Дмитрий Казаков.

Мера хаоса

(страница 5 из 30)

скачать книгу бесплатно

   Хорст отправился в обход. В шапку сыпали охотно, служитель кинул гость серебра и благосклонно улыбнулся, а сидящие за большим столом купцы встретили бывшего сапожника дружным ревом:
   – Молодцы!..
   – Где твой старший?.. Тащи сюда!..
   – Напоим и накормим!..
   Упускать такой случай было бы глупо, и вскоре Хорст и Авти сидели на длинной лавке, зажатые между могучими купеческими тушами, а воздух дрожал от громогласных тостов.
   – Чтоб нам всегда было весело так же, как сегодня!..
   – Пусть нам улыбается удача!..
   – Да сгинут разбойники!..
   Пиво обильно лилось на пол, столешницу и одежду гуляк, глаза у всех были осоловелые, дикие.
   – Куда идете, ребята? – Сосед Авти, толстый, как откормленный боров, был не прочь пообщаться.
   – В Вестарон, – ответил шут.
   – Ага, – купец глубокомысленно огладил бороду, – почему бы вам не поехать с нами? Место на телегах найдем. Чего ноги портить?
   – Соглашайся, во имя Владыки-Порядка, – шепнул «учителю» Хорст.
   – Не нравится мне это, – неожиданно угрюмо пробормотал Авти, но к купцу повернулся с любезной улыбкой:– Благодарю за предложение. Рады будем путешествовать вместе с вами!
   – Вот и отлично! – Толстый купец осклабился и с такой силой хлопнул шута по плечу, что едва не сбросил того с лавки. – Вряд ли мы завтра выедем рано, но к полудню, думаю, соберемся…
   Гулянка продолжалась. Кое-кто успел свалиться под стол, другие на заплетающихся ногах уползли наверх, в комнаты, но самые стойкие пока держались. Орали песни, клялись друг другу в вечной любви, колотили по столу тяжелыми кулаками. Доски жалобно трещали.
   – Надо сматываться, – проворчал Авти, когда между двумя купцами возник жаркий, но совершенно невнятный спор, – а то они сейчас драться начнут…
   Никто не заметил, как они ушли. Поднимаясь по лестнице, Хорст слышал за спиной надсадные вопли и глухие удары, словно кто-то избивал ком теста.
   – А этот толстый не забудет, что обещал нас с собой взять? – поинтересовался Хорст, открывая дверь отведенной для них комнаты.
   – Не забудет, – Авти загадочно ухмыльнулся и, вытащив из кармана плотно набитый кошелек, подбросил его в ладони, – а если чего, то мы с помощью этой штучки ему напомним…
   – Ты что, украл? – Хорст удивленно заморгал.
   – Нет, он мне сам отдал! – Шут растянул рот от уха до уха и высунул длинный язык. – На время!
   – Ты рехнулся! Да если это вскроется, нам не поздоровится! Ведь могут не только поколотить, но и прикончить!
   – Тише, не ори, – Авти поморщился, – еще не хватало, чтобы в соседних комнатах узнали о моих «подвигах».
Завтра я верну кошель этому растеряхе и скажу, что он его выронил. Устраивает тебя такой трахнутый Хаосом вариант?
   – Да. Но тогда непонятно, зачем ты крал?
   – Потому что так надо, – фигляр посерьезнел. – Думаешь, мне доставляет удовольствие напиваться, лгать, воровать, насиловать?
   – Ну, когда ты волок ту девицу в кусты, я не видел на твоем лице отвращения, – откровенно заметил Хорст, – да и пиво с медовухой в тебя словно сами затекают.
   – На самом деле я сам себе противен. – Авти сгорбился, возраст, который до сих пор было трудно заметить за бодростью и показной бравадой, проявил себя во всей «красе». Хорсту вдруг почудилось, что рядом с ним сидит труп – высохшая кожа, бесцветные волосы, темные провалы на месте глаз, – но я должен время от времени совершать эти… поступки, так же как и работать. Иначе все будет очень скверно…
   – Для кого?
   – И для меня, и окружающих… – Шут встряхнулся, как вышедшая из воды собака, голос его вновь стал жизнерадостным и ехидным. – Наболтал я тут тебе всякой ерунды! Спать пора!
