Дмитрий Казаков.

Рыцари королевы Ядвиги

(страница 2 из 31)

скачать книгу бесплатно

«Они что-то сделали с моей головой, эти червяки-переростки, – подумал Вильям. – Вложили туда все, что им нужно, и наверняка что-то убрали. Но что? Я скорее всего это никогда не вспомню…»

Он глянул на патрона и его подопечных и осознал, что более не испытывает к ним отвращения. Оно исчезло, точно последний зимний снег под лучами апрельского солнца.

Мысль о том, что все его воспоминания, начиная с детских, чистых и светлых и кончая самыми интимными, стали достоянием членистого уродца, вызвала раздражение. Захотелось ухватить предводителя клана Триг-Се за шею, ну, или хотя бы за тело около усов, и сдавить как следует.

Возглас зашевелившегося Гаррисона заставил его вынырнуть из невеселых размышлений:

– Крокодилья мошонка! Ох, как трещит голова, и чего-то в ней много всего… ой, много, заешь меня…

Севший на пол уроженец африканских джунглей сбился на неразборчивое бормотание, глаза его выпучились, в них застыло дикое удивление. Вильям невесело улыбнулся, пытаясь представить, что испытывает сейчас простой парень, никогда не задумывавшийся над вещами более сложными, чем винтовка и разумное существо в прицеле.

Начали шевелиться другие легионеры.

Одни молча поднимались на ноги и замирали в ступоре, другие начинали часто-часто моргать, третьи срывались на крик. Измененное сознание с трудом возвращалось в оставшиеся такими же, как и раньше, мозги. Раосейцы не двигались и молча наблюдали за происходящим.

– Ничего себе… – проговорил Ли, справившийся с потрясением одним из первых. – Как же так? И что дальше?

– НОВАЯ ЖИЗНЬ, – ответил патрон так, что его услышали все. Длинные усы задрожали, точно на ветру.

– Да? И для него? – спросил Ван Хьен, безуспешно пытающийся привести в чувство высокого белобрысого легионера.

– Не старайся. Он мертв, – проговорил тот из раосейцев, что был на корабле. – Мы очень сожалеем, что так получилось, но иначе нельзя. Негибкая психика не способна к восприятию.

– Что значит – мертв? – нахмурился Серое Облако. – Таких, как мы, так просто не убьешь. Он вскоре оживет…

– НЕТ, – вновь качнул усами патрон. – Его нервная система деструктурирована и не может быть восстановлена как целостность. Мы сожалеем, но сделать тут ничего не в состоянии.

– Мертв… Не может быть… – Ван Хьен улыбнулся и вдруг засмеялся нервным судорожным смехом. – А ведь мы настолько привыкли к собственному бессмертию, что забыли думать о смерти…

– Мы понимаем, что вас душат негативные эмоции, – заговорил один из раосейцев, ранее прятавшихся под белой хламидой; как знал Вильям теперь – работник представительства. – И это совершенно нормально. Вы скорбите по тем, кто умер, а еще опасаетесь, что мы используем ваши личные воспоминания против вас…

Снарк вздрогнул – червяки прочитали его мысли; да, похоже, и не только его.

– Это естественно для одинарных существ, – продолжал раосеец. – Но у вас нет причин для беспокойства, ибо память каждого сегмента является достоянием клана и патрона и такие вещи, как тайна, скрытность или неловкость, для нас не существуют.

Мы едины, и в этом наша сила, и вы теперь тоже едины с нами.

Легионеры слушали молча, многие хмурились, кое-кто сжимал кулаки. Но злости и готовности ринуться в драку не было в бросаемых на нелюдей взглядах – только усталость и тоска.

– И стоит сказать, что наш сегмент Хархи-Се-Двенадцать избавил вас от опасности лишь потому, что уловил вашу похожесть на нас. По видимости, вы все – одинарные существа, но в самом деле ваше отличие от прочих людей сделало вас единым разумом…

– ХВАТИТ, – прервал разболтавшегося подчиненного патрон. – Для них и так многовато. Займись лучше телами.

