Дмитрий Казаков.

Битва судьбы

(страница 6 из 31)

скачать книгу бесплатно

– Ты говоришь складно, Межамир, но, может, ты забыл, сколько выгод мы получили от союза с Остроухими? – встрял Сечень, пожилой, но еще крепкий и сильный.

– Я помню. Но посмотри на север и на восток. Там убивают людских магов и колдунов Длинноруких. Уничтожают тех, кто знает о Последней ночи.

– Ты серьезно? – удивился Снегирь.

– Да, в Северинском и Завальском княжествах не осталось ни одного достаточно сильного мага. Недавно мне доложили об исчезновении последнего, Родомиста Башенного Ворона. Нас в Новгороде спасает только единство.

– Последняя ночь. Значит, все дело в ней? – огладил бороду Сечень.

– Да. Все наши действия потеряют смысл, если Остроухие выиграют вновь. Так что нам надлежит подумать не только о воинских приготовлениях, но и относительно того, кто отправится на юг.

– Что предложит верховный? – улыбнулся Бросвят.

– Надо выводить войска к западной границе. Затем ударить по Эрину, до распутицы. А потом, когда снег растает, альвы не смогут ответить. И что будет дальше – решит Последняя ночь. Все будет зависеть от нее, от каприза Творца.

– Про воинские приготовления никто не будет спорить, они необходимы, – Сечень обвел собрание тяжелым взглядом. – Но кто пойдет за Драконьи горы?

– Последние два раза мы посылали воинов, – Межамир замолчал, нагнетая тишину и напряжение, – на этот раз я предлагаю отправить мага.

– Кого? Мы все нужны здесь. Если хоть один из нас выйдет из цепи, магическая защита княжества рухнет! – Хвощ даже подпрыгнул на стуле.

– Это правда. – Межамир улыбнулся. – Но один маг не включен в цепь, и этот маг – я.

– Ты? – Восемь голосов слились в один.

– Верховный, ты сошел с ума! – перекрыл начавшийся гвалт рев Сеченя. – Кто же останется вместо тебя?

– Ты и останешься. Князь стар, а княжич целиком под нашим влиянием. Тебе достаточно будет время от времени надавить на него, и он подскажет отцу верные решения. – Маги притихли. – Не станете же вы возражать, что именно у меня больше всех шансов выжить в Храме Судьбы?

– Глупо спорить, – пробурчал Снегирь.

– Ты нас убедил, Межамир, – вздохнул Сечень. – Ты едешь.

– А вообще, не в самый хороший день собрал ты нас, Межамир, – мрачно проговорил Хвощ. – Сказано в «Книге Дней»: «Не принимай важных решений в день Бобра».

– Да, я знаю об этом. – Межамир нервно облизал губы. – Но сильный идет против Судьбы, а не следует лениво ее изгибам. А сейчас вернемся к войне. Нужно подготовить ее так, чтобы Остроухим мало не показалось.

Воевода

Со стоянки снялись еще до рассвета, да и шагали бодро. Но неприятное предчувствие поселилось в душе Ратана с самого утра. Еще во время завтрака он не находил себе места, странная тоска грызла сердце.

Когда вышли, немного успокоился. Опасности не видать, не слыхать. Остроухие приграничные леса не жалуют. Дурные предчувствия тем не менее не проходили. И когда после полудня с севера донесся далекий волчий вой, Ратан вздрогнул.

Голос стаи, идущей по следу, не может вызвать радости. Волк, конечно, зверь осторожный, на человека почти никогда не нападает, но сейчас зима, самое голодное время, и стая, особенно крупная, может устроить охоту на четырех путников.

Следующее завывание донеслось гораздо ближе. Хорт ускорил шаг, Родомист тут же спросил:

– Куда мчимся?

– Похоже, нас преследуют, – коротко ответил тот. – Волки.

– Стоит ли бежать? Все равно не уйдем, – заметил Ратан.

