Дмитрий Казаков.

Рыцари королевы Ядвиги

(страница 4 из 31)

скачать книгу бесплатно

И куча эта шагала к стойке, сипло дыша, клацая когтями и свирепо булькая.

– Что надо, рожи? – поинтересовался Гаррисон, только что прикончивший стакан черного пойла и выглядевший поэтому несколько ошалелым.

– Нам не нравится, когда в наш любимый бар заходят всякие уроды, – мрачно проговорил бочкообразный субъект с кошачьей головой, короткими кривыми ногами и двумя парами щупалец. – Поэтому предлагаю вам собрать конечности, пока они еще при вас, и умотать отсюда…

Вильям вздохнул, вспоминая многочисленные драки в барах, в которых ему довелось принимать участие. Начало этой мало отличалось от тех, что затевались на Земле или в колониях…

Дальнейший обмен репликами смысла не имеет, в любом случае все закончится одинаково.

– Ой! – Задумавшись, упустил момент, когда началась собственно драка, и едва не получил в лоб.

Уклонился в последний миг, и кулак на длинной суставчатой руке прошел левее. Атаковал в ответ, коротко, почти без замаха, и соскочил с табурета, сокращая дистанцию. Сердито завопил Ли, взревел Гаррисон, что-то загрохотало, котоголовый испустил пронзительный писк.

А дальше все смешалось в круговерти схватки, когда бьешь того противника, что поближе, и пытаешься прикрыть уязвимые места, поскольку отразить все до одного удары невозможно. Тут Вильяму пригодился опыт занятий с сержантом Фрезером, беспощадно муштровавшим легионеров на Новом Орегоне, и тренировки на боевом модуляторе, куда более опасные, чем иной бой…

Сразу получил в челюсть. Потом еще раз. На некоторое время потерялся, но сумел оправиться. Сквозь багровый туман в глазах разглядел противника – мохнатого, огромного, – и врезал ему от всей души. Здоровенную тушу унесло, она с гулом и звяканьем сокрушила один из столиков.

Еще удар, и котоголовый, получив по уху, шмякнулся на пол…

Падает Лири, чье лицо залито кровью, но у него всего лишь разбита бровь. И надо сражаться, держаться, хотя ты только что получил в солнечное сплетение и не можешь впихнуть в себя колючий, затвердевший воздух.

– Ха… – Вильям обманул еще одного из чужаков, ободрал кулак о прочную чешую, но отправил ее обладателя в нокаут.

И тут оказалось, что драться больше не с кем.

На ногах остался Снарк, ошеломленно моргающий Гаррисон с опухшей от синяков рожей, а также Ли, выглядящий спокойным и умиротворенным, как родитель, только что побывавший с чадом на детском спектакле.

– Неплохо, – заметил Вильям, трогая разбитую губу и оглядывая пол, заваленный слабо шевелящимися телами. – На наше счастье, они не пользовались оружием… И как там наши?

– Живы. – Гаррисон наклонился и за шкирку, точно котенка, поднял Арагонеса, чей нос выглядел несколько помятым, а взгляд – блуждающим. – Эй, ты как?

– Видел небеса и святых в сверкающих одеждах… – торжественным голосом сказал уроженец Сан-Педро. – А значит, очень здорово получил по голове. Но ничего, не в первый раз.

– Меня больше другое волнует, – сказал Ли. – Когда сюда заявится служба надзора?

– Никогда, – напомнил о себе так и оставшийся за стойкой бармен. – В мое заведение им хода нет…

– Да? – Вильям обернулся и обнаружил, что глаза хозяина «Доброго глотка» горят, а уши стоят торчком.

– Точнее, есть.

Но только в том случае, если они захотят просто выпить. За порядком тут я и сам прослежу. А вы… это же надо. – Он потряс шестипалыми кистями. – Давно не видел такой впечатляющей драки! Бесподобно, великолепно, клянусь яйцекладом моей старшей супруги… Каждому по порции выпивки за счет заведения!