Вильям огляделся – несколько человек по-прежнему неподвижно лежали на полу и, судя по всему, не дышали.

Замолчавший раосеец вздрогнул, задергал короткими лапками. Двери открылись, в зал въехал аппарат, похожий на автомобильчики вроде тех, которые используют на стадионах, чтобы увозить травмированных игроков за пределы поля, только гораздо больше и какой-то кривой. Гладкое днище светилось, из боков свисали длинные гофрированные щупальца-манипуляторы. А в передней части, там, где на Земле сидел бы водитель, торчал пучок напоминавших усы антенн.

Повинуясь жестам раосейца, аппарат принялся шустро разъезжать по залу и грузить на транспортную платформу тела тех, кому не повезло пережить восприятие. Вильям посторонился, пропуская чудной транспорт мимо, и тот покатил к Ван Хьену, точнее – к его погибшему приятелю.

– Что будет с телами? – спросил вьетнамец, взглянув на патрона.

– КРЕМАЦИЯ, – ответил тот. – И таблички в Месте Памяти, в разделе младших сегментов. Мы тоже подвержены смерти, как и вы, одинарные, хотя не так часто. Всякое случается.

И в этот момент ментальный голос главы клана прозвучал вполне по-человечески.

– А с нами? – спросил Ли.

– Вас поселят на нашей территории и дадут время отдохнуть и привыкнуть. Но перед этим – еще одна крохотная процедура.

Сотрудник представительства, управляющий транспортным средством, поплыл к двери. Нагруженный телами «автомобильчик» последовал за ним, покачивая усами. Второй сотрудник поднялся несколько выше, облако света вокруг него сделалось гуще.

– Прошу следовать за нами, – прозвучало в голове у каждого легионера.

– Еще одна процедура, – проворчал Арагонес, в числе остальных шагая прочь от патрона, к дверям. – Дай мне по башке сама Святая Дева, если это не окажется очередной пакостью, и не мелкой, а крупной…

Вильям ничего не ответил. Слишком много оказалось пережито за последнее время, слишком много эмоций прошло через душу. И сейчас она словно омертвела, отключилась, спасая себя от излишнего напряжения. Лишь где-то в самой глубине сохранилось легкое раздражение.

Их вывели из зала, и после недолгого пути по одинаковым безликим коридорам они оказались в небольшой комнатке. Вдоль стен тут громоздились шкафы из пластика, центр занимал уставленный странного вида приборами стол. На нем все помаргивало, светилось, издавало жужжащие, пиликающие и стрекочущие звуки.

– Каждый сегмент патроната Рао-Се носит в своем теле биочип, – сказал раосеец, медленно вращаясь вокруг собственной оси и дергая лапками. – Он заменяет то, что вы, люди, называете документами. Необходимо вживить такой биочип и в ваши тела, и только после этого вы станете полноправными гражданами.

– А если мы не захотим? – набычился Гаррисон. – Еще чип какой-то в задницу вживлять…

– Не в задницу, а в конечность, – хладнокровно заявил раосеец и потряс лапками. – В ту, которую вы именуете правой рукой. Без этого чипа вы будете считаться субъектами без гражданства, и на территории свободного порта любой из представителей сильных рас может убить вас, не боясь ответственности. Или похитить для своих целей. Не все из сильных являются друзьями людей.

– Ладно, вживляйте. – Арагонес сделал шаг вперед, поднял мускулистую, перевитую жилами руку. – Если уж я браслет легионера носил почти семь лет, с вашим биочипом как-нибудь проживу.

– Воистину слова доблестного воина. – Раосеец изобразил что-то вроде поклона и поплыл к столу.

Один из приборов, напоминающий большую кофеварку, запиликал громче. Сфера на его верхушке раскрылась, и из нее беззвучно вылетело облако мелких желто-черных мух.