   Поняв, что Авти ничего больше не скажет, Хорст помолился и лег. Фигляр долго что-то бормотал себе под нос, ворочался, но потом угомонился. В наступившей тишине стало слышно, что пьянка внизу еще не закончилась. Судя по воплям, там пересчитывали друг другу зубы.

   Путешествие с купеческим обозом оказалось еще более медленным, чем пешее, но зато куда менее утомительным. Телеги, запряженные могучими тяжеловозами, неторопливо катили по дороге. Из-под колес взвивалась пыль, солнце палило с неба, а из травы доносилось яростное стрекотание кузнечиков.
   Хорст лежал на мешках с чем-то мягким и вслушивался в ленивую перебранку Авти с возницей. Спорили они без души, больше для развлечения, и предмет для разногласий выбрали исключительно важный – женщин.
   – Все они, бабы, только и ждут, когда ты к ним под юбку полезешь! – доказывал шут. – Спят и видят!
   – Как же! – не соглашался возница, дородный мужик с хитрым взглядом. – Попробуй-ка залезь под юбку к ясене нашего хозяина, а я посмотрю, как она тебя скалкой отделает!
   Старший обоза, тот самый толстый купец, ехал на лошади впереди телег. Свершившееся утром возвращение кошелька он воспринял с нескрываемой радостью, а подозрения одного из подручных, что фигляр сам и стащил деньги, отверг сразу.
   – Хоть бы облаков нагнало, что ли, – пробормотал Хорст, созерцая пышущее жаром небо.
   Чем ближе был Вестарон, тем сильнее бывшего сапожника терзало беспокойство. В столице княжества его ждал маг, грозный и непредсказуемый господин.
   Явление посыльного, не выполнившего поручение, да еще и потерявшего лошадь, вряд ли обрадует чародея. Хорст не без оснований полагал, что Витальф Вестаронский разгневается и уж точно не отпустит его на свободу. Скорее, накажет каким-нибудь жутким образом…
   В голове вертелось одно: пора уносить ноги. Амулет не защитил хозяина от нападения благородных из Чистой Лиги и, судя по этому, растерял силу. Хорст не пробовал его снять из боязни да еще из-за того, что привык к болтающейся на шее побрякушке и большую часть времени не замечал ее.
   Окончательно решился к вечеру. Ночь – лучшее время, чтобы улизнуть. Никто не станет задавать вопросов, куда отправляется ученик шута. И с самим Авти не придется прощаться. Тот сделал для Хорста много, но одновременно с благодарностью и даже восхищением вызывал ужас и омерзение.
   Раньше Хорст не думал, что можно испытывать столь противоречивые чувства к одному человеку.
   – Становись!
   Зычный голос толстого купца донесся от головы обоза, когда солнце коснулось боком верхушек деревьев, а небо приобрело желтоватый вечерний оттенок. На юге, окутывая вершины гор, клубились темные облака, доносилось приглушенное громыхание.
   – Эх, дождя бы, – пробормотал Хорст, сползая с телеги. За день отлежал все бока, а задница ныла не хуже, чем после скачки верхом.
   На ночлег в этот раз встали прямо в лесу, на вытоптанной прогалине у реки. Купцы уселись в кружок на берегу, с хлопком вышибли донышко у бочонка с пивом. Авти отправился их развлекать, а Хорст вместе с возницами натаскал хвороста, помог развести костер и принялся ждать ужина.
   Он хорошо помнил, что ходом ранее обоз миновал развилку. Менее торная дорога вела на север. Если дойти туда и свернуть, то недели через три, если Владыка-Порядок сохранит от разбойников и наемников, можно добраться до родного Линорана.
   Или, может, снова отправиться бродяжничать в поисках пристанища, где удастся благополучно перезимовать? В мешке дожидались своего времени инструменты, а руки Хорста давно соскучились по любимой работе. После ужина и вечерней молитвы он лег на самом краю походного лагеря, вокруг которого возницы расставили телеги. Ближние подступы охраняли дозорные, но Хорст надеялся проскользнуть мимо них незамеченным.