– О, это дело! – повеселел ощупывающий синяки на собственной физиономии Гаррисон. – Эй, Найджел, Олег, хватит валяться, тут наливают.

Соболев выбрался из-под опрокинутого табурета, помятый, но вполне живой, а вот Лири пришлось приводить в себя.

– Ух, – сказал он, очухавшись. – Отлично мне вмазали… Что, уже все? И эти морды нам не попробуют отомстить?

– Нет, не стоит опасаться этого, – поспешил заверить бармен, один за другим наполняя стаканы. – Драка была честной, кластер на кластер, никто не использовал оружия сверх того, что дала ему природа…

Вильям придвинул выпивку к себе и понял, что после нескольких ударов по голове мерзкая жидкость стала пахнуть чуть менее отвратительно. Глотнув, он закашлялся. Ощущение было такое, что в гортань и пищевод воткнули тысячи острых раскаленных крючьев.

Второй глоток дался легче, а потом Снарк обнаружил, что стакан показывает дно, а в голове слегка звенит.

– Вы славные парни, – бормотал тем временем хозяин. – Я слышал про вас. Вас привезли раосейцы и даже приняли в клан, несмотря на то, что многим вы не нравитесь. Вы ведь эти, как их, человеки?

– Люди, – поправил Ли. – А ты кто?

– Турагин’к. – На последнем слоге лопоухий гуманоид странно прищелкнул. – Имя мне Рахтионалливаорипатрок, но для простоты можете именовать меня Рахти. Будем знакомы.

– Будем, – кивнул Вильям и понял, что совершенно автоматически грызет мерзкого на вкус кузнечика.

Тем временем начали подниматься на ноги потерпевшие поражение гости «Доброго глотка». Первым встал шерстистый тип, которого завалил Снарк, за ним вскочил котоголовый. Одно из его щупалец осталось валяться на полу, но чужак не обратил на это внимания.

– Ну, что, тебе все еще не нравится наш облик? – поинтересовался Гаррисон. – Драка его вряд ли улучшила…

– Ничего, сойдет, – буркнул котоголовый. – Да, слухи о боевитости вашей расы если и преувеличивают, то очень немного.

– Что за слухи? – заинтересовался Ли. – А ну, выпей с нами и расскажи…

Полчаса бывшие легионеры провели в компании недавних противников. За это время стали немного пьянее и услышали несколько занимательных баек про молодую, но очень агрессивную расу с окраины Галактики, сумевшую утереть нос даже наглым вителлианам.

Когда вышли из бара на улицу, Вильям обнаружил, что его несколько покачивает.

– И тут нас знают, – гордо сказал Арагонес, глаза которого норовили съехать к переносице. – Донесем же славу нашего оружия до самых границ Ойкумены, и вообще…

– Донесем, – согласился Ли, – но сначала, видят духи, доберемся до представительства. Там нас скорее всего заждались…

Они зашагали в сторону Пятой улицы.

И никто из землян не заметил, как следом, держась на высоте второго этажа, скользит крохотный разведывательный зонд, снабженный камерой, передатчиком и бесшумным двигателем.

* * *

– Маскирующий комплекс подсоединяется к основному костюму. – Сегодня раосеец-инструктор, откликавшийся на имя Тофти-Се-Шесть и работавший с легионерами с первого их дня в Шарендаре, говорил тише обычного, да и выглядел неважно. Его сегменты покрывала белесая сыпь.

Вильям знал, что для гражданина патроната настал момент линьки, избавления от старой шкуры, и что проходит он для раосейцев тяжело и болезненно.

Но инструктор не мог пренебречь собственными обязанностями даже сегодня.

До вылета оставались считаные мини-циклы.