– Это еще что? – невольно отшатнулся Вильям.

– Биочипы. – Раосеец, похоже, управлял прибором силой мысли. – Псевдоживые кибернетические организмы. Не пугайтесь. Они сами внедрятся в ваши тела, не причиняя боли.

Сфера с клацаньем захлопнулась.

«Мухи» подлетели ближе, стали видны крохотные плоские тела, бахрома белесых щупалец, мерцание вокруг спинок, так похожее на трепещущие крылышки. Первая уселась на кисть Арагонесу, поползла вверх, к запястью, а потом замерла и принялась мелко вибрировать.

– Щекотно, – хихикнул уроженец лучшего в мире города Сан-Педро.

Очередная «муха» опустилась Вильяму на предплечье, и он ощутил мягкое, почему-то неприятное прикосновение. Оно перешло в боль, крошечное существо стало погружаться в плоть, точно в воду. Показалась и исчезла капелька крови, кожа сошлась над блестящей спинкой.

Не осталось ни малейшего следа, даже шрама.

– Ничего себе, клянусь четверкой! – Вильям осторожно пощупал то место, куда нырнул чип, и обнаружил в глубине небольшое уплотнение.

– Да уж, не было ни гроша, и вдруг алтын. – Соболев вздохнул, пошевелил усами и, как всегда в такие моменты, стал похож на кота.

Гаррисон удивленно разглядывал собственную руку, Ли выглядел спокойным, и все без исключения – усталыми.

– Вот и все, – подал голос раосеец, про которого в какой-то момент все забыли. – Прошу за нами.

Последовал новый путь по коридорам и бегущим дорожкам, заменяющим лестницы, на этот раз – вниз. Он закончился в широком тоннеле, в стенах которого обнаружились самые настоящие двери.

– Мы постарались оформить помещения так, чтобы вам было удобно, – сказал раосеец. – Заходите и располагайтесь. Каждое помещение рассчитано на пять сегментов. Скоро вам принесут пищу.

– Ну, спасибо, – пробурчал Вильям и толкнул ближайшую дверь.

Видно было, что хозяева и вправду постарались создать нечто похожее на людской интерьер. На потолке выделялся осветительный блок, откровенно декоративный, у стен стояли кровати с намертво приросшими к ним подушками и одеялами, в центре – столик и стулья. Угол занимал санитарный блок, оттуда доносилось журчание и бульканье. Мягко золотились стены, бегали по потолку огоньки, а пол напоминал шкуру или багровый ковер с длинным ворсом.

– А неплохо, – заявил Арагонес, заваливаясь на ближнюю к двери кровать. – Жестко, но это ерунда… Только бы пожрать принесли и одежду нормальную вернули, а то в этом мне как-то неуютно… – И он с отвращением дернул за подол черной хламиды.

– Вернут, – сказал Ли уверенно. – Они не нарушают слова.

Вильям тоже улегся, Гаррисон исчез в санитарном блоке, а Соболев принялся обследовать торчащие из стен на метровой высоте серебристые металлические «грибочки».

– Как же не нарушают, – проворчал Арагонес. – Обещали ведь, что не станут нас нанимать, а сами чуть ли не свободы лишили.

– Дырявая у тебя память. – Ли поглядел на него, как сержант на новобранца. – Они дали слово, что не причинят вреда. Не причинили. Плюс сделали этими самыми, как их там, сегментами. Но по-другому нельзя было. Ты что, думал, они нас привезут сюда и так просто выпустят? Пять десятков злобных вооруженных парней? Чтобы мы по незнанию войну устроили?

– Они не могли так сделать, – сказал Вильям. – Тем самым причинили бы вред себе. А этого наши – ха-ха! – старшие сегменты делать не любят. Поэтому они поступили единственным возможным образом. Меня больше волнует другое – как мы вернем наш долг…

– Как, как… – Соболев щелкнул по одному из «грибочков», тот отозвался мелодичным звоном. – Мы хорошо умеем только одно – убивать и при этом выживать самим. И варианты тут исключены. Не скажу, что мне так хочется воевать, но черви вживили чувство вины, и…

Договорить он не успел.