   Он дождался момента, когда лагерь затих, и только негромкое клокотание воды и свист ветра в вышине нарушали тишину. По небу ползли тучи, которые скрыли звезды и погрузили землю во мрак.
   Тускло светились багровые угли в прогоревшем костре.
   Хорст поднялся и осторожно, крадучись, двинулся к ближайшему проходу между телегами. Проскользнул наружу и замер, стараясь на слух определить, где расположился ближайший дозорный.
   Сделать это оказалось несложно – из тьмы донеслось бульканье, сменившееся довольным кряхтением. Бравый воин делал все, чтобы не заскучать во время ночной стражи.
   Хорст опустился на четвереньки и пополз в противоположную сторону. Рискнул распрямиться, только когда над головой зашелестели листья, и едва не вытер лицо о шершавый ствол.
   В лесу его окутал кромешный мрак, идти приходилось медленно, нащупывая путь. Хорст обошел лагерь по дуге и выбрался на дорогу. Оглянулся последний раз, вздохнул с облегчением и зашагал на восток.
   Прочь от Вестарона и тамошнего мага. К свободе..
   Он не успел пройти и хода, как от земли стал подниматься туман. Сначала Хорст не обратил на него внимания, но когда белая дымка достигла уровня головы и принялась густеть, забеспокоился.
   Белесые клубы плыли совершенно бесшумно, в них чудилось какое-то движение, вдали мелькали голубоватые и зеленые огоньки. Туман взвивался все выше, звезды потихоньку гасли, заслоняемые струящейся белизной.
   Исчез ветер, стихло гулкое совиное уханье. Хорст видел только дорогу и обочины, а слышал лишь судорожные удары собственного сердца.
   – Это самый обычный туман, – пробормотал он, больше всего на свете боясь услышать зловещий шелест сыплющегося песка, – ничего страшного… такое бывает…
   Шаги гулко отдавались в сгустившейся тишине, Хорст, сцепив зубы, упрямо двигался вперед, а когда туман начал потихоньку рассеиваться, облегченно вздохнул. Вытер пот с взмокшего лба и остановился, точно налетев на стену.
   Не далее как в полусотне шагов виднелись стоящие кругом телеги, а чуть дальше журчала река.
   – Как так? – растерянно спросил Хорст. – Это я что, заблудился?..
   Сомнений не оставалось – он вернулся к лагерю, который покинул не так давно.
   Вспомнилась кухня в доме на центральной площади Вестарона, коридор, из которого невозможно было выйти и который странным образом был закольцован.
   – Нет! – Хорст осенил себя знаком Куба. – Я просто заблудился в этом проклятом тумане! Надо попробовать еще раз!
   Он развернулся и вновь затопал туда, где через тучи, похожие на закинутые в небеса дырявые одеяла, пробивалось серебристое марево поднимающейся луны.
   Туман, последние клочья которого вроде бы растворялись в прохладном воздухе, вновь заклубился вокруг. Неторопливо и бесшумно он окружил Хорста, словно заключил его в сферу из матовой белизны.
   – Владыка-Порядок! – только и смог пробормотать Хорст, обнаружив, что вновь приближается к спящему обозу. – Не может быть!
   Сомнений не оставалось – по дороге ему не уйти.
   Страх заставлял сердце болезненно сжиматься и подсказывал легкий выход – вернуться в лагерь, отказаться от попытки бегства. Настойчиво намекал на то, что вслед за безобидной дымкой явятся настоящие ужасы. Но в этот раз Хорст решил не поддаваться собственной трусости.
   Он пробормотал молитву Порядочному Хенфти, покровителю Линорана, свернул с дороги и затопал прочь от тракта, прямо на север.
   Протиснулся через густые заросли орешника и зашагал между деревьев. Туман появился почти сразу.
   – Врешь, не одолеешь! – прохрипел Хорст. Он отчаянно ломился сквозь лес, надеясь уйти подальше от повозок до того мгновения, когда туман начнет заворачивать его обратно.