– Нет, но нужно найти хорошее место для обороны, – сказал Хорт, оглядываясь. – Так что вперед. Звери пока далеко.

Пошли быстрее, не приспособленные для бега снегоступы угрожающе заскрипели.

Ратану никогда не приходилось сражаться с животными, только с разумными существами. Давешний медведь – не в счет. Но это не имеет никакого значения, воин должен уметь биться с кем угодно, с врагом, с обстоятельствами, с собой...

Воевода, стараясь сберечь дыхание, шагал рядом с Хортом. Время от времени они перебрасывались репликами:

– Вот тут?

– Нет, больно велика поляна.

И вновь – скрип снега под ногами, запах леса и набирающий силу вой за спиной. Вскоре Хорт заявил, что стая не более чем в полуверсте. Леслав нервно сглотнул.

– Нет выбора, будем отбиваться здесь, – улыбнулся Ратан, показывая на небольшую группу елочек, что стояли очень плотно. Посреди зеленого островка оставалась небольшая площадка, пробраться к которой можно было только через два нешироких прохода. – Вон там, в самом центре, надо развести костер. Родомист, займись.

Проскочили меж елок, побросали груз. Мечи Ратана с легким шорохом покинули ножны. Маг справился быстро. Рыжие языки принялись вылизывать воздух, пожирая скудный запас собранных по пути дров. Долго гореть не будет, но хотя бы один из проходов на время закроет. Около другого встал Ратан.

– Справишься? – спросил он, отдавая короткий меч магу.

– Попробую, – ответил Родомист, и клинок в его руке сверкнул, полосуя воздух. – Что-то умел когда-то.

Воевода молча поднял большой палец.

Посреди полянки Хорт натягивал тетиву на лук, раскладывал на мешке стрелы.

Леславу достался топор. В тот самый миг, когда Ратан отправил юношу прикрывать Хорта, из-за кустов вылетели серые тени. Их оказалось много, около двух десятков. Охотник присвистнул от удивления, глаза его округлились. Леслав побледнел, а воевода крепче сжал рукоять меча.

Звери легко скользили по снегу, сверкали желтыми глазами. Чувствовалась в их поведении некая странная решимость, словно они понимали, на что идут, и не собирались отступать.

Вел стаю огромный лобастый волчище с черной полосой вдоль хребта. Завидев людей, он отрывисто рявкнул. Хищники остановились, оскалили клыки, в глазах загорелись алые огонечки. Еще один рык, и звери, словно вышколенные воины, окружили елочки, отрезая дорогу к бегству. Но напасть на двуногих не так-то просто, везде встает стена плотной хвои. Там, где ее нет, горит костер. В другом проходе – человек со сверкающей, опасной сталью.

Тоскливый вой вожака прокатился под зелеными сводами, оповещая жителей лесного царства о том, что настало время охоты. За вожаком завыли остальные. И тут же трое волков кинулись на Ратана. Вожак рухнул на бегу со стрелой в глазнице. Два раза сверкнул тяжелый клинок, и два серых тела упали под ноги Ратана, конвульсивно дергаясь и орошая снег теплой кровью.

Гибель вожака не остановила стаю. Вновь прогремел волчий клич, в нем прозвучало настоящее бешенство. Завывая, лесные бестии кинулись на людей. Часть – на Ратана, часть, забыв страх перед пламенем, на костер, остальные же, злобно рыча, принялись искать путь сквозь сплетение ветвей.

Воевода не думал о том, как бить, куда, тренированное тело все делало само. Но приходилось туго, волки навалились скопом. Меч сверкал, как молния, не пропуская серых воинов за спину. Там щелкала тетива и кричал что-то Леслав. Но даже искусства Ратана не хватило, чтобы сдержать атаку. Он отступал шаг за шагом, а левый рукав уже окрасился алым.

