Дмитрий Казаков.

Охота на сверхчеловека

(страница 7 из 30)

скачать книгу бесплатно

– Мне-то что будет? – парень усмехнулся и развел ручищами. – Позагорал, с друзьями поболтал. Ужинать будем?

– Спрашиваешь, – бросил Семен, успевший снять с головы камеру, с шеи – надоевший «Аргус», а с пояса – сумку. Когда закидывал ее в палатку, взгляд упал на лежавший около спального мешка компак.

До боли захотелось взять его в руки. Услышать знакомое пиканье включенного прибора. Окунуться в Сеть, вечно живую, реальную, несмотря на всю виртуальность, невероятно переменчивую и в то же время постоянную. Запястья охватил зуд, противиться которому не нашлось сил.

– Эй, ты чего? – встревожился Чапек, когда Радлов выбрался из палатки с компаком в руке.

– Э… я ненадолго. Только новости гляну… – просипел Семен, чувствуя себя мальчишкой, пойманным на лазании по порнографическим сайтам. – Посмотрю, кто звонил, кто писал.

– Чтобы спутники связи мгновенно запеленговали твое местоположение? Думаешь, сложно взломать базу данных провайдера и выкачать информацию?

– Нет, но…

– Никаких «но»! – Иржи нахмурился. – Хочешь, чтобы опять начались звонки, а из Дуная высунулся перископ шпионской подводной лодки?

Охваченный гневом Семен раскрыл рот, желая сообщить, что он взрослый человек и сам может решать, что делать. Но неожиданно понял – войдя в Сеть, на самом деле подвергнет опасности не только себя, но и спутников.

– Давай его сюда, – много мягче проговорил Чапек. – Так будет лучше. Если и в самом деле хочешь посмотреть новости, возьми компак у Матея.

– Мне не жалко, ага, – бросил возившийся с костром парень.

– Нет уж, обойдусь, – гнев ушел так же быстро, как и появился. Семен протянул компак Иржи. – Смотри, не потеряй.

– Обижаешь, – и Чапек убрал «конфискованный» прибор в багажник.

Пока ужинали, натянуло туч. Солнце, выплюнув напоследок поток алого сияния, уползло за горизонт. Мир погрузился во мрак, на фоне серого неба остался торчать лишь донжон.

– Пойду, искупаюсь перед сном, – заявил Матей. – Кто со мной?

– Нет, – сказал Иржи, а Семен просто помотал головой.

– Как знаете.

Прозвучал и стих шорох шагов, затем донесся гулкий шлепок, будто в Дунае завелся кит. Чапек забрался в палатку, включил там свет, а Радлов остался сидеть у догорающего костра.

На шелест за спиной не обратил внимания. В следующий момент сильный удар обрушился на затылок, и сознание погасло, развалившись на сотни черных блистающих осколков…

6

15 мая 2035 года

Шаунберг и окрестности


Пробуждение выходило очень неприятным. Жутко болела голова, еще что-то было не в порядке с руками. Что именно – сообразить никак не удавалось, мысли путались, как нити в руках у неумелой швеи.

Когда сумел открыть глаза, стало еще хуже. Яркий свет вынудил зажмуриться, из глаз потекли слезы. Вторая попытка оказалась более успешной, и Семен заморгал, будучи не в силах понять, где очутился.

Он лежал на чем-то достаточно мягком, неподалеку пылал костер – настоящий, сложенный из дров.

Искры улетали вверх, туда, где на фоне неба качались ветки. Пламя освещало небольшой участок поросшей травой земли, дальше простиралась непроглядная тьма.

Руки, как и ноги, были самым банальным образом связаны. Веревки впивались в запястья и лодыжки, саднила полученная еще в замке царапина. На затылке пульсировал большой синяк.

Когда мрак задвигался, из него выдвинулась человеческая фигура, Семен невольно вздрогнул.

– Кто вы такие? – сердито воскликнул он. – Как вы посмели похитить меня?