Дверь тихонько клацнула и открылась. В комнату медленно вплыл аппарат вроде того, что забирал тела из зала патрона, но гораздо меньше и с куда большим числом манипуляторов. Он неторопливо проплыл к столу и принялся снимать с транспортной платформы круглые высокие миски с бурой густой жидкостью. Первая стукнулась о поверхность стола, вторая…

По помещению поплыл пряный запах.

– Вот и обед! – радостно воскликнул Арагонес и вскочил с кровати.

– Остается надеяться, что он окажется съедобным, – добавил Вильям.

* * *

Примерно двое земных суток им дали на то, чтобы отдохнуть и прийти в себя.

Никто не беспокоил бывших легионеров. Им в комнаты регулярно доставляли сытную, хоть и непривычную на вкус пищу. Приходилось, правда, сидеть в четырех стенах, но никто особенно никуда и не рвался.

Одежду вернули на второй день. А вскоре после этого неугомонный парень из соседней комнаты выяснил, что торчащие из стен «грибочки» – что-то вроде портов местной коммуникационной системы. Сумел настроить канал на прием и погрузиться в причудливый гибрид Сети и телевидения.

Час за часом бывшие солдаты Земли смотрели на чужую странную жизнь и пытались в ней разобраться. Немного помогали в этом знания, полученные в момент восприятия.

Довольно быстро удалось понять, что обитатели свободного порта общаются на нескольких основных языках, неких общих наречиях, позволяющих контактировать представителям схожих биологических видов. Всего таких койне было пять, первое предназначалось гуманоидам, второе – рептилиям, третье – насекомообразным тварям, общавшимся жестами. Четвертое – тем, кто предпочитает визжать и пищать, пятое – любителям поговорить с помощью запахов.

Именовали их сокращенно «базязы» и различали по номерам.

Общей для всех без исключения была только универсальная письменность, принцип организации которой оказался настолько сложен, что Эйнштейн, взявшись понять его, сломал бы себе мозги.

Примерно через сорок восемь часов после восприятия одновременно прервалась трансляция в комнатах, где жили люди. Все до единого экраны заняло изображение одного из раосейцев, похоже, того, что присутствовал на обряде и вживлении биочипов.

– Привет вам, младшие сегменты, – сказал он сухо и торжественно. – Патрон Хал-Триг-Се-Семь желает видеть вас. Немедленно собирайтесь и будьте готовы.

– Вот так, – заметил Арагонес, когда на экран вернулось кулинарно-каннибальское шоу из жизни разумных богомолов и пауков. – И никаких больше «доблестных воинов», никакой вежливости… Встать! Шагом марш! Тьфу!

– В этом прочие расы, похоже, мало отличаются от людей, – сказал Ли. – У них, как и у нас, принято время от времени относиться к своим, к родственникам или к друзьям, куда хуже, чем к чужакам…

Вильям молча всунул ноги в ботинки, зашнуровал их и вслед за приятелями зашагал к двери. В коридоре столкнулись с соратниками из соседних комнат, начались разговоры.

Все замолчали, когда тупик, которым заканчивался коридор, раскрылся и в него в ореоле мягкого света вплыл раосеец.

– Вы готовы? Очень хорошо, – проговорил он. – Следуйте за нами.

За червяком-провожатым люди проделали путь до зала патрона. Когда украшенные орнаментом створки разошлись, стало ясно, что обиталище главы клана изменилось. Появились громадные «вазы», белые и желтоватые, стеллажи и сложные конструкции из металлических лент и штырей, словно явившиеся из мечты безумного изобретателя…

Но Хал-Триг-Се-Семь остался тем же самым.

