Дмитрий Казаков.

Игра титанов

(страница 2 из 31)

скачать книгу бесплатно

– Ха! – Олен покачал головой. – Для начала скажи – где я нахожусь.

– О! Мы примерно в семидесяти лигах к югу от Ро-Холби, в самом преддверии Голых холмов.

– А где это?

– Ты не издеваешься? – Скальд почесал нос, принялся скрести затылок так ожесточенно, словно в шевелюре завелись вши. – Точно? Мы на Холодном континенте, в самом его центре.

– А точнее? – Олен почувствовал, что падает в глубокую темную яму, голова стала пустой и тяжелой.

– Точнее? Мир наш именуется Вейхорн.

– Вейхорн? – Рендалла одолело желание ущипнуть себя посильнее и как можно быстрее проснуться. – Как же так… А Алион… Тенос… Безарион… Терсалим… а?

– Никогда не слышал ни одно из этих названий.

Тут Юрьян заметил, что с собеседником не все в порядке, сделал шаг к нему:

– Ой-ёй, ты чего? Побледнел, точно призрак, и того гляди свалишься…

– Я в порядке. – Голос подвел хозяина, а сам Олен с трудом удержался на ногах, не опустился на задницу.

Вейхорн? Холодный континент? Чужое солнце и незнакомые звезды?

Так это что, значит, чудовищный выброс колдовской мощи, произошедший в тот момент, когда рухнул Дом Ничтожества, вышвырнул его за пределы Алиона? Закинул на расстояние, которое никак не измерить в милях? Закинул в другой мир? А Саттия и другие остались там, на Теносе? И неизвестно еще, уцелел ли остров в случившемся катаклизме? Что случилось с Харуготом? Погиб ли он, лишившись источника силы, или все оказалось зря?

От отчаяния Рендалл заскрипел зубами.

– Эй, друг, – голос Юрьяна прозвучал тихо, словно издалека. – Я понимаю, что тебе не очень хорошо, но нет времени предаваться печали. Этих гадов мы уложили, но придут новые. Надо собраться и поскорее убираться отсюда. Поговорить можно и на ходу…

– Да, хорошо. – В этот момент Олену было все равно, что делать и делать ли что-либо вообще.

Он двигался, помогая скальду обирать трупы, снимать с них пояса и оружие. На сердце было тяжело, словно его заковали в ледяную броню, мыслей не имелось вообще. В голове сохранялась холодная, равнодушная пустота, порой вспыхивала надежда – вдруг это все же сон?

И Рендалл отвечал сам себе: «Нет, не сон».

Да, после разговоров с Арон-Тисом он знал, что за пределами Алиона существуют другие миры. Верил в то, что их населяют разумные существа, не очень похожие на людей или гоблинов. Но никогда не мог даже представить, что попадет в один из них, окажется в тех краях, где чтят совсем других богов…

– Похоже, что все, – сказал Юрьян, навьючивая на себя мешок. – Пошли, во славу Ночного Хозяина.

– Да, – сказал Олен.

Потом они долго шагали под светом луны, оставляя позади милю за милей. Рыжий бежал рядом, поглядывая на человека с тревогой, время от времени начинал мяукать. Но Рендалл не слышал его, не слышал и не видел вообще ничего, он просто переставлял ноги, одну за другой…

Одну за другой…

Одну…

Когда солнце высунуло из-за горизонта край пылающего лика и укололо белым лучом в глаз, Олен вздрогнул и словно очнулся.

Огляделся и обнаружил, что впереди – вытянутое озеро, за ним виднеется значительно приблизившаяся цепь холмов, а луна давно закатилась.

Над миром властвовало розовое, холодное утро.

– Что, пришел в себя? – с зевком поинтересовался Юрьян. – Я несколько раз пытался с тобой заговорить, но все без толку. Проще с твоим котом было побеседовать. А, ты как?

– Да, пришел… – ответил Рендалл, морщась от головной боли. – Как ты сказал – Вейхорн?

– Именно так и сказал.