– Тихо, – сказал чужак, подходя ближе и усаживаясь прямо на землю. – Спрашивать буду я.

Незнакомец говорил на немецком как-то странно. Использовал архаичные обороты, что были в ходу сто лет назад. Осознав это, Радлов похолодел. На мгновение подумал, что перенесся в прошлое, в те времена, когда Австрия была частью Тысячелетнего Рейха. Но тут же отбросил глупую мысль.

Похитивший его человек был высок, атлетично сложен. В светлых волосах кое-где пробивалась седина, а на безупречно правильном лице темнели первые морщины. Синие, будто лед глаза смотрели без враждебности, с презрительным интересом.

Спортивный костюм сидел на нем не очень хорошо, куда лучше подошла бы военная форма.

– Кто ты? – спросил чужак.

– Э… вы даже не знаете, кого… – Семен осекся. – Я – историк.

– Да? – во взгляде незнакомца появилось недоумение. – Я тебя точно нигде раньше не видел?

– Я из Нижнего Новгорода. Если вы бывали там…

– Нет. Чего ты искал в Шаунберге?

– Как чего? Новых знаний о прошлом! – горячо сказал Радлов. – Это замок никогда не изучали, а ведь он был, похоже, одним из последних убе…

– Понял, – на равнодушном лице не дрогнул ни единый мускул. – Знай же, историк, что прошлое куда более живо, чем тебе кажется. Дам один совет – уезжайте. Мы никого не хотим убивать, но то, что для нас свято, будем защищать.

– Свято? Эти развалины? – Семен похолодел. – Зачем они нужны? Что в них такого?

Ответа он не получил. За спиной чужака заметно стало движение, в круге света появились двое молодых парней.

– Надо убить его! – сказал один из них, бритый наголо. – Он разболтает всем о нас! Труп спрячем и закопаем! Никто не узнает!

– Не горячись, – старший даже не повернул головы. – Если убить, тут вскоре будет не продохнуть от полицейских. Оно нам надо?

– Н-не н-нужно меня у-убивать… – промямлил Семен, чувствуя, как зубы начинают стучать друг о друга.

– Вижу, ты понял, – холодные, промороженные глаза остановились на лице Радлова. – Уезжайте. Тогда останетесь в живых.

И пожилой незнакомец, что весь разговор сохранял полную неподвижность, встал одним гибким движением.

– Снотворное, – бросил он.

Один из молодых подручных исчез во мраке. Когда вернулся, в руке его блеснул похожий на пистолет инъектор. Семен вздрогнул, когда холодный ствол прижали к его предплечью. Последовал легкий укол и препарат пошел в кровь. Мысли окончательно спутались, накатила вялость.

Самое странное – Радлов не уснул до конца. То ли доза оказалась рассчитана неверно, то ли похитители использовали бракованное снотворное. Веки опустились, мускулы обмякли, но способность осознавать происходящее сохранилась.

– Взяли его и понесли, – голос пожилого донесся приглушенно, будто из-за неплотно прикрытой двери.

Семен ощутил, как его подхватили и поволокли куда-то. Он попытался открыть глаза, чтобы увидеть, где они идут, но не смог.

Долгое время его трясло и качало, доносились шаги и напряженное сопение. Сознание то уплывало, то возвращалось вновь, стянутые веревками ноги болели все сильнее.

Потом твердое ударило в спину. Почувствовал холодное прикосновение к рукам. По тому, что кистях закололо, понял, что они свободны.

– Может, прирежем? – сказал один из тащивших Радлова молодых людей.

– Нет, ты что? – отозвался второй. – Курт узнает и тогда нам придется худо. Оставим его тут.

И они ушли. Дурман не перестал действовать, поэтому Семен продолжил лежать, как бревно. Лишь когда под веки проникло сияние рассвета, а утренний морозец начал пощипывать тело, он смог пошевелиться. Кривясь от усилившейся боли в затылке, сел и огляделся.

