Дмитрий Казаков.

Игра титанов

(страница 6 из 31)

скачать книгу бесплатно

Встрепенувшийся скальд рассыпался в комплиментах, а Олен подумал: что у этих жриц за странная манера знакомиться?

– Славно, – кивнула служительница, узнав имена мужчин, и глаза ее томно блеснули. – Нас ждет ужин…

Гости вышли из храма, и их повели вдоль бревенчатой стены. Выяснилось, что с юга к святилищу пристроен громадный дом в два этажа. Стоящие у крыльца стражники вскинули мечи, приветствуя хозяйку, и тут Рендалл вновь увидел беловолосую девушку в серебрёном панцире.

В доме их встретил запах готовящихся блюд – настолько мощный, что на глаза навернулись слезы.

– Я есть не хочу… – с отчаянием прошептал Юрьян. – А ведь придется… И сколько вокруг прекрасных женщин!

Жрицы-барги и вправду были как на подбор – изящные, хоть и чуть полноватые, соблазнительные. Их полупрозрачные мантии колыхались, обрисовывая выпуклости там, где надо. Так что гостям оставалось лишь не слишком таращить глаза да судорожно сглатывать.

Поднялись по лестнице, оказались в просторной комнате, сплошь уставленной столами.

– Нам туда, – мурлыкнула Алинэ, указывая на помост у дальней стены, и крепко взяла Олена за локоть.

Стол на помосте отличался тем, что скатерть была не белая, а нежно-зеленая, а посуда – сплошь золотая. Блестели тарелки, кубки и кувшины, по их округлым бокам прыгали желтые искры.

Рендалл опустился в застеленное рысьими шкурами кресло с высокой спинкой. Расположившаяся рядом Алинэ хлопнула в ладоши, и служанки начали разносить блюда. Словно поплыли по воздуху жареные лебеди с распущенными крыльями.

Рассевшиеся за столами жрецы и жрицы с энтузиазмом накинулись на угощение.

– Ешь, – сказала Алинэ, наливая в кубок золотистый сидр. – Отринь заботы и отдохни душой…

Живот еще был тяжелым от дневного угощения, но устоять Олен не смог. Вздохнул и потянулся за ножом. После лебедей настала очередь фазанов и уток, притащили кабана на огромном блюде. Ему на смену явились перепела в сухарях.

Звучали здравицы, слегка захмелевшие жрецы пели, и вовсе не священные гимны. Юрьян яростно читал стихи сидящей рядом с ним молоденькой служительнице Озерной Королевы, и глаза его влюбленно блестели. Олен пил немного, больше пробовал, а не ел, и постоянно чувствовал испытующий взгляд Алинэ. Жалили душу, не давая успокоиться, давешние подозрения.

Стоят ли двое чужаков того, чтобы ради них затевать такой пир?

Или дело в том, что Сияварош нужны ледяной клинок и Сердце Пламени?

– Доволен ли мой гость? – спросила Алинэ, когда начали разносить засахаренные фрукты и пряники с медом.

– Э… да. – Рендалл не сразу понял, что обращаются к нему.

– Хорошо. – Рыжая жрица плотоядно облизнулась. – Мне интересно узнать, для чего вы совершили столь дальний путь?

Олен хотел было соврать, но голова, одурманенная впечатлениями последних дней, обильной едой и выпивкой, не послушалась. Прежде чем он успел что-то сообразить, язык сам сложил звуки в слова:

– Мне нужен обитающий в Руани маг.

– И зачем? – Алинэ улыбнулась презрительно. – Он слаб.

Все, что может он, можем и мы, но кое-что, что можем мы, он никак не может… – Тут уроженцу Заячьего Скока достался многообещающий взгляд. – Ты понимаешь?

– Э, хм… ну… – только и смог сказать он.

Алинэ встала, тряхнула рыжими волосами, и гомон стих точно по волшебству. Умолкли все, даже певшие жрецы, и стало слышно, как шипят, укорачиваясь, фитили в свечах.

Только тут Олен понял, что за окнами темно, и что он ужасно хочет спать.

– Наши гости устали, – объявила главная жрица. – Проводим же их на покой, а сами продолжим веселье.

Юрьян попытался было возражать, но его никто не стал слушать. Скальда и Рендалла подхватили под руки и практически вынесли из пиршественного зала. Их протащили по лестнице, мелькнули перед глазами открытые двери, и человек с сиаи оказались вдвоем.

Комната, куда их привели, была не особенно велика и делилась ширмой на две части. В каждой стояло огромное ложе, заваленное одеялами и подушками, на стенах висели цветастые ковры. Такие же лежали на полу, в углах виднелись лари для одежды, горели свечи.

– Ох какая женщина… – проговорил Юрьян, потягиваясь. – Роскошная, прелестная. Ой-ёй, клянусь девятью основными размерами, я завтра соблазню ее… Ох, и здорово же это будет…

– Ты о ком? – Олен прошел на свою половину комнаты, принялся стаскивать сапоги.

– Об этой… как ее зовут?.. Она сидела рядом со мной, такая пышечка с выразительными глазками.

Скальд нашел новый объект для воздыханий, а о старом благополучно забыл.

– Честно говоря, я не обратил внимания, кого ты там охмурял.

– Охмурял?! – судя по звукам, Шустрый начал раздеваться. – Да я, если хочешь знать, влюблен в нее без памяти!

– Так ты что, постоянно влюблен? – усмехнулся Рендалл.

– Конечно. Настоящий скальд должен быть влюблен каждый день, чтобы стихи выходили живыми, искренними.

– А если рядом не окажется подходящей женщины?

– В этом почти невероятном случае, – Юрьян на мгновение задумался, – я вспоминаю о той любви, что владела мной раньше. Ведь все девушки, которых я любил, остаются в сердце, и надо только немножко перенестись в прошлое…

Раздался громкий зевок, скрипнули доски, и скальд захрапел, оборвав разговор.

– Ну и дела, – покачал головой Олен. – Уж кого-кого, а этого типа даже любовь не лишит сна.

Он разделся, задул свечу и лег. Меч положил рядом, под руку, чтобы в случае чего схватить его мгновенно. Через окно в комнату протиснулся рассеянный лунный свет, длинной лужей растекся по полу.

Затем набежали облака, свет померк, Рендалл уже начал проваливаться в сон, как уловил шорох. Дремота исчезла, он подобрался и положил ладонь на шероховатый эфес. Шорох прозвучал вновь, у стены, сбоку от ложа. Олен напряг мускулы, готовясь перекатиться в сторону…

– Что, доблестный герой, – прозвучавший голос заставил его вздрогнуть, – будет рубить слабую женщину?

Вспыхнула свеча, вырвала из мрака круглое лицо, бездонные черные глаза, рыжие волосы.

– Алинэ? – Он сел, одеяло съехало. – Откуда ты здесь? Зачем?

– В этом доме есть проходы, ведомые только мне. – Жрица села на край ложа. – А зачем… Нам еще предстоит ответить на этот вопрос…

Голос ее звучал не совсем так, как раньше, куда ниже, со странными переливами, точно журчание воды. В волосах блестели серебряные пряди, в глазах пылали бирюзовые огоньки.

– Э… ну да. – Олен несколько растерялся, бросил взгляд в сторону ширмы, за которой так же храпел Юрьян.

– Не беспокойся, он не проснется. – Алинэ поставила свечу на ларь. – Пока я не захочу. А ты, может быть, выпустишь меч? Или ты до сих пор думаешь, что это ловушка? Капкан для тебя?

Рендалл покраснел, торопливо убрал ладонь с рукояти меча. Она придвинулась ближе, и он уловил непонятно откуда взявшийся в комнате аромат речной свежести и красных лилий.

– Так и будешь молчать? – Жрица улыбнулась, показав острые белые зубы. – Хотя, может быть, лучше и в самом деле ничего не говорить?

Она подняла руку к плечу, вынула заколку, и темно-зеленая мантия с шорохом сползла на пол. Пламя свечи бликами приласкало матово-белую кожу плеч, качнулись тяжелые полушария грудей.

– Ну? – голос Алинэ прозвучал требовательно. – Или тебе что-то нужно объяснять?

Олен закрыл глаза, попытался успокоить бешено заколотившееся сердце. Ощутил, как прохладные и чуть влажные ладони коснулись руки, почувствовал дыхание на щеке.

– Нет, – сказал он. – Я не могу.

– Почему? – Как ни странно, но гнева не было в голосе жрицы, только безмерное удивление.

– Нет. – Под закрытыми веками встало, возникло лицо Саттии – изящное, чуть насмешливое, такое красивое. Как наяву услышал ее голос. – У меня… есть девушка, и я не могу… изменить ей.

Говорить было так же тяжело, как ворочать мельничные жернова.

Да, пусть они никогда больше не увидятся, пусть он сгинет в Вейхорне или падет в войне с Харуготом…

– Да? – Алинэ отодвинулась. – Что ж, дело твое.

– Я не хотел тебя обидеть, – торопливо сказал Олен. – Но пойми, изменяя своей любви, изменяешь в первую очередь себе… Жалко, что Юрьян сейчас спит, он бы точно отыскал нужные слова.

– Ничего, я тебя поняла.

Прошуршала ткань, и он рискнул открыть глаза.

Жрица сидела на краю ложа и с любопытством его рассматривала. Мантия вновь скрывала ее фигуру, глаза пылали, волосы казались пламенным нимбом, окружавшим лицо.

– Ты очень странный, – задумчиво проговорила она. – Девять из десяти мужчин любого народа Вейхорна упали бы мне в объятия не задумываясь, и познали бы изысканное наслаждение… Оставшийся десятый – дурак, извращенец или бессильный, но ты не из них.

Рендалл отвел взгляд, мрачно подумал, что, если она начнет спрашивать, кто он такой и откуда, придется врать. А он так и не научился делать это, да и не особенно пытался.

– Ты отличаешься ото всех… что-то в тебе есть… – Жрица задумалась, закусила розовую губку. – И вот что чудно – ты говоришь на нашем языке так, словно знаешь его с самого детства.

В комнате было тепло, но в спину Олену потянуло морозом. Как он мог упустить такое? Если наречие сиаи он начал понимать на второй день, то язык барги, пусть даже похожий, но другой, постиг мгновенно, без каких либо усилий. И воспринял это очень спокойно, даже не обратил внимания. Хотя тогда ему просто не дали сосредоточиться как следует…

Но что же такое с ним происходит? Откуда взялась эта способность? Или кто-то наделил ею последнего отпрыска династии безарионских императоров? Но кто и чем за нее придется расплачиваться?

– Ладно, спокойной ночи. – Алинэ встала плавным, текучим движением, свеча мигнула и погасла. – Спокойной ночи. И прошу тебя об одном – не считай, что ты находишься среди врагов…

Скрипнули половицы, и что-то зашуршало, словно качнулся ковер, за которым укрыта потайная дверь.

– О нет… – Олен вздрогнул, ощутил, что весь покрыт холодным потом. – Если не среди врагов, то среди кого?

Лег и уснул мгновенно, едва затылок коснулся подушки.

Проснулся с головой тяжелой, словно таристерский шлем из свинца. Привычным движением проверил, на месте ли Сердце Пламени, затем нащупал рядом ледяной меч и только потом открыл глаза.

– Съешь меня крабы, неужели утро? – донесся до отвращения бодрый голос Юрьяна. – И что нас ждет сегодня?

– Надеюсь, что не очередной пир. Они, честно говоря, надоели.

– Эх, не годишься ты в скальды, – заявил Шустрый. – У нас вся жизнь на пирах, в честь какого бонда или князя, по поводу свадьбы или смерти, удачного похода или праздника начала зимы. Мы нужны, только когда приходится веселиться или плакать, на обычные трапезы нас не зовут…

Взвизгнула скрипнувшая дверь, и он замолчал. Олен поднял голову и обнаружил, что в комнату заглянул Пароти.

