Дмитрий Казаков.

Схватка призраков

(страница 7 из 31)

скачать книгу бесплатно

   – Не буду мешать вам веселиться. Отдыхайте! – Президент поставил бокал на стол, развернулся и зашагал к дверям. За ним удивительно мягко и бесшумно, особенно учитывая их немалые габариты, двинулись телохранители.
   – Все, начальство ушло! – прокричал Альфредссон, ослабляя галстук. – Можно веселиться!
   Один из молодых сотрудников юридического отдела, чьего имени Арнольд запомнить не успел, метнулся к стоящему в углу развлекательному центру.
   – Еще по одной – и танцевать! – объявил глава администрации, откупоривая очередную бутылку.
   Музыка загрохотала с такой силой, что Арнольд в первый момент едва не оглох. Автоматически схватил протянутый ему бокал, отхлебнул – и только тут понял, что пьет коньяк.
   Не выплюнуть все обратно стоило некоторого труда.
   Отодвинуть в сторону личность-маску было в этот раз довольно просто, и Виктор взял дело в собственные руки. Проглотил тот коньяк, что был во рту, но допивать не стал.
   Учитывая, что его ждало важное дело, напиваться не следовало.
   Большая часть сотрудников администрации уже танцевала. За столом остались те, кто постарше да еще любители выпить, собравшиеся вокруг Альфредссона. Тот раскраснелся, хохотал громче всех, галстук вовсе снял и меньше всего походил на начальника.
   Виктор дождался, когда быстрая композиция сменится медленной, поднялся и отправился к танцующим.
   – Разрешите вас пригласить? – сказал он невысокой, стройной девушке с зелеными глазами.
   – Разрешаю, – ответила Джоанна с улыбкой, и они закружились.
   – Ну что, как успехи? – спросил Виктор, склонившись к самому уху партнерши по танцу и делая вид, что шепчет обычную для такой ситуации ерунду.
   – Никак, – отозвалась Джоанна. – Я тут больше двух недель, но никого не обнаружила.
   – Плохо, – сказал Виктор. – Остается один вариант – перехват в день покушения.
   – Наверно. Ты не думал, когда именно они могут нанести удар?
   Виктор припомнил расписание на первое января.
   – Ночь и утро президент у себя, – сказал он. – В охраняемом особняке. Проникнуть туда нереально. С двенадцати до трех у него работа с документами, а в четыре – прием делегации с Альвхейма...
   – Нашли время, когда прилететь! – Джоанна фыркнула.
   – У них там Новый год в другое время, – сказал Виктор, вспоминая наполненную жизнью планету, где побывал когда-то под именем Хуана Васкеса. – Так что для альвхеймцев это нормально. Потом выезд на президентский новогодний праздник в «Дублин-холле», куда мы с тобой вряд ли приглашены...
   – Что же делать?
   – Я попробую как-нибудь попасть туда, хотя скрыться среди детей убийце будет сложно. Вечером прием в президентском особняке.
   – Я там буду, – кивнула Джоанна.
   – Вот и хорошо.
Считай, что все распределили. – Виктор посмотрел девушке в лицо и улыбнулся.
   Она улыбнулась в ответ, показывая, что прекрасно видит его игру и готова ее поддержать.
   – Благодарю вас, – сказал Виктор, когда медленный танец закончился.
   Вернувшись к столу, Арнольд ощутил, что еще голоден и вновь накинулся на бутерброды.
   – Дружище, выпей с нами! – крикнул Альфредссон.
   Отказаться от такого предложения, когда его делает начальник, невозможно, так что пришлось подчиниться. Арнольд отхлебнул немного коньяку и невольно сморщился.
   Полез в карман за носовым платком и вместе с ним вытащил маленький, совершенно незаметный для окружающих предмет, напоминающий древнюю кнопку с острым выступом.
   Инъектор последнего поколения, позволяющий делать совершенно безболезненные инъекции.