Радлов находился в узком, поросшем кустарником овраге. Дно его понижалось туда, где через заросли блестела вода. С той стороны доносилось тихое лопотание бьющихся о берег волн. Утро едва начиналось, палевые облака плыли по серому небу.

– Вот так… ой, – встать смог не сразу, поначалу ослабевшие конечности отказались подчиняться.

Когда утвердился на дрожащих ногах, побрел в сторону воды – пить хотелось неимоверно. Продрался через заросли, оставив на ветках несколько клочков одежды, Опустился к реке, даже не подумав о том, что жидкость в ней может содержать опасные бактерии.

Вспомнил об этом только после нескольких глотков, на мгновение остановился… и продолжил пить дальше.

– Уф, хорошо, – пробормотал Семен. – Теперь осталось выяснить, где я.

Оглядевшись, он полез вверх по довольно крутому откосу. Взобрался на него и едва не завопил от радости – на востоке, там, где из облаков пробивались розовые лучи солнца, торчала над холмами башня Шаунберга. Похитители вернули Радлова почти на место, не донесли до лагеря на пару километров.

Пройти их на пустой желудок, с ноющей головой и подгибающимися ногами оказалось не так просто. Один раз на Семена накатила такая слабость, что он едва не свалился. Обогнул замок с юга, увидел зеленое пятно палатки, а рядом с ней – темно-синий «Пежо-Армада».

– Вот он! – донесся радостный вопль Матея.

Тут Радлов остановился, а появившийся из-за машины Чапек и его племянник бросились навстречу.

– Господь услышал мои молитвы! – заявил Матей и от избытка чувств так хлопнул Семена по плечу, что тот едва не упал.

– Вряд ли стоит благодарить только его, – усомнился Иржи, и красные от недосыпа глаза его сердито блеснули. – А ну рассказывай, бродяга, где ты был?

– Э… сначала бы поесть и поспать, – получилось, как в сказке.

– Может, еще и в баньке попариться? – хмыкнул Чапек. – Завтраком накормим, а спать будешь только после того, как все расскажешь.

Семен доковылял до костра, где получил банку консервов. Опустошив ее, он заговорил. Рассказ оказался короток и не особенно информативен.

– Клянусь могилой Геродота, странная история, – заметил Иржи. – Тот тип утверждал, что Шаунберг для них святое место? Но для кого он может быть таковым? Для наследников строителей замка?

– Скорее для неонацистов, – сказал Радлов. – Они-то и побывали в Шаунберге до нас. Вот только откуда узнали, что это был центр фашистского сопротивления в сорок пятом? И ради чего, находящегося в замке, можно пойти на убийство? Или там укрыты сокровища НСДАП?

– Не важно. В любом случае мы едем в Ефердинг, в полицию, чтобы сообщить о попытке похищения. Матей, сворачивай палатку.

– А как же поспать… – заикнулся было Семен, но под суровым взглядом коллеги осекся. – В полицию, так в полицию.

Иржи приволок из машины аптечку, извлек портативный диагностер. Прижал его к руке нижегородца.

– Так, что тут у нас? Некоторое утомление, наличие в крови снотворного. Жить, судя по всему, будешь. Сейчас вколем тебе легкий стимулятор, добавим витаминов, станешь как новенький.

После медицинских процедур они вытащили вещи из палатки, и Матей за несколько минут сложил ее. Потом Чапек осмотрел Радлова с ног до головы и велел умыться и переодеться в приличный костюм.

– Особо торопиться некуда, – сказал он. – Вряд ли полицейский участок откроется раньше восьми.

Двигатель «Пежо-Армады» заработал в семь пятьдесят восемь. Машина, неспешно развернувшись, покатила на юг. На месте стоянки осталось несколько брикетов бездымного топлива и не успевшая сгнить до конца банка из-под консервов.

Вскоре показался Эфердинг – скопище красных черепичных крыш, торчащий в самом центре шпиль церкви. Выбравшись на асфальтированную дорогу, Матей чуть добавил скорости. Они миновали заправку «Шелл-Нафта» и въехали на главную улицу города.

Гулявшие по ней голуби принялись лениво разлетаться из-под колес. Несколько аборигенов, спешивших по своим делам, проводили большую машину полными удивления взглядами. Один покачал головой и сделал такое лицо, будто увидел розового слона.

Полицейский участок обнаружился на центральной площади, между церковью и гостиницей «Голубой Дунай».

– Пойдем вдвоем, – сказал Иржи решительно. – Ты, Матей, останешься.

– Как скажешь, – вздохнул тот с разочарованием.

Семен выбрался из «Пежо», оглядел площадь, квадратную, засаженную тополями, с каким-то памятником посередине, и зашагал за Чапеком. Они взошли на крыльцо, звякнул старомодный колокольчик над дверью.

Пожилой полицейский, сидевший за стойкой дежурного, отвел взгляд от монитора.

– Да? – спросил он лениво.

– Мы хотели бы заявить о попытке похищения, – проговорил Чапек.

– Да ну? – изумился полицейский.

Выглядел он сонным, как медведь в феврале. Гладкое круглое лицо не выражало ничего, кроме скуки, а взгляд был точно у снулой рыбины.

Занимавший единственную комнату участок хорошо подходил хозяину. Пара стульев составляла его убранство. За стойкой виднелся шкаф для одежды, сейф и камера в углу, более напоминающая клетку. Не пользовались ей, судя по всему, лет двадцать.

– Именно так, – кивнул Иржи. – Вот его, – он ткнул пальцем в Семена, – вчера вечером пытались похитить.

– Ага, – полицейский огладил подбородок, глянул на посетителей скептически. – Где и как это случилось?

– Э… мы историки, осматривали замок Шаунберг. Вчера вечером… – и Радлов повторил утренний рассказ.

Страж порядка слушал равнодушно, разве что хмыкал время от времени, глаза его по выразительности могли поспорить с камешками.

– Да, странная история, – проговорил он, когда Семен закончил. – Историки, говорите? Тогда понятно. Кто еще может придумать такой изощренный бред. Чтобы в Эфердинге, где кража – событие, похитили человека? Да такого быть не может.

– Позвольте! Как так – не может? – Радлов оторопело заморгал. – Как бред? Вы что, не верите нам?

– Неа, – полицейский зевнул.

– Почему? – вмешался Иржи. – Зачем нам придумывать?

– Откуда я знаю? – страж порядка пожал плечами. – Это вас надо спросить. Так что идите отсюда и не мешайте работать.

И он демонстративно уставился в монитор. Семен почувствовал, что немеет от удивления – с таким проявлением равнодушия он никогда не сталкивался. Чапек гневно всхрапнул и заговорил, четко произнося каждое слово:

– Я так понимаю, что вы отказываетесь принять у нас заявление? Боюсь, что в этом случае мы будем вынуждены обратиться к вашему начальству в Линце.

– Ага. Как бы не так, – полицейский хмыкнул. – Учтите, что у начальства могут появиться вопросы, как вы оказались у замка Шаунберг, на особой территории, куда без специального разрешения въезд запрещен. Или у вас есть такое разрешение? Сомневаюсь. Так что проваливайте, пока я не обвинил вас в нарушении статуса охраняемой зоны. Вопросы есть?

– Пожалуй, что нет, – сказал Иржи немного растерянно. – Счастливо оставаться.

– И вам не хворать.

Чапек развернулся и вытолкал впавшего в ступор Семена на крыльцо. Ожил тот лишь на улице.

– Э… как так? То есть он, что, не будет никого искать? Но он же обязан…

– …арестовать нас за то, что мы сунулись к Шаунбергу, – закончил фразу Иржи. – Этот гад прав, с формальной точки зрения, конечно. А так – ему просто неохота возиться, вылезать из спячки. Но поделать с этим ничего нельзя.

И он выругался по-чешски, длинно и витиевато, так что Радлов ничего не понял.

– Ну как? – стоявший у машины Матей обернулся.