Под ногой что-то поехало. Воевода потерял равновесие, покачнулся. Двое волков тут же прыгнули, целясь в горло. Один покатился по снегу, распростившись с половиной морды, клыки второго щелкнули рядом с глазами человека. Звериный смрад ударил в лицо. Ратан успел перехватить волка за шею, но устоять не смог, упал. Передние лапы волка прошлись по груди, зверь рычал и крутился, пытаясь вырваться. Ратан почувствовал, что слабеет, с трудом отшвырнул тяжелое тело в сторону. Волк перевернулся, вскочил, готовый к нападению. Стрела с глухим чавканьем вошла ему в горло.

Воевода нашарил меч, вскочил, поворачиваясь к спутникам. Но помощь не требовалась. Хоть волкам и удалось прорваться сквозь ели, встретили их неласково. Несколько зверей, в которых Хорт попал не очень точно, были еще живы, но опасности не представляли. Один, чей хребет был переломлен ударом топора, пытался уползти от смерти, жалобно скуля.

Охотник деловито догнал его, перерезал горло. Двинулся к следующему. С ножа Хорта капала кровь. Маг стоял, поддерживая Леслава, которого неудержимо рвало. Топор юноши и меч мага лежали рядом на снегу, и лезвия их были окровавлены.

– Ничего, ничего, – приговаривал Родомист, не давая ученику упасть. – Убивать – нелегкое дело.

Когда Ратан подошел, юноша поднял голову. Взгляд его был полон боли и ужаса. Но воевода хорошо помнил свой первый бой и знал, что надо делать. От пощечины голова Леслава дернулась, он болезненно скривился, но тьма ушла из зрачков, лицо приобрело нормальное выражение.

– Зачем они так? – невнятно спросил ученик мага, утирая рот.

– Не знаю, – пожал плечами Ратан. – Очень странно вели себя эти волки.

– Никогда я такого не видел, – покачал головой подошедший Хорт, вкладывая в чехол нож.

– Может, дело в Даре? – Слова давались Родомисту с трудом. – В Даре государя Брана? Эти леса находятся под его властью, и власть эта враждебна людям. И эту враждебность воспринимает все, что есть в пределах Эрина, в том числе и волки. Поэтому обычная охота превратилась в бой на уничтожение.

– Так что, все местные хищники будут на нас нападать? – поинтересовался Хорт угрюмо.

– Не знаю, – пожал плечами маг. – Но чем дальше мы уйдем на юг, тем лучше. Там Остроухие давно не воевали с людьми.

– Но сегодня мы далеко не уйдем. – Хорт с сомнением огляделся. В лесу стемнело, деревья начинали таять во мраке. – Ищем место для ночлега.

Леслав отрывисто всхлипнул и потянулся к мешку.

Государь

– Входи, Кондл, и давай сегодня без титулов. – На этот раз Бран принимал главу лазутчиков в собственном кабинете, сидя за огромным столом из черного дуба, что растет в самой глубине сырых лесов побережья.

– Как будет угодно государю. – Далеко не робкий, Кондл в кабинете боялся даже дышать. Войдя, застыл изваянием у широкой двери и вцепился в рукоять церемониального меча.

– Садись же ты, – нотки раздражения проскользнули в голосе правителя Эрина, и Кондл выполнил приказ мгновенно, опустившись на самый краешек стула.

Бран чувствовал себя отвратительно. Что-то тяготило его, какая-то маленькая, но зловредная песчинка мешала жить правителю Эрина, а значит – и всему государству. И самое странное, что не удавалось понять – песчинка в государственной махине или песчинка в Даре, угроза вторжения или сомнения правителя? Этого Бран не мог уяснить, а неопределенность злила.

– Ну что, есть новости? – спросил правитель Эмайн Махи, потирая ноющие виски.

– Почти нет, государь. – Кондл замялся. – Кроме одной.

– Что за новость? – вяло поинтересовался Бран, разминая шею.

– Родомиста мы не нашли, но маги работают не покладая рук. Проверяют всех знакомых Родомиста. Среди них есть некий Хорт из Болотных Выселок, охотник и следопыт. Соседи сказали, что Хорт с магом знаком, причем давно.

