Дмитрий Казаков.

Битва судьбы

(страница 5 из 31)

скачать книгу бесплатно

Вблизи Хорт выглядел еще хуже. Багровое лицо, выпученные глаза, руки судорожно дергаются.

С яростным выдохом Ратан подтащил Хорта к кустам. Маг подхватил охотника под руки, тот ошалело закрутил головой. Леслав оказался рядом с Ратаном, забрал у него мешок Хорта. Торопливо перебрались через толстый ствол. Маг вжался в снег, рядом рухнул Хорт, воевода и ученик затихли чуть в стороне. Охотник закусил губу, чтобы не хрипеть.

Сквозь ветви было видно, как на прогалине появились две высокие фигуры, закутанные в меха, точно старые бабы. Правду говорят, что жители Эрина плохо переносят холод. Родомист прислушался. Шелестящий язык Остроухих выучить сложно, но забыть – невозможно.

– Как-то тут снег странно примят. Ты не находишь, Оревад? – спросил тот альв, что был повыше, в толстенном коричневом шарфе на шее.

– Не знаю, Фергус, – зевнул другой. – Может, звери бесились?

– Какие звери! – замахал руками Фергус. – Тут словно прошел кто. И след свежий совсем. Может, посмотрим?

– Успокойся. – Остроухий зевнул еще раз. – Какая муха тебя укусила? Кто тут полезет? Чего людям у нас делать? Да и погляди ты на этот след – он никак не от ног. Пойдем быстрее, а то там без нас все пиво выпьют.

– Не нравится мне все это, – пробормотал Фергус. Он посмотрел в сторону кустов, и Родомисту показалось, что Остроухий заметил людей, так пронзителен был его взгляд. Но любовь к пиву пересилила служебное рвение.

Оревад пошел дальше, и Фергус, еще раз осмотревшись, двинулся за ним.

Ученик

Когда Остроухие увидели их след, Леслав взмок, несмотря на холод, колени у него задрожали. Так и захотелось крикнуть Ратану: «Чего ты ждешь! Давай их убьем, их же только двое!» И лишь осознание того, что действовать импульсивно недостойно мужчины и вдвойне недостойно мага, помогло сдержаться.

Когда опасность миновала, юноша только порадовался, что вовремя сдержался. Остроухие исчезли из виду, и путешественники двинулись прочь от границы, пошли по землям государства Эрин. Хорта повели под руки наставник и Ратан, Леславу пришлось нести два мешка.

Лес по эту сторону рубежа оказался совсем другим. Менее густой, он выглядел более правильным, чистым. Чувствовалось в нем отсутствие привычной в лесах востока дикой, необузданной силы. Пахло здесь совсем иначе, чем дома. Появились деревья, которые в землях людей встречаются очень редко, – буки и дубы.

Около полудня остановились на отдых. Леслав не упустил случая – подсел к учителю и начал спрашивать:

– Отчего здесь все по-другому? Лес какой-то странный.

– Эрином правит государь, над головой которого сияет Дар, – ответил маг, – а его мощь преобразует даже природу. Будь князь Северина отмечен благодатью, подобный лес рос бы и у нас.

В этот момент пришел в себя Хорт.

– Дайте мешок, – сказал он нормальным голосом. – Дальше я сам. И нечего рассиживаться. Нужно уходить как можно быстрее.

Вслед за ним маленький отряд резко повернул на юг.

Вскоре после этого погода начала меняться. Подул ветер, мороз ослабел. На блеклое солнце наползли свинцовые тучи. А когда стемнело, до земли долетели первые снежинки. Когда стало темнеть, Хорт сказал:

– Завтра будем дневать. Приступ отнял у меня все силы.

– Да и мне надо выспаться, – кивнул Родомист. От его зевка с дерева с испуганным карканьем сорвалась ворона. – Магическая сеть осталась по ту сторону границы, так что я вне опасности.

– Что же, дневка так дневка, – кивнул Ратан. – А ты как думаешь, Леслав?

Юноша смутился:

– А что я? Я – как все.

– Никогда не будь как все, даже если ты со всеми согласен, – сурово сказал маг. – Свое мнение – редкая вещь, и его нужно всегда иметь.

– Что вы к нему пристали? – Охотник поморщился. – Раз все «за», ищем, где останемся на две ночи.

Подходящее место долго не попадалось. То деревья стоят слишком широко, то от ветра не закрывают. Хорт ворчал и ругался по поводу «мерзких Остроухих, что даже лес испоганили». Но мытарствам пришел конец, когда Леслав заприметил прогалину под огромным дубом, с двух сторон прикрытую кустами орешника.

– Хорошо, – одобрил охотник. – Ну а теперь все как обычно. Вы с Ратаном за дровами, а мы с магом займемся навесом.

Наставник

Проснулся Родомист от цоканья белки. Зверек сидел на толстой ветке и с любопытством смотрел на редкую в этих местах диковину – человека. Стоило магу двинуться, как рыжая молния метнулась в сплетение ветвей и пропала.

Вставать ужасно не хотелось, но Родомист чувствовал, что если еще немного полежит, то обеспечит себе головную боль до самого вечера. Как бы ты ни устал, спать больше, чем положено природой, без вреда для себя не получится.

Снег шел всю ночь. Все вокруг – ветви, старые сугробы, кусты – покрылось слоем белого хрустящего крошева. Спутники уже сидели у костра. Даже Леслав, известный соня, встал в это утро раньше учителя. Сидел, держа ложку, словно меч перед боем, глаза были голодные, будто у бродячего кота. На огне призывно булькал котелок, источая дразнящий аромат гречневой каши.

– А, вот и маг проснулся, – протянул Хорт, ухмыляясь. – А то я думал, и к вечеру тебя не добудимся.

Ратан и Леслав захихикали.

– Все бы вам ржать, – улыбнулся маг. Все же он чувствовал себя хорошо, впервые поспав за пять дней. – А с завтраком чего как долго возитесь?

– Ничего себе долго! – возмутился Леслав, ткнув ложкой в котел. – Сейчас будет готово.

– Да-да, – подтвердил Хорт. – И если кто-то не поторопится, то может запросто остаться без еды.

Дым от умело разложенного костерка лениво уползал вверх, растворяясь между густыми ветвями. Хорт постарался, так что костер не заметить и с воздуха. Да и снегопад, как никогда, сегодня кстати. Теперь Остроухие с поста точно не разберут, кто оставил следы, да и с дракона не увидишь, кто прячется в чаще.

Родомист вылез из мешка, оделся. Растерев лицо снегом, подошел к костру, с которого как раз сняли котелок. Чуть ли не впервые за всю дорогу чувствовал себя нормально. Как хорошо не ощущать вокруг незримую сеть, не находиться в постоянном напряжении, ловя перемещение огромного количества чутких нитей.

– Ну что, будем дневать? – спросил маг после завтрака.

– Мы вчера очень мало прошли, – смущенно ответил Хорт. – И по моей вине. Так что, я думаю, надо наверстывать. Сил у меня достаточно. Хоть через Западный Тракт перейдем до вечера.

– Надо идти, – кивнул Ратан, поднялся и отправился чистить котелок.

– Мне все равно, – чуть нервно произнес Леслав. – Учитель, вы руководите походом, вам и решать.

– Да, я глава. – Маг ответил так, словно главенство – сущее наказание для него. – Пойдем после обеда. К вечеру на тракте меньше движения, больше шансов проскочить.

Охотник

Приближение большой дороги ощутили задолго до того, как можно было ее увидеть. Сначала издалека донеслось заливистое ржание. С этого момента Хорт стал вдвойне осторожен. Шел сажен на десять впереди остальных, напряженный, как взведенный капкан. Вслушивался в каждый шорох.

Лес при подходе к тракту стал куда реже. «Зачем Остроухим столько дерева?» – думал охотник, оглядывая вырубки, следующие одна за другой. Летом здесь наверняка густо разрастались кусты – малина, ежевика. Сейчас же все лежит под снегом, и лес стоит голый, пустой.

Оставив спутников в густом ельнике, Хорт в одиночку отправился на разведку.

Кое-где приходилось опускаться на четвереньки. Сняв снегоступы и проваливаясь в снег, он упорно двигался вперед. Раньше доводилось бывать на тракте, правда, на человеческой его части. Большой Западный Тракт связывает Порубежные горы на востоке с морем на западе, идет из земель Полурослых через два людских княжества и продолжается в Эрине, нанизывая на себя, словно нитка жемчужину, Эмайн Маху, столицу Остроухих.

Деревья чуть разошлись, и открылась дорога, прямая, точно стрела. Хотя невидимое за тучами солнце и клонилось к закату, тракт не был пуст. Болтали возчики тянущегося по нему обоза, судя по стати, Полурослые, самые неутомимые купцы на свете. Хитрый народ, случая напакостить человеку или там Длиннорукому не упустят, но в то же время торгуют честно, а за деньги служат верно, ни разу войско Полурослых не переметнулось к более щедрой или более сильной стороне.

Несколько всадников, появившихся из-за поворота, помчались вслед за обозом. Телеги остановились. Один из верховых, что был вершков на десять выше любого из возчиков, что-то долго им втолковывал, не слезая с лошади. Те отвечали, спокойно и неторопливо.

Закончив разговор, Остроухие нахлестнули коней и умчались туда, откуда приехали. Обоз покатил дальше.

Вернувшись к спутникам, Хорт едва не начал ругаться в полный голос. Его приближения никто не заметил! Маг, ученик и воевода сидели кружком и выясняли, как раскрылось позже, преимущество длинного меча над топором в пешем бою. Горячился в основном Леслав, Ратан хмыкал в бороду и бросал реплики, маг тоже не отмалчивался.

Хорт постоял некоторое время, глядя на это безобразие, затем оглушительно каркнул. Болтуны всполошились, повскакали на ноги.

– Так-так, – проронил охотник мрачно. – Треплемся, значит? – Он смотрел сурово, и спутники под этим взглядом смешались. – Как же так? Вас же кто угодно мог обнаружить!

– Ну, такой интересный разговор получился, – горячо начал Леслав. – И мы увлеклись...

– Увлеклись? – не дал договорить Хорт. – Увлекаться можно дома, на теплой печи. Подойди к вам вместо меня Остроухий, разговор пришлось бы продолжить в темнице или на кольях!

– Ты прав, Хорт, я виноват, – опустил голову Ратан. – Но все хорошо, что хорошо заканчивается.

– Что ругаться, Хорт, все уже позади. – Маг примирительно поднял руку. – Да и Остроухого я за тридцать саженей почувствую.

– Не доверяю я магии твоей, – упрямо помотал Хорт головой. – Не сработает, и что тогда?

– Что не доверяешь – правильно. Но чего спорить? Мы идем или нет?

– Идем, – ответил Хорт. – Собирайтесь.

По разведанному пути шли быстро. Хорт заранее определил место, где всего удобнее будет пересечь тракт, где лес, хоть и жиденький, с двух сторон подползает прямо к дороге.

– Перебегать будем по одному, – сказал охотник, когда маленький отряд вышел почти к обочине. – По моему сигналу.

Когда все приготовились, Хорт спросил подозрительно:

– Ну, что говорит твоя магия, Родомист? Есть ли рядом кто живой?

– Я не могу употреблять магию, ты же знаешь, – мягко укорил маг. – Я могу пользоваться ощущением живого, но оно действует всего сажен на тридцать. На этом расстоянии – никого.

Хорт молча развернулся и махнул Леславу. Тот перепрыгнул упавший ствол и, нелепо семеня, помчался через тракт. Когда невысокая фигурка с выпуклостью мешка на спине скрылась в лесу, Хорт мановением руки отправил вперед Ратана. Тот бежал быстро, ловко. Мечи, что при переходах носил за спиной, торчали причудливыми рогами. Едва воевода исчез за деревьями, охотник встревоженно повернулся.

С запада надвигался, приближаясь, глухой топот множества копыт. Хорт махнул рукой на другую сторону дороги, спрячьтесь, мол, и сам опустился на корточки. Рядом присел Родомист.

В руках первого конного, что вылетел из-за поворота, горделиво реял флаг на длинном древке. Голубого цвета полотнище с большим коричневым желудем посредине билось на ветру, и вилась под напором воздуха длинная бахрома. За знаменосцем следовал богато одетый Остроухий. Из-под толстого плаща виднелись доспехи, на поясе висел меч, а выражение лица было гордое, надменное. За ним следовал оруженосец, в руках держал щит с тем же желудем, что и на флаге, а также копье. Вслед оруженосцу последовала конница. Блестели кольчуги, лица были свирепы, не по-людски серебристые и золотистые локоны мягко вились на ветру.

Когда последний ряд воинов исчез за поворотом, а топот начал стихать, охотник спросил:

– Слышь, маг, чего это за желудь на знамени?

– Символ силы и стойкости. Такое знамя может носить только высший военачальник. Судя по тому, что оно с бахромой, перед нами проехал тысячник альвийской конницы вместе с ближней дружиной. – Родомист покрутил головой. – Скоро война.

Хорт только хмыкнул: война – это да, а у нас свои дела. Подождали еще немного и вдвоем побежали через тракт. Миновали его благополучно, наткнулись на укрывшихся в чаще Ратана и Леслава.

Почти сразу за дорогой начался настоящий, очень густой лес. Тут вырубали почему-то меньше.

Хорт знал, что дальше на юг лежат и вовсе необжитые земли. «Остроухие неохотно селятся вдоль границы, – думал Хорт, в то время как ноги сами выбирали верную дорогу среди сугробов. – Непонятно почему. Леса слишком дикие? Но самый плохой лес лучше самого хорошего города. Как могут разумные существа без леса жить? Те же Красноглазые? Мне этого не понять».

Наследник

Сколько Терик помнил, в коридорах родного замка всегда гуляли сквозняки. Вот и сейчас, за толстыми стенами – зима, и изо всех углов ползет мерзлая сырость. Но он привычно не фиксировался на подобных мелочах. Знал, что так было при предках и будет всегда, при самых дальних потомках.

Выйдя из собственных покоев, он миновал лестницу и зашагал по сводчатой галерее, что ведет к главной башне. Туда, где наследника Нордбурга ожидает конунг, отец. Следовал тысячу раз пройденным путем, поэтому мысли витали далеко, у цели, путь к которой очень долог.

Вынырнул из раздумий, когда в глаза ударил багровый свет факелов.

Тронный зал был освещен скупо. Конунг Аралод, как и положено правителю, сидел на троне. Суровое лицо выглядело так, словно его вырубили из гранита, глаза смотрели жестко. Отец Терика правил более тридцати лет, и правил железной рукой. Во многом благодаря ему народ йотунов выжил, не дал уничтожить себя Остроухим и Волосатым.

Терик поклонился конунгу, затем наставнику, что в темных одеждах почти утонул в тени сбоку от трона. И как не поклониться, ведь наставник – сам Астульф, главный маг государства, осиянный Даром.

– Ты пришел, сын. – Мощный голос Аралода прогудел под сводами, и, казалось, в такт ему, слыша настоящего властителя, кивают статуи прежних конунгов в стенных нишах.

– Я пришел, отец, – почтительно склонил голову Терик.

– Как ни больно мне это осознавать... – Терик удивленно вскинул глаза. В голосе отца ему послышалась печаль. Неужто и гранит может давать трещины? – Но ты пришел, чтобы проститься. Возможно, навсегда. – Теперь горечь проявилась явно, и Терик заскрипел зубами, сдерживая дрожь. Если уж отец опечален... – Ибо Последняя ночь беспощадна, маги выбрали тебя, и на юг поедешь ты.

– Лучшего воина не найти во всем государстве. Кроме того, он наделен Даром от рождения. – Бесплотный, тихий голос мог принадлежать призраку, но никак не живому существу. – Ваш сын, конунг, имеет больше всех остальных йотунов шансов на то, чтобы добраться до Храма и выйти из него.

– Я склоняюсь перед волей Судьбы. – Желваки заходили по щекам Аралода. – Сегодня вечером ты отправляешься. Путь долог, и ждать более нельзя.

– Да, отец. – Терик опустил глаза, чтобы предательская влага на них не так блестела в свете факелов.

– Ты должен выиграть. – К этому моменту Аралод одолел чувства, превратился из отца, что теряет сына, в правителя, который в первую очередь должен заботиться о собственном народе. – Войны с Волосатыми истощили нас. Хоть мы и приобрели земли, но потеряли при этом слишком много воинов.

– Я понимаю, отец.

– Твой драккар погружен на сани, лошади готовы. Сначала пойдешь по руслу Каменки до самых верховьев, затем волоком на Порубежную реку и по ней до самого Внутреннего моря.

– Я вернусь, отец. – Терик поднял голову. В ледяном взгляде конунга он увидел нечто вроде одобрения.

– Я верю тебе, сын. И помни, пока не выйдешь в море, двигайтесь только ночами. Драконы все еще служат Остроухим. Прощай.

– Прощай. – Терику очень хотелось подойти и обнять отца, за ледяной броней которого он впервые за долгие годы ощутил живое существо, способное чувствовать, а не только отдавать приказы, умеющее страдать, а не со сжатыми челюстями выслушивать доклады. Но подойти нельзя. Прежние правители, суровые предки, не одобрят. И молодой йотун, поклонившись напоследок, твердой поступью покинул зал.

Государь

Бран ненавидел Государственный Совет всем сердцем, но отменить его, несмотря на всю власть, не мог. Ежемесячные собрания нобилей в Эмайн Махе, в день Тура, проводились в Эрине настолько давно, что никто не знал, когда появилась эта традиция. Даже осиянный Даром государь не имел шансов нарушить установившийся порядок.

Но на этот раз Бран пришел на Совет собранным и серьезным. Обстановка вокруг государства альвов впервые за многие годы ускользнула из рук правителя Эмайн Махи. Длиннорукие перестали грызться с Волосатыми. Те, в свою очередь, прекратили враждовать между собой. На юге набрала силу орда Красноглазых, Аджад, ведомая молодым ханом, над головой которого сияет Дар. И, как всегда, торчат, словно кость в горле, Зеленые острова с их непредсказуемыми обитателями.

Начался Совет традиционно. Знатнейшие альвы государства и самые могучие колдуны расселись вокруг длинного стола из полированного ясеня. Последним занял свое место Бран.

– Маги и нобили могучего Эрина, что есть у вас сказать мне? – спросил он, морщась от идиотизма предусмотренной ритуалом фразы.

– У меня есть слово к государю, – встал Финтан, верховный маг.

– Говори.

– Мага Родомиста в пределах Северинского княжества нет.

– Как нет? – Бран нахмурился, вельможи тревожно зашептались.

– Обыскано почти все княжество. Князь Владигер оказывает содействие, хотя и неохотно. Поисками руководил достойный Кондл, глава лазутчиков. Но никого не нашли. Кроме того, магическая сеть раскинута над княжеством уже пять дней. Ни один чародей не сможет так долго от нее скрываться.

– Кондл? Все ли верно сказал маг?

– Истинно так, государь. Осталось осмотреть только самые маленькие селения.

– Ищите! – В голосе Брана слышался гнев. Чуя его, занервничали вельможи и маги, ощутили тревогу слуги и воины в пределах замка. Дар Правителя, как обычно, подействовал на всех. – Куда он мог сбежать?

– В Завальское княжество, больше некуда, – твердо ответил верховный маг.

– Тогда перекиньте вашу сеть туда! – рыкнул Бран. – Что-нибудь еще?

– Э... ну, да... – проговорил Кондл несмело. – Из Завалья вышли десять тысяч воинов. Через несколько дней они будут в Северине. Кроме того, из Тускулума сообщают, что Владигер нанял полк Полурослых. Им на дорогу понадобится десять дней.

– Вот как? – И в этот момент Бран неожиданно успокоился. – Они знают, что мы нападем, и хотят воевать? Думают, что смогут потягаться с нами? Пускай. Мы справимся с любым врагом. Так, что у нас по южной границе?

Вслед за правителем успокоились вельможи, и Совет пошел как обычно – размеренно и даже немного скучно.

Глава 5

Фаворит

Солнечные лучи, пойманные оконными стеклами, желтым квадратом лежали на полу. Пахло старым дубом и пылью. В комнате было тихо, лишь шуршали церемониальные одежды входящих в нее людей, широкие серые мантии с капюшонами. Когда, от кого была перенята такая одежда, никто не знал, но традиции следовали все. Обычаи и привычки предков в Новгородском княжестве свято блюли вот уже много столетий.

Межамир любил этот небольшой зал на верхнем этаже башни, что стоит на самом берегу Светлой реки и горделиво возвышается над Новгородом. Вот и сейчас верховный маг княжества позволил себе на некоторое время расслабиться. Прикрыл глаза и постарался ни о чем не думать. До того момента, когда войдет последний из магов княжества, когда стукнет дверь...

Дверь стукнула. Межамир с легким вздохом поднял веки, осмотрел сидящих за столом мужчин. Их восемь. Над головами четверых переливается всеми оттенками синевы, от блекло-голубого до иссиня-черного, Дар. Пятый и самый яркий украшает голову самого Межамира.

– Так-так, вот и все в сборе. Доброго утра вам, почтенные. – Верховный маг ощутил гордость. За сорок лет удалось увеличить число магов в княжестве почти вдвое, и хоть не он начал это дело, все же причастен к нему. Кроме того, стараниями Межамира территория княжества выросла почти в полтора раза. Союз с Остроухими оправдался полностью, что бы там ни орали слабоумные фанатики, глядя в сторону Северина и Завалья. Да, союз себя оправдал, и пришло время с ним покончить. Обосновать такое решение и придется сейчас Межамиру. Задача не из легких.

– Доброго утра и тебе, верховный, – прозвучал в ответ нестройный хор.

– Я собрал вас, дабы поговорить о важном. – Межамир начал подготовленную речь, как всегда, издалека, но его неожиданно прервали.

– Да простит меня верховный, – сказал Бросвят, самый молодой из девяти, – но все ясно. Пора показать Остроухим, кто на самом деле хозяин на этой земле.

– Опередил ты меня, – усмехнулся Межамир. – И правда. Время союза с Эмайн Махой закончилось.

– А что думает по этому поводу князь? – поинтересовался Снегирь, проживший на свете более века, и кресло под ним тревожно скрипнуло.

– Разве в Новгороде правит князь? – вопросом на вопрос, в духе Полурослых, ответил Межамир.

– Нет, не он, – вздохнул Снегирь. – Мы правим. Но почему почтенный Межамир пришел к такому решению?

– Все очень просто. Северинское княжество – ни Эрину, ни нам не соперник. Завальское – медвежий угол, для альвов вообще недостижимо. А до нас у него просто руки не дошли. Кем займется Бран, едва сойдет снег? Нами и только нами.

– А почему не Длиннорукими? – спросил Весемир, один из носителей Дара. – И почему именно сейчас?

– Длиннорукие ослаблены длительной войной с Северином и Завальем. Мы – главная кость в горле у Брана, основное препятствие на пути Эрина к господству на севере. Мир между нами никому не нужен. А почему именно сейчас? Потому что в данный момент, накануне нового Цикла, Эрин наиболее силен.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Поделиться ссылкой на выделенное