   Вытащил из-за ворота давно не появлявшийся на свет знак мага. Голова рыси была теплой, как полежавший на солнце камень, а глаза ее горели двумя крошечными огоньками…
   Хорст рванул цепочку, надеясь сорвать проклятый амулет, но тот будто прирос к коже. Дернул еще раз и вскрикнул от боли, стегнувшей по спине. Ощущение было такое, словно пытался выдернуть наружу собственный хребет!
   – Я не сдамся, во имя Владыки-Порядка! – пробормотал он. – Уйду, уйду…
   Голова закружилась, по телу стремительно растекалась слабость. Чтобы не упасть, Хорст остановился и оперся руками о ближайшее дерево. Но внезапно ствол зашевелился, а под пальцами оказалась не кора, а покрытая слизью холодная чешуя. Бывшему сапожнику стоило невероятных усилий заглушить крик, рвавшийся из горла.
   Хорст попытался отшатнуться, но превратившиеся в щупальца ветви ухватили его и потянули к открывшейся в «стволе» широкой пасти, из которой веяло зловонием выгребной ямы…
   – Нет! Нет! – как он вытащил меч, сам не понял, но руки все сделали очень умело. Клинок вонзился в чешуйчатое тело, и по ушам ударило злобное шипение.
   Стоящее перед ним дерево выглядело вполне обычно, а меч углубился в ствол на добрую ладонь. Хорст судорожно сглотнул и вытащил клинок.
   Туман так же клубился вокруг, но ничего опасного в себе не таил. Неужели он сумел победить морок, одолел силу проклятого амулета?
   Сделал шаг и ощутил, что проваливается…
   Земля под ногами превратилась в нечто вязкое и непередаваемо вонючее. Хорст дернулся, пытаясь вырваться, ощутил, как погружается глубже, как по бедрам ползет вверх липкая грязь.
   И в этот момент ему на плечо опустилась чья-то рука.


   – Аааа! – Хорст подпрыгнул, ткнул мечом назад, не сразу сообразив, что ноги не ощущают тверди.
   Меч вывернулся из пальцев, запястье обожгла боль.
   – Ты что, свихнулся? – почти ласково проговорил Авти, крутя в руках отобранный у «ученика» клинок. – Зарезать меня хочешь?
   – Вы-ва… ыыы… – Хорст с трудом усмирил трясущиеся челюсти. – Что ты тут делаешь?
   – Грибы собираю, – ответил шут, оглядываясь, – а на самом деле пытаюсь спасти одного дурака, который сунул голову в петлю и намеревается выбить из-под себя чурбак…
   Белесый туман продолжал клубиться вокруг.
   – Я должен, должен бежать, – забормотал Хорст, – не хочу в Вестарон, к магу!
   – У тебя ничего не выйдет, – Авти взял приятеля за предплечье, хватка его сухощавой длани оказалась на редкость крепкой, – ты попал, как муха в паутину, и освободить тебя сможет только тот, кто ее сплел!
   – Но я хочу быть свободным!
   – Тебе никогда не приходило в голову, что свобода не только в том, чтобы сопротивляться, а еще и в том, чтобы подчиняться? – Фигляр настойчиво подтолкнул Хорста в бок. – Пойдем, а то в этом тумане ты будешь бродить, пока не умрешь от страха.
   Хорст ощутил, что тело сотрясает крупная дрожь, и понял, что у него нет сил сопротивляться. Он послушно поплелся вслед за Авти, точно теленок за коровой, а туман рассеивался, редел, растворялся во мраке.
   – А как ты меня разыскал тогда ночью?.. – Одно из колес телеги наехало на кочку, и Хорст едва не прикусил язык.
   – Легко! – За обычным язвительным тоном Авти умело прятал свои мысли.
   Осознав, что встречи с магом не избежать, Хорст погрузился в тупое оцепенение. Весь день лежал молча и глядел в одну точку. То, что он начал задавать вопросы, выглядело хорошим знаком.
   – Для того, кто умеет видеть, обнаружить твой след не сложнее, чем вляпаться в кучу дерьма.
   Ночной отлучки шута и его ученика никто не заметил.

   Утром обоз, как обычно, двинулся в путь и к вечеру Должен был достигнуть Вестарона. Дорога сделалась оживленной. Топтали пыль нищие, скакали благородные, бряцая оружием и кольчугами, скрипели колеса телег.