– Да никак, – махнул рукой Чапек. – Никого местная полиция ловить не будет. Разве что нас.

– Это не по-христиански, – парень нахмурился, – может быть, тут есть наши братья? Надо бы отыскать их и попросить о помощи.

– Не спеши, – вступил Семен. – Пойдем, для начала выпьем кофе и пораскинем мозгами. Вон там, как мне кажется, кофейня, – он указал на противоположную сторону площади, где за блестящими витринами виднелись укрытые скатертями столики, а вывеска в виде чашки нависала над дверью. – А не то я сейчас усну…

– Дельная мысль, – кивнул Иржи. – Вот только она закрыта пока. Открываются такие заведения не раньше девяти.

Остаток времени потратили на то, чтобы заправить машину и поставить ее на стоянку. Потом вернулись к площади и пересекли ее под суровым взглядом дворника, возившего по брусчатке моющую машину, похожую на большой синий стакан. Вывеска, уловив приближение людей, засветилась, над чашкой начал подниматься белесый пар.

– Чувствую себя в этом городишке как в другом времени, – заметил Матей, открывая дверь. – Никаких информационных бомб, прямой рекламы.

– И точно. Тихо, спокойно, – кивнул Семен.

Кофейня словно явилась из середины прошлого века – деревянные стулья с ажурными спинками, стены украшены фотографиями в рамочках, под потолком – лампа накаливания в темно-синем абажуре. Навстречу поспешила седовласая фрау в кружевном переднике цвета альпийских снегов.

– Проходите, господа, – защебетала она, мило улыбаясь. – Что вам угодно?

– Кофе, – сказал Чапек.

– И поесть чего-нибудь, – добавил Матей. – А то что-то я проголодался от волнений этих.

Уселись за угловой столик. Семен принялся разглядывать фотографии – мужчин в старинных костюмах, городские праздники. Украшавший кофейню человек позаботился, чтобы на каждой имелась дата. Фотохронику в Эфердинге начали вести со времен Австро-Венгерской империи.

– Надо бы позвонить шефу, порадовать, – Иржи отцепил от пояса компак, положил на стол.

Пока он разговаривал, вернулась фрау. Принесла три больших коричневых чашки и три добрые порции яблочного штруделя с взбитыми сливками.

– Кушайте на здоровье, – сказала она, ласково улыбнувшись.

– Спасибо, – проговорил Семен, чувствуя, как от одного запаха только что сваренного кофе возвращается бодрость.

– Шеф ругался жутко, – сообщил Иржи, – велел ждать. Обещал выяснить, что это за особая зона и где брать разрешение на ее посещение. Эй, да вы уже лопаете! А почему без меня?

– Пфияфного аффефита, – промычал Матей с набитым ртом.

Свежий штрудель просто таял во рту, а кофе мало походил на ту бурду, что Семен иногда покупал в кафе университета.

– Очень здорово, – сказал он, покончив со своей порцией. – Что будем делать дальше?

– Можно тут посидеть, а чуть попозже заказать обед, – отозвался Чапек. – Наверняка у них есть настоящая еда. Заберемся в Сеть, попробуем найти там что-нибудь о кинжале, что мы вчера нашли.

– Ну а я пойду, погуляю, – заявил Матей, – в церковь схожу, опять же. Вернусь через пару часиков.

– Смотри только, без глупостей, – и Иржи погрозил племяннику пальцем.

– А я что? Буду тих, как нелегальный эмигрант.

Матей поднялся и ушел. Двое историков заказали еще по чашке кофе и нырнули в Сеть. Система визуального поиска, заглотав фотографию кинжала, обшарила банки данных по всему миру и сообщила, что ни о чем подобном не знает. Зато удалось опознать символ на рукоятке.

– Руна Каун, – прочитал Семен, – смелость, уверенность. Шестая в арманическом рунном ряду.

