Дмитрий Казаков.

Камушки Феанора

(страница 1 из 5)

скачать книгу бесплатно

 -------
| bookZ.ru collection
|-------
|  Дмитрий Львович Казаков
|
|  Камушки Феанора
 -------

   На этот раз Гордон выбрал ковбойский стиль. Шляпа с бахромой, рубаха особого покроя, джинсы, ковбойские сапоги с бутафорскими шпорами, что звенят при каждом шаге. Звон привлекал внимание прохожих, и что особенно немаловажно, красивых девушек. Девушки хихикали, видя молодого и красивого мужчину, одетого столь экстравагантно. Гордон улыбался в ответ, демонстрируя ровные белые зубы по двести долларов каждый. Улыбка действовала безотказно, девушки, конечно, не падали в обморок, но краснели и скромно опускали глазки. С парочкой из девиц Гордон точно бы познакомился, будь сегодня другой день. Но, увы, Гордон спешил на деловую встречу, а дела, особенно денежные, он ставил выше даже хорошего флирта.
   Гордон миновал небольшой садик, где дети в сопровождении нянь, мам и бабушек увлеченно предавались таинственным детским занятиям, и свернул в совершенно неприметный переулок. Здесь было тихо и спокойно, как всегда. Дверь со скромной табличкой «Элисон Дьюри и сыновья. Антиквариат» оказалось также на привычном месте. Гордона ждали. Едва он попал в поле зрения следящих камер, дверь с противным шипением открылась. Гордон вошел в тамбур, привычно поднял руки, подержал над головой, пока его сканировали на предмет оружия. Зажглась зеленая лампа – все в порядке, щелкнул замок внутренней двери, и Гордон вступил в святая святых. Приглушенный свет, тишина, дизайн по последней моде, даже пахнет здесь чем-то дорогим и безумно экзотическим. Запах будоражит душу, заставляя вспоминать далекие, яркие страны, красивых женщин, роскошные яхты и автомобили…
   Секретарша встретила Гордона улыбкой, немного менее официальной, чем для других посетителей:
   – О, мистер Гордон, проходите, – и девушка восхищенно ахнула, увидев, как Гордон, не глядя, забросил роскошную шляпу на вешалку. – Мистер Дьюри ждет вас.
   Уже открывая дверь кабинета, Гордон подмигнул секретарше. Та зарделась, и поспешно уткнулась в экран компьютера. Подмигивание у Гордона выходило еще более сексуально, чем улыбка.
   – Прекрасное утро, мистер Дьюри, – могучий, мужественный баритон Гордона нравился ему самому, он был еще одним великолепным инструментом влияния на людей. Им Гордон мог довести до томного обморока женщину или поднять в атаку полк кавалеристов, мог утонченно декламировать стихи или изощренно ругаться.
   – Привет Гордон, привет, – скрипнуло вращающееся кресло, и хозяин кабинета, а также всей фирмы, повернулся к Гордону. Маленький, лысенький, мистер Дьюри носит очки, и выглядит обманчиво старомодным и безобидным. Однако за свою бурную и насыщенную событиями жизнь Гордон не встречал столь цепкого и беспощадного бизнесмена, как Элисон Дьюри. – Ты как, подлечился?
   – Да, все в порядке, – улыбка у Гордона вышла неожиданно кривой. – Когда есть деньги, можно залатать любую шкуру.
Десять тысяч зеленых и тебя соберут даже из кусков, а за сто – из молекул.
   – Если ты не в порядке, я обращусь к другому Искателю, – глаза Дьюри сузились, он стал похож на маленькую свирепую сову, что смотрит на большую глупую мышь, размышляя, в сколько приемов ее проглотить.
   – Я здоров, – теперь Гордон не улыбался. Потерять работу, причем такую выгодную, он никак не хотел.
   – Вот и славно, – Дьюри расслабился, сова отложила обед. – А то заказ подвернулся.
   – Да, и что надо делать? Принести зуб дракона или колоду карт Амбера?
   – Нет, все гораздо хуже. Поступил заказ на Сильмариллы.
   – Что, на Сильмариллы? Какому идиоту понадобились эти камни? И у него на это хватит денег?
   – Успокойся, Гордон. Тебя извиняет лишь то, что я, когда услышал об этих камнях, вел себя точно также. Но этот заказчик действительно способен заплатить. В общем, прими к сведению, что я готов выплатить тебе два миллиона долларов США, плюс за каждый принесенный камень еще по пятьсот тысяч. Это не шутка. Но деньги ты получишь, когда принесешь камни.
   – Так что мне, их у Моргота из башки выковыривать? – спросил Гордон, с сомнением кривя рот.
   – Откуда ты их будешь выковыривать, не моя забота. Это тебе решать. Короче, берешься ты или нет? – сова вновь раскрыла клюв. – На подготовку тебе неделя, потом неделя на работу. Двадцать седьмого июля, не позже, камни должны быть у меня.
   – Нет, недели на работу мало. Сами знаете, мистер Дьюри, как тяжело работать в мире Толкиена. Причем камни, вероятнее всего, придется добывать из разных мест.
   – Ну ладно, две недели. Третье августа – крайний срок, – пред Гордоном, словно по мановению волшебной палочки, возник стандартный договор найма Искателя. Пробежал глазами, что-то зацепило взгляд. Когда просмотрел подробнее, то воздух вырвался из груди возмущенным воплем:
   – Так, а это что такое? Напарник? Я всегда работаю один!
   – Да, ты работаешь один, – кивнул Дьюри. – Вернее, работал. Но в этот раз пойдешь с напарником. Надо смотреть правде в глаза, Гордон. Год, два и ты сможешь оставить работу или через пять будешь вынужден ее оставить, выйдешь в тираж. Я знаю, тебе ведь сорок два, хоть и выглядишь ты на двадцать пять. Так что возьмешь паренька с собой, научишь чему надо. Будет у меня новый Искатель хорошего класса.
   – Нет, и не проси. Еще щенков необстрелянных с собой таскать. Как выйду на пенсию, открою частную школу. Тогда – пожалуйста.
   – Не хочешь? Ну, тогда я свяжусь с Ником Деметракисом. Я думаю, он не откажется от такой кучи денег.
   – Стоп, стоп, мистер Дьюри! – поспешно сказал Гордон. – Не надо беспокоить эту греческую вонючку! Я согласен. И кого вы мне на шею повесите? Способности к Поиску хоть есть у него?
   – Что меня всегда поражает в вас, Искателях, так это полное отсутствие фантазии за пределами работы. Знаешь, как называет тебя Ник? Эта «англосаксонская вонючка», – сова улыбается, сова довольна.
   – Мне платят за фантазию на работе. В остальное время я могу быть хоть скудоумным идиотом. Так что с напарником?
   – Ах да. Способности к Поиску у него сильные и устойчивые. Зовут его Василий Стрикаловский.
   – Поляк? Или русский? Вы бы мне еще араба в спутники навязали.
   – Не горячись. Василий прекрасно говорит на четырех языках, сейчас осваивает Вестрон [1 - Вестрон – самый распространенный в Средиземье в Третью Эпоху язхык.], черный пояс по каратэ и кэмпо, по образованию – психолог. Конфетка, а не парень. Чем он плох?
   – Тем, что он просто есть. Ладно, пусть приходит сегодня к восьми в «Оазис», там поговорим. Раз уж он в деле, пусть готовится вместе со мной.
   – Разумно. Подписывай договор, Гордон. Я ему позвоню.
   Оттиск большого пальца и залихватская подпись Гордона украсили бланк договора. Дьюри откинулся в кресле, вытер лысину носовым платком.
   – Будут проблемы со снаряжением, звони.
   – Всегда обходился своими силами, и сейчас обойдусь, – гордо ответил Искатель, и встал. – Всего хорошего, мистер Дьюри. С завтрашнего дня я начинаю подготовку.
   – О, кей, – Дьюри также встал, протянул руку. – Успеха, Гордон. Не подведи меня, – Гордон пожал небольшую, и неприятно потную ладонь.
   – Когда я вас подводил? Те, кто вас подвел, давно в земле сгнили. Я туда не хочу. До свидания, мистер Дьюри. Увидимся третьего августа.
   Дверь щелкнула протяжно, словно замок сейфа. Гордон взял шляпу, умостил на голове наиболее мужественным образом, повернулся к секретарше.
   – Прощай, милая. Я ухожу. Но образ твой всегда будет со мной. Даже в лапах свирепых чудовищ я буду вспоминать о тебе.