Последние несколько дней легионеры изучали основной костюм – нечто среднее между боевым скафандром и комплексом жизнеобеспечения. Он мог трансформировать облик почти без ограничений, защищал от ударов, радиации, вакуума, жары и холода, и даже от некоторых видов оружия. Помогал выживать где угодно: в открытом космосе и стратосфере, на океанском дне и в жерле вулкана.

Кроме того, группа костюмов образовывала своеобразную БИС, боевую информационную систему, позволяя поддерживать связь на приличном расстоянии и обмениваться данными.

– Закрепляйте комплекс на базовом поясе, – продолжал рассказывать инструктор. – Вот так…

В настоящий момент две группы легионеров из трех находились в помещении, служившем учебным кабинетом. Они были облачены в основные костюмы, вооружены, экипированы для выполнения боевой задачи и проходили финальный инструктаж.

Группа Ван Хьена оставалась в Шарендаре – создавать впечатление, что люди никуда не делись.

Вильям прищелкнул коробочку размером с ладонь к широкому поясу из толстых металлических пластин. Воздух вокруг задрожал, точно от пола заструились раскаленные потоки.

– Клянусь четверкой, – пробормотал уроженец Ливерпуля, глядя, как фигуры соседей размываются и на месте людей возникают приземистые ящеры с мощными лапами и короткими хвостами.

Одеты они были во что-то похожее на бронежилеты, на головах красовались каски, а глаза навыкате злобно блестели.

– Лимаксы – самые известные наемники этого сектора Галактики, – сообщил инструктор. – В любых диапазонах вы теперь выглядите как они. Кто и что угодно зафиксирует именно такой облик. Сейчас маскировочные комплексы отключим, они включатся автоматически после высадки на Апион-Фарит. Теперь информация о вашей цели. К загрузке приготовиться.

Вильям привычно опустил веки, биочип в правой руке задрожал. Перед глазами замелькали картинки – пейзажи планеты, где хаурваки многие тысячелетия назад возвели гробницу для своих королев, ее координаты, данные о маршруте, проложенном от точки высадки…

– Веселенькое место, – пробормотал стоящий рядом Арагонес, разглядывая те же самые каньоны с отвесными стенами, участки джунглей, настолько густых, что они напоминали ковер из растений толщиной в полсотни метров, ледяные шапки на склонах гор, потоки и водопады…

– Видали и веселее, – ответил Вильям и удивленно замолчал, ибо им начали показывать саму гробницу.

Серый исполинский купол, черные отверстия входов, и статуи около них – до жути реальные.

– Цель должна быть уничтожена, – сухо проговорил инструктор, разрушая впечатление. – Для этого в вашем грузе несколько радитовых бомб. Имеются ли у вас вопросы, младшие сегменты?

Вопросов не нашлось.

Все было четко, ясно и привычно. Высадиться, скрытно дойти до цели, которая вроде бы охраняется, но не особенно тщательно, и уничтожить ее, не понеся при этом потерь. Тревожила неясность с охраной, но свежей информацией о планете Апион-Фарит не обладал вообще никто, даже обитающие в свободном порту хаурваки, и что там творится ныне, оставалось неясным.

– Очень хорошо, – сказал инструктор. – Прошу следовать за нами.

Легионеры вскинули на спины громоздкие, но легкие рюкзаки и зашагали вслед за раосейцем. А он повел их вовсе не к выходу, а куда-то в заднюю часть здания, где людям бывать еще не приходилось.

Все стало ясно, когда за открывшимися дверями обнаружился просторный зал и в нем – большой транспортер с кузовом, в каких обычно возят контейнеры для погрузки на звездолеты.

– Занимайте места внутри, – велел раосеец. – Патронат Рао-Се, клан Триг-Се, а также мы лично, – тут ментальный голос странным образом дрогнул, – надеемся, что миссия ваша, младшие сегменты, завершится успешно к вящей славе патроната и к посрамлению его врагов…

– Как завернул, – вздохнул Арагонес. – Аж слеза прошибает.

– Отставить разговорчики. – Назначенный командиром Ли начал возвращаться к роли сурового сержанта.

