Дмитрий Казаков.

Битва судьбы

(страница 7 из 31)

скачать книгу бесплатно

– Что с тобой? – В голосе Ратана прозвучала тревога.

– Да показалось, что-то в горло полезло, – отхаркиваясь, ответил юноша.

– Темнолесье пытается добраться до тебя, мой мальчик, – пояснил Родомист сурово. – Не дайся ему, ох, не дайся.

Настоящие неприятности начались после первой версты пути. Сзади, отрезая отступление, рухнули два дерева. Обрушились беззвучно, как во сне, в воздух поднялось облако черной пыли.

– Вперед, быстрее! – яростно скомандовал маг. – Если эта пыль попадет вам в горло, то сам Творец не спасет!

Путники дружно перешли на бег и едва не угодили в ловушку. Нечто похожее на сеть упало сверху столь стремительно, что только Ратан сумел отреагировать. Мелькнул тяжелый меч, трепещущая живая сетка разделилась на две половинки, бессильно упала на землю. Из разрубленных нитей потекла фиолетовая жидкость. Лес огласило ледяное шипение.

– Вперед! – вновь крикнул маг. Путешественники проскочили узкий проход между деревьями за миг до того, как стволы выпучили каждый по паре огненных буркал. Кроме глаз на них обнаружились немалых размеров вертикальные пасти, снабженные большим количеством острых на вид зубов.

К счастью, древовидные страшилища были лишены ног.

После «веселой» встречи лес, словно проверив путников на прочность, немного затаился. Далее несколько верст прошли спокойно, словно по самому обычному ельнику где-нибудь под Старгородом.

Место для ночлега начали выбирать засветло. Пока маг сторожил вещи, Хорт и Леслав под прикрытием Ратана собирали хворост. С топливом оказалось плоховато, черные деревья сбрасывали только ветки, сами, похоже, не засыхали и не падали или сгнивали невероятно быстро.

Маг встал над собранным хворостом, напрягся, закрыл глаза. Совсем рядом почуял небольшой вихрь Силы. Из него удалось зачерпнуть немного. Родомист добавил своей, из запаса, пропустил через руки. Сложил кисти в вычурный знак огня, произнес нужную формулу.

Дрова вспыхнули мгновенно, тепло пошло вверх и в стороны. Маг вздохнул с облегчением, вытер пот со лба – заклинание сработало безупречно. Костер будет пылать до утра, и новые дрова не понадобятся. Поток Силы будет питать пламя тоненькой струей, не давая разгореться, но и не позволяя угаснуть. Лагерь предусмотрительно расположили на открытом месте. Навес делать не стали, драконы над Темнолесьем не летают, а снегопад не предвиделся.

Ужинали как-то неохотно. Даже Леслав, в возрасте которого кто не ест, тот, считай, не живет, лениво ковырялся в котелке. Чуждый лес давил, вынуждал забыть о голоде, об усталости.

Ратан с Леславом после еды полезли в спальные мешки, а маг с Хортом уселись по разные стороны от костра, спиной к пламени. Стемнело уже давно, но лишь теперь стали видны редкие, белесые и какие-то болезненные звезды.

Глава 6

Охотник

Удивительно, но Хорту совсем не хотелось спать. Он сидел, ощущая спиной тепло пламени, а сон, напуганный, судя по всему, ужасами Темнолесья, удрал в неизвестном направлении.

По другую сторону костра шевелился и вздыхал маг.

Лес молчал, как могила. Не скрипели деревья, не орали ночные птицы. Отсутствие привычных звуков пугало больше, чем если бы из чащи доносился кровожадный рев и клацанье челюстями. Страх копился где-то в желудке, оседая холодными каплями на внутренностях.

Когда холод добрался до сердца, Хорт вздрогнул, и тут же за пределами очерченного огнем круга ему почудилось движение. Охотник судорожно вздохнул и вцепился в топор так, что почувствовал, как топорище сминается под сведенными судорогой пальцами. Тьма вокруг стоянки задвигалась, черный туман пополз из чащи. Мрак сгустился настолько, что деревья исчезли из виду. И в этот самый миг из тьмы донеслось яростное шипение. Так могла бы шипеть гадюка, будь она размером с бревно.

Хорт вскочил, с криком вскинул топор, готовясь отразить нападение. Навстречу ему из мрака выступило чудище: медвежья голова на огромном паучьем теле, восемь лап, каждая в сажень длиной, глаза горят голодом и злобой. Из пасти монстра и исходил леденящий душу звук. Охотник перехватил топор поудобнее, готовясь рубить, как вдруг ему на плечо легла твердая рука:

– Стой, – сказал Родомист. – Это морок.

– Как морок? Сейчас закусит нами, поймешь, что за морок.

– Смотри, Ратан и Леслав спят, хотя от такого шипения давно проснулись бы. – Несмотря на громкие звуки, что издавало страшилище, спящие даже не пошевелились.

– Шипение слышит только бодрствующий, – продолжил маг, – и слышит не ушами.

– Как так? – Хорт почувствовал, что челюсть его неприлично отвисает, но удержать ее не смог.

– А вот так. Смотри, он не подходит. – Монстр плевался и шипел, разевая пасть, но огня явно опасался.

– Морок, – с облегчением выдохнул охотник, опуская топор. – А кто же его навел?

– Сейчас посмотрим. – Маг нагнулся, выхватил из костра ветку.

Вооруженный ею, как мечом, Родомист зашагал прямо на чудище, и то, к удивлению Хорта, мгновенно исчезло, растаяло струйками мрака, как туман на солнышке. А на том месте, которое вырвал из тьмы огонь, обнаружился небольшой зверек, похожий на кролика. Только у кроликов не бывает острых хищных зубов и чешуйчатого хвоста.

Зверь осклабился, блеснул клыками и одним прыжком исчез за стволами.

– Вот он-то морок и наводил. – Маг поднял пылающую ветку повыше. – А выйди ты за круг света от костра, тебя бы слопали эти зверюшки.

Низкие, плохо различимые темные тени поспешно уползали, спасаясь от света.

– Да, ничего себе, пакость какая, – скривив губы, проговорил охотник.

Вернулись к костру. Ветку Родомист поместил назад в пламя, словно без нее костер погибнет.

Ученик

Проснулся Леслав оттого, что его безжалостно трясли. И не просто трясли, а дергали за плечи из стороны в сторону. Откуда-то издалека при этом доносился голос учителя:

– Да вставай же, соня, вставай!

– Так темно еще. – Зевнув, юноша попытался вновь лечь, но ему не дали.

– Конечно, темно, – сказал Ратан. – Просто сейчас наша очередь сторожить.

Пришлось подниматься.

Вроде и не было особенно холодно, но вылезать из теплого спальника на мороз – дело малоприятное. Зато проснулся почти мгновенно, даже ощутил некоторую бодрость. Хорт и учитель улеглись на освобожденные места, а новоиспеченные сторожа расположились у костра.

Ночь была тиха. За небольшим кругом, очерченным неровно дышащим костром, царствовала тьма. При взгляде на нее казалось, что там мир заканчивается. Есть только островок, четверо путников, костер да рыхлый снег, а за пределами круга света – великая Темнота, хаос без границ и пределов.

Леслав зябко поежился. До чего только не додумаешься в Темном лесу. И словно в ответ на его мысли из тьмы раздался крик, похожий на женский. Затем еще один, ближе, и юноша вскочил. Что-то затрещало, раздался визг, и на границу светового круга из леса выбежала девушка, почти девочка. В облегающем, слегка разорванном сарафанчике, простоволосая и испуганная, она замерла на миг, глядя прямо на Леслава. Беззвучно соткались из тьмы преследователи: четверо огромных, похожих на людей тварей. Здоровенные лапищи протянулись к девушке, плотоядно сверкнули ухмылки из черных бород.

Леслав, не помня себя, дернулся, готовясь бежать на выручку. В голове пронеслись яркие картинки: он мощными ударами меча повергает преследователей, спасенная девушка благодарно плачет на его плече. Но насладиться собственным героизмом юноше не дал Ратан, крепко ухватив его за пояс. Леслав дернулся, но быстро понял, что не сможет освободиться. Преследователи тем временем добрались до девушки, донеслось яростное рычание.

– Ты что?! – Леслав извивался, словно щука на крючке, но воин держал крепко. – Там же...

– Что там? Очнись! Вспомни, что говорил маг. – Ратан встряхнул юношу. – Откуда в Темнолесье люди?

Героический запал пропал так же неожиданно, как появился.

– Что это, наваждение? – спросил Леслав почти с отчаянием.

– Не просто наваждение, а наверняка ловушка. Стой и смотри.

Ратан отпустил юношу и легким, скользящим шагом двинулся туда, где чернобородые выдирали куски плоти из живой еще девушки, и пожирали, смачно чавкая. Жертва стонала, кровь стекала по бородам и пальцам.

Воин подошел к мороку, повел мечом. Лезвие прошло сквозь двоих чернобородых, которые, ничего не заметив, продолжили облизывать окровавленные пальцы. И в этот миг Ратан заступил левой ногой во тьму, туда, куда не дотягивался свет костра.

Черные щупальца вылетели из мрака со скоростью молнии. Оплели ногу воеводы и потащили его во тьму. Но Ратан не растерялся, клинок замелькал полосой багрового огня. Несколько щупальцев были отсечены сразу. Упав на снег, завозились уродливыми червями.

Появившаяся из темноты вслед за щупальцами харя, составленная из пары больших, словно яблоки, глаз и утыканной зубами пасти, была встречена могучим ударом. Леслав увидел, как брызнула кровь. Чудище завозилось и медленно уползло, спасая оставшиеся части тела.

– Понял? – тяжело дыша, спросил Ратан. – Здесь все не так, как выглядит. Да и в реальной жизни тоже. Если вздумаешь идти кому-либо на помощь – десять раз подумай: а стоит оно того? Не из выгоды, нет. На помощь стоит идти как раз тогда, когда ты от этого ничего не получишь – ни похвал, ни денег, ни славы. – Воевода обтер меч и убрал в ножны.

– Если здесь нет людей, то откуда зверюга знает, как люди выглядят? – спросил юноша недоуменно.

– Похоже, эта тварь берет образы из твоей головы, – мрачно ответил воин. – И именно поэтому устоять против них очень трудно.

Далее Леслав сидел как на иголках, ожидая нападения. Но ничего не происходило, лишь под утро, когда на востоке занялось уже светлеть, в стороне от лагеря завозился некто огромный.

Напугал до колик и неожиданно стих.

Наставник

Первая ночь в Темнолесье прошла на удивление спокойно. Да, немного поморочили головы, попытались их прикончить, но не особенно стараясь, как-то равнодушно. Это настораживало, с одной стороны, но обнадеживало – с другой. Всё же трое носителей Дара в одной упряжке – серьезная штука. Каша на магическом костре получилась не хуже, чем на обычном. Огонь послушно прекратил существовать, опав багровыми язычками. Путники двинулись дальше, невыспавшиеся, зато живые.

Дорога все явственнее шла под уклон. На самом дне огромной котловины, по пологим склонам которой спускался маленький отряд, и лежит Сиреневое озеро. По расчетам мага, до него осталось не менее тридцати верст.

Первое за этот день нападение случилось с воздуха. Сотни крошечных верещащих существ, более всего похожих на воробьев, ринулись на путешественников с вершин деревьев. Вместо клювов у них торчали иголки, смахивающие на огромные пчелиные жала.

Родомист скомандовал:

– Лица прикройте! Летуны ядовиты, но зимнюю одежду не прокусят!

Все быстро выполнили приказ, а маг нанес по нападавшим удар. Времени качать Силу извне, как всегда в бою, не оказалось, и он прибег к собственному резерву. Зачерпнул, сплел пальцы в замысловатую фигуру. Но в этот раз магия подвела. Раздался такой грохот, что у Родомиста заложило уши. В земле, саженях в трех от людей, образовалась дыра вершков десяти в поперечнике, куда мощным, неведомо откуда взявшимся потоком воздуха и затянуло отчаянно верещащих ядовитых воробьев.

– Нда, ловко ты их! – промолвил Хорт с восхищением, глядя на дыру, что медленно затягивалась, словно отверстие, оставленное пальцем в сметане. Родомист скромно улыбнулся. Главное – цель достигнута, а то, что немного не так, как хотелось, так кому какая разница?

Дальше пошли осторожнее. День выдался не по-зимнему теплый, солнце жарило вовсю, и полушубки пришлось расстегнуть. Или это только в Темном лесу погода чудит так, что в месяце Оленя ходишь мокрым от пота?

Когда от тепла совсем размякли, произошла вторая неприятность. Впереди рухнули два дерева. Знакомая черная пыль поднялась в воздух. Убежать не удалось. Почти сразу начали падать деревья с боков и позади путешественников. Черная туча надвинулась со всех сторон, закрыла невысоко висящее светило.

Маг выругался. Запасы Силы после Темнолесья придется восстанавливать долго, но, кроме чар, сейчас не поможет ничего. Заклинание ветра, что и ранее давалось Родомисту легко, получилось и на этот раз. Тугие потоки ударили во все стороны, сметая смертоносную пыль, отшвыривая ее прочь. Воздух очистился, солнце засияло вновь.

Воевода

Настолько поганого места за долгую, полную войн и разнообразных переделок жизнь Ратан еще не видывал. Ядовитая черная пыль, свирепые воробьи, животные, что умеют наводить морок! «Да, начудили маги, маму их через коромысло!» – думал воевода, пробираясь сквозь чащу и зорко глядя по сторонам.

Слева краем глаза заметил что-то быстрое, мелкое. Руки отреагировали сами, раньше головы. Меч описал причудливую дугу и сшиб зверька размером с кошку, который, судя по всему, нацеливался в лицо идущему за Ратаном Хорту.

– Ух, гадость какая, – сказал охотник, глядя, как дергается, заливая снег дурно пахнущей жидкостью, зубастая тварь с зеленым гребнем вдоль спины и странными кожистыми крыльями, точнее, крылышками. Такие не поднимут тело в воздух, но при прыжках могут помочь.

– Так, это уже серьезнее, – оторвал Ратана от размышлений голос Родомиста. Воин посмотрел туда, куда указывал маг, и нервно вздрогнул. Стоявшее под высоким раскидистым деревом существо очень сильно напоминало Гологолового, представителя того из Семи Народов, что занимает земли на дальнем юге. Такая же темная кожа, голый череп. Но на этом сходство заканчивалось. Носа существо не имело вовсе, на его месте мерзко трепетала какая-то мокрая пленка. Вместо рта обнаружился безгубый и беззубый провал, а глаза походили на гляделки насекомого, огромные, фасетчатые. На узких плечах висела грязная шкура, а в жилистой руке было зажато что-то вроде копья.

Прежде чем кто-либо из людей успел дернуться, существо издало резкий крик и скрылось в чаще.

– Оно разумно и поняло, кто мы, – сказал маг, и обреченность в его голосе резанула слух, – значит, приведет сородичей. О таких созданиях, потомках людей, что жили здесь до Катастрофы, мне рассказывал учитель.

– Это потомки людей? – раскрыл рот Леслав, а Ратан сказал твердо:

– Отступать поздно. Раз уж пришли, пойдем дальше. Кроме того, до озера должно быть не так далеко.

Хорт, хрипло закашлявшись, кивнул.

Пошли быстрее, благо лес немного поредел. Солнце палило все так же немилосердно, но прохладный северный ветер принес некоторое облегчение. Пару раз из леса доносились визгливые крики, но на путешественников никто не нападал.

Перекусили на ходу остатками сухарей. А когда день перевалил за середину, дорога довольно круто пошла вниз, а впереди, между деревьями, причудливым фиолетовым зеркалом блеснуло Сиреневое озеро.

Князь

В тот момент когда примчался гонец, Владигер находился в главной палате, принимал купцов. Седобородый купеческий староста как раз закончил речь о тяготах торгового дела, о необходимости снижения пошлин и о прочих важных делах и теперь ждал ответа. Но тут дверь с треском отворилась, и вбежал молодой дружинник. Глаза его сверкали, сапоги и плащ были мокры.

Дружинник опустился на колено, склонил голову. Голос у него оказался звучный, красивый:

– Прости, князь, срочные вести. Не вели казнить, вели слово молвить.

– Обожди, – кивнул правитель Северинского княжества. – И вы простите, люди торговые, правитель не всегда может располагать собой. Дела ваши я выслушал, грамоту принял. Приходите через семь дней, тогда и поговорим.

Кланяясь и тряся бородами, купцы покинули палату. Когда за ними закрылась дверь, князь кивнул дружиннику:

– Говори!

– Прибыл воевода Кремень из Завалья, с ним десять тысяч воинов. Они ждут твоих приказаний у Восточных ворот.

– Это добрая весть. – Владигер улыбнулся и хлопнул по коленям руками. – Очень добрая.

Он вскочил с трона, ринулся к двери. Дружинник едва успел за правителем. Вдвоем выскочили на задний двор, Владигер гаркнул что-то, и тут же у конюшни забегали слуги, а от казарм донеслись зычные голоса.

Вскоре могучий княжеский жеребец вылетел из ворот терема с громким радостным ржанием. Вслед за ним неслись не такие огромные, но тоже весьма внушительные кони ближней дружины.

Воевода

– Не хочу я пить эту гадость, – в пятый раз пробурчал Хорт, с отвращением глядя на фиолетовую маслянистую жидкость. – Это не вода. Может, она ядовитая?

– Нет, не ядовитая, сколько тебе говорить, – терпеливо убеждал Родомист. – Сиреневое озеро выглядит, спору нет, странновато, как и вода его. Но она целебная. Ее мой учитель пил!

– Что для мага хорошо, нормальному человеку смерть, – забормотал охотник, но его прервал Ратан:

– Слушай, брезгливый друг. Мы что, сюда зря тащились? Прошли бы Темнолесье краем, и все. Для тебя ведь к озеру шли. А ты: не буду! не буду! Пей, а не то я тебя силой заставлю.

Хорт взглянул на Ратана и, судя по всему, понял, да, этот заставит, причем заставит выпить раза в три больше, чем надо, и при этом предложит закусить местной живностью. Ворча, охотник взял у мага небольшой туесок и отправился к воде. Озеро, несмотря на сезон, не было даже тронуто льдом.

Спустился по некрутому берегу, нагнулся. Туесок погрузился в вяло волнующуюся жидкость, и дрожь пробежала по тихим водам. Но этим все и ограничилось, никто не вылез на поверхность, чтобы сожрать непрошеных гостей.

– Пей, – сказал Родомист.

Охотник выдохнул, словно в туеске был самогон, и ловко, одним глотком, опорожнил посудину.

– Ну как? – спросил Леслав, глаза его заблестели от любопытства.

Хорт сначала покраснел, потом побелел, затем лицо его залила желтизна. Лишь когда обрел нормальный цвет, прохрипел:

– Нормально.

– Вот и славно, теперь... – начал Родомист. Но что за «теперь» имел в виду маг, не узнал никто. Со стороны леса донеслись визгливые вопли. Обитатели Темнолесья настигли путников.

– Это по наши души, – проговорил Ратан.

К путешественникам от опушки бежала настоящая толпа. В руках нападающих были зажаты дубины.

– И что делать? – немного растерянно осведомился Леслав.