– Да. Понятно, клянусь Селитой…

– А кто это такая? И откуда ты все же взялся? – Видно было, что любопытство распирает скальда, точно вино – переполненный бурдюк.

– Из мира под названием Алион.

– Ой-ёй! – настала пора удивляться беловолосому. – Из другого? А как ты попал к нам? Я видел красную молнию, что расколола небосвод, а затем еще одна ударила в землю. Ну, я пошел посмотреть, что там. И обнаружил тебя…

– Как попал? – Олен потер лоб, тщетно пытаясь вернуть ясность мыслям. – Это долгая история.

– До привала нам еще топать и топать, – «обрадовал» спутника Юрьян. – Так что не тяни, рассказывай.

Пришлось вспоминать, начиная с того момента, когда Олен Рендалл в лесу около родной деревни наткнулся на вооруженных людей, на чьих шлемах красовались черные крылышки. Как бежал в Вечный лес, встретил там оцилана и нашел в заброшенном храме ледяной клинок.

– Да, меч у тебя не совсем обычный, – встрял скальд. – Ты, кстати, не умеешь колдовать?

– Нет, не умею.

Эта новость заставила Шустрого разочарованно вздохнуть.

С вытаращенными глазами и открытым ртом он выслушал рассказ о Харуготе из Лексгольма, величайшем чародее Алиона, и о путешествии Олена во владения предков. О Сердце Пламени тот умолчал, не желая раскрывать все о себе, и поэтому история вышла немного куцей.

Упомянул о странствии к Опорным горам и дальнем пути через весь Алион, к острову Тенос, где высятся древние, забытые всеми храмы уттарнов…

– Уттарнов, ты сказал – уттарнов? – оживился при упоминании о сгинувшем народе Юрьян.

– Да, именно так.

– Так они же занимают часть Тысячи островов! Это далеко на юге! – Скальд принялся махать руками и брызгать слюной. – Говорят, что обитают там с незапамятных времен! Появились чуть ли не до Падения Небес! Да, правду тебе говорю. Или ты не веришь? А зря, зря…

– Почему? Верю, – кивнул Олен, подумав о том, что поклоняющиеся Предвечной Тьме существа вполне могли перебраться из одного мира в другой, сменить Алион на Вейхорн. А след, оставшийся от их путешествия, наверняка оказался тем течением, что подхватило крошечную песчинку – человека, очутившегося вне пределов родного мира.

О том, что такое «Падение Небес», спрашивать пока не стал.

– Про них даже упоминается в одной из вис цикла Южного Ветра Паррода Лохматого, – затараторил Шустрый, – так, сейчас вспомню… «И лап когтистых удар нанеся, скользнули, исчезли в вихре себя…» Вспомнить бы еще, что это значит.

И он озадаченно почесал кудрявую голову.

Пока разговаривали, почти добрались до холмов, что раньше торчали на самом горизонте. Высокие, с крутыми темными склонами, совершенно голые, они выглядели чужеродно посреди цветущей равнины. Их мрачные туши внушали омерзение, казались клещами, впившимися в тело земли.

Путь пролегал между двумя холмами, через узкую ложбину, где царила сырость и рос фиолетовый, неприятно хрустевший под ногами мох.

– Теперь твоя очередь рассказывать, – проговорил Олен. – Кто были те типы, что напали ночью? От кого мы убегаем через эти бесплодные земли?

– Мерзкие собратья вонючих кротов! – рявкнул Юрьян и погрозил пальцем кому-то невидимому. – Жалкие отпрыски семени Сашиха Толстого, не могущие оценить силы истинного стиха!

Из дальнейшего рассказа, невероятно многословного, полного эмоциональных восклицаний и поэтических отступлений, стало ясно, что Шустрый – сочинитель стихов, на которые в этих землях большой спрос. Скальд нужен на любом празднике, он сложит хвалебную вису на свадьбе, сочинит поминальную драпу по погибшему или воодушевит воинов, чей корабль уходит в поход к чужим берегам.

Но Юрьян совершил большую ошибку – пять дней назад он создал любовные стихи, именуемые мансёнг, в честь замужней женщины.

– Она такая… ух! – вскрикивал Шустрый, мечтательно возводя глаза к небу. – Словно лебедь на глади водной или алая лилия в час заката! Ой-ёй! Не удержался я, не смог… Закон же гласит, что сочинение любовных стихов – зловредное колдовство и тот, кто совершил его, должен быть убит…

Дальше стало ясно, что о мансёнге узнал муж объекта воздыханий и его братья.

От их кулаков и мечей и пришлось Юрьяну удирать на юг, через необитаемые пустоши.

– Теперь мне придется скрываться, – вздохнул скальд, – или вообще уехать в изгнание. Ладно стихи, их бы простили лет через пять. А скольких мы с тобой убили? Пятерых? Такое быстро не забывается…

Холмы к этому моменту остались позади, потянулась травянистая равнина, прорезанная оврагами.

– Но если бы мы их не убили, они убили бы нас, – возразил Олен.

– Да это дело вообще не твое, – махнул рукой Юрьян. – Незачем тебе вступать во вражду с родом Сашиха. Он богат и могуч и имеет влияние даже на юге, в землях Многоглазой. И я думаю, что, едва мы дойдем до населенных земель, нам придется расстаться…

– Это вряд ли, – нахмурился Рендалл. – Ты меня выручил, а я тебя брошу при первой же опасности? Да, кстати, а что твой собственный род? Почему бы ему не взять тебя под защиту?

– А я один, точно гордый, но слегка голодный ястреб, – сообщил Шустрый, – родители погибли, когда мне было шесть…

Выяснилось, что внутри не такого и большого народа сиаи процветает кровная месть. Ее жертвой стали отец и мать Юрьяна, а чуть позже – дядя, у которого мальчишка нашел временный приют. Сам сумел выжить, сделался учеником скальда, в пятнадцать лет отомстил за родителей.

– Три года я прожил вне закона, – в голосе Шустрого прозвучали горделивые нотки. – Затем на альтинге у мыса Всех Богов была заключена мировая. Чуть позже наставник утонул в море… – Тут лицо Юрьяна перекосила гримаса отвращения. – И с тех пор я один, хожу, складываю стихи…

Олен только головой покачал.

Ситуация выглядела знакомой – один против всего мира, против идущих по следу врагов, могущественных и многочисленных. Сам недавно был в такой же, даже немного в худшей, поскольку не знал, кто именно и почему его преследует.

– Ничего, выберемся, – сказал Рендалл. – Только нам, изгоям, нужно держаться вместе.

Равнина, по которой они шли, тем временем изменилась. Обычная трава исчезла, ей на смену пришли низкорослые кусты с бурыми круглыми листьями. Стали попадаться торчащие из земли каменные плиты, покрытые черной обугленной коркой, обломки колонн и фрагменты статуй.

Вглядевшись в одну из них, Олен содрогнулся – из камня было высечено существо, похожее на богомола, которому вместо головы посадили каракатицу.

– Где это мы? – спросил он.

– А? Что? – Скальд, витавший где-то выше облаков, споткнулся и только затем обратил внимание на то, что происходит вокруг. – А, это… Остатки города, что существовал до Падения Небес. Кто жил тут – неведомо, не осталось даже призраков. Они обратились в пепел вместе со всем остальным.

– В пепел? Что же это за Падение Небес такое?

Они шагали по черным развалинам, поросшим теми же бурыми кустами. Шли там, где угадывались очертания улиц, миновали площади, покрытые спекшейся от невероятного жара коркой.

А Шустрый рассказывал.

Ранее Вейхорн населяли многочисленные и очень могучие существа, умелые маги и сильные воины. Они поклонялись своим богам, строили города на всех семи материках. Тогда всюду царило спокойствие, в небесах парили драконы, и волшебники, как говорят, даже искали пути в другие миры…

Но в один не самый прекрасный день, тысяча четыреста двадцать два года назад, небеса лопнули. Через дыры в них явились сотни крылатых созданий, чьи тела были из огня, а души – полны жажды уничтожения.

– Гости, – прошептал Олен, вспоминая встречи с белоглазым и испытанный тогда ужас. – Посланцы с Верхней Стороны…

Попытавшиеся остановить чужаков боги Вейхорна пали, потерпели поражение маги и драконы. Огненный вихрь прошелся над землей, обращая в пепел города, селения, все, созданное руками разумных.

Сгинула даже память о том, кто именно населял мир и как они выглядели.

«Да, хорошо, что я тогда отказался, – подумал Рендалл. – Посланец Вечного Льда сдержал бы свое обещание, и я бы покорил мир. Но Алион затем сделался бы холодной пустыней».

– Зато с Падения Небес началась наша история, просторы Вейхорна заселили новые звери, выросли леса… – закончил рассказ Юрьян. – Да, кстати, ты не хочешь перекусить?

– Хочу. – У Олена в животе было пусто, точно в кармане у походившего по ярмарке раззявы, а ноги ныли от непрерывной ходьбы.

Сожженный в незапамятные времена город остался далеко за спиной, зашуршала под сапогами трава. Тусклое беловатое солнце одолело дневной путь и спустилось почти к самому горизонту.

– Тогда остановимся в первом же подходящем месте, – заявил скальд, – и чуток опустошим мой мешок.

Подходящее место обнаружилось примерно через милю, когда наткнулись на рощу, где бил крохотный родничок. Рыжий настороженно понюхал воду и принялся без спешки лакать.

Шустрый избавился от груза и потянулся, разминая уставшие плечи:

– Водораздел мы прошли. Дальше будет легче… Сейчас, погоди, перед трапезой принесем жертву… И где там мой хрингист?

– Хрингист? – переспросил Олен.

– Переносной алтарь. – Юрьян вытащил из мешка давешнюю статуэтку, установил ее на земле. – Ночной Хозяин должен быть ублажен, ведь эти земли принадлежат ему, и никто не может чувствовать себя спокойно, не сделав пожертвование. Ничего, от нас не убудет…

В руках скальда возникла полоска вяленого мяса, кусок сыра.

– Ночной Хозяин? А кто он? Бог? И как земли могут принадлежать ему?

– Да ты что? – Юрьян глянул на спутника с ужасом. – Разве у вас не так? Земли Вейхорна поделены между богами, и каждый всемогущ в своих владениях, зато за их пределами не может почти ничего. И если ты хочешь, чтобы все было хорошо, должен благодарить того, на чьей территории находишься, молиться ему и поминать. Леа-Хо, Владыка Севера, не требователен и добр к своему народу…

Продолжая болтать, скальд положил мясо к ногам статуэтки, накрошил туда же сыра и принялся кланяться, бормоча что-то себе под нос.

– И вот так бывает. – Олен присел на корточки и принялся гладить улегшегося на землю Рыжего. – Кто бы мог подумать?

– Муррр… – отозвался кот.

Рендалл вздрогнул, когда заметил, что тень статуэтки двинулась. Посреди теплого вечера повеяло леденящим холодом, и фигурка из дерева принялась расти. Распахнулись полные белого огня глаза, деревянный жезл превратился в сосульку длиной в пару локтей, брякнули друг о друга черепа.

Исполин высотой в два человеческих роста выпрямился и распахнул зубастую пасть.

– Ой! – Юрьян отскочил, глаза его выпучились. Зацепился ногой за кочку и свалился на спину.

Рыжий зарычал, шерсть на его загривке встала дыбом, а глаза сузились.

Олен распрямился и отступил на шаг, ладонь положил на рукоять меча, ощутил, как тот вздрогнул.

– Пыххх… – Изо рта гиганта вырвалось облако снежинок, над родничком забушевала метель. Взгляд пылающих глаз остановился на Рендалле. – Тхыы… Отдай то, что ты принес с собой!

Голос звучал странно, шипуче-свистяще, и болью отдавался в ушах.