– ПРИВЕТ ВАМ, МЛАДШИЕ СЕГМЕНТЫ, – прогрохотал он. – Хорошо ли отдохнули вы, восстановили ли баланс ваших организмов?

– Вполне, – ответил за всех Ван Хьен. – Благодарим за гостеприимство.

– Патрон должен заботиться о своих сегментах, – длинные усы дрогнули, – а они, в свою очередь, должны повиноваться ему…

– Ну, вот, началось, – мрачно прошептал Арагонес.

– Готовы ли вы вернуть долг за спасение? – поинтересовался Хал-Триг-Се-Семь.

– Готовы, – отозвался на этот раз Серое Облако.

– Эти слова радуют нас. Вы знаете историю нашего народа и понимаете, что мы не самые лучшие воины. И порой этим пользуются враги патроната. Так произошло и сто семьдесят пять универсальных циклов назад…

Свободный порт Шарендар, как и вся совокупность разумных рас Галактики, пользовался единой шкалой времени. Основой ее служил период изменения яркости пульсара, известного на Земле под обозначением PSR BB 1937+21. Меньшая единица измерения этой шкалы составляла миллион таких периодов, называлась мини-циклом и в переводе на людские мерки равнялась тысяче пятистам шестидесяти секундам, или двадцати шести минутам. Тысяча мини-циклов входили в медиацикл, равный примерно восемнадцати земным суткам. Сто медиациклов – универсальный цикл, аналогичный пяти годам на Земле.

– …сто семьдесят пять циклов назад извращенные хаурваки, – перед внутренним взором Вильяма появились те самые «богомолы», за которыми он недавно наблюдал, – сгореть всем им в огне Сверхновых, подняли суставчатые лапы на одного из патронов. Погубили его. Да, была заключена мировая, выплачена вира, но священная обида, нанесенная Рао-Се, может быть смыта только ответной священной обидой.

Снарк вспомнил налет на столицу Вителлианского Союза, одну из самых мерзких страниц собственной биографии, когда пришлось убивать детей и рушить чужие святыни…

На душе стало пакостно.

– Ныне настал подходящий момент для мести. – Патрон, если и заметил смятение одного из младших сегментов, не дал об этом знать. – Хаурваки погрязли в сварах, их сила пошла на убыль. Сровняйте с землей древнюю гробницу их королев, что на планете Апион-Фарит, и долг перед кланом Триг-Се будет закрыт.

– Понятно, – сказал Ли задумчиво. – Но мы, как я понимаю, должны сделать это скрытно, чтобы ни тени подозрений не пало на клан и на патронат?

– Для одинарного существа ты мыслишь на редкость связно. – Из уст раосейца прозвучал, похоже, настоящий комплимент.

– Но сотни глаз видели, что мы прибыли сюда на вашем корабле, и несложно будет догадаться, для кого именно выходцы с Земли разрушили гробницу этих, как их там, хаурваков.

– Вопросы маскировки мы берем на себя, – сказал патрон. – Главное – вы согласны?

– Разве тут откажешься? – проворчал Вильям, чувствуя, как свербит в глубине души. Будто там, как в яблоке, завелся непрерывно жующий червячок, маленький, но очень зубастый. – А?

Ли, Ван Хьен и Серое Облако сошлись в кружок, несколько секунд пошептались, а потом вьетнамец сказал:

– Согласны.

– Мы рады, – объявил патрон, и по телу его прошла настоящая волна. – Значит, мы можем начать подготовку. Для начала вы должны научиться обращаться с подходящим оружием, потом – начать выходить в город, чтобы приучить обитателей Шарендара к тому, что вы находитесь тут.

– В город? – заволновался Гаррисон. – Там ведь, наверное, и выпивка есть, и девки?

– Ага, в чешуе и с паучьими ногами, – ехидно сказал Арагонес.

– Для выходов за пределы представительства вам будут нужны, – продолжил патрон, – универсальные переводчики, трансформирующие слова любых разновидностей в мысленные импульсы…

– А мы сумеем с ними управиться? – засомневался Ли.