В кузове обнаружились три контейнера, каждый примерно на десять человек, с лавками и страховочными ремнями внутри. Едва места оказались заняты, дверцы с тихим клацаньем захлопнулись, и легионеры очутились в темноте. Легкая вибрация дала знать, что транспортер пришел в движение.

– Эхе-хе! – Гаррисон вздохнул во мраке мощно, точно ожившая гора. – А я буду скучать по этому городу, крокодилий хвост… И сам не заметил, как привык. И к кабакам местным…

– Да, – согласился кто-то, Вильям не разобрал – кто.

В «Добрый глоток» легионеры после первого раза заходили неоднократно. Еще раз завсегдатаи попытались набить землянам морды, но как-то вяло, больше по обязанности, а потом и вовсе отстали. Привыкли и стали воспринимать двуногих прямоходящих с одной головой и без чешуи спокойно.

Зеленое пиво и черная кипящая отрава действовали не хуже земных аналогов, а Рахти был сама любезность. Так что почти каждое «увольнение» в город заканчивалось для Ли и его приятелей в грязном переулке за Двадцать седьмой улицей.

Один раз они попали на какой-то праздник народа турагин’к, когда всем наливали бесплатно, а сородичи хозяина «Доброго глотка» напивались до чертиков и затевали дикие пляски на полу, стенах и даже потолке. После того визита Вильяму пару ночей снились кошмары.

– …и даже к бабам, – закончил Гаррисон.

Неугомонный уроженец Африки на пару с Арагонесом отыскал-таки бордель для гуманоидов. Что именно там происходило, они не рассказали даже в пьяном виде, но, судя по ошалелым рожам и по тому, что отправились повторно, удовольствие получили. Позвали и Вильяма, но он решил не рисковать.

Согласившийся Ли вернулся в состоянии, близком к шоку, и тоже не стал ничего рассказывать. Снарк сначала пожалел о своем решении, а затем увидел на спине и боках приятеля глубокие царапины и подумал, что поступил верно.

– По бабам, – хмыкнул из угла Арагонес. – К ним это банальное слово неприменимо… А такого, которое применимо, еще не придумали, – закончил он довольно печально.

Транспортер остановился, потом снаружи загромыхало. Легионеров дернуло, когда контейнер подняло и потащило в сторону. Бахнуло еще, на этот раз под ногами, и движение прекратилось.

– Похоже, мы уже в звездолете, – осторожно сказал Соболев. – И когда нас выпустят из этой железной конуры?

Вильям открыл рот, чтобы ответить, но сказать ничего не успел. Тяжелая и мягкая лапа перегрузки навалилась на плечи и спину, придавила задницу к лавке. В позвоночнике что-то мягко хрустнуло, перед глазами замелькали голубые и лиловые огоньки, похожие на хороводы светлячков.

– Во-от урро-оды, – надрывно прохрипел в темноте кто-то.

Вильям попытался переменить позу, чтобы сесть поудобнее, но не смог. А потом его, да и всех остальных, отпустило. Перегрузка исчезла, вернулась возможность свободно двигаться.

– Сволочи членистые, – со злобой проговорил Найджел. – Ведь могли нас из контейнера вынуть, в противоперегрузочные койки сунуть и потом стартовать. Чтобы им полинялось сегодня же!

– И вспучилось, – добавил Гаррисон.

– Могли, – спокойно прозвучал голос Ли. – Но, видят духи, этим бы создали угрозу срыва всей операции. Технологии, имеющиеся в Шарендаре, позволяют легко просканировать стоящий в причальной колонне звездолет и выяснить, кто именно находится на борту. И если бы обнаружили нас, то все попытки обеспечить скрытность пошли бы насмарку.

– Ты хочешь сказать, что этот ящик защищен от сканирования? – спросил Вильям.

– Да. Как и любой транспортный контейнер. Но если закрыть от сканирования весь корабль, это вызовет подозрения.