– А ты кто такой? – спросил Олен.

– Я? – Тощие руки длиной с оглобли поднялись к темнеющему небу, из раковины повалил снег, а сосулька породила сноп голубых молний. – Ночной Хозяин, Насылающий Мороз! Я – повелитель этих земель и ваших жалких жизней, ничтожные смертные! Отдай клинок, отдай кольцо!

И Леа-Хо, Владыка Севера, сделал шаг. Земля вздрогнула под его ногами, от босых ступней начал расползаться иней.

– Вот уж нет. Отбери, если сможешь, тощее чучело. – Рендалл не испытывал страха, лишь гнев.

Не для того он прошел сотни миль, преодолевал опасности, бился с гиппарами, колдунами и даже с самой Предвечной Тьмой, чтобы отдать добытое потом и кровью какому-то божку с окраины полусгоревшего мира! Немного отступил, выхватил меч и выставил руку с Сердцем Пламени.

– Ыыы… ууу… – Шустрый с нечленораздельными завываниями отползал прочь, лицо его было белым.

– Умри! – взревел Леа-Хо, и тут на него бросился Рыжий.

Вцепился когтями в божественную лодыжку… и пролетел сквозь нее. Прозвучал недоуменный мяв, и оцилан шлепнулся на землю. Бог не обратил на него внимания, он сделал выпад сосулькой, словно копьем, и она удлинилась, вытянулась в несколько раз. Олен уклонился в последний момент, ударил мечом…

Лед невыносимо громко зазвенел, столкнувшись со льдом.

По лезвию побежали белые сполохи, с деревьев посыпались побелевшие листья, а вода в роднике покрылась льдом. Рендалл на мгновение оглох, показалось, что голова сейчас лопнет, разорвется на части. Ошеломление появилось и на мрачном лике Леа-Хо, он озадаченно моргнул.

– Умри… – повторил бог, но уже без прежнего напора.

Сосулька уменьшилась, зато из раковины донесся бешеный вой. Из ее отверстия вырвались потоки снега, хлестнули Олена по лицу, заметались вокруг, превращая мир в подобие сосуда с манной кашей. Он пошатнулся, чувствуя, как жизнь вытекает из тела, изгоняемая беспощадным холодом…

Услышал далекий жалобный крик и в последнем усилии обратился к Сердцу Пламени.

Кольцо вспыхнуло, точно маленькое багровое солнце. Неистовый жар ударил во все стороны. Золотые и алые искры закружились вокруг него. Неистовая пульсация сотрясла существо Олена до самых глубин. Он осознал, что перстень, сделанный неведомо кем в незапамятные времена, встретил достойного противника и готов обрушить на него всю мощь Первородного Огня…

Почувствовал это и бог.

Вой метели стих, высокая фигура в ожерелье из черепов исчезла. Брякнула, упав на землю, статуэтка из темного дерева, и раскололась на части. Сердце Пламени вспыхнуло еще раз и угасло.

– Вот и все, – сказал Олен, как всегда после обращения к кольцу ощущая невероятное опустошение.

Роща выглядела целой, хотя на деревьях не осталось ни единого листочка, а на некоторых стволах чернели горелые пятна. Лед, сковавший источник, таял, и журчала вырвавшаяся на свободу вода.

– А… что? Он… что это было? – Юрьяна трясло, как в лихорадке, глаза его шарили по зарослям. – О нет, не может быть… или это мне только показалось? Или… что с моим хрингистом?

– Похоже, он развалился.

Рендалл опустился на землю. Сил не было даже на то, чтобы спрятать меч.

Рыжий подошел к остаткам деревянной фигурки и принялся их обнюхивать.


Убийственный мыс – крайняя северная точка Холодного континента, и тут редко бывает тепло. Серые волны грохочут, облизывая серые скалы, и неистовые ветра несут дыхание океана. На бесплодной почве не растет ничего, кроме мха.

Но именно тут находится поселок, в котором насчитывается четыре десятка домов и почти в пять раз больше жителей. По крупным праздникам в честь Леа-Хо, а их в год случается три, тут даже бывает оживленно.

Ибо это место Владыка Севера избрал для главного храма.

Святилище, сложенное из плит гранита, высится на мысу, и на его толстых стенах вечно блестит иней. Даже посреди жаркого лета внутри царит холод, а остроконечная крыша, выкрашенная в белый цвет и похожая на айсберг, сверкает так, что глазам больно.

Сторри Бычье Копыто распоряжался в храме уже двадцать лет. За это время он видел все: и явление бога после исступленных молитв, и жуткие чудеса, творимые силой Ночного Хозяина.

И все же он сильно удивился, когда посреди ночи его разбудил испуганный послушник с белым, точно обмазанным сметаной, лицом и трясущимися губами.

– Там… это… ну… – забормотал он, всполошенно моргая и теребя священный синий балахон.

– Что? – поинтересовался Сторри, и чутье подсказало ему, что остаток ночи придется провести на ногах.

– Он… ожил… и потребовал вас… – Послушник икнул, и глаза его, маленькие и черные, как у всех сиаи, выпучились и стали напоминать сливы. – И сказал, что нас погубит…

– Ладно. – На то, чтобы натянуть балахон, верховному жрецу понадобилось несколько мгновений. Он взял жезл, кое-как пригладил непокорно торчавшие волосы. – Веди, и посмотрим, что можно сделать.

В сенях на Сторри глянула испуганная служанка, а за дверями встретил бешено ревевший ветер. Судя по тому, что был холодным, примчался он от самой грани мира, за которой, как всем известно, лежит ледяная бездна…

Звезды моргали в вышине, как замерзшие светляки, луна пряталась за одеялом из облаков.

– Ну и холодина, – пробормотал верховный жрец и вслед за послушником зашагал по тропинке, что ведет от окраины поселка к торной дороге, проложенной до самого храма.

Святилище было видно издалека, и не только благодаря размерам, а еще из-за того, что крыша его светилась неприятным голубым огнем. Это показывало, что хозяин внутри и что он очень сердит.

– Надо поторопиться, а то как бы… – Послушник обернулся, лицо его было перекошено.

– Ничего, потерпит. – За годы службы Сторри неплохо узнал нрав Владыки Севера.

Если тот не начал буйствовать сразу, все обойдется без разрушений.

Храм приблизился, стало видно кольцо на воротах из мореного дуба, украшающая их резьба. Скрипнула, открываясь, малая калитка, и верховный жрец невольно поежился, окунувшись в ледяной, пронизанный запахами снега полумрак. Изо рта повалил пар, свет торчащих из стены факелов показался слишком ярким. Послушник благоразумно остался снаружи.

Статуя Ночного Хозяина, которой полагалось сидеть у дальней стены и благостно глядеть перед собой, стояла. Искаженный лик ее источал гнев, глаза пылали белым огнем, а ожерелье из черепов слегка покачивалось.

– Сила тебе, владыка, – проговорил Сторри, опускаясь на одно колено и склоняя голову.

– Встань, – прошипела статуя, – и иди сюда.

Жрец поднялся и сделал несколько шагов вперед. С удивлением обнаружил, что Жезл Силы в деснице Леа-Хо покрывают мелкие трещины, а Раковина Мороза в шуйце – чернущая, словно ее долго коптили.

– Готов ли ты послужить мне? – спросил бог.

– Всегда.

– Тогда разбуди еще троих из братии, кто посильнее, и отправляйся в путь. И захватите с собой один из кусков Настоящего Льда…

Тут Сторри заподозрил, что происходит нечто неладное.

Да, служителям Владыки Севера доводилось покидать храм и отправляться с поручениями в разные уголки Холодного континента и даже в лежащие за морями земли. Но брать с собой Настоящий Лед, бесценное сокровище, что способно призвать Ночного Хозяина в любом месте Вейхорна?

На памяти Бычьего Копыта такого не случалось ни разу.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Поделиться ссылкой на выделенное