– Так-так, и что? – Бран почувствовал, что скука отступает.

– В последнее время мага там не видели, но Хорт живет на отшибе, так что это ни о чем не говорит. Мы обыскали дом. Там никто не был уже несколько дней. Есть признаки, что дом покинут надолго.

– Ты предполагаешь, что Родомист добрался до Хорта, а далее они ушли вместе?

– Есть такая возможность, – кивнул Кондл. – Если маг собрался в дальнюю дорогу, лучшего проводника и помощника ему не найти.

– Наверное. – Бран покачал головой. – Родомист всегда выбирает лучших.

– И еще, – нерешительно сказал Кондл. – Исчез воевода Ратан, глава полка Волосатых, стоящего у северной границы.

– Как так? – Государь Эрина скептически хмыкнул.

– Скрылся из расположения полка, оставив невразумительную записку, – пожал плечами молодой альв.

– Это становится совсем интересно. – Бран вздохнул, откинулся в кресле. Что-то ускользнуло от его внимания, что-то очень важное, значительное, но что именно, Бран не мог понять. – Ладно, отложим пока все это. Поговорим о том, что творится в Новгородском княжестве.

Кондл расслабился, задышал ровнее. Новая тема явно оказалась для него куда более приятной.

Ученик

Рана на руке Ратана оказалась неопасной. Вонючая мазь из запасов Родомиста, кусок чистой ткани, и все, можно идти дальше. Остальные счастливо избежали волчьих клыков, пострадали лишь полушубки, штаны и валенки.

Под утро после побоища Леслав проснулся от хрипа и кашля. Подняв голову, обнаружил, что стоявшего на страже Хорта скрутил приступ. Тут же вскочил Родомист. Развели огонь, разогрели воды. Аромат трав поплыл над сугробами, напоминая о лете. Когда охотника отпоили приготовленным отваром, тот вроде бы пришел в себя.

Но днем шагал хмурый, осунувшийся, причем очень медленно. Глядя на него, юноша думал, что без проводника отряд мигом сгинет в зелено-белом безлюдье. Но и с такой скоростью далеко не уйдешь. Родомист смотрел-смотрел на такое непотребство, затем не выдержал:

– Так, Хорт, ты долго не протянешь. Приступы будут учащаться.

– И что делать? – сопя, словно дырявый кузнечный мех, спросил охотник.

– Есть одно средство, и оно нам скоро будет доступно. – Маг невесело ухмыльнулся. – Вода из Сиреневого озера.

– Что? Откуда вода? – взвился Хорт, но, засипев, замолчал.

– Откуда? – захлопал ресницами Леслав.

– Из самого сердца Темнолесья, – медленно проговорил маг.

– Что? – хмыкнул Ратан недоверчиво.

– Ты не ослышался. Из Темнолесья. Нам все равно через него идти, ну так и сделаем крюк. – Маг говорил спокойно, но в словах его чувствовалось напряжение.

– Мы прошли бы краем, – справившись с удушьем, сказал Хорт. – Идти через середку – верная смерть.

– А не идти – хуже, чем смерть, – отрезал Родомист. – Это невозможность добраться до цели, наблюдая при этом твои мучения.

Охотник заскрипел зубами.

– Мне, – спокойно сказал Ратан, – все равно, куда идти. Хоть по центру, хоть по краю. Но смотреть, как ты страдаешь, очень неприятно.

– Может, там не так страшно, – улыбнулся Леслав. – Прорвемся.

– Вот он, выбор, – процедил сквозь зубы Хорт. – Или его отсутствие? Хорошо, пойдем через Темнолесье.

После этого разговора любопытство окончательно одолело Леслава. О загадочном Темнолесье болтали много, да только конкретно никто ничего не знал. Так и шел, пока интерес не вырвался наружу самым банальным вопросом:

– Учитель, а что такое Темнолесье на самом деле?

Маг ответил, не оборачиваясь:

– Ты точно хочешь знать?

– Хочу! – решительно кивнул Леслав. – Ведь мы туда идем.

– Боюсь, знание о том, что это такое, там мало поможет, – улыбнулся маг. – Но ладно, если хочешь, я расскажу, но вечером, на привале.

Пришлось смириться и шагать до самого заката, да еще потом добрых верст пять. И лишь когда ноги окончательно отказались шевелить снегоступами, а плечи под тяжестью мешков стерлись почти до костей, путники остановились.

Затем пришлось собирать хворост для костра, ужинать, чистить котлы. И как назло, наступила очередь дежурить Леславу. И только когда котлы гордо заблестели, юноша облегченно вздохнул и подошел к магу, сидящему около костра, протянув к пламени ноги.

– Учитель, так вы расскажете или нет?

– Обещал – расскажу, – улыбнулся маг и хлопнул по бревнышку рядом. – Садись.

Леслав сел, умостился поудобнее.

– Темнолесье, – начал Родомист, и Леслав вздохнул, вспомнив множество вечеров в башне, проведенных под аккомпанемент таких вот занудливых рассказов, – огромный кусок леса верст в четыреста окружностью. Ни люди, ни Остроухие обычно туда не ходят. А из тех, кто все же зашел, вернулись немногие.

– А откуда оно взялось? – нетерпеливо спросил Леслав.

– Давняя история, – поморщился маг. – Но и мы, и жители Эрина рассказываем ее одинаково. Более двух тысяч лет назад жили в этих местах могучие маги. Судя по всему, были они людьми. Вспыхнула война, уже не упомнишь, кто сражался тогда и с кем. И маги решили одним ударом покончить с противником. Собрали огромное количество Силы, причем в одном месте. Но что-то случилось, что-то пошло не по плану. Сила вырвалась из-под контроля. А поскольку она была изначально нацелена на уничтожение, пропитана духом разрушения, то и высвободилась эта Сила беспорядочно, разрушительно, как при стихийном бедствии. Маги погибли мгновенно, как и многие разумные вокруг – тоже. Люди, что оказались немного далее от места Катастрофы, под ударом Силы превратились в нечто очень странное. Их потомки до сих пор населяют Темнолесье, и не приведи Творец нам с ними столкнуться. Рядом с местом Катастрофы все, что было создано разумными существами, разрушилось очень быстро. Чудовищно исказились растения и животные. Темнолесье до сих пор пропитано недоброй магией.

– Да, страхи какие. А что за озеро, о котором вы говорили?

– В центре Темнолесья, там, где ранее жили виновники Катастрофы, после нее образовалось озеро. За странный цвет воды его прозвали Сиреневым. Несмотря на окраску, жидкость, что плещется в его берегах, обладает мощнейшими целебными свойствами. Она поможет даже Хорту.

– Она его совсем вылечит?

– Боюсь, что нет, – нахмурился Родомист. – Но на время болезнь отступит, и Хорт сможет спокойно проводить нас до самого края лесов.

– Учитель, а откуда известно, что вода Сиреневого озера – целебная? – не отставал Леслав.

– Не знаю, кто открыл это ее свойство. Но мой учитель ходил туда. Он дошел до озера и вернулся. Этим он добавил себе почти семь лет жизни. Да и то погиб не от хвори, а на поле брани.

– Он принес оттуда воду?

– Нет. Вода эта теряет целебные свойства очень быстро. Буквально в течение двух-трех дней.

– Вот как. – Леслав почесал зудевшую щеку. – Учитель, а...

– Все, хватит. – Маг зевнул. – Любопытство не порок, конечно, но испытание то еще. Надо спать, а то завтра ноги не потащишь.

Леслав вздохнул, но ослушаться не посмел. Бодрствовать остался один Ратан.

Охотник

По мере продвижения на юго-запад лес становился все более странным. Посреди дубравы тут могла встретиться елка, чего в нормальной чаще никогда не увидишь. А вон меж берез затесалось вообще непонятно чего, помесь осины с ивой: перекрученный ствол, корявые ветви.