   Внутри находился кифоидин. Вещество, продаваемое в аптеках и в крошечных дозах применяемое как лекарство. В более крупных оно вызывало отравление, почти неотличимое от обычного пищевого. И что самое главное – быстро выводилось из организма, не оставляя следов.
   Впервые за много лет Виктору пригодились знания, полученные некогда на планете Новая Америка. Выполняя очередное задание, там он стал членом секты Крестоносцы Джихада и прошел полный курс подготовки террориста, включающий знакомство с медициной.
   В крайне специфическом ее аспекте.
   Следующего медленного танца не пришлось долго ждать, и Виктор, встав из-за стола, направился туда, где сидела Анна. Инъектор зажал между пальцев правой руки так, чтобы его можно было мгновенно привести в действие.
   – Разрешите вас пригласить, – сказал Виктор, чуть напряженно улыбаясь.
   Анна подняла на него удивленный взгляд:
   – Меня? А тебе не кажется, что я несколько старовата для танцев?
   – Ни в коем случае, – покачал головой Виктор. Из досье он знал, что его коллеге тридцать семь лет. – Прошу!
   Анна усмехнулась и подала ему руку. Под медленные звуки вальса они закружились между других пар.
   – Здесь всегда так празднуют Новый год? – спросил Виктор, сдвигая руку с ингалятором так, чтобы инъекция попала в мягкие ткани.
   – Всегда, – кинула Анна. Если она и почувствовала легкий укол в ягодицу, то никак этого не показала.
   Одежда не могла стать помехой для выпущенной под давлением тончайшей струи жидкости.
   – Пять лет назад, помню, снимали ресторан, – продолжила женщина. – Но вышло не очень удачно. С тех пор мы всегда собираемся тут.
   – Понятно, – кивнул Виктор.
   Он рассказал пару забавных случаев, произошедших еще в Кейптауне, а когда танец закончился, проводил партнершу на место. Спрятал ингалятор назад в карман и принялся ждать.
   Отрава подействовала почти сразу после того, как Альфредссон провозгласил очередной общий тост. Анна выпила шампанское, тут же лицо ее неожиданно исказилось, как от сильной боли.
   Виктор наблюдал за ней краем глаза, не обнаруживая свой интерес.
   Анна вышла, вернулась не скоро. Ее пошатывало, а лицо цветом напоминало мел. Склонившись к уху одной из сидящих за столом личных секретарш президента, она что-то негромко сказала.
   На этот раз вышли уже обе и отсутствовали довольно долго. Секретарша возвратилась одна и направилась прямиком к Альфредссону. Тот сидел благодушный, как медведь, разграбивший пасеку, оживленно рассказывал что-то Рамону и долговязому типу из статистического отдела.
   Что именно сказала секретарша, Виктор не слышал, а прочитать по губам не смог – она стояла вполоборота. Но глава администрации, выслушав ее, мгновенно посерьезнел.
   – Вот незадача, – сказал он, и на этот раз Виктор видел все отчетливо. – Рамон, что у вас там с расписанием дежурств?
   Все шло как надо, и поэтому Виктор позволил себе отвернуться, чтобы положить на тарелку добавку греческого салата. Не успел закончить, как на соседний стул опустился Рамон.
   – Послушай, Арнольд, тут такое дело, – сказал он. – Анна отравилась чем-то, ее увезли в больницу. Врач сказал, лечение займет не меньше недели.
   – Как не повезло, – вздохнул Арнольд. – Прямо в праздники!
   – Не повезло еще и нам, ведь ее дежурство придется взять на себя, а оно приходится на послезавтра!
   – Так, – Арнольд поставил тарелку с салатом на стол. – И ты хочешь, чтобы я первого января вышел на работу?
   – А что делать? – Улыбка Рамона была немного заискивающей. – У меня и Ника – семьи, первого надо бы побыть с ними. А ты пока один, ничто тебя не держит... Второго отдежурю я, а дальше уж как получится.
   – Ладно, – не пытаясь скрыть недовольства, вздохнул Арнольд. – Во сколько надо быть на месте?