   – Вы опять обманываете, мистер Дьюри, – надула губки девушка. – А потом притащите очередную эльфийскую принцессу, как в тот раз.
   – Ну, сколько там принцесс было. Две-три, не более того. И где они? Всех пришлось вернуть. Но по сравнению с тобой, о, роза города, все они, что пожухлая трава, – Гордон обворожительно улыбнулся. – Но, увы, не могу остаться с тобой. Дела, должен бежать, – последовала еще одна улыбка, после которой секретарша начала сползать в кресле. – Но я вернусь! – и Гордон гордо удалился, оставив девушку в полном восторге.
   Тренировочный комплекс «Олимп» – самый дорогой в Лос-Анджелесе. Гордон посещал его каждый день, кроме времени работы, когда не мог этого делать, и времени подготовки к Поиску, когда тренировался дома. Профессия требует прекрасной физической формы. Час бега, час боевой подготовки, час тренажеров, час бассейна – такому распорядку Искатель следовал уже долгие годы, и не раз благодарил себя за пролитый на тренировках пот, выкручиваясь из очередной передряги благодаря силе и ловкости. Но на этот раз тренировка не принесла удовлетворения. Спарринги Гордон проиграл, один просто из-за того, что зазевался.
   – Что с тобой, Гордон? – удивился Дикси, здоровенный инструктор по физподготовке, персональный тренер Гордона.
   – Да так, дело наклюнулось. Три недели меня не будет, – и Искатель игриво запустил в Дикси гантелей. Дикси легко поймал пятикилограммовый снаряд, а Гордон, добавив. – В следующий раз я тебе покажу, – отправился в бассейн.
   – Смотри, – усмехнулся Дикси. – В реальном бою тебе бы шею сломали.
   Плавая в бассейне, занимаясь на тренажерах, и даже во время спарринга Гордон продолжал думать о том, как выполнить заказ, как заполучить Сильмариллы и не влипнуть в неприятности, таская при этом на хвосте новичка. Настолько привык работать один, что не знал, как строить операцию со столь неожиданно объявившейся подмогой, или обузой? Одеваясь, Гордон посмотрел в зеркало. Чистая розовая кожа, ясные голубые глаза, русые, блестящие волосы, без признаков седины, фигура стройная, мускулистая». Не похоже, что выхожу в тираж, ой, не похоже» – думал Гордон, застегивая рубашку. «Все так же ловок, быстр, силен, несмотря на травмы. Что же не так? Может, устал я мотаться по выдуманным мирам? Тело и мозг молоды, а душа, уже нет, постарела. Покоя просит. Да и травм многовато в последнее время. А с парнем этим чего делать? Ладно, в крайнем случае, оставлю где-нибудь в Минас-Тирите. Пусть посидит, город посмотрит, в правление Арагорна, а я дело сделаю» – джинсы скрыли стройные ноги, ноги бегуна и воина, и Гордон принялся одевать сапоги. «За такие деньги можно и напарника вытерпеть» – расчесывая волосы, Гордон состроил зеркалу рожу. Зеркало послушно отразило раззявленный рот, высунутый язык. «Издевается» – решил Гордон, выходя из раздевалки.
   До назначенной встречи оставалось еще более двух часов, и Гордон завернул домой. Переодевшись, он стал выглядеть, как молодой ученый, откуда-нибудь из Силиконовой долины: очки, взлохмаченная шевелюра, неопрятный костюм, галстук совершенно не в тон рубашке. «Хм, пусть теперь этот хмырь меня попробует узнать. Опознает – плюс ему, нет – не обессудь, приятель, сам виноват» – в предвкушении приключения у Гордона даже загудело в животе. Он сунул кредитку в карман, взялся за дверную ручку, но тут противно заверещал зуммер видеофона. Гордон чертыхнулся, поглядел на часы, включил зловредный аппарат, правда, не полностью, без обратного видеоряда. На экранчике образовалась дива немыслимой красоты. По крайней мере, она так точно думала. Обладательница столь капризных губок и глупых глазок и не может думать иначе.
   – Гордон, дорогой, это ты? – застрекотала дива, умело помахивая длинными накрашенными ресницами, одновременно демонстрируя глубокий вырез на блузке.
   – Привет, Дженни, как дела? – ответил Гордон, лихорадочно вспоминая, откуда он знает эту дамочку. Лицо и голос казались знакомыми, но опознание никак не получалось.
   – Я не Джении, я Кэтти, противный. Ведь мы сегодня встречаемся, в девять. Ты обещал, – ресницы затрепыхались в два раза чаще, голос дивы приобрел оттенок глубокой обиды.
   – Нет, дорогая, извини, я не могу. Деловая встреча, – не став выключать связь, Гордон выскользнул в дверь, оставив Кэтти потрясать воплями пустую квартиру.


   В «Оазисе», как всегда, шумно и многолюдно. Недаром этот бар считается самым популярным в северном Лос-Анджелесе. Когда Гордон вошел, то в воздухе висела плотная пелена табачного дыма. Принюхавшись, Искателю удалось различить и сладковатый аромат марихуаны. «Оазис» оставался одной из немногих забегаловок, где обслуживали люди, без всякой электроники. Гордон протолкался к стойке, взгромоздился на табурет, и самым невинным тоном произнес, изменив голос:
   – Эй, бармен, не нальете ли мне кружечку пива?
   – Ха, да это ты, Гордон. Я ж тебя узнаю, даже если ты станешь таким же черномазым, как и я, – широкая физиономия властелина стойки расплылась в улыбке.
   – Для этого придется извести пару ящиков хорошего гуталина, – усмехнулся Гордон в ответ. – Да и то, не хватит. Кстати, пиво-то наливай. Никто меня не спрашивал?
   – Нет, – ответил негр, проворно наполняя кружку янтарным напитком. – Никто. За исключением пары девиц в положении, и одного парня с огромными мускулами и весьма злобным лицом.
   – Тебе все шутить, – Гордон отхлебнул пива, и аж зажмурился от удовольствия. – Ты же знаешь, я следов не оставляю. Хорошее пиво у тебя. Ладно, я посижу пока. Если чего, потом поболтаем.
   – Ага, – и огромный бармен повернулся к новому клиенту.
   Гордон развернулся к зале, потягивая пиво. Посетители, как всегда, самые разнообразные, от гангстеров до католических священников, от фешенебельных проституток до членов общества «Добрые самаритяне». Но приятная и необременительная процедура созерцания была прервана самым невежливым образом, кто-то похлопал Гордона по плечу. «Прозевал» – мелькнула мысль. – «А могли и ножом пырнуть». – Искатель медленно и расслабленно повернулся. За спиной оказался высокий, не ниже Гордоновых шести футов, рыжий парень. Короткие рукава летней рубашки не лопались от могучих мышц, но Гордон мгновенно оценил силу рыжего по непринужденной, но то же время боевой позе. Умение так стоять достигается только долгими тренировками.
   – Что вам угодно?
   – Добрый вечер, мистер Гордон, меня зовут Василий. Я от мистера Дьюри.
   – Ха, узнал-таки, – ухмыльнулся Гордон.
   – Все просто. Мистер Дьюри показал мне десятка два ваших фотографий, в том числе и в этом облике, – рыжий не улыбался, но в голосе его Гордон уловил насмешку.
   – Вот старый лис! А ты молодец. Погоди минутку, – повернувшись к бармену, Гордон попросил. – Эй, Лу, сделай мне отдельный столик, по старой дружбе.
   – Нет проблем, – сверкнули белоснежные зубы. Лу махнул рукой, кому-то куда-то показал. В зале сразу наметилось движение, у столика в углу возникла пара громил, и места быстро освободились. – Вот, готово. Вам пива?
   – Конечно. За мной должок, – Гордон подмигнул весьма довольному собой бармену, ловко спрыгнул с табуретки, и, лавируя между посетителями, направился к свежеосвобожденному столику. – Базиль, не стой столбом, давай за мной, – это уже относилось к рыжему, который не сразу последовал за Гордоном.
   – Да, и не зови меня мистером, – сказал Гордон, садясь. – Просто Гордон. Договорились?
   – Хорошо. А я – просто Василий. Договорились?
   Пока Гордон переваривал ответ напарника, подошла улыбающаяся официантка. Стол мгновенно украсили четыре кружки пива, чипсы и соленые орешки. Все время, что девушка находилась рядом, Гордон смотрел на нее столь страстным взором, что официантка не выдержала, зарделась так, что заметно это оказалось даже в полутьме бара.
   – Так вот, – Гордон пригубил пиво. – Тебя прислал Дьюри. Он, наверное, рассказал, чем мы будем заниматься?
   – Мы будем воровать несуществующие вещи, – Василий тоже отдал дань местным напиткам, и захрустел чипсами.
   – В точку, парень, в самую точку. Только не воровать, а Искать. Нас называют Искателями, а не ворами, наше дело – Поиск, а не кражи. Но суть ты угадал, – Гордон прихлебнул пиво, крякнул довольно. – Во что ввязался, надеюсь, понимаешь. Если во время работы хоть раз засветишься, то все, считай ты безработный, репутацию навсегда потерял. Искатели не имеют права на осечку. Поэтому их основная задача – быть как можно более незаметными. Дабы люди, перечитывая книги, не обнаруживали в них неизвестно откуда взявшихся персонажей.
   – Ясно, – ответил спокойно Василий. Патетическая речь Гордона, судя по всему, не произвела никакого впечатления. – Надо действовать, словно ты мышь с огромным рюкзаком. Бесшумно пришел, забрал, ушел. А пропажу обнаружат только через год.
   – Да, примерно так, – Гордон потянулся за орешками, но в этот миг его весьма недружелюбно похлопали по плечу.
   – Эй, приятель, – проревел голос, в котором при всем желании нельзя было найти хоть толику дружелюбия. – Тебя прозывают Гордоном?
   Гордон сделал Василию страшные глаза – сиди, мол. А сам повернулся к говорившему. Огромный бородатый мужик заслонил собой, казалось, всю залу. Из-за него виднелась пара дружков одних с бородатым габаритов. Гордон придал лицу как можно более испуганное выражение, и ответил дрожащим голоском:
   – Нет, вы ошиблись, сэр, – Василий едва удержался, чтобы не прыснуть.
   – Вот и врешь, сволочь, – злорадно оскалился бородатый, и без дальнейших разговоров засадил Гордону бочкообразным кулаком в грудь. – Это ты мою сестру совратил, а потом бросил, гад!
   Гордона отшвырнуло к стене. Он ловко присел, избегая повторного удара, пнул бородатого в колено. Тот согнулся, резкий удар по коленной чашечке – вещь очень болезненная. Не давая здоровяку опомниться, Гордон добавил в поддых. Громила осел, пытаясь вдохнуть неожиданно ставший колючим и жестким воздух. Из-за спины бородатого с ревом вылетел его приятель, размахивая резиновой дубинкой. Третий громила тем временем обратил внимание и на Василия.
   Василий не ожидал, что события будут развиваться столь стремительно. Слишком уж поначалу все походило на шутку. Но бородач на полном серьезе врезал Гордону, а один из троицы с явно враждебными намерениями двинулся к Василию. Тот поспешно вскочил, зацепился за стол, на секунду потерял равновесие. Жалобно зазвенели на столе кружки. Несмотря на замешательство, отреагировал на удар Василий так, как учили. Предплечье заныло после встречи с огромным кулачищем. Блокировал второй удар, третий пришелся в живот. Василия никогда не лягала лошадь, но в этот момент он подумал именно о взбесившемся скакуне. Согнулся с бульканьем, противник завопил нечто неразборчиво-радостное. Но рано обрадовался, рожа небритая. Выучка взяла свое. Не разгибаясь, Василий резко прыгнул вперед, угодив головой точнехонько в живот противника. Здоровяк не ожидал атаки, отступил на шаг. Запнулся обо что-то, и с грохотом рухнул, прямо на следующий столик. Брызнула в стороны компания золотой молодежи, что до этого увлеченно наблюдала за дракой. Василий подскочил, не теряя времени, отключил противника, как учили на тренировках. Часа на два. Добивание получилось не в пример лучше самого боя. Сделав дело, поднялся, осмотрелся в накрывшей бар, словно снег, тишине. Двое громил, что нападали на Гордона, кучкой возвышались около стола, самого же виновника переполоха нигде не было видно. Со стороны стойки с могучим топотом приближался, судя по раскормленной морде, золотым перстням и уверенному шагу, хозяин. За ним следовали двое плечистых вышибал. Охранникам досталось, видимо, уже на орехи, выглядели они побитыми – как же, драку проворонили, и злыми – готовыми стереть любого в порошок. Необъятный, еще крупнее побитого бородача, хозяин подошел, пальцы засунул за ремень:
   – Надеюсь, молодой человек понимает, что за беспорядок надо платить? – рокочущий бас наполнил залу, подобно гулу моря.