– Проснулись ли, дорогие гости? – осведомился жрец, улыбаясь от уха до уха. – Тогда добро пожаловать на омовение. Просторный бассейн наполнен свежайшей водой, опытнейшие банщицы ожидают…

– Сейчас, только оденемся, – сказал Рендалл.

– А зачем? До бассейна от вашей комнаты ровно десять шагов. Так что вещи можете оставить тут.

Олен поднялся, бросил взгляд в сторону лежащей на лавке одежды. Подумал, что мыться лучше всего голым, и стащил с пальца Сердце Пламени. Бросил его на рубаху, положил туда же ножны с мечом, и вслед за Юрьяном зашагал к двери. Пароти отодвинулся, давая гостям дорогу.

– Вон туда, – он поднял руку, – прямо по коридору и направо…

Рендалл поежился, ощутив сильный сквозняк, пол коридора оказался холодным. Но зато за указанной дверью окунулся в теплый, полный влажных испарений воздух. Увидел бассейн с водой, плещущихся в нем девиц, выложенные бело-зеленой плиткой стены.

– Ой-ёй, как здорово! – воскликнул скальд. – Эй, девочки, вы…

Договорить он не успел. Дверь за спиной Олена захлопнулась, зато распахнулись другие. Из них, топоча сапогами и размахивая мечами, выскочили, ринулись воины из храмовой стражи.

Двое оказались рядом, приставили острия клинков к ребрам Рендалла.

– Вот и все. Лучше не сопротивляться. – В комнату неспешно вошла девушка, которую Юрьян назвал лиафри.

Она была без шлема, с копной белоснежных, очень густых волос. Фиолетовые глаза оставались непроницаемыми, на полных губах играла презрительная усмешка.

Олен почувствовал, как от стыда заалели щеки. Так глупо подставиться! Самому избавиться от оружия, способного мгновенно обратить в пепел всю эту толпу обряженных в металл болванов. Оставить ледяной клинок и Сердце Пламени там, где он не сможет их взять…

Не зря его последние дни обильно кормили впечатлениями, все время заставляли удивляться, глядеть на что-то новое. Обхаживали, ублажали тело, вынуждали поверить, что опасности нет…

И он расслабился, а вдобавок утратил способность ясно соображать.

– Мы не… сопротивляемся… э? – жалобно проговорил Юрьян, с ужасом таращась на обнаженный клинок у своего горла.

Олен глубоко вздохнул и закрыл глаза, обращаясь к той части памяти, которой обычно избегал. К той, что досталась ему от Камня Памяти и что на самом деле была собственностью давно сгинувших императоров.

Владыки Безариона умели и любили сражаться, и не только оружием. Многие баловались боем голыми руками, а кое-кто даже выходил на арену. В те времена, когда в столице Золотой империи еще устраивали игры.

– Свяжите их, и побыстрее… – Девушка-лиафри, похоже, что-то заподозрила. – А ну-ка…

Просто так взять ледяной клинок и Сердце Пламени никто не сможет, они не дадутся в руки чужаку. Поэтому нужно всего лишь прорваться к ним, уничтожив по дороге всех, кто этому мешает.

И Рендалл позволил памяти предков овладеть собой.

Воин-барги успел только изумленно моргнуть, когда почти голый чужак исчез из виду. Потом ощутил дикую чудовищную боль в плече и, не осознав, что рука его сломана, упал на пол.

А Олен взмахнул отобранным клинком, необычно тяжелым, с непривычным балансом. И бросился в атаку. Второго барги, что стоял рядом, просто сшиб в воду. Плеснуло, взлетели брызги. Три выпада потратил на то, чтобы сразить охранявших Шустрого воинов.

И повернулся к двери, через которую вошел.

– Вперед! – Крик хлестнул по ушам, и храмовые стражники ринулись на человека. Завизжали так и не успевшие убраться из бассейна девицы.

Рендалл выругался, отразил один удар, второй. Подхвативший чужой клинок скальд прикрыл ему спину, с той стороны донесся воинственный вопль сиаи и лязг металла.

Олен бился спокойно и расчетливо, не делая ни одного лишнего движения. Перед глазами мелькали оскаленные потные лица, исчезали одно за другим. Тела падали, текли ручейки крови, вода в бассейне понемногу становилась багровой. Пол под ногами делался все более скользким.

– Стоять! – Новый крик заставил барги попятиться.

Девушка-лиафри медленно шла по краю бассейна, и воины расступались перед ней. Длинный клинок в тонкой руке был обнажен.

– Может быть, хватит? – сказал Олен, глядя в удивительные фиолетовые глаза. – К чему все это?

Она атаковала стремительнее, чем обитающая в болотах у Дейна ушастая гадюка. Он едва успел уклониться. Отбил новый выпад и понял, что сила в руках противницы совсем не женская. Клацнули мечи, второй раз. Потом звон стал беспрерывным, между стенами заметалось эхо.

Она двигалась с невероятной быстротой, и обычный человек вряд ли смог бы ей что-то противопоставить. Но Рендалл имел за спиной тысячелетний опыт схваток, а тело его идеально подходило для боя.

Он увидел на лице противницы удивление и сам перешел в наступление.

Скальд выпучил глаза, когда бешеная лиафри бросилась на Олена. Фигуры их размазались, на краю бассейна возникло облако, пронизанное серебристыми искрами, что вспыхивали на клинках.

– Помилуй нас, Наполняющая Чашу, – с ужасом проговорил один из воинов-барги, а стоящий рядом с ним священным жестом свел ладонь в горсть и приложил к сердцу.

Они двигались невероятно быстро, танцевали безумный танец среди трупов и луж крови. Летели искры, слышалось тяжелое дыхание и хныканье одной из оставшихся в бассейне девиц.

А затем все кончилось.

Лиафри отлетела назад, поскользнулась и шлепнулась на задницу. Меч ее упал в воду и пошел ко дну, а точеное личико перекосила злобная гримаса.

– Вот и все, – сказал Олен, тяжело дышащий, покрытый потом, но не получивший даже царапины. – Я могу убить тебя. Могу убить всех вас. Поэтому лучше бы вам отойти, дать нам дорогу.

Повеяло холодом, вода в бассейне стала белой, затем неправдоподобно синей.

– Ой, – только и сказал Юрьян, когда к потолку поднялась обрамленная пеной волна, сложилась в фигуру женщины. Сверкнули сапфировые глаза, покачнулись кувшинки и лилии в роскошной короне. Поднялись руки с исполинской чашей в каждой.

– Смертный, как посмел ты восстать против моих слуг? – мелодичный голос обрушился подобно лавине.

У скальда заныли кости черепа, внутри все завибрировало.

Олен повернулся к богине, поднял клинок, смело и зло усмехнулся:

– Я посмею восстать и против тебя. Не хочешь померяться силами?

– Глупец! – загрохотала Сияварош. – Ты ныне в моей власти! Покорись, и, может быть, я помилую тебя!

Юрьян увидел, как открылась та дверь, через которую они прошли в помещение с бассейном, и появился Пароти с дубинкой в потной ручонке. Скальд захотел крикнуть, предупредить, и не смог открыть рот.

Жрец примерился и ударил Олена прямо по затылку. Тот покачнулся и мягко упал вперед.

– Взять второго! – в голосе богини прозвучало торжество. – Связать покрепче – и в самый глубокий подвал!

Скальд попытался вскинуть меч, чтобы защищаться. Но тело подвело его, просто не послушалось. Увидел, что к нему бегут, успел еще выругаться, помянув уды Ночного Хозяина.

А потом Шустрому тоже врезали по голове, и он потерял сознание.


Рика побеспокоили вскоре после рассвета.

В дверь поскреблись тихонечко, очень деликатно, чтобы дать знать, что не смеют тревожить, но в то же время должны. Рик поморщился, отложил гребень, которым расчесывал гриву, и рявкнул:

– Зайди!

Дверь открылась, и стал виден один из младших учеников Цитадели – выбритая голова опущена, лапы свисают до земли.

Поза покорности.

– Могучий, – проговорил он дрожащим голосом. – По велению старших посмел я прийти к тебе.

Понятно, что мальчишка явился не сам, что его прислали. Но предусмотренные церемониалом речи отменить не в силах и сам Верховный Наставник Цитадели. Поэтому необходимо подождать, пока ученик перейдет к делу.

– Совет всех, кто постиг глубинную сущность Госпожи, будет начат с наступлением часа Летучей Рыбы.

А вот это странно – совет ранним утром, когда самая большая проблема обитателей Цитадели состоит в том, чтобы дождаться завтрака?

– Я понял, – сказал Рик и привычным движением щелкнул пальцами. – Где он пройдет? В Белом зале?

– Нет. В Черном.

Еще удивительнее. Черный расположен в подземелье, он меньше и не так удобен. Но зато там можно не бояться, что тебя подслушают даже боги. Неужто Наставники чего-то опасаются?

– Хорошо, иди.

– Радость в повиновении. – Ученик поклонился, коснулся лапами земли. Дверь закрылась, прозвучал шорох шагов.

Рик покачал головой и повернулся к висящему на стене зеркалу. Из него глянул могучий уттарн с шерстью цвета речного песка, блеснули синие глаза, золотой обруч на лбу.

Вполне достойный вид для того, чтобы идти на совет. За одним исключением.

Мурлыча себе под нос, он залез в сундук и вытащил церемониальный передник, черный, расшитый тысячами разноцветных глаз. Придирчиво осмотрел его – нет ли где дырок? – и надел через голову. Противно прошуршали тесемки, когда завязал их за спиной.

Последний взгляд в зеркало, и можно идти.

Рик вышел в коридор, поплыли назад двери келий, по большей части пустых. На этом уровне, высоко над землей, под самым храмом, обитали очень немногие. Только те, кто мог выбирать место жительства по собственной воле. А таких в Цитадели было чуть более двух десятков. Некоторые предпочитали селиться под землей, другие – в одном из внешних селений.

Дошел до главной лестницы, не встретив никого. Двинулся по уходящей вниз спирали, начали попадаться застывшие у стен каменные стражи – многолапые, безголовые, с пастями на груди.

Пока они мертвы, но стоит врагу появиться рядом с Цитаделью…

Обменялся приветствием с одним из младших Наставников, во взгляде того мелькнуло удивление. Рик не обратил на это внимания. Спустился до самого низа лестницы, миновал вытянувшихся в струнку охранников с позолотой на когтях и пошел по низкому, совершенно темному коридору.

Тут ослепла бы даже сова, ни единого луча света не было в чернильном мраке. Только тот, кто постиг сущность Госпожи, сумел бы разглядеть покрывающие пол ловушки. Наступи неосторожный на одну из них, и кости его оближут шораги, населяющие подземелья под Цитаделью.

Рик толкнул дверь и оказался в круглом зале.

Тут было светло – свет, пойманный на поверхности и отраженный зеркалами, падал из отверстий в потолке. Блестела вышивка на церемониальных подушках, длинный стол из благородного дерева самд. Пахло пылью, стены закрывали гобелены, украшенные сложным орнаментом – тысячи переплетающихся линий, белых, синих и красных, и островки черноты среди них.

Идеальная магическая защита, проникнуть через которую незамеченным просто невозможно.

– Ты пришел? – Верховный Наставник, огромный, с сединой в шерсти, был тут, во главе стола.

Помимо него, на подушках сидели еще шестеро – величайшие мудрецы народа уттарнов, нашедшего приют в мире Вейхорна.

– Да, старший.

– Тогда садись.

Рик прошел к своему месту, по правую лапу от наставника, третье место от него. Только устроился на жесткой и неудобной подушке, как дверь открылась и вошли двое, Наставник Стали и Виро, старейший из обитателей Цитадели, чьи глаза видели несколько сотен зим.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Поделиться ссылкой на выделенное