   – Часов в одиннадцать. – Рамон вздохнул с облегчением. – Особо напрягаться тебе не придется, главное – подготовить все к этой чертовой встрече с альвхеймцами.
   – Хорошо, я все сделаю.
   – Я так и знал, что ты отличный парень, – сказал Рамон, поднялся и направился к Альфредссону делиться новостью, что все улажено и первого числа президент не останется без референта.
   Арнольд вздохнул и от расстройства допил остававшийся в фужере коньяк.


 //-- 31 декабря 2228 года летоисчисления Федерации Земля, Дублин --// 

   Мобибук зазвонил, когда Арнольд примерял новый костюм. Пришлось отложить галстук и потянуться к лежащему на тумбочке аппарату.
   – Слушаю вас, – проговорил Арнольд.
   – Привет, Арни, – прозвучал голос, принадлежащий полковнику Загоракису. – Это твой дядюшка Рональд! Не уделишь мне, старику, пару часов?
   – Ты в Дублине, дядюшка? – без особой радости откликнулся Арнольд.
   – А как же! Приходи через час в бар «Пес Куланна», что на площади Грейт Вестерн. Выпьем пива, поболтаем!
   – Хорошо, дядюшка, я буду, – пробормотал Арнольд, глянув на часы. Он собирался отмечать праздник в престижном кафе на Хай-стрит, где заказал место, но время пока оставалось.
   Несколько торопливее, чем планировал, оделся и вышел на улицу. На темном небе блестели по-праздничному яркие и крупные звезды, мороз пощипывал лицо. Пока ждал аэротакси, успел замерзнуть и согрелся только в салоне.
   Доехали быстро. Водитель высадил Арнольда на углу, прямо около сверкающей во тьме вывески. На ней здоровенный бородатый мужик замахивался копьем, явно собираясь проткнуть кому-нибудь кишки.
   Вид у мужика был решительный и даже свирепый.
   Арнольд усмехнулся и шагнул внутрь бара. Тот оказался невелик и почти пуст. Над стойкой подслеповато моргала праздничная гирлянда, бубнил чего-то инфовизор, бросая на стены синеватые отблески.
   – Ага, вот и племянник! – раздался из угла знакомый голос. – Эй, бармен, еще два пива!
   Загоракис выглядел уставшим от жизни и пьянства моряком откуда-нибудь из-под Амстердама. Несмотря на тепло в помещении, на голове его красовалась вязаная шапочка, а с плеч свисал шерстяной свитер цветов британского флага. Щеки покрывала белесая щетина. Виктор повесил плащ на вешалку, сел. Бармен принес две деревянные кружки с колышущейся наверху пеной.
   – Удачи в новом году! – сказал он.
   – И вам того же, – ответил Виктор.
   – Выпьем за встречу, племянник. – Загоракис чуть слышно усмехнулся. – А потом поболтаем.
   Кружки соприкоснулись с протяжным стуком. Виктор отхлебнул и подержал горький, отдающий хмелем напиток на языке, прежде чем проглотить.
   – Судя по тому, что ты не вышел на связь, обнаружить никого не удалось, – сказал Загоракис, успевший ополовинить кружки.
   – Нет.
   – Это грустно, – полковник вздохнул. – Джоанна тоже ничего не сообщила. Значит, все решится завтра. И очень многое будет зависеть от тебя. Постарайся справиться.
   – Я постараюсь... дядюшка.
   Загоракис вновь хмыкнул, на этот раз более отчетливо.
   – Если ты вычислишь этого чертова засранца в последний момент, когда деваться будет некуда, не забудь убить его! – сказал он.
   – Зачем? – удивился Виктор. – А как же вы собираетесь выйти на остальных?
   – Как-нибудь выйдем. – Загоракис покачал головой. – Куда хуже будет, если президент узнает о причастности к покушению СЭС. Тогда всей Службе – и нам с тобой – крышка.