   Василий растерянно оглянулся. Денег у него было немного, а Гордон как сквозь землю провалился. Вышибалы тем временем перекрыли путь к отступлению.
   – Эээ, вы понимаете, это мой друг – Гордон, – начал оправдываться Василий, но хозяина оборвал его.
   – Не знаю никакого Гордона, – отрезал он. – Ты стол сломал вот этим мужиком? Плати и выметайся.
   – Они начали, – облизал пересохшие губы Василий. – Может с них деньги взять? – предложил он, показывая на украшавших пол драчунов.
   – Хорошая мысль. Билл, обыщи их, – один из вышибал сноровисто обшарил карманы зачинщиков. Одному, который уже достаточно очухался, чтобы поднять голову, он без раздумий добавил кулаком по лбу. Раздался стук, и громила вновь распростерся на полу недвижим.
   – Босс, тут двести пятьдесят зеленых, – прогнусавил Билл, закончив обыск.
   – О, кей, – довольно осклабился хозяин. – Плати еще пятьдесят и проваливай.
   – А может, я потом деньги отдам? – отдавать деньги просто так, ни за что, ни про что, Василию, естественно, не хотелось.
   – Ты за кого меня держишь, а? – хозяин угрожающе качнулся вперед. Да Василия донесся могучий аромат лука вперемешку с запахом пива. Второй вышибала, тот, что до сих пор молчал, предложил:
   – Босс, давай я ему мозги вышибу?
   – Я заплачу, заплачу, – никакого желания драться с двумя крепкими, опытными в драках мужиками, Василий не испытывал. Кроме того, после удара бородатого все еще болел живот. Зеленая бумажка перекочевала из руки Василия в огромную лапищу хозяина. Тот кивнул громилам:
   – Пропустить.
   Сгорбившись, пряча голову в плечи, Василий вышел из бара. А ведь так был уверен в себе, черный пояс, черный пояс. Штаны только этим поясом поддерживать. Первый же здоровяк в уличной драке едва не уделал его, как маленького. А что будет, если придется драться насмерть? Не успел Василий пройти и десяти метров, как от невеселых дум его отвлек тихий смешок за спиной. Еще полный переживаний от прошедшей драки, Василий резко повернулся к новой опасности, одновременно принимая боевую стойку. Но ноги подвели хозяина, и Василий нелепо замахал руками, пытаясь не упасть. А за спиной оказался лишь Гордон. Узрев нелепый пируэт, захохотал в полный голос, сгибаясь и держась за живот.
   – Ой, не могу, ой, умора, – почти простонал американец. – Каков боец! Ха-ха-ха.
   – Ладно тебе, – тяжко вздохнул Василий. Мне и так тоскливо.
   – Не переживай, – Гордон утер слезы, и стал до боли серьезен. – Не все так плохо. Одного моего знакомого, мастера какой-то там чинь-фунь, избил до полусмерти пьяный «зеленый берет». Правда, мастером друг именовал себя сам, а «берет» был настоящий, матерый. Так что мотай на ус, ты еще легко отделался. Но как ты его боднул, прямо бычара, – и Гордон вновь не выдержал, его согнул очередной пароксизм хохота. – Или там у вас медведь национальное животное? Новый удар в каратэ: «медведь бодает дерево», ха-ха-ха…
   – Врезал бы я тебе, да кулаков жалко, – Гордон так заразительно хохотал, что Василий не выдержал, засмеялся сам. И они хохотали уже вдвоем, пугая редких прохожих.
   Отсмеявшись, Гордон вновь посерьезнел. Способность этого человека менять облик, эмоциональное состояние, поражала Василия, он никак не мог привыкнуть к хамелеонству нового партнера.
   – Все, посмеялись, хватит. Нам через неделю выходить. Завтра жду тебя в девять у себя. Адрес знаешь? – тон Гордона не оставлял сомнений. Он отдавал приказы.
   – Нет, мистер Дьюри ничего не говорил.
   – Тогда запоминай: Рок-стрит, двадцать семь. В девять. Не опаздывай. Постараюсь за неделю из тебя человека сделать.
   – Что-нибудь надо приносить? – спросил Василий.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

Поделиться ссылкой на выделенное