– Конечно. Они вживляются в тело… – Хал-Триг-Се-Семь повел усами, и проводник, что до сего момента скромно держался у стены, выступил вперед. Потряс лапками, и ближняя «ваза» выплюнула горсть драгоценных камушков размером с лесной орех. Засверкали их грани, черные, темно-синие и прозрачно-голубые. – И куда-нибудь поближе к основным нервным узлам…

– Эй, это куда? – спросил чернокожий легионер из подопечных Ван Хьена. – В голову, что ли?

– Истинно так. На то место, что у вас называется лбом.

– Э, нет, я в такие вещи не играю, – решительно заявил Арагонес. – Видит Святой Рохас, башка моя мне дорога, и вставить в нее какую-то побрякушку я не позволю. Давайте обойдемся без этого.

Легионеры отозвались одобрительным шумом.

Патрон не проявил растерянности или раздражения.

– Но без переводчиков вы не сможете общаться с разумными, что населяют Шарендар, – сказал он спокойно. – А значит, всю жизнь будете вынуждены провести на территории представительства. Решайте сами, но нам кажется, что вам будет тяжело просидеть так долго на одном месте…

Кто-то выругался. Гаррисон принялся задумчиво чесать в затылке.

– А эта штуковина вживляется так же навсегда, как и биочип? – осведомился Соболев.

– Нет. Ее можно в любой момент вынуть, а затем вставить снова.

– Тогда я согласен. У вас тут, конечно, неплохо, но хочется… мир посмотреть, так сказать. – И Соболев смущенно закряхтел.

– Подходи и бери один из переводчиков. – Патрон приподнял ту часть тела, что могла считаться головой. – Тот, чей цвет тебе понравится. И прикладывай ко лбу. Он врастет самостоятельно.

– Ох уж эти сумасшедшие русские… – восхищенно прошептал Вильям, глядя, как Соболев бесстрашно шагает к висящим в воздухе «драгоценным камням». – Только такие маньяки могли придумать водку и коммунизм…

Усатый легионер схватил кристалл цвета вечернего неба, мгновение помялся и резким движением поднес ко лбу. Вздрогнул, будто от сильной боли, а потом лицо его стало растерянным.

– Ну, что? – не выдержал кто-то из парней Серого Облака.

– Ничего, щекотно только… – ответил Соболев и отнял руку ото лба.

Темный «драгоценный камушек» сверкал точно над переносицей, словно третий глаз из индийских мифов. Держался он непонятно как и выглядел утопленным в кость до половины.

– А снимать как? – спросил насупленный Гаррисон.

– Просто вынуть, – сказал патрон.

Соболев взялся за камушек и мягким движением вытащил его изо лба, как пистолет из кобуры. На коже осталась крохотная вмятинка, но она мгновенно затянулась без следа. По лицу скатилось несколько капель крови.

– Вот и все, – сказал Хал-Триг-Се-Семь, и ментальный голос его загрохотал, подобно грому. – ТЕПЕРЬ ВЫ УБЕДИЛИСЬ?

– Пожалуй, – проговорил Ли.

Вильям подумал, что если и в самом деле все с этим переводчиком так легко, то почему бы и не обзавестись им? И выйти потом за стены представительства, глянуть на свободный порт.

Последние сомнения улетучились с негромким шипением.

– Мы рады, – объявил патрон. – Подходите по одному и берите переводчики. Не бойтесь, их хватит на всех, и каждый получит такой, что лучше всего приживется в его нервной системе.

Соболев приложил кристалл обратно ко лбу, а вперед шагнул Серое Облако.

Вильям не стал лезть в числе первых, подождал, пока самые нетерпеливые перестанут толкаться. Когда дошла очередь до него, хладнокровно выбрал почти прозрачный «камушек». Едва коснулся холодных и твердых граней, как почувствовал, что они слегка подрагивают.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Поделиться ссылкой на выделенное