– Все это, конечно, очень умно, – ядовито проговорил Арагонес. – Но мне от этого не легче.

По обшивке контейнера что-то стукнуло, дверцы разошлись, и внутрь проник золотистый свет. После полной темноты он показался ярким, и Вильям зажмурился.

– Просим извинения за дискомфорт, – прозвучал внутри головы ментальный голос. – Но это было необходимо. Просим вас, выходите…

Раосеец из экипажа звездолета прятался под хламидой цвета янтаря, а рогатый шлем напоминал бычью голову из золота. В фальшивых прорезях для глаз помигивали серебристые огоньки.

– Выйдем, не сомневайся, – буркнул Арагонес недружелюбно.

Вильям отстегнул страховочные ремни, встал и повел занемевшими плечами. С рюкзаком в одной руке и с дезинтегратором в другой он вышел из контейнера и оказался в просторном зале с низким потолком. Судя по его виду, земляне попали на раосейский звездолет.

Три контейнера стояли рядком, и из них выбирались помятые и сердитые бойцы. Дальше, в глубине зала, виднелись другие железные ящики, но не фальшивые, а самые настоящие, с грузом.

– Просим следовать за нами, – пригласил звездолетчик. – Ваше пребывание на нашем корабле будет недолгим, через половину мини-цикла мы войдем в гиперпространство, через пять – произведем стыковку с другим кораблем…

– Стыковка в гиперпространстве? – Узкие глаза Ли стали чуть шире. – Надо же, наши такого не могут.

– Не могли, когда мы оттуда улетали, – поправил Вильям, и с внезапной силой навалилась на него тоска по Земле.

Захотелось поваляться на обыкновенной травке, увидеть солнце, улыбку девушки…

Пришлось заскрипеть зубами, чтобы отогнать непрошеные эмоции.

– Это верно, – кивнул Ли, и лицо его стало подозрительно непроницаемым, а в глазах мелькнула грусть.

Раосеец привел их в еще один зал, похожий на больничную палату века эдак из двадцатого. Рядами стояли широкие топчаны, тумбочки возле них, угол занимала кабинка санитарного блока. Из стен торчали «грибочки» портов информационной сети.

– Просим располагаться. – Хламида звездолетчика колыхнулась. – Если что-то будет нужно, достаточно позвать…

Младших сегментов в первые дни в Шарендаре протестировали на телепатические способности. Затем научили «посылать зов» – привлекать внимание ближайшего раосейца, издавать некий аналог ментального лая, каким собака подзывает хозяина. Получилось это почти у всех.

– Мы поняли, – ответил Ли. – Благодарим старшего сегмента за внимание и заботу.

Звездолетчик кивнул рогатой башкой и неспешно удалился, стена за ним сомкнулась, не оставив даже шва.

– Костюмы не снимать, – велел Ли. – Пора привыкать находиться в них. Все поняли?

– А то, – кивнул Гаррисон.

Вильям превратил основной костюм в некое подобие толстой пижамы и улегся на один из топчанов – подремать. Подумал, что солдатская привычка использовать каждый свободный момент для сна вернулась сама собой, стоило только ощутить себя на войне…

– Подъем! – Прозвучавший над ухом окрик заставил вздрогнуть, вскочить на ноги, рука потянулась к оружию.

– Что? Где враг? – спросил Снарк, спросонья тупо хлопая глазами.

– Собирайся, и пошли, – ответил Ли.

Только тут Вильям вспомнил, где они находятся. Выругался про себя, опять превратил костюм в пятнистый комбинезон, подхватил рюкзак и вслед за соратниками поспешил к открывшейся в стене двери.

Коридор вывел к шлюзу, а за ним обнаружился узкий, круглый в сечении лаз, чьи стены были усеяны металлическими скобами. Здесь раосеец-провожатый остановился и сказал:

– Сейчас вы окажетесь на звездолете, построенном не на наших верфях. Он приобретен через посредников, далеко от Шарендара, и именно на нем вы отправитесь к цели. Если корабль будет обнаружен, то подозрение падет не на патронат Рао-Се.