– Из творчества Гвидо фон Листа, – кивнул Чапек. – Древо Мира, но в том числе и древо генеалогическое. Чистота крови. Отсюда и надпись. Одно странно – как он так хорошо сохранился? Ни малейшего следа ржавчины.

Раздавшийся прямо над ухом хриплый кашель заставил Семена вздрогнуть. Повернув голову, он обнаружил, что рядом стоит и ухмыляется розовощекий дед в зеленом френче.

– Прощения просим за беспокойство, – дребезжащим фальцетом протянул он. – Только новые люди у нас редкость. Позвольте побеседовать с вами, господа хорошие. Если не мешаю, конечно.

И светлые глаза, похожие на стальные шарики, хитро блеснули.

– Присаживайтесь, – Радлов подумал, что старик может что-либо знать о Шаунберге, и показал на свободный стул. – Меня зовут Семен, а моего друга – Иржи. Мы… туристы.

– Я – Михель, – дед повернулся и гаркнул. – Эй, Рудольф, иди сюда. Это друг мой, он с нами посидит.

Чапек только вздохнул.

Второй старик оказался плечист и бородат, как Дед Мороз. Он приволок с собой бокал пива, а усевшись, хрипло прокашлялся:

– Добрххххый деньххррр…

– Э… добрый, – отозвался Семен. – Что тут у вас в округе можно посмотреть. Мы вообще проездом, но на денек хотим задержаться.

– Ну… – Михель поскреб лысину, гладкую, точно яйцо. – Дунай вот есть, пещеры всякие, да этот еще, замок.

– Что за замок? – поинтересовался Иржи, понявший, что за разговор затеял Радлов.

– Шаунберг. На самом берегу Дуная стоит. Если вы с востока приехали, то поворот на него проезжали. У заправки.

– На грунтовку?

– Точно. В хорошую погоду по ней проехать можно, да и после дождя не так сложно.

– И чем он интересен? Обычная средневековая развалина, наверное, – Семен изобразил равнодушие.

– Вот уж нет! – обидчиво сказал Михель, а его молчаливый приятель сурово пошевелил кустистыми бровями. – Еще при императорах он был самым большим во всей Верхней Австрии. А уж что мой дед про него рассказывал… – тут старик громко покряхтел. – Промочить бы горло-то. А то на сухую рассказывать не хочется.

Чапек поднял руку, подошла фрау в переднике, и вскоре на столе появилось четыре бокала пива.

– Уфф, хорошо, – причмокнул Михель и вытер с усов нависшую пену. – Значит, так. Дед мой, вечная ему память, застал времена фашистов и большую войну. Так вот по его словам, в Шаунберге тогда обитали какие-то странные типы, вроде колдунов, только нацистских. Чем они там занимались – непонятно, местные старались на пушечный выстрел не подходить. В те времена около замка еще лес рос, густой, древний. В сорок пятом, когда пришли американцы, обитатели Шаунберга затаились. Но примерно через месяц оттуда полезли дикие полчища эсэсовцев…

– Полчища? – хмыкнул Иржи. – Они что, в подвале прятались, как тараканы или крысы?

– А мне почем знать, хе-хе? Может, они…

– Не придумывает он, – густым басом перебил Рудольф. – Моя бабка то же самое говорила – повылезли неведомо откуда.

– Именно! – поддакнул Михель. – Американцев вышибли, но против русских не устояли. Те Шаунберг взяли штурмом и установили социализм, пусть ему в могиле икнется. И выставили охрану вокруг замка, объявили особой зоной, куда доступ запрещен. А значит, что-то там было такое, чего понять не могли. Когда в девяносто первом солдат убрали, мальчишки наши туда лазили, много чего интересного видели.

– Колдуны, значит? – Иржи почесал нос. – А не морочите ли вы нам головы, отцы?

– Как можно? – фыркнул Михель, а Рудольф возмущенно затряс бородищей. – Но если желаете, можем и поморочить. Уж лет десять, как в Шаунберге появились привидения. Такие черные, шустрые, в эсэсовской форме…

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Поделиться ссылкой на выделенное