Хорт нервничал. Знал, что когда войдут в Темнолесье, то навыки следопыта окажутся бесполезны. Разве может охотник ориентироваться там, где все вывернуто шиворот-навыворот? Там место для мага.

Овраг трехсаженной глубины вырвался, в прямом смысле слова, из-под земли. Случилось это так неожиданно, что Хорт оказался на самом краю и нелепо замахал руками. Спас охотника от не смертельного, но наверняка малоприятного падения Ратан. Подскочив, он резким рывком отдернул Хорта от провала.

– Спасибо, – прошептал тот, лязгая зубами.

– Не за что, – ответил Ратан. – Но такого оврага я никогда не видел.

Овраг с почти отвесными стенками, узкий настолько, что даже с пяти шагов его трудно заметить, пересекал путь подобно следу от удара исполинским мечом. Шириной он не превышал полутора сажен.

На той стороне оврага начиналось Темнолесье. Любому, кто видел окраину зачарованной чащи, становилось ясно, почему его назвали именно так. Стволы деревьев отливали чернотой. Из черных колонн торчали самые заурядные ветки с обыкновенными иголками.

– Ну что, Родомист, теперь тебе вести, – скривившись, вымолвил Хорт, а Ратан кивнул.

– Я поведу, – серьезно проронил маг. – Но запомните, в Темнолесье все обычно оборачивается не тем, чем выглядит. Обыкновенная бабочка может оказаться беспощадным вампиром. Правда, сейчас зима, какие уж тут бабочки. А вот огромное зубастое страшилище – на самом деле мирное травоядное. Идти будем тесной группой, ни в коем случае не расходясь. Что бы вы ни услышали, что бы ни увидели, не откликайтесь, не бегите на звук. Ночевать будем так – двое спят, остальные – на страже. Ночных чудес в Темнолесье больше, чем дневных, и они более опасны. В паре сторожей обязательно должен быть либо я, либо Ратан. Дар помогает против мороков.

– Сколько мы там пробудем? – спокойно спросил Ратан, передавая короткий меч Леславу.

– Не менее четырех дней. – Маг усмехнулся, глядя, как юноша неловко принял оружие.

– Ты сможешь колдовать внутри? – поинтересовался Хорт.

– Смогу. Магические влияния из Темнолесья не обнаружить самому искусному магу. Течение Силы там перекорежено причудливым образом. Но именно поэтому я не в состоянии точно предвидеть результаты колдовства. Привычные заклинания часто работают там неправильно. Вместо наколдованного костра может возникнуть лужа, или пламя разгорится до небес, спалив заклинателя. Поэтому к магии придется прибегать, только если станет совсем плохо.

– Вот так всегда, – проворчал Хорт, доставая топор. – Помощи от этих магов – никакой, а уж гонору-то, гонору...

Наставник

Через овраг перебрались быстро. Ратан, а за ним и Леслав его просто перепрыгнули. Протянули веревки. По ним переправился сначала Хорт, еще не оправившийся от приступа, и Родомист, которому прыгать уже не по возрасту.

Черные деревья встретили людей неприветливым шорохом. Солнце как будто померкло, и у мага на душе стало муторно и тоскливо. Не лучше, судя по всему, чувствовали себя и остальные. Даже Ратан чуть изменился в лице. Ну а Родомист испытал настоящую боль, вступая в ту область пространства, где Сила не течет плавными потоками, как ей положено, а скручивается тугими водоворотами.

Царило безветрие. Неумолчный шорох деревьев объяснить было нечем, что пугало еще больше. Маг подумал, что трястись ветви заставляет ненависть, отвращение ко всему, что не изуродовано искаженной Силой. От такой мысли по спине побежал холодок.

Шли тесной группой, почти вплотную друг к другу. Запахи в Темнолесье витали сильные, резкие, словно кто-то разворошил муравьиную кучу величиной с дом. В один миг Леслав неожиданно споткнулся, начал задыхаться.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Поделиться ссылкой на выделенное