– А как же ваш пилот? – нахмурился Серое Облако.

– Пилота не будет. Звездолет управляется искусственным интеллектом, достаточно умным и умелым, чтобы справиться со всеми возможными проблемами. Он запрограммирован на то, чтобы доставить вас на Апион-Фарит, дождаться вашего возвращения и по обратному маршруту вернуться сюда, в точку стыковки. Мы встретим вас здесь. – Огоньки в прорезях шлема мигнули. – Все ли понятно, младшие сегменты?

– Да, – ответил Ли.

– Тогда действуйте во славу патроната Рао-Се и клана Триг-Се.

Раосеец отплыл чуть в сторону, освобождая проход, и легионеры затопали мимо него. Когда последний прошел через шлюз, круглый люк закрылся с чавкающим звуком. Скобы на стенках, в полу и на потолке засветились, будто наполненные белым огнем трубки.

– Красиво, – сказал Соболев. – Хотя эта самоуправляемая посудина, судя по всему, жутко старая…

Тут русский не ошибался – корабль выглядел обветшалым. Серые, шероховатые на ощупь панели покрытия местами отошли, скобы порой еле держались, воздух отдавал горелой изоляцией.

Коридор вывел в другой, точно такой же. В одном его конце оказался тупик, а точнее – наглухо задраенный люк, а во втором – помещение, похожее на пассажирский салон большого флайера.

Громадные мягкие кресла в четыре ряда, парящие над полом. Полукруглые стены с иллюминаторами, за которыми – полный мрак, а в дальнем конце – моргающая приборная панель размером со стол, и над ней – выгнутый обзорный экран, залитый слепой темнотой гиперпространства.

– Круто, клянусь сережками в ушах Святой Девы, – заметил Арагонес. – Полетим с ветерком, да?

Зашуршало, из пола вырос столб серебристого света. Замерцал, превратился в вихрь из искорок-снежинок, а затем сложился в фигуру представительного мужчины средних лет, облаченного в темный комбинезон.

– Рад приветствовать вас на борту «Радости бабушки», – сказала фигура на базязе-один и поклонилась.

– Чьей-чьей радости? – улыбнулся Вильям.

– «Радости бабушки», – повторил мужчина. – Так корабль назван в честь матери матери первой владелицы, принадлежавшей к племени паридор-сох-солнце народности рамирехо великой цивилизации тарквада.

– Да? – Судя по лицу Гаррисона, он впервые слышал все перечисленные названия.

– Именно так, – кивнула фигура. – Меня можете называть Умник, я – искусственный интеллект класса два дробь шесть, создан для управления космическими средствами транспорта класса пять и шесть общей классификации. Запрограммирован двадцать восемь универсальных циклов назад на планете Рассстабан. Нынешний облик избран мной автоматически, исходя из ваших предпочтений. Прообразом личности…

– Стоп! – вскинул руку Ли. – Это все очень интересно, но лучше объясни нам, как тут размещаться и сколько продлится путешествие…

– Слушаюсь и повинуюсь, – ответил Умник, точно джинн из сказки, и приступил к пояснениям.

Кресла оказались персональными пассажирскими комплексами, способными кормить, поить, усыплять и даже развлекать размещенных в них разумных существ. Предназначались они вовсе не для людей, но, подобно всей квазиживой технике, могли как угодно трансформировать свой внешний вид и набор функций.

– Так это что, и нужду справлять в него придется? – уточнил Арагонес, изучая ближайшее кресло.

– Совершенно верно, – сказал Умник. – Стоит только пожелать, и ППК создаст для этого условия. Он способен бесследно абсорбировать и усваивать практически любые отходы живых организмов.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Поделиться ссылкой на выделенное