   – Да? – Хорст вздохнул, почесал затылок. – Почему этот проклятый амулет не подействовал той ночью, когда на нас напали? Я думал, он потерял силу!
   – Не знаю, я же не маг, – Авти пожал плечами. – Но ничего, сегодня вечером ты либо избавишься от этой побрякушки, либо тебя превратят в симпатичную зеленую жабу в здоровенных бородавках!
   Бывший сапожник даже не улыбнулся.
   Что-то свистнуло над ухом. Хорст вздрогнул и оторопел: возница, хрипя, повалился на бок, а из горла у него торчал толстый прут, украшенный пестрыми перьями.
   – Нападение! – рявкнул Авти. – Пригнись!
   Стрелы сыпались одна за другой, слышались испуганные крики и ржание лошадей. Один из наемных охранников, легкомысленно оставшийся без шлема, получил стрелу в лоб и рухнул наземь.
   Хорст припал к мешкам, рука нащупала меч. Страха не было, если амулет действует, то он защитит хозяина от всяких посягательств.
   – Аржжжь! – Кусты на обочине затрещали, и из них выскочил невысокий широкоплечий человек с гривой пепельных волос. Ударом огромного, чуть ли не в собственный рост, топора он подрубил ноги ближайшей лошади и пинком в висок оглушил упавшего всадника.
   Когда обернулся, то Хорст увидел, что на смуглом, почти черном лице горят алые глаза.
   – Горцы! – отчаянно прохрипел Авти. – Мы пропали!
   Шут в отчаянии метнул кинжал, но тот бессильно звякнул о нагрудник и отскочил в сторону.
   Первое впечатление Хорста оказалось ложным – нападающие не принадлежали к людской расе. Обитатели гор, именующие себя холиастами. жили на Полуострове еще до прихода людей.
   На пепельноволосого налетел один из купцов, взмахнул мечом. Горец отразил его удар, а ответным выпадом отрубил человеку ногу. В стороны брызнула кровь, раненый рухнул наземь. От вибрирующего, полного ужаса воя заложило уши.
   Из кустов один за другим лезли воины-горцы. Хорст смотрел на них как завороженный.
   – Сражайся! – Вопль Авти долетел до него словно издалека.
   От набегов горцев страдали все без исключения княжества, девять лет назад несколько тысяч холиастов, грабя и разрушая все по пути, дошли аж до моря и сумели вернуться назад.
   Более мелкие налеты случались каждый год. Князья вели бесконечные переговоры о совместном походе в горы, но никак не могли условиться о том, кто его возглавит, а страдали из-за их самолюбия простые люди.
   Хорст спрыгнул с телеги, увернулся от просвистевшего рядом огромного топора. Ткнул мечом почти вслепую, лезвие со скрежетом проехалось по кольчужным кольцам.
   – Аржжжь! – Боевой клич прогремел оглушающе, и что-то тяжелое ударило прямо в ухо.
   Меч вывалился из ослабевшей руки, а Хорст отлетел в сторону, шарахнулся затылком о что-то твердое. Перед глазами вспыхнули яркие разноцветные звезды. Через мгновение их поглотила негромкб гудящая темнота.

   Когда Хорст очнулся, то сразу почувствовал резкий неприятный запах. Он лежал, уткнувшись лицом во что-то лохматое, а животом упирался в какой-то уступ. Голова раскалывалась от боли, ухо горело. Попробовал пошевелиться и обнаружил, что руки и ноги крепко связаны.
   С некоторым трудом поднял голову и открыл глаза.
   Прямо перед ними была серая грязная шерсть, ниже виднелась земля. Судя по всему, Хорст висел поперек седла на спине какого-то животного. Краем уха слышал негромкое похрустывание – животина щипала траву.
   – Ага, жывоы, – рявкнул кто-то рядом. Судя по акценту, один из горцев. – Знаэш тэпэр, как бьэт моы кулак!
   Вслед за первым послышались другие голоса. Они звучали странно для человеческого уха, да и язык был необычным – он состоял почти из одних гласных. Слова произносились очень быстро, так что создавалось впечатление, будто разговаривают громадные птицы.
