг лысины. На Хорста он посмотрел с неприязнью и демонстративно осенил себя знаком Куба.
   – Спокойнее, святой отец, – проговорил Ангир. – Убийца моего отца вела себя не совсем обычно, так что тут может быть замешано колдовство.
   – Церковь Владыки-Порядка в моем лице способна различить любое чародейство! – пропыхтел теарх.
   Хорст лишь улыбнулся.
   – Идемте. – Наследник сделал повелительный жест. – Остальные ждут нас у покоев моего отца.
   Остальных было четверо, двое редаров с мечами на поясах и в гербовых туниках и пара солидных купцов, под одеждами которых угадывались объемистые животы.
   – Начнем же, – сказал Ангир, толкнув украшенную инкрустациями из кости по дереву дверь.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Поделиться ссылкой на выделенное