– Прикрывайте его! – крикнул Ратан, указав на Хорта, а сам ринулся навстречу атакующим.

Обитатели Темнолесья завопили, яростно затрясли дубинами. Тот уродец, на которого нацелился Ратан, упал со стрелой в глазу еще до того, как воин нанес удар. Не успел выругаться – сородичи погибшего налетели на него, и воевода привычно погрузился в круговерть боя. Он бил и уворачивался, парировал и атаковал, менял направление движения и не забывал глядеть по сторонам.

Обитатели Темнолесья оказались серьезными противниками. В силе они уступали человеку, да и оружие их было гораздо хуже. Но, быстрые и увертливые, они ловко уходили от ударов, и к тому же их было много. В первой сшибке Ратан уложил двоих, но и сам крепко получил сучковатой дубиной по колену. Захромав, некоторое время просто отмахивался, не позволяя врагам подойти. Слышались странные глухие щелчки, когда меч сталкивался с неожиданно твердым деревом дубин.

На миг оторвавшись от противника, воевода рискнул глянуть в сторону спутников: может, кому нужна помощь? Леслав отражал атаки двоих темнокожих, третий, с распоротой грудью, истекал кровью на снегу. Маг стоял, воздев руки, и с ладоней его с шипением соскакивали золотого цвета искры. Все попадали в цель, заставляя врагов злобно рычать и отскакивать. Один из нападавших лежал лицом вниз, другой с диким воем бегал по берегу, прижав ладони к глазам. «Ослепил», – решил Ратан, глядя, как воющий врезался в дерево и неловко упал. Хорт стоял позади мага, без особой спешки поднимал лук. Вжикала стрела, и очередная жертва падала на снег.

Пока Ратан оглядывался, враги не теряли даром времени. Одна дубина просвистела в опасной близости от виска, вторая ощутимо ткнулась под ребра. Мгновенно вышибло дыхание, и тут на воеводу накатило. Давно не впадал в боевое безумие, дрался спокойно. А тут багровая пелена закрыла глаза, жар нахлынул со всех сторон, и далее он не видел и не ощущал ничего.

Ученик

Сражаться оказалось делом нелегким. Твари из Темного леса наседали, теснили Леслава, и юноше стоило большого труда сдерживать их атаки. Одного врага, правда, удалось свалить быстро, да и то больше благодаря везению, чем умению.

Ну а затем Леслав постепенно начал уставать, в то время как твари с мокрыми носами не ослабляли напора, скакали, словно в задницу ужаленные. Выручил Ратан, который быстро и неожиданно решил исход боя.

Сначала Леслав не понял, откуда доносится громкий, яростный, вибрирующий рев. А потом увидел, как воевода мчится по склону, гоня перед собой с десяток врагов, а клинок его сверкает подобно лучу света среди облаков, с каждым взмахом поражая цель. Исчадия леса улепетывали, словно смазав пятки салом.

Замешательство охватило и тех тварей, что сражались с Леславом. Используя заминку противника, юноша ткнул в морщинистую, уродливую шею. Темная жидкость потекла по клинку. Второй враг ринулся бежать. Поле боя быстро очистилось. На нем осталось лежать около десятка нападавших.

Только в этот момент Леслав понял, что руки его трясутся от усталости. Едва держал ставший тяжелым меч.

– Они придут отомстить, – сказал наставник, разминая руки, – поэтому мы должны спешить.

Из леса вернулся Ратан, одобрительно похлопал юношу по плечу, хотя сам выглядел неважно. Путники быстро собрали вещи и двинулись на юго-восток, к ближайшей границе Темнолесья.

Шли так быстро, как только могли, и в какой-то миг едва не поплатились за торопливость. Леслав неожиданно оказался впереди отряда, но первым ему довелось быть недолго. Ощутил, как ноги под снегом пошли вбок, а затем понял, что его вздернуло в воздух. Заорал, но крик не породил даже эха.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Поделиться ссылкой на выделенное