   Беседа оборвалась, хлопнул бич, животное под Хорстом недовольно всхрапнуло и сдвинулось с места. Земля внизу пришла в движение. Хорст ощутил, как накатывает тошнота, и прикрыл глаза.
   Его подбрасывало и качало, седло впивалось в живот, мучительно хотелось пошевелить конечностями. В голове скакали рваные мысли, точно вспышки во мраке возникли вопросы: что случилось с Авти, жив он или погиб? Почему амулет и на этот раз не защитил хозяина? И куда везут пленника холиасты?
   От тряски головная боль усилилась, Хорсту казалось, что у него вот-вот лопнет череп.
   А затем просто потерял сознание.

   Очухался, когда щеки обожгла ледяная вода. Слизнул с губ холодные капли и судорожно закашлялся.
   Рядом загоготали.
   – Жывоы, – проговорил уже знакомый голос– Пэы, пока даут!
   С трудом поднял веки, перед глазами все плыло. Про-моргавшись, разглядел несколько приземистых фигур. Холиасты смотрели на пленника равнодушно, а за их спинами виднелись горы. Вблизи они казались теперь более высокими и внушительными, чем в Вестароне. Заходящее солнце окрашивало белые вершины в розовый цвет.
   – Пэы, – повторил один из холиастов со шрамом на лице, – ыначэ помрэш…
   Хорст жадно глотал льющуюся в рот воду, а когда ее поток иссяк, откинулся на спину.
   – Ну что, как ты? – прозвучал рядом знакомый голос, и Хорст ощутил, как сердце радостно подпрыгнуло.
   – Ты жив? – Повернувшись, он обнаружил лежащего неподалеку Авти, а за ним других пленников, среди которых оказался и толстый купец. Все они были связаны, на лицах красовались синяки и ссадины.
   – Как видишь, – с кривой усмешкой отозвался шут. – Хотя вполне может статься, что предпочел бы быть мертвым!
   – Что, в плену нас ждет что-то страшное? Зачем холиасты берут пленников?
   – Кто их знает? – Авти пошевелил плечами, лицо его перекосилось. – Я с этими красноглазыми отродьями Хаоса пива не пил. Поговаривают, что людей они используют как рабов, да еще приносят в жертву своим кровожадным богам…
   Хорст вздрогнул, беспомощно огляделся. На востоке в блестящей глади небольшого озера отражались горы, вокруг простирался густой сосняк. Между золотистых стволов прохаживались холиасты, слышались их голоса, равнодушно жевали жвачку похожие на мохнатых низкорослых лошадей животные.
   – Это фроны, – предвосхищая следующий вопрос, сообщил шут, – горные кони.
   – А в каких богов верят холиасты? – Хорст дрожал от внезапно накатившего страха.
   – Мне лишь известно, что их много, – шут невесело усмехнулся, – и думаю, что ты скоро все узнаешь… А жертву они приносят, вырывая сердце и возлагая его на алтарь!
   К горлу подкатил комок. Хорст с трудом сглотнул его и мигом вообразил, как острое лезвие вонзается под ребра, вспарывает грудь…
   – Владыка-Порядок, помилуй нас, – пробормотал он, – а ты сам, Авти, во что веришь? Я ни разу не видел, чтобы ты молился.
   – Я стеснительный, – буркнул шут. Резкий поворот темы его вовсе не смутил, – и к тому же вынужден тебя разочаровать. Я не поклоняюсь Хаосу. А службы в святилищах, причащения и покаяние – это не для меня. Мы все дети Порядка, и для того, чтобы обратиться к нему, не нужны ни молитвы, ни толстые придурки в белых одеждах…
   Хорст так удивился, что на мгновение забыл о страхе перед холиастами. Авти нес откровенную крамолу. Попробуй высказать такое обычный человек, его бы тут же заподозрили в одержимости Хаосом. Но бродящим по дорогам старикам, наряженным в цветастые одежды, церковь прощала многое, почти все. Простила бы и такие слова.
   – Ну, а в общем, – добавил фигляр вполголоса, – ты от меня ничего такого не слышал, а я ничего не говорил…
   Осторожность не вредила еще никому, в том числе и паяцам.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Поделиться ссылкой на выделенное