   Спорить с этим было сложно. Ильмар Саэс, возглавлявший Федерацию сорок лет назад, создавал Службу Экстремальной Социологии таким образом, чтобы обеспечить ей максимальную независимость. О СЭС знали только президент и министр по делам безопасности, но даже они довольно смутно представляли, чем столь безобидно именуемая структура занимается на самом деле.
   Сила Службы заключалась в первую очередь в скрытности, и ее СЭС оберегала тщательнее всего. На случай формальных проверок имелось все необходимое – фальшивые бюджеты, планы, отчеты, доклады и все прочее, что могут потребовать ревизоры.
   Но против тотального расследования Служба не устояла бы.
   – Я понимаю, – сказал Виктор.
   – Вот и отлично. – Полковник потянулся, зевнул. – Будь готов к тому, что тебе придется рвать когти. Если ты попадешь к ним в руки, это будет немногим лучше. Помнишь расположение дублинского убежища?
   – Помню.
   – Надеюсь, что увидимся там, а не в тюрьме. – Загоракис вновь нацепил личину «дядюшки Рональда». – И много не пей сегодня, племянник, а то рука завтра дрогнет!
   – Я вообще мало пью! – гордо ответил Арнольд Ватеррос, один из референтов президентской администрации.

 //-- 1 января 2229 года летоисчисления Федерации Земля, Дублин --// 

   Будильник затрезвонил, когда на часах было девять – чудовищно раннее время для первого дня года. Но Арнольд вчера вернулся домой не поздно, лег около двух – и поэтому проснулся довольно легко.
   Несколько минут полежал, стряхивая сонное оцепенение, а затем поднялся и зашлепал в ванную.
   Апартаменты, куда его поселили, больше подошли бы небольшой семье. Две комнаты, просторная кухня и даже кладовка – этого хватило бы, чтобы разместить с комфортом троих-четверых человек.
   Из окна открывался вид на море.
   Тщательнейшим образом побрившись и выдернув из русой шевелюры несколько седых волосков, Арнольд отправился на кухню и позавтракал. Затем залез в платяной шкаф и потратил сорок минут, чтобы выбрать костюм, галстук и рубашку.
   Когда вышел из дома и вызвал аэротакси, время подходило к половине одиннадцатого.
   Таксист посмотрел на раннего клиента с некоторым удивлением, но, когда тот назвал место назначения, сочувственно кивнул.
   – И не отдохнешь при вашей работе-то, – пробурчал он.
   – При вашей тоже, – ответил Арнольд, забираясь в салон.
   По дороге им не встретилось ни единой машины, только снежинки кружились в воздухе. К тому моменту когда Виктор поднялся к себе в комнату и выглянул в окно, над Дублином разыгралась настоящая метель. Крупные хлопья валили так густо, что за ними ничего не было видно.
   – А, ты на месте? – К референтам заглянул зевающий Альфредссон. – Тогда с Новым годом!
   – И вас с Новым годом! – ответил Арнольд. – Шеф на месте?
   – Ага, прибыл только что. Как там документы для Альвхейма?
   – Все будет готово в срок.
   Арнольд выполнял привычную работу, а сам сидел напряженный, прислушиваясь к тому, что творится в коридоре. Он знал, что глава Федерации в собственном кабинете практически неуязвим, но кошки беспокойства все же скребли на душе.
   В два часа его вместе с Альфредссоном вызвали к президенту. Тот сидел без пиджака, а на столе дымилась чашка крепкого чая.
   – Отлично, то что нужно, – сказал Арне Пасанен, просмотрев документы. – Все замечания учтены. Надеюсь, что альвхеймцы не станут артачиться. Но вы оба, джентльмены, идете со мной. Ясно?
   Речь шла о договоре, регулирующем торговые отношения между метрополией и колонией. Альвхейм в числе полудюжины наиболее развитых и не очень важных в военном отношении планет обладал значительной автономией, имел собственное правительство и даже президента.
   И с ним приходилось считаться на Земле.
