Дмитрий Казаков.

Мера хаоса

(страница 2 из 30)

скачать книгу бесплатно

   – В Эрнитон, – ответил Витальф, вытаскивая из кармана какую-то блестящую штуковину на цепочке, – надень это на шею. По этому знаку каждый поймет, что ты служишь мне.
   – А это обязательно? – спросил Хорст, разглядывая серебряную голову рыси. Зверь злобно скалился, а кисточки на кончиках ушей, казалось, трепетали.
   – Знак избавит тебя от множества проблем, – Витальф пожал плечами, – его знают все – разбойники, стражники, служители Порядка…
   Хорст спешно надел цепочку на шею. В первый момент украшение показалось необычайно тяжелым, потянуло к полу, но почти тут же тяжесть исчезла.
   – Вот это, – в руках мага возник свернутый в трубочку свиток, с которого свешивалась печать с той же рысью, – отвезешь в Эрнитон, на улицу Пекарей, Кривому Лорчу. Запомнил?
   – Запомнил, – буркнул Хорст, принимая свиток.
   – Отлично, – Витальф кивнул, – теперь идем в конюшню.
   В конюшне царил полумрак, сладкий аромат сена причудливо смешивался с запахом навоза. В широком стойле дремала лошадка мышиной масти. Заслышав людей, она вскинула морду и приветственно фыркнула.
   – Поедешь на этом, – сказал маг, – сейчас я покажу тебе, как его седлать…
   После непродолжительных усилий серого жеребца взнуздали, а вещи Хорста перекочевали в седельные сумки.
   – Так, и последнее. – Глаза мага на мгновение засияли, как две золотые монеты, и Хорст вздрогнул. – Даже не пробуй сбежать, не выполнив поручение! Отвезешь свиток, возвращайся ко мне сразу же. Понял?
   – Как не понять, – пробормотал Хорст, беря коня под уздцы.
   – Тогда двигай! – Витальф скривил губы, изобразив нечто похожее на улыбку. – Да, чуть не забыл…
   Хорст изумленно уставился на короткий меч в потертых ножнах, который протянул ему маг.
   – Это мне? Я же не умею с ним обращаться!
   – Научишься, – Витальф нахмурился, – в любом случае, он тебе пригодится! Бери!
   Ощущая себя ужасно глупо, Хорст подвесил ножны к поясу. Тот перекосило, меч свисал до колен, и ходить стало неудобно.
   Ворота конюшни распахнулись с душераздирающим скрипом. Ведя коня за собой, Хорст выбрался наружу.
   – Не пробуй удрать, – повторил маг ему в спину, и от этого тихого шелестящего голоса по затылку Хорста прокатился холодок.
   Он вздохнул свободно, когда городские стены остались позади. Свежий ветер овевал лицо, солнце, желтое, как кусок топленого масла, болталось в лазурном небе, шелестела листва растущих вдоль дороги берез. Жуткие воспоминания о доме на центральной площади Вестарона казались страшным сном.
   Проехав пару ходов от города, Хорст добрался до развилки. Одна дорога вела на северо-восток, к переправе через Биронт и дальше к Эрнитону, Святому Граду, другая – на север.
   «Хрен тебе, маг, а не поручение! – подумал Хорст, на всякий случай осеняя себя знаком Куба. – Нашел дурака таскаться с твоими поручениями! Коня и меч я продам, они мне ни к чему, да и дурацкий амулет тоже!» Жалко было обещанных денег, но куда честнее будет заработать их шилом и молотком, чем службой у мерзкого колдуна.
   Хорст презрительно сплюнул в сторону Вестарона и повернул коня на север.
Украшенные белыми шапками снегов горы, обиталище диких нелюдей, остались прямо за спиной.
   Березняк сменился ельником, потом дорога нырнула в ложбину, густо заросшую осинами. Мышастый конек неторопливо перебирал ногами, Хорст насвистывал под нос песенку о мельничихе, которая жалеет окрестных мужиков…
   Когда вокруг потемнело, он поднял глаза, думая, что шальная туча наползла на солнце. Но туч в небе не было, как, впрочем, и солнца. От горизонта до горизонта простерлась серая хмарь.
   Конь испуганно всхрапнул, Хорст ощутил, как заледенело сердце.
   – Вперед, спаси нас Владыка-Порядок, – забормотал он, – и все Порядочные его… Вперед, вперед… Сгинь, пропади, наваждение Хаоса!
   Жеребец сделал еще шаг и остановился, его била крупная дрожь. Куда-то исчезли звуки, стихло пение птиц, смолк ветер, жуткая тишина опустилась на землю, на фоне серого тумана неподвижные деревья казались мертвыми.
   – Сгинь! – выкрикнул Хорст отчаянно, но голос прозвучал жалко и слабо.
   Он спрыгнул с коня, решив, что животное лучше повести в поводу. Но колени неожиданно подогнулись, и Хорст повалился на странно сухую землю. Уперся в нее руками, чтобы встать, и заорал от ужаса – под ладонями все крошилось, будто слежавшаяся пыль.
   Когда вскочил, то на земле остались несколько ямок. С глухим шелестом почва начала проваливаться в них, осыпаться, точно песок в отверстие. Хорст схватился за повод, дернул за него, но конь и сам рванулся вперед, чтобы уйти от стремительно растущих воронок. Они слились в одну, в тверди будто раскрылся громадный жадный рот. Внезапно его оглушил шелест земли, которая утекала в никуда. От него заболели уши. Сердце колотилось неровно, сбиваясь с ритма. Конь с истошным ржанием взвился, Хорст выронил повод, и жеребец умчался. Незадачливый сапожник сделал несколько шагов и ощутил, как силы вытекают из него, точно пиво из дырявого кувшина. «Амулет! – мелькнула паническая мысль. – С его помощью маг наводит чары! Надо избавиться от него, выкинуть вон!»
   Ладонь нащупала болтающееся на шее украшение, Хорст дернул цепочку, чтобы снять амулет, и завопил от боли в обожженной руке. Знак Тихого Мага оказался горячим, словно извлеченный из горна слиток, но при этом совершенно не жег тело, только ладонь…
   Хорст вторично упал на четвереньки, по лицу его текли1 слезы, но даже сквозь них было видно, как приближается жуткая пасть провала. В глубине его виднелось нечто черное…
   – Ладно! – заорал Хорст, не соображая, что делает. – Я поеду туда, куда ты скажешь! Поеду!
   Земля под ним провалилась, Хорст ощутил, что падает…
   – С вами все в порядке?
   Хорст вздрогнул и с трудом приподнял веки. Он сидел на земле, прислонившись к толстому дереву, а мышастый конек, надежно привязанный, спокойно пасся в нескольких шагах.
   Вопрос задал молодой парень, почти мальчишка, с черными усиками на розовом лице. Он стоял в нескольких шагах, а дальше, на дороге, виднелся остановившийся обоз – десяток телег, несколько конных.
   – Если что, у нас есть лекарь.
   – Все хорошо, слава Владыке-Порядку, – Хорст разлепил ссохшиеся потрескавшиеся губы, – я просто немного задремал…
   Судя по всему, он оказался на той развилке, где не так давно повернул на север.
   – А, ну тогда ладно, – на лице мальчишки нарисовалось облегчение, – а то мой отец считает, что нужно всем помогать, кому можешь…
   Судя по тону, отпрыск не одобрял убеждений папаши.
   – Все хорошо, – повторил Хорст, ощущая, как в сердце трепещут отзвуки пережитого ужаса.
   Мальчишка кивнул и побежал к обозу. Высокий мужчина в богатой одежде что-то крикнул, возчики очнулись от дремоты. Лошади сдвинулись с места, пронзительно заскрипели колеса.
   Хорст бездумным взглядом смотрел, как телеги одна задругой исчезают за поворотом. Когда из виду скрылась последняя, он нащупал на груди подаренный магом амулет. Тот был горяч, но рук не обжигал.
   – Во имя Владыки-Порядка, – прошептал Хорст, – это был морок или наяву? Что будет, если я попробую снять тебя?
   В ушах зашелестел пересыпающийся песок. Сердце бешено заколотилось, на лбу мгновенно выступил пот. Хорст вздрогнул и поспешно отдернул руку.
   «Не пробуй удрать», – Хорст вновь услышал шепчущий голос мага. Теперь стало ясно, что фраза эта была не пустым предупреждением, а настоящей угрозой.
   Судя по всему, Витальф страстно желал, чтобы его гонец выполнил задание.
   – Будь проклят тот день, когда я приперся в Вестарон, – зло пробормотал Хорст, поднимаясь на ноги, – и тот миг, когда я согласился наняться в подручные к колдуну!
   Отвязав коня от дерева, он неуклюже взгромоздился в седло. Похоже было на то, что иного выхода, кроме как ехать в Святой Град, у сапожника, теперь уже бывшего, не оставалось.

   Дорога вывела к святилищу в тот момент, когда солнце клонилось к закату, а задница Хорста, отбитая о седло, начала болеть. Пробивающиеся сквозь кроны лучи окрасили стены храма в оранжевый цвет.
   Внутри, судя по звону колокольчиков и пению, шла служба.
   Хорст спешился, привязал коня. Каждый верующий, даже если он пустился в долгий путь, должен при любой возможности посещать храмы, иначе разрушительная сила Хаоса совьет гнездо в душе, навлечет болезни и безумие…
   Хорст не собирался отступать от этого правила, рассчитывал переночевать в странноприимном доме при святилище, и кроме того, скромно надеялся на то, что служители Порядка помогут избавиться от власти мага. Прихожан было немного: несколько крестьян, распространяющих запах навоза, бродячий сказитель с болтающимся на спине коробом, из которого выглядывали гусли, да еще благородный со свитой. На вошедшего покосились без особого интереса.
   Расположившийся позади кубического алтаря теарх – старший служитель – гудел, точно огромный шмель. Белая прямоугольная хламида не скрывала выпирающего чрева и широких плеч. Его подручные подпевали, негромко позвякивали колокольчики, от жаровен тек сладко пахнущий дым.
   Хорст бросил монетку в ящик для пожертвований, опустился на колени и забормотал молитву.
   Служба закончилась, теарх широким жестом благословил собравшихся. Крестьяне заторопились к выходу, гусляр остался стоять на месте, благородный повернулся к фреске с изображением Порядочного Отольфа, покровителя всех, носящих оружие…
   Хорст решительно направился к алтарю.
   – Что тебе нужно, сын мой? – Теарх взглянул на него с нескрываемым удивлением.
   – Помощи, во имя Владыки-Порядка, – ответил Хорст негромко и протянул ладонь, на которой скалила клыки серебряная рысья морда, – вы знаете, что это такое?
   – О, да! – Багровое лицо служителя Порядка залила мертвенная бледность. – Знаю, знаю… Пойдем, сын мой!
   Увлекаемый мощной дланью, Хорст проследовал в комнату для исповедей. В квадратной комнатушке имелись крошечное окошко, куда протискивался свет заходящего солнца, и две скамьи из черного дерева.
   – Садись, сын мой, – тяжело проговорил теарх, – судя по этому знаку, ты… – он запнулся, – состоишь в свите Тихого Мага.
   – Да, но я не желаю там быть! Хочу вновь стать свободным!
   – И ждешь помощи от нас? – Сказано это было так, что Хорст ощутил, как надежда, теплившаяся внутри него, скончалась с жалобным писком.
   – Да, отец.
   – Свобода человека лишь в том, чтобы выбрать, каким путем идти – Порядка или Хаоса, созидания или разрушения. – Служитель вздохнул. – Так гласит Книга Предписаний. Магия не одобряется церковью, так как ставит человека на самую грань Хаоса, но в то же время она не идет против Порядка, поэтому никто не запрещает существовать магам…
   Глаза служителя бегали, а жесты казались нервными и торопливыми.
   – Неужели ничего нельзя сделать? – Хорст почувствовал, как к горлу подкатил ком, сердце ухнуло в пропасть отчаяния.
   – Ну, сын мой… – служитель на мгновение задумался, – Витальф Вестаронский принуждал тебя отречься от веры? Клеветал на порядочную церковь? Оскорблял Куб или иные символы?
   – Нет, он лишь нанял меня в посыльные, – убитым голосом ответил Хорст. Можно было пожаловаться на ночные страхи, но кто в здравом уме поверит в кухню, из которой нельзя найти выход?
   – Тогда мы тут бессильны, – теарх развел руками, – будь крепок в вере, молись Владыке-Порядку и Порядочным его, и сила Хаоса бежит от тебя. Верно служи хозяину земному, выполняй его поручения, пока они не противны заповедям…
   – Так что, мне теперь до смерти работать на этого мага? – Хорст с трудом сдерживал слезы. Уж если церковь, держащая в руках силу Порядка, не в состоянии помочь, то кто сможет?
   – Не знаю, сын мой, – теарх вздохнул, голос его надломился, нравоучительный тон пропал, – служба любому господину преходяща. Я полагаю, что маги, несмотря ни на что, все же люди, и как любого человека, Витальфа Вестаронского можно просто уговорить… Попроси его отпустить тебя, и он, может быть, не откажет.
   – Вы полагаете, отец?
   – Да, сын мой. И буду молиться за тебя! Больше ничем помочь, увы, не в силах!


   – Так… Вот и гости пожаловали. – Мужик, вышедший на дорогу, телосложением напоминал бочку, а весу в нем наверняка было не меньше, чем в матером хряке. Рогатина в руке напугала бы и медведя. – Сейчас мы их примем как положено…
   Хорст натянул поводья, останавливая коня.
   – Что вам надо, люди добрые?
   – Добрые, гы-гы-гы, – захохотал мужик, – эй, братцы, как он нас обозвал!
   Кусты боярышника по сторонам от дороги зашевелились, одного за другим выпуская оборванных и грязных типов, принадлежащих к племени лесных разбойников. На заросших рожах красовалось одинаковое, угрюмое и злое, выражение.
   Хорст взирал на происходящее с недоумением. После выезда из Вестарона прошло четыре дня. За это время бывший сапожник хорошо уяснил, какое впечатление на окружающих производит болтающийся на его шее амулет. Завидев голову рыси, содержатели постоялых дворов делались до отвращения любезными и спешно перестилали ему постель в лучшей комнате.
   Вздумавшие ограбить одинокого всадника княжеские дружинники спешно дали деру, едва их десятник сообразил, с кем имеет дело, и даже буйные наемники из свиты редара, устроившие погром в придорожной таверне, не рискнули тронуть посыльного мага.
   И вот теперь – разбойники.
   – Ты эта… – доверительно сказал первый разбойник, неумолимо приближаясь. Хорст пошатнулся от вони немытого тела, шибанувшей в нос, – слезай с коня. Он тебе больше не понадобится. Дай карманы выворачивай…
   – А вот это ты видел? – Хорст вытащил из-за ворота рубахи амулет. – Приглядись внимательнее!
   Разбойник близоруко сощурился.
   – И што? – буркнул он. – Цацка какая-то… Котовья башка. Или ты ей откупиться хочешь?
   Хорст сглотнул пересохшим горлом. Привыкнуть к всеобщему почтению оказалось очень легко, и столкновение с людьми, которые ничего не знали о символе Тихого Мага, заставило бывшего сапожника растеряться…
   – А ну слазь с коня! – Бочкообразный разбойник выразительно потряс рогатиной.
   – Э… – Хорст вздрогнул, где-то на грани слышимости возник хорошо знакомый звук – шелест пересыпающегося песка.
   – Чего вылупился? Или тебя поторопить?
   Гулкая тишина опустилась на мир. Хорст замер, сгорбился в седле в ожидании неизбежного ужаса. На звероватых лицах разбойников отразилось недоумение, быстро сменившееся страхом.
   Хорст вскрикнул и прикрыл глаза пальцами: такой внезапной показалась наступившая темнота. Он не видел даже своих ладоней, а слышал только доносящиеся из мрака жуткие вопли.
   И лязг собственных зубов.
   Рядом пробежало нечто тяжелое, земля вздрогнула, раздался отвратительный хруст, словно раздавили жука размером с дом. Лицо овеял непередаваемо вонючий ветер…
   Свет вернулся неожиданно, причиняя боль, и Хорст зажмурился. Когда под веками перестали плавать оранжевые и желтые пятна, рискнул открыть глаза. И едва сдержал тошноту.
   На узкой дороге, зажатой, словно в тиски, зарослями боярышника, в багровых лужах крови распластались чудовищно изуродованные трупы. Их будто изжевали тупыми огромными зубами. Никто из разбойников не уцелел, а на сохранившихся лицах навеки застыл дикий страх.
   – Спаси нас Владыка-Порядок, спаси и сохрани, – забормотал Хорст, спешно осеняя себя знаком Куба.
   Конь недовольно всхрапнул, когда его ткнули в бока. Пошел осторожно, огибая тела и стараясь не попасть в кровь. К мертвецам, возбужденно жужжа, слетались мухи.

   Постоялый двор выглядел ровесником крепостных укреплений Вестарона: бревна стен поросли мхом, кое-где подгнили, а крыша зияла дырами, но у Хорста просто не имелось выбора. До захода солнца оставалось всего ничего, нужно было останавливаться на ночлег.
   Заслышав стук копыт, из дверей выглянул чумазый лохматый мальчонка, заспешил навстречу всаднику.
   – Давайте вашего коня, господин, – затараторил он. – Я его поставлю в конюшню, расседлаю, вычищу, насыплю овса…
   Детский взгляд наполнился ужасом, рука, ухватившая повод, вздрогнула. Хорст прикрыл ладонью болтающийся на груди амулет, но слишком поздно. Мальчишка заметил серебряную рысью голову и прекрасно понял, что она обозначает.
   – Держи, – сказал Хорст, вытаскивая из кошелька мелкую монету, – и не стоит меня бояться, я тебя не съем…
   И так не вовремя нахлынуло воспоминание об оставшихся лежать на дороге разбойниках. Хорст ощутил себя бессовестным лжецом, стыд горячей волной прилил к щекам.
   Зал постоялого двора зиял пустотой, за одним из столов, сгорбившись и обхватив кружку руками, сидел высокий мужчина. Несмотря на теплый летний вечер, плащ его был наглухо застегнут у горла.
   – Что вам угодно, господин? – К Хорсту, сияя редкозубой улыбкой, подскочил хозяин, чье круглое розовое лицо напоминало мордочку поросенка.
   – Ужин и комнату. – Прятать амулет было поздно, так что Хорст выставил его напоказ.
   – Присаживайтесь, сейчас все будет. – Хозяин засуетился, точно лось, которому стрела угодила в филейную часть. – Вот сюда, этот стол прибран…
   Чистым стол выглядел только по сравнению с остальными, но, по крайней мере, он не напоминал помойку, так что Хорст не стал корчить из себя «господина» и послушно сел. Через мгновение перед ним очутились запотевший кувшин и кружка.
   – Мясо сейчас будет, – сообщил хозяин и умчался на кухню, откуда потянуло дымом.
   – Вы позволите? – Вопрос прозвучал до того неожиданно, что Хорст, наливающий себе пиво, встрепенулся и чуть не уронил кувшин.
   Сидевший ранее в углу тип стоял рядом, держа в руках кружку. По тяжелому, хриплому дыханию и красным, налитым кровью глазам было видно, что он изрядно пьян.
   – Э… садитесь, – сказал Хорст, – садитесь…
   Скрипнула отодвигаемая лавка. Незваный собутыльник был весь седой, лицо его покрывали морщины, но руки вовсе не выглядели старческими. Кожа на них была гладкой, суставы не выступали уродливыми узлами.
   – Когда-то, – сказал он мрачно, уставившись Хорсту куда-то в область груди, – я тоже таскал подобную штуку на виду… мне нравилось, когда все вокруг бегают, боятся…
   Хорст не сразу сообразил, о чем идет речь, а когда осознал, то подавился пивом. Закашлялся, глаза полезли на лоб, а когда смог говорить, то прохрипел:
   – Что? Вы тоже? С этим?
   – Спокойнее, ради Творца-Порядка, – человек в плаще поморщился и отхлебнул из кружки, – они не знают обо мне, и я не хочу, чтобы узнали…
   Из кухни явился улыбающийся хозяин, держа на вытянутых руках блюдо. При виде сидящих вместе гостей в его взоре мелькнуло недоумение, но тут же пропало.
   – Благодарю, – растерянно проронил, Хорст и, дождавшись, когда хозяин отойдет на достаточное расстояние, шепотом спросил:
   – Вы тоже работаете на него? Тоже посыльный?
   – Посыльный? Вот как? – Незнакомец ухмыльнул ся, вытащил из-под плаща серебряный амулет в виде медвежьей головы. – Нет, я служу у Гойдерика Феаронского, и вовсе не посыльным…
   – А кем же?
   Вдоль стенки, бросая на Хорста полные любопытства и ужаса взгляды, прошмыгнул конюшенный мальчишка.
   – Это даже нельзя назвать службой, – ответил незнакомец, когда парнишка скрылся в двери кухни, – служит ли хозяину фишка на игральной доске?
   – Не понял, – Хорст недоуменно заморгал.
   – Ничего, поймешь, – усмехнулся незнакомец и отхлебнул из кружки, – позже. Меня Гойдерик нашел, когда я промотал все кроме чести благородного… Поначалу я тоже думал, что всего лишь езжу по его поручениям… Хаос забери этого мага!
   Речь седовласого мужчины становилась все более путаной, глаза дико блестели.
   – На самом деле, – незнакомца качнуло, он уцепился за стол, чтобы не упасть, – маги беспрерывно играют между собой, только вместо доски у них – земля, а фишками служат люди… Радуйся, слуга Витальфа, Тихого Мага, ты попал в игру… тобой ходят, как хотят, и в любой момент могут съесть…
   Хорст отшатнулся, в голову пришла мысль, что он разговаривает с безумцем. Из-за двери в кухню высунулся обеспокоенный хозяин.
   – Все в порядке, – Хорст махнул ему рукой, – а вам лучше больше не пить…
   – Ничего, – незнакомец в плаще медленно поднялся, – скоро ты тоже станешь таким, как я, и у тебя останется одна радость – выпивка… вот тогда ты поймешь…
   Бормоча что-то невразумительное, он доковылял до своего стола и свалился на лавку. Выпрямился, покачнулся, и седая голова с тяжелым стуком упала на столешницу. Спустя мгновение донесся размеренный негромкий храп.
   Хорст облегченно вздохнул и принялся за еду.
   Дорога петляла среди возделанных полей, на обочинах колыхались пока еще зеленые, но набухающие колосья, там и сям виднелись работающие крестьяне. Северный ветер гнал по небу стада облаков, похожих на белоснежных овец, и попутно слегка приглушал жару.
   Конь под Хорстом шел неторопливым шагом, а у разморенного зноем всадника не было сил его подгонять.
   Вдалеке, над темной полосой леса, виднелись башни Святого Града. Эрнитон, первый основанный людьми после Исхода город, за семьсот лет существования перестраивался не раз, а его нынешние укрепления возвели в годы Второй Империи, два века назад.
   Когда-то это была маленькая крепость, столица одного из княжеств. Сейчас в Эрнитоне и окрестностях железной рукой правили саттеархи, Верховные Служители Порядка. О разбойниках тут давно никто не слышал, Хорста несколько раз останавливали разъезды конных воинов в белых плащах с изображением Куба. Но амулет в виде рысьей головы им тоже был знаком.
   К городским воротам Хорст добрался вскоре после полудня, когда ветер стих и жара стала нестерпимой. У подножия одной из башен, в тени исполинских стен, расположился пост. Несмотря на зной, стражники были в шлемах, а плащи оставались белоснежными, словно пыль и грязь стеснялись пятнать одежду воинов Святого Града.
   Хорст спешился и встал в длинную очередь желающих попасть в город. Тут были купцы, крестьяне, странствующие мастеровые, несколько обвешанных оружием наемников.
   Очередь двигалась еще медленнее, чем солнце по небу. Хорст отчаянно скучал и даже успел проголодаться. Пока ждал, вспоминал странную встречу на постоялом дворе, сумбурные речи незнакомца в плаще. Когда утром Хорст пробудился, того уже и след простыл, так что поговорить еще раз не удалось.
   – Проходи, следующий, – десятник стражи покосился на амулет, и во взгляде его на мгновение промелькнуло отвращение, – цель прибытия в город?
   – Исполняю поручение хозяина, – ответил Хорст, – должен отдать письмо…


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Поделиться ссылкой на выделенное