Дмитрий Казаков.

Мера хаоса

(страница 1 из 30)

скачать книгу бесплатно

 -------
| bookZ.ru collection
|-------
|  Дмитрий Львович Казаков
|
|  Мера хаоса
 -------

   Когда маг оплел тебя невидимой сетью и вертит тобой, как хочет, остается одно – сопротивляться. Хорст Вихор не более чем фигура в шахматной партии магов, но, похоже, он рассыпал им все фигуры. Свобода но за горами, однако впереди страшное испытание – Хаос.


 //-- Некоторые сведения о мире Полуострова, необходимые при чтении книги: --// 
   Год состоит из 366 дней, поделенных на 12 месяцев, в нечетных – 31 день, в четных – 30. Начинается год по нашему календарю 1 марта. Месяцы по порядку: Талый, Мокрый, Зеленый, Цветущий, Растущий, Плодовый, Желтый, Голый, Мозглый, Холодный, Ледовый, Снежный.
   В неделе шесть дней, по порядку: первенец, вторящий, третец, средница, предтеча, творение.
   Меры длины: размах приблизительно равен 1,5 метра, ход– 5 километрам.
   Мера веса: тяга – 3 килограмма.
   Мера объема: мера – 2 литра.


   – Стой, падаль! – Крик хлестнул не хуже кнута. Хорст вздрогнул и обернулся. Тянущаяся между темными елями дорога, только что бывшая совсем пустой, заполнилась несущимися во весь опор всадниками в плащах из серого волчьего меха.
   «Серая сотня! – мелькнула сдобренная испугом мысль, – Не уйти!»
   Топот копыт стремительно надвинулся, пространство вокруг загородили лошадиные тела. Под серыми плащами блестели кольчуги. Хорст ощутил сильный запах конского пота.
   Двое воинов спрыгнули на землю. Хорст дернулся было, но чьи-то сильные руки схватили за плечи, рванули. Что-то ударило в лицо, и он вдруг сообразил, что лежит, уткнувшись в жидкую грязь.
   – Чей будешь? – прозвучал откуда-то из вышины голос, в котором звенела надменная злоба. – Говори, тварь!
   – Ничей, – прохрипел Хорст, вывернув голову так, что заболела шея. – Ничей…
   – Не ври мне! – От удара хрустнули ребра. Хорст на мгновение задохнулся от боли, а потом закашлялся. – Рвите ему рукав, глянем на тавро…
   Всякий простолюдин Вестаронского княжества носил на правом предплечье знак, указывающий на благородного владельца говорящей собственности.
   – Сейчас– Затрещала ткань, и Хорст ощутил, как держащие его руки на мгновение дрогнули. – Ничего!
   – Как ничего?… А ну поставьте его на ноги!
   Последовал рывок, и Хорст выпрямился во весь рост.
   Прямо на него смотрел невысокий, но очень широкоплечий воин. В черных волосах виднелась седина, а на смуглом лице, словно отдыхающие черви, разлеглись шрамы.
   – Ты кто такой? Откуда? – спросил черноволосый подозрительно. – Куда путь держишь?
   – Бродячий мастеровой, из Линорана, – ответил Хорст, стараясь не морщиться от боли в ушибленном боку; большого труда стоило не всхлипнуть, – в Вестарон иду, во имя Владыки-Порядка…
   – Северянин? – удивился черноволосый, явно предводитель.
   Хорст затравленно озирался.
Воины Серой сотни глядели на него с любопытством, но жалости на их лицах не было. В охотники за людьми нанимались худшие из наемников, которым не нашлось места в дружине благородного редара или в купеческом обозе. Славились «серые» в первую очередь жадностью.
   – Надо же, – сказал черноволосый после паузы, – что-то в дороге ты пообтрепался, парень. Больше на нищего похож, чем на мастерового!
   Вокруг загоготали. Хорст мрачно подумал о том, что за полтора месяца непрерывных странствий пообтреплется кто угодно.
   – Ладно, – решил предводитель, – обыщите его, возьмите все ценное, и уходим.
   – Может, прирежем? – предложил кто-то.
   – Зачем? – главный скривился. – Денег за это ты не получишь! Чего зря клинок марать?
   – Нет! – Хорст дернулся, когда начали потрошить его мешок. – Это мое!
   – Было, – пояснил один из «серых», умильно улыбнувшись, – должны же мы возместить то, что за тебя никто не заплатит?
   – Ну что там? – нетерпеливо спросил предводитель.
   – Пять гридей северной монетой и пять фарий, – буркнул тот, что обыскивал мешок, – больше ничего…
   Сапожные инструменты, с помощью которых Хорст добыл эти самые деньги, небрежно швырнули на траву.
   – Поехали! – Его сильно толкнули, так что он снова упал, ударился затылком. Послышался удаляющийся топот, а когда Хорст открыл глаза, то вокруг никого не было.
   Бок болел, но ребра вроде остались целы, а синяк – дело обычное, за время обучения Хорста били столько, что он привык. Хуже было другое – «серые» забрали деньги. А без них, одной милостью Владыки-Порядка, долго не протянешь.
   С кряхтением Хорст поднялся, собрал разбросанные вещи. Взгромоздил мешок на спину и зашагал дальше. Под сапогами хлюпали оставшиеся после вчерашнего дождя лужи, а по сторонам от дороги дружно пели птицы.
   Им «серые» ничем не досадили.

   Стены и башни Вестарона показались вскоре после полудня. Неправдоподобно огромные, сложенные из темного камня, они выглядели несокрушимыми, и, только подойдя ближе, Хорст заметил глубокие трещины, осыпавшиеся, небрежно заделанные проломы, сколы на зубцах – следы времени и давних осад.
   У ворот, похожих на ущелье между двумя могучими утесами – башнями, расположились стражники. Рядом с древними стенами они выглядели суетливыми тараканами в старых кольчугах, на лицах под ржавыми шлемами читалась алчность.
   – Так? Ты кто такой? – поинтересовался один из «тараканов», уставившись на Хорста с нехорошим прищуром.
   – Мастеровой из Линорана.
   – Ага! – обрадовался стражник. – Работать у нас будешь? Плати пошлину!
   – А у меня нет ничего! – Хорст выразительно развел ладони.
   – Что же ты, братец, в дорогу с пустыми руками пускаешься? – подоспел второй стражник, жирный, как супоросая свинья.
   – Я с «серыми» повстречался, – объяснил Хорст, – сегодня с утра…
   – О! – стражники погрустнели. – Выворачивай мешок, посмотрим, чего у тебя там…
   Инструменты не заинтересовали доблестных воителей, так же как и старое одеяло и мешок с заплесневелыми сухарями.
   – Ладно, ступай, – махнул рукой толстый стражник, – что с тебя взять! Видно, что не попрошайка, и ладно…
   Не веря собственному счастью, Хорст завязал мешок и прошмыгнул в ворота. Он попал, попал в Вестарон! Если уж ему удавалось находить работу в глухих селениях Северного княжества, в затерянных среди лесов замках благородных, то здесь-то он не останется без куска хлеба!
   Но пока в брюхе было пусто и кишки недовольно ворчали.
   На улицах, где с трудом могли разъехаться две телеги, а по сточным канавам текла вонючая мутная жижа, толпился народ. Вышагивали купцы в плащах из бобрового меха, торопились разносчики, шныряли тощие обтрепанные типы с глазами, как у голодных крыс.
   Хорст проследовал мимо таверны, откуда разносился запах жареного мяса, миновал улицу, занятую красильщиками. Тут царила омерзительная вонь, от которой чесалось в носу и слезились глаза.
   Улица вывела на громадную, вымощенную камнем площадь. Одну ее сторону занимали стена и башни княжеского замка. А с другой, возвышаясь над соседними домами, как дуб над осинами, поднималось громадное кубическое здание.
   Вестаронский Храм Порядка, построенный еще в те времена, когда город был столицей не просто княжества, а громадной Священной Империи. Самое большое святилище в северной части мира.
   Хорст невольно осенил себя знаком Куба.
   Изнутри доносились мягкий звон колокольчиков, сильные голоса служителей. Возникло желание зайти, послушать молебен, но Хорст отогнал его. Тому, кто входит в храм, положено жертвовать, а у него не осталось ни единой монетки. Да и Порядок не рухнет, если один молодой сапожник пропустит службу и потратит время на то, чтобы найти работу.
   На мгновение Хорсту почудилось, что кто-то смотрит ему в спину. Он оглянулся, но никого не заметил. Горожане торопились по своим делам, и даже слонявшиеся неподалеку стражники пялились в другую сторону.
   Ощущение чужого взгляда пропало. Хорст вздохнул и, посасывая вытащенный из мешка сухарь, отправился на поиски сапожных мастерских.
   – Ну, – сапожник, скрюченный человечек со сморщенной мордочкой оголодавшего барсука, мямлил что-то невнятное, – мы… это… не могу я взять тебя…
   – Но что вам мешает? – в отчаянии вопросил Хорст. – Я умею и хочу работать! Если хотите, пройду испытание в вашем цеху!
   – Ты, это… чужак. – Сапожник впервые взглянул Хорсту прямо в лицо, и во взоре его читались страх и неприязнь. – Нам чужаков не надо! Иди, парень, иди…
   Хорст хотел было обложить мастера руганью, но вовремя заметил здоровенных подмастерьев и осекся.
   – Да возьмет тебя Хаос! – пробормотал он, выскочив на улицу.
   Небо над Вестароном темнело, на востоке из фиолетовой мглы проглянули первые звезды. За день Хорст обошел все, наверное, сапожные мастерские города и везде получил отказ.
   Мастера упорно не желали принимать в подмастерья чужака.
   Есть хотелось все сильнее. Хорст вытащил из мешка последний сухарь и побрел к центру города. Оставалось найти место для ночлега. Завтра придется убраться из города восвояси – в любом селении отыщутся прохудившиеся сапоги…
   Летом вполне можно кормиться в дороге. А чтобы осесть к зиме, найдутся другие города. Сторди, священный Эрнитон, Феарон. Домой, в Троеградье, возвращаться не хотелось, но уж если припрет…
   От размышлений Хорста отвлек шорох за спиной. Что-то холодное коснулось бока, а спустя мгновение прозвучал голос, такой гнусавый, будто его обладатель нарочно зажимал нос:
   – Что, приятель, не знал, что одному гулять по ночам опасно?
   Хорст заробел. Его второй раз за день грабили, и он вновь ничего не мог сделать. На длинной темной улице было пустынно, в домах не светилось ни одного окошка.
   Орать было бессмысленно, бежать – поздно. Самый быстрый рывок не спасет от прислоненного к ребрам острия ножа.
   – У меня ничего нет! – выпалил Хорст. – Я все отдал!
   – Это мы сейчас проверим…
   – Оставь его. – Новый голос был тихим, но внятным, словно шипение ядовитой змеи.
   К изумлению Хорста, грабитель взвыл, точно прищемивший лапу волк, и метнулся прочь. Послышался звон выроненного впопыхах ножа, потом зазвучали торопливые испуганные шаги, которые постепенно удалялись. Когда они стихли, Хорст обернулся.
   В сгустившемся сумраке вырисовывался высокий силуэт. На мгновение Хорсту показалось, что глаза спасшего его человека горят золотым пламенем, но наваждение тут же исчезло.
   – Спасибо, благородный господин, – забормотал Хорст, на всякий случай кланяясь, – спасибо, что выручили меня…
   Кого может испугаться ночной грабитель? Перетрусить до такой степени, чтобы обратиться в позорное бегство, оставив на мостовой орудие собственного ремесла?
   – Хватит, – с теми же шипящими интонациями сказал высокий, и, словно вслушиваясь в его слова, стих ветер, исчезли куда-то звуки готовящегося ко сну города. Хорсту вдруг померещилось, что его уши сами поворачиваются к незнакомцу, чтобы уловить все до последнего слова, – угомонись. Следуй за мной…
   В темноте – на этот раз точно – на мгновение зажглись две золотые точки.
   Маг! Только у них светятся глаза!
   Хорст ощутил, как посреди теплой летней ночи его прихватывает морозцем. Связываться с магом ему хотелось еще меньше, чем с грабителем. Намерения второго были более предсказуемы и понятны…
   – Нет! – нашел в себе силы пискнуть Хорст.
   – Тогда оставайся-на улице и подыхай, – тихий голос звучал равнодушно, – либо тебя прирежут ночью, либо ты через пару дней умрешь от голода. А я предлагаю тебе ночлег и работу.
   – У господина прохудились сапоги? – Мысль о том, что магу всего лишь понадобился сапожник, показалась спасительной, и Хорст ухватился за нее обеими руками, чтобы не утонуть в море ужаса.
   – Не думал, что ты настолько глуп, – презрительно отозвался маг, – решай. Или ты сейчас идешь со мной, или…
   – Иду, – кивнул Хорст, мысленно согласившись с тем, что оставаться на темных и опасных улицах ему не очень-то хочется.
   Поговорку «Связался с магом – потерял разум» он. помнил хорошо, но иного выхода в этот момент, похоже, не имелось.
   – Тогда пошли. – Маг развернулся и уверенно затопал во тьму.
   Они двигались мимо закрытых лавок, миновали небольшую площадь. Маг, судя по всему, прекрасно видел во тьме, Хорст же постоянно спотыкался и больше всего на свете боялся упасть.
   Дружинники встречного патруля отступили к стене дома. Факелы в их руках подрагивали, по кольчугам ползали блики, пламя шипело и дергалось, а на лицах воинов застыло напряженное раболепие. Маг не обратил на них внимания.
   Прошли еще одну улицу, узкую, точно ножны меча, и выбрались на центральную площадь. По стенам княжеского замка, напоминая брачующихся светлячков, ползали факелы стражников, доносились голоса, взрывы смеха. Темной глыбой высился храм.
   Маг свернул к выходящему на площадь дому, похожему на невысокую башню. Ключ бесшумно повернулся в замке, и Хорст вслед за хозяином вступил в пахнущий пылью мрак.
   – Погоди, я зажгу свет, – сказал маг и канул в черноту, как в воду.
   Хорст стоял и тщетно пытался услышать хоть малейшее движение. В полном безмолвии вспыхнула свеча, вырвала из тьмы морщинистое смуглое лицо. В короткой бороде и черных волосах блестела седина, но, несмотря на нее и морщины, маг не выглядел старым.
   – Прикрой дверь и пойдем на кухню, – распорядился он.
   Когда они добрались до кухни, Хорст уже ощущал себя обманутым. Он ожидал увидеть что-то странное, чудное, но дом мага мало чем отличался от жилища купца средней руки в том же Линоране. Обитые дубовыми панелями стены, высокие потолки, поскрипывающие доски пола.
   – Садись, – велел маг, ставя свечу на длинный, как телега, стол. Хорст послушно брякнулся на табурет, опустил мешок на пол. – Сейчас найду что-нибудь съедобное…
   С потолочной балки свисали колбасы, смахивавшие на чудовищно толстых пиявок, которых скрутило судорогой, один из углов занимала громадная печь, на стене блестели повешенные в ряд сковородки.
   – Держи, – на стол перед Хорстом с плеском встал средних размеров горшок, из которого торчала ложка, – тут похлебка. Сейчас хлеба поищу…
   Похлебка оказалась самая обычная, из овощей и зерна – такую в богатых домах варят для слуг. Хорст спешно глотал варево, опасаясь, что сидящий напротив хозяин в любой момент передумает и вышвырнет его из дома.
   – Теперь можно и познакомиться, – проговорил маг, когда горшок опустел. Глаза его чуть заметно светились в полумраке, и Хорсту было жутко под пристальным, оценивающим взглядом, – меня знают как Витальфа Вестаронского, Тихого Мага.
   – А я Хорст из Линорана, – ответил Хорст, сдерживая сытую отрыжку. После еды потянуло спать, – по прозвищу Вихор…
   Кличку он заработал еще в детстве за непокорно торчащие рыжие волосы.
   – Так вот, Хорст Вихор из Линорана. – Витальф сплел длинные тонкие пальцы, – с сегодняшнего дня ты работаешь на меня…
   – А что вам нужно? Вы хотите сделать из меня слугу? – Дальше этих слов фантазия Хорста не простиралась.
   – Слуг я не держу. – Пламя свечи колыхнулось, метнулись тени, превратив лицо мага в жуткую рожу сплошь из темных провалов и ярких выступов. – Мне они не нужны. Кухарка приходит, да и то не каждый день, в конюхи ты не годишься… А ты мне нужен… – Хорст чуть не задохнулся от страха, – как посыльный…
   – Посыльный?.. – Голос подвел, дал петуха.
   – Именно. – Витальф кивнул. – Служба будет точно такая же, как у богатого купца или благородного…
   Хорст ощутил недоверие, и маг это заметил.
   – Не веришь? И в то же время боишься до дрожи в коленках? Ждешь от меня жутких чудес? Думаешь, что я ем человеческое мясо, краду младенцев, а по ночам летаю на лопате?
   Пылающие желтые глаза не отпускали Хорста, тот не мог пошевелиться, даже не мог отвести взгляда.
   – Так о вас говорят, – прохрипел он, слизнув соленый пот с верхней губы. – И еще много… всякого…
   – Болтают изрядно, – в голосе мага неожиданно прозвучала грусть, – те, кто ничего не смыслит в магии… Вот что такое магия, по-твоему?
   – Ну, э… – Витальф на мгновение отвел взгляд, и Хорсту стало легче, он попробовал собраться с мыслями. – Это заклинания всякие, обряды…
   – Ерунда, – Тихий Маг досадливо поморщился и сделал рукой круговой жест. В воздухе осталось висеть кольцо серебристого пламени, – магия – всего лишь способ существования. Смотри!
   Витальф взмахнул рукой, и кольцо оказалось поделено на четыре части. Хорст в ужасе смотрел на колышущийся в воздухе рисунок, а взмокшие ладони стискивали висящий на шее каменный кубик – символ веры.
   – Вот эти два сектора – Порядок и Хаос, – сказал маг, указывая на лежащие напротив друг друга части кольца, – два противоположных начала мироздания. Понимаешь?
   Хорст судорожно кивнул, хотя не понимал почти ничего. В голове колотилась одна-единственная мысль: «Владыка-Порядок, спаси и сохрани!» На морщинистой шее мага не было никаких следов веревочки или ремешка, на котором полагается носить священный символ.
   Маг пренебрегал всем, чем жили люди – от нищих до императоров, от торговцев оставшегося далеко на севере Полуострова Троеградья до кочевников южных степей!
   – А лежащие между ними сектора, – Витальф не заметил, что испуг собеседника усилился или попросту не обратил на это внимания, – связывают эти противоположности. Это обыденная жизнь и магия. И если жизнь широка и место в ней найдется каждому, то магия – узкая тропка между нависающими над ней утесами Хаоса и Порядка. Не каждый может пройти по ней… Ты понимаешь меня?
   Хорст вновь кивнул, втайне мечтая о том, чтобы этот мутный разговор поскорее закончился.
   – Ладно, – проговорил маг, и светящийся серебром рисунок истаял дымом, – время позднее, пора спать. Ложись прямо тут, на лавке. Завтра утром начнется твоя служба…
   – Почему именно я?.. – Застигнутый врасплох, Витальф обернулся, на лице его отразилось изумление.
   – Тому несколько причин, – проговорил он, – во-первых, ты никому не служишь, во-вторых, явился в наш город издалека, а значит, опытен в странствиях. Ну, а в-третьих, судя по тому, что ты ушел из родного дома, никто особенно не будет плакать, если с тобой что-то случится…
   Хорст ощутил, как от страха пересохло горло – маг знал о нем все.
   – Служба у меня вознаграждается щедро, – ободряюще сказал хозяин дома, – после каждого поручения ты будешь получать столько, сколько не зарабатывал и за полгода. А сейчас ложись, отдыхай…
   Лавка у стены выглядела широкой и удобной, но Хорст не сразу отважился лечь на нее. Сидел и дрожал, глядя, как текут капли по блестящим бокам свечи, и вслушиваясь, как ходит на втором этаже хозяин.
   Все стихло, свеча догорела. Из углов надвинулся мрак, в узкое окно, забранное решеткой, протиснулся слабый звездный свет. Шумел ветер, на соседней улице выясняли отношения коты.
   Выждав немного, Хорст встал. Стараясь двигаться беззвучно, закинул за плечо мешок.
   Спасибо магу за хлеб и за спасение, но оставаться в этом доме молодой сапожник не собирался. Уж лучше компания разбойников и «серых», чем колдун, открыто пренебрегающий верой Порядка, которая только и защищает мир от пожирания ненасытным Хаосом!
   Главное – выбраться из дома и переждать где-нибудь до утра, а уж как ворота откроются – никакой маг не догонит беглеца…
   Медленно, осторожно шагая, Хорст отправился к двери. Вступил в коридор, ведущий из кухни, сделал несколько шагов и… удивленно заморгал, очутившись у того же самого длинного стола. В середке его, будто куцый пенек, торчал огарок, а дальше примостился пустой горшок из-под похлебки.
   Хорст оглянулся. Коридор, ведущий к выходу, чернел за спиной, ощерившись, будто кишка крота. Оставалось непонятным, как, двигаясь по нему, он ухитрился оказаться на той же кухне.
   Хорст развернулся и вновь окунулся во мрак. На мгновение заложило уши, перед глазами что-то мелькнуло, он ринулся вперед, точно прорывая невидимую паутину. Сделал шаг и… едва не налетел на знакомый стол.
   Паника окатила лицо кипятком, сердце бешено заколотилось. Этого не могло случиться! Он должен был оказаться возле входной двери. Он не мог вернуться на кухню. Хорст осенил себя знаком Куба, истово надеясь, что наваждение развеется, но ничего не изменилось…
   Протянул руку наугад, ладонью нащупал столешницу. Ее шершавые доски вряд ли были видением.
   Прошептав молитву, Хорст двинулся в коридор спиной вперед. «Главное – не терять из виду вход на кухню, – твердил он себе, – главное…» Перед глазами опять всё поплыло, вновь заложило уши, звуки пропали…
   И он опять очнулся рядом с проклятым столом! Дом не желал отпускать гостя. Или пленника. От этой мысли страх навалился с новой силой, но почти тут же превратился в отупляющее отчаяние.
   Вопреки воле хозяина ему отсюда не выбраться – эта мысль оказалась той последней тростинкой, которая ломает спину лошади… Хорст ощутил, что у него больше нет сил куда-то рваться, добрался до лавки, рухнул на нее и уснул…
   Пробудился, когда проникший в окно солнечный луч защекотал щеки. Хорст открыл глаза, заслонился рукой и едва не вскрикнул – маг сидел за столом и смотрел на него.
   – Вставай, – шипящий голос звучал спокойно, – тебя ждет дорога. Надеюсь, ты умеешь ездить на лошади?
   – Немного умею, – ответил Хорст, садясь. Ночной кошмар отступил, растворился в мареве сна, и на мгновение сапожник усомнился – а был ли он? – Если на смирной…
   – Будет тебе смирная, – маг передвинул по столу булькнувший кувшин, – завтракай…
   Хорст с опаской принюхался. Кто его знает, этого мага, еще предложит на завтрак стакан крови. Но в кувшине оказалось всего лишь пиво. Хорст налил себе кружку, отрезал кусок от лежащей тут же колбасы.
   Витальф сидел напротив, молчаливый и неподвижный.
   – Наелся? – спросил он, когда Хорст проглотил последний аппетитный ломоть. – Тогда пошли.
   Вслед за хозяином Хорст по узкой и скрипучей лестнице поднялся на второй этаж. Тут тоже не было ничего необычного. Пергаментные свитки устилали громадный стол, как жухлые осенние листья пригорок в лесу. На полке выстроились рядком тяжелые фолианты.
   – Возьми это, – маг протянул небольшой кошелек из коричневой кожи, – тут шесть фарий и пять ликов, должно хватить на дорогу. Когда вернешься, получишь столько же в качестве платы.
   – А куда мне ехать?


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Поделиться ссылкой на выделенное