   – Да, сэр, – ответил Арнольд.
   – Вот и отлично, можете идти. – И президент потянулся к чашке с чаем, давая понять, что разговор окончен.
   Вернувшись в кабинет, Виктор прикрыл дверь, взял в руки носовой платок и принялся протирать все поверхности, где могли остаться отпечатки пальцев «Арнольда Ватерроса».
   Потратил на это ровно пятнадцать минут.
   В два сорок Альфредссон вновь зашел в комнату референтов. От главы администрации сильно пахло одеколоном, будто он только что побрился.
   – Бери документы, и пойдем, – сказал Альфредссон. – Нам на восьмой этаж, в зал для приема делегаций...
   Они выбрались в коридор, прошли мимо скучающего темнокожего охранника. Спустились на лифте на два этажа.
   – Наш президент не любит особых церемоний, – рассказывал Альфредссон, пока они шли длинным и совершенно пустым коридором. – Но в подобных случаях их нельзя избежать, так что он терпит.
   В зале для приема делегаций царила суета. Девушки из службы сервиса расставляли на широком квадратном столе вазы со свежими цветами и таблички с именами, У входа замерли двое телохранителей в неизменных очках.
   На Альфредссона и Арнольда они никак не отреагировали.
   – Гости появляются через этот вход, а мы пойдем через тот, – сказал глава администрации, показывая на высокую дверь в дальнем конце зала. – Президент будет там с минуты на минуту, так что поспешим.
   Они успели вовремя. Едва переступили порог, как дверь напротив открылась и в нее шагнул Пасанен, а за ним высокий и широкоплечий, похожий на борца министр по делам колоний.
   – Все готово? – спросил президент.
   Альфредссон лишь кивнул.
   – Отлично, у нас пять минут.
   Объявленное время свита президента потратила на то, чтобы выстроиться в надлежащем порядке. Каждый занял место в соответствии с должностью, и Арнольд оказался последним.
   За дверями, ведущими в зал приемов, послышался шум шагов – туда запускали журналистов.
   – Пошли, – сказал президент.
   Один из телохранителей прошел вперед и взялся за ручку двери. Виктор на мгновение закрыл глаза, незаметно для постороннего взгляда напряг и расслабил все мышцы.
   Усилием воли изгнал из головы посторонние мысли.
   В ближайшее время ему предстоит действовать на пределе возможностей. Официальная церемония – очень удачный момент, чтобы совершить покушение, и заговорщики наверняка проявят себя.
   У Виктора будет только один шанс их остановить.
   В зал для приема делегаций он вошел, превратив себя в тугой комок внимания. Мысли исчезли, в голове было пусто, зато уши ловили каждый шорох, глаза отмечали все, вплоть до мельчайших подробностей, а тело было готово к стремительным действиям.
   Взгляд пробежал по слегка помятым лицам журналистов. Безрезультатно – ни один из них не вел себя как «призрак».
   Виктор перевел взор дальше, на высокого, светловолосого президента Альвхейма и его свиту. Оглядел их одного за другим, отмечая детали, скорость шага, направление взгляда...
   Глаза сами остановились на идущем вслед за правителем колонии мужчине. Он не уступал в росте начальству, в темных волосах серебрились нити седины, а движения были мягкими, как у вышедшей на охоту кошки. Как у любого агента СЭС в тот момент, когда он не особенно скрывается.
   Виктор отступил, укрываясь за могучей фигурой Альфредссона. Еще не хватало, чтобы предполагаемый убийца заметил его раньше времени.
   – Здравствуйте, господин президент, – сказал глава делегации Альвхейма, пожимая руку Пасанена.
   – И вы здравствуйте, – отметил тот. – Присаживайтесь.
   На столе перед местами, отведенными для президентов, лежали одинаковые черные папки. Внутри каждой имелся договор и еще несколько документов, которые предстояло согласовать и подписать.
   Загрохотали отодвигаемые стулья, президенты уселись, свиты выстроились за их спинами. Краем сознания Виктор отметил, что в зал мимо охраны проскользнула Джоанна, медленно, чтобы не привлекать внимания, двинулась вдоль стенки.
   Она наверняка тоже вычислила «призрака» среди гостей с Альвхейма.
   Виктор во все глаза наблюдал за темноволосым, пытаясь определить, каким оружием тот воспользуется. Но предполагаемый убийца стоял неподвижно и пока ничего не предпринимал.
   Руки он скрестил у груди. Глянув на них, Виктор заметил какую-то несообразность, отсутствие складок на неестественно розовой коже, и во внезапном озарении понял – перчатки!
   Логично было предположить, что убийца использует яд, действующий через кожу. Но как он это сделает? Каким образом сможет прикоснуться к Арне Пасанену?
   – Меня все устраивает, – сказал президент Альвхейма, закончив чтение. – Вы учли наши пожелания, так что можно подписывать.
   – Очень рад, что разногласия остались в прошлом. – Пасанен кивнул и взялся за ручку.
   Документы такого уровня по традиции подписывались графическим образом, без использования идентификационных карточек.
   Пасанен подписал свой экземпляр, и Альфредссон забрал у него папку. Прибывший с Альвхейма «призрак» наклонился, собираясь сделать то же самое со вторым экземпляром.
   После обмена на каждой из копий появится вторая подпись – и договор вступит в силу.
   Пасанен неизбежно коснется папки, когда будет расписываться. Перчатки могут быть вымазаны любым бесцветным ядом, попадания капли которого на кожу достаточно, чтобы вызвать смерть.
   Нельзя допустить, чтобы папка оказалась в руках президента.
   Виктор сделал шаг вперед и чуть вправо, подбираясь к убийце. Тот взял папку, и в руке его на мгновение появилось что-то похожее на серый, сморщенный мешочек.
   Для любого не побывавшего на Альвхейме этот предмет выглядел безобиднее дохлой мыши. Но Виктор про себя выругался – убийца держал споровый мешочек альвхеймского гриба-паразита.
   Стоит хотя бы одной похожей на крошечное зернышко споре, которых внутри несколько десятков, попасть на кожу – человек обречен. Смерть его будет жуткой и наступит в течение нескольких часов.
   Радовало одно – вне оболочки споры живут не больше десяти минут.
   Убийца аккуратно положил споровый мешочек в папку и неторопливо, без хлопка, закрыл ее. Лицо его оставалось бесстрастным, а движения – четкими и уверенными.
   Сейчас президент возьмет папку, откроет и автоматически смахнет невесть как попавший внутрь мусор, подписав себе тем самым смертный приговор.
   – Эй, куда прешь! – тихо возмутился один из заместителей министра, которого Виктор чуть толкнул.
   Ответа он не дождался. Виктор рванул с места точно ракета. Сбил с ног еще кого-то, успел увидеть, как в глазах убийцы вспыхивает удивление, после чего нанес первый удар.
   Находись они в равных условиях, исход схватки предсказать было бы сложно. Но на стороне Виктора оказался эффект неожиданности.
   Вздернулась рука, прикрывая грудь, но прошел резкий удар, ломающий кадык. Убийца захрипел, теряя равновесие. Ловким пируэтом Виктор оказался у него за спиной и сломал шею.
   Подхватил папку. Тело с шумом упало на пол.
   Виктор увидел полный изумления взгляд президента Пасанена, и тут же тишина взорвалась испуганными и негодующими воплями. Чиновники, решившие, что им грозит опасность, ринулись в стороны, журналисты бросились к месту действия, чтобы заснять все в деталях, а телохранители метнулись к нарушителю спокойствия.
   Их намерения сомнений не вызывали.
   Виктор не стал ждать, пока ему скрутят руки и потребуют объяснений. Он отшвырнул первого человека в круглых очках, оказавшегося рядом, после чего бросился к двери, через которую попал сюда.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Поделиться ссылкой на выделенное