Дмитрий Казаков.

Грязная магия

(страница 5 из 30)

скачать книгу бесплатно

– Удрал, – сказал Скрытный, глядя, как фигура в зеленой, заляпанной грязью мантии исчезает за завесой дождя. – Но ничего, мы его найдем…

– Как? Как? – вскричал Вейл Фукотан, в критической ситуации растерявший весь аристократизм. Он напоминал павлина, который неожиданно обнаружил, что его хвост выщипали хулиганы, и от роскошных перьев остались жалкие огрызки.

– Очень просто, – Скрытный оглядел недоуменно замерших внизу агитаторов. Никто из них так и не понял, что произошло, слишком быстро события сменяли одно другое, – эй, молодой человек, да, ты…

– А? – очнулся от ступора Носс. Беседовать с человеком (он с таким же успехом мог быть эльфом, гномом или феем), лица которого не видишь, ему было непривычно.

– Как звали этого… который сбежал? – Скрытный старался разговаривать как можно добрее. Эффект был такой, словно блеял тигр. – Видишь, он разбил у нас окно, а за него нужно заплатить.

– Его зовут Арс Топыряк, – поспешно сообщил Носс. Чутким нутром будущего мага-управленца он ощутил, что если не сдаст товарища, то платить за окно будет сам.

– А где он живет?

– Где-то в студенческом квартале, – пожал плечами Носс, потихоньку пятясь. Несмотря на ласковый тон, было в голосе существа в капюшоне нечто донельзя жуткое.

– Ладно, – и не обращая больше внимания на оставшихся на улице студентов, Скрытный повернулся к растерянно моргающим заговорщикам. – Не волнуйтесь, я позабочусь о том, чтобы этот Арс Топыряк замолчал… навсегда!

Тощий Брык чуть заметно поморщился, красная рожа Крака Мясоруба расплылась в довольной усмешке.

– Стоит ли пачкать руки? – спросил Вейл Фукотан, лицо которого вновь стало высокомерным, как доска из красного дерева, которая всем видом показывает, насколько она лучше досок из березы и даже дуба. – Может быть, дать ему денег, чтобы он молчал?

– Чтобы гарантированно заткнуть рот, есть только один способ, и это не подкуп, – проговорил Скрытный зловеще, – а бороться за власть и оставить руки чистыми невозможно!

– Вернемся к нашему делу, – сказал толстый купец. – Может быть, перенесем обсуждение на другое время? И соберемся в другом месте?

– Но не позднее, чем завтра, – поспешно заявил Вейл Фукотан. – Надо действовать быстро, пока эта ужасно грязная поллитртриналохия нас не уничтожила…

И с этим никто спорить не стал.


– Ну, господа маги, что вы скажете на это? – Мосик Лужа пребывал в гневе. Но в последние дни это было для него естественным состоянием, и не гневался он только тогда, когда спал.

– На что? – осторожно поинтересовался Винтус Болт.

Краск Пух уже привык к обществу главы города и научился не дрожать в его присутствии. Лишь где-то в недрах его организма обитал страх быть раскрытым, боязнь того, что в один момент откроется, что он не великий поллитртриналох Цук Цурюк, а обычный ассенизатор.

– На те байки, которые рассказывают обо мне по городу! – рявкнул мэр, заставив моргнуть висящий под потолком магический шар.

Страх внутри Краска Пуха потянулся и выпустил когти, длинные и острые.

– На какие? – поинтересовался Хром-Блестецкий с самым наивным видом.

Подобно большинству сильно образованных и мнящих себя умными людей, маги пребывали в некотором отрыве от реальности, и этот отрыв можно было описать словами «немалый», «огромный», и даже «катастрофический»…

– Что я сожительствую с собственной бабушкой, вызываю демонов и занимаюсь столь ужасным делом, как коллекционирование бедренных костей…

– Что в этом ужасного?

– Вырезанных из живых людей!

– О! – в этот звук маги ухитрились вложить массу эмоций, начиная от восхищения и заканчивая ужасом.

Краск Пух ощутил, что потеет. Что-то ему подсказывало, может быть тот же самый страх, что Мосик Лужа, несмотря на безобидную внешность, способен на такие штучки, еще как способен…

– Эти слухи распространяют ваши противники, – уверенно заявил Хром-Блестецкий.

– Это и так понятно, – мэр фыркнул. – Так что с ними делать?

– С противниками?

– Со слухами!

– Э, – Винтус Болт сделал красивый, хотя и несколько неопределенный жест, – можно задействовать концепцию символического интеракционизма, разработать адекватные контрмеры в рамках парадигмы теории массового спроса…

– А человеческим языком можно? – попросил Мосик Лужа таким голосом, что маг сразу замолк.

– Коллега хочет сказать, – вступил Хром-Блестецкий, – можно пустить ответные слухи, что Тощий Брык ест суп из сваренных заживо младенцев, что Крак Мясоруб осквернил храм Раздины, что Вейл Фукотан на самом деле женщина.

– Фу, какая гадость, – поморщился мэр. – На прошлых выборах мы как-то обходились без этого. Неужто нельзя иначе?

– Жестокие времена, – пожал плечами тощий маг. – Чем нелепее выдумка, тем она сильнее – основной принцип поллитртриналохии. Ведь так, коллега?

Краска Пуха уже не надо было пихать коленом. Кивать он научился и делал это очень убедительно.

– С запущенными в народ слухами воевать бесполезно, – поддержал Хром-Блестецкого Винтус Болт. – Нужно противопоставить им другие, еще более мерзкие и нелепые!

– Да? Ну ладно, – Мосик Лужа почесал блестящую лысину. – Тогда работайте, господа маги! И я очень надеюсь, что ваша работа будет эффективной!

Ответом ему стало уверенное сопение.


В каждом уважающем себя городе должен быть район, пользующийся дурной славой. Ква-Ква относился к себе с большим (по мнению жителей других Лоскутов, с чрезмерным) уважением, и таких районов в нем было аж два – Норы и Дыры. Во избежание конкуренции, которая на подобном уровне заключается в поножовщине, располагались они на противоположных окраинах.

Наиболее полно в подобных местах жизнь (если это, конечно, можно назвать жизнью) кипит в притонах – темных, пропахших кислым пивом забегаловках с низким уровнем освещенности.

Самые знаменитые притоны Дыр располагались на улице Приятного Похмелья. Имя того, кто назвал ее так, кануло во тьму веков, но его ум явно отличался чем-то большим, чем просто извращенность.

Притонов было множество, и они четко разделялись по профессиональному признаку. В «Форточке» собирались воры, в «Истинных ценностях» пили пиво фальшивомонетчики, а «Бренность» служила пристанищем для убийц, кровожадных и подлых рыцарей трущоб.

Каждым утром (а утро в Дырах начинается где-то в районе девяти вечера) сюда стягивались завсегдатаи – поесть, выпить, перемыть друг другу кости и рассказать о новостях.

Всякое новое лицо в это время вызовет тут интерес, даже если оно скрыто капюшоном.

На вошедшего в «Бренность» Скрытного уставились полтора десятка глаз (не у всех убийц их было по два), в каждом из которых горел нехороший огонек, похожий на блик, украшающий лезвие ножа, приближающегося к чьей-то шее.

Даже поднаторевшему в черном колдовстве волшебнику стало неловко.

– Э, привет, – сказал он, неожиданно понимая, что его заклинания не помогут против десятка головорезов, – я ищу Кривого Билли. Ему просил передать привет Рыжий Ап.

– Это ко мне, – из-за дальнего столика поднялся широкоплечий тип с таким количеством шрамов на лице, что под ними не было видно кожи. Среди шрамов мрачно горел похожий на злую звезду глаз. – Рыжий Ап дурного человека сюда не пришлет…

Завсегдатаи вернулись к пиву и бифштексам, Скрытный облегченно вздохнул и направился к Кривому Билли. Тот глядел на приближающегося к нему мага с удивлением – как такой мелкий и неказистый человечишка сумел добраться до самого сердца Дыр живым?

Запах жареного Кривой Билли чуял издалека. А тут пахло не жареным – разило горелым.

– Что тебе надо? – прорычал он, усаживаясь. Маг примостился напротив.

– Странный вопрос, – усмехнулся он из-под капюшона, – что может быть нужно от тебя кому-нибудь?

Кривой Билли задумался. Процесс этот был в новинку для него. Заржавевшие мозги шевелились плохо и приходилось помогать им разными способами: движением бровей, причмокиванием, вращением глаз.

– Убить? – предположил убийца после паузы.

– Именно, – кивнул маг.

Кривой Билли убил больше людей, чем мог сосчитать, и давно забыл, что такое страх, но этот волшебник со спрятанным лицом заставил обитателя Дыр нервничать.

– Сколько? – спросил Билли, за рыком пряча неожиданно проснувшееся волнение.

– Пятьсот.

– Кто?

– Его зовут Арс Топыряк. Он студент Магического Университета.

– Маг? – Кривой Билли сощурил единственный глаз. – Тогда маловато будет!

– Студент, недоучка, – терпеливо сказал Скрытный. – Но если тебе не нужны пятьсот бублей, то я обращусь к любому из милых господ, сидящих за соседними столиками…

– Ладно-ладно, – Билли пошел на попятную, заметив, как настороженно зашевелились уши подслушивающих убийц, как сверкнули алчностью глаза. – Как он выглядит?

– Среднего роста, черные волосы, лицо круглое, – Скрытный хорошо запомнил студента, так некстати подслушавшего важный разговор. – Деньги получишь, когда я узнаю, что он убит.

– Но задаток! – посмел заикнуться Кривой Билли и тут же увял, услышав ответ:

– Никакого. Сделаешь дело – получишь деньги.

– Как я тебя найду?

– Через Рыжего Апа. И учти, дело срочное. Арс Топыряк должен умереть до выборов!

– Ладно, я не буду откладывать дело в долгий ящик, – пробурчал Кривой Билли, – я лучше уложу в ящик этого студента…

– Я очень рад, что мы поняли друг друга, – Скрытный улыбнулся так, как это мог бы сделать айсберг, и поднялся. – До скорой встречи.

О том, что вчера он побывал в Норах и нанял первейшего тамошнего убийцу Косого Эдди, Кривому Билли маг говорить не собирался. Принцип здоровой конкуренции работает и в том случае, если те, к кому он применяется, не подозревают о соперниках.


– Ну что, ты так и будешь теперь жить на полу? – спросил Шнор Орин, заглядывая под кровать.

Арс Топыряк прятался там уже два дня, наотрез отказываясь вылезать и объяснять причины своего поведения.

– Э, не знаю, – совершенно честно сказал Арс. Под кроватью было холодно, грязно и неудобно, но все же Топыряком владело стойкое иррациональное ощущение, что тут его не найдут.

А в том, что люди, разговор которых он подслушал, будут искать, Арс не сомневался.

– Хорошо! Тогда я сегодня зайду на кафедру медицинской магии и скажу, что ты сошел с ума! – решительно заявил Шнор.

– Не стоит, – Арсу вовсе не улыбалось прослыть сумасшедшим. Заработать такую репутацию очень легко, а вот избавиться от нее сложнее, чем от тараканов. Осторожно, бочком, он выбрался из-под кровати.

– Пойдем на занятия? – предложил Шнор.

– Э, да, – согласился Арс. Мысль о том, что в университете может быть безопаснее, чем дома, показалась ему здравой. – Пойдем!

– А ты не хочешь переодеться?

– Зачем?

– Твоя мантия выглядит так, словно об нее долго вытирали ноги!

– Ой!

К счастью, Арс недавно заказал портному новую мантию. Теперь ему нужно было лишь снять старую, брезгливо отбросить ее в угол, залезть в шкаф, вынуть новую и надеть ее.

Что он и сделал куда быстрее, чем все это было описано.

По пути до университета Шнор едва не пожалел о том, что вытащил Арса из-под кровати. Тот постоянно оглядывался, вздрагивал при каждом шорохе, а когда из-за угла неожиданно выскочила собака, бросился бежать с истошным воплем «Спасайтесь! Окружают! Они рядом!».

К счастью, Шнору удалось поймать его за рукав.

Когда впереди показались ворота МУ, Топыряк, казалось, совсем успокоился. Он даже перестал дрожать и оглядываться.

– И чего ты боялся? – спросил Шнор, и в этот самый момент кусты, растущие у забора, зашевелились, и из них выбрался одноглазый мужик с кривым ножом.

Лезвие его выглядело острым и грязным.

Шнор вытаращил глаза и застыл с открытым ртом.

– Ничего личного, парень, – сказал одноглазый и ткнул Арса ножом.

Тот ловко увернулся и, взвизгнув на самой высокой ноте, рванулся к воротам. Сторожевые драконьи головы, бывшие до сего момента неподвижными, раскрыли пасти и проскрежетали:

– Пароль!

Но Арсу, который несся так, что земля дымилась под пятками, было не до всяких глупостей. Он проскочил ворота, а два потока пламени, вырвавшихся из драконьих глоток, прошли за его спиной.

– Крысиное отродье! – рявкнул одноглазый и бросился вслед за студентом.

– Пароль! – встретили его драконьи головы.

– Триста шестьдесят! – за время сидения в кустах убийца успел подслушать заветную фразу.

На его несчастье, после событий с украденным волшебным мечом и сбежавшим заколдованным козлом в МУ завели такую вещь, как Волшебная Охрана (сокращенно – ВОХР). Ее сотрудники, вохртеры, сидели на всех выходах из университета.

Когда мимо одного из них пронеслось нечто зеленое и орущее, то вохртер вздрогнул, пробуждаясь от дремы, схватил находящийся под рукой колокольчик и яростно зазвонил.

Звон набатом звучал в расположенной под самой крышей комнате. Там с кашляющими и стенающими звуками ожила группа быстрого реагирования. Входящие в нее волшебники хватали толстые боевые посохи и по одному выпрыгивали в окно.

Мчащийся по двору убийца остановился, пораженный невиданным зрелищем. С чистого неба неторопливо спускались седобородые маги. Странного покроя пятнистые мантии их величественно задирались, по посохам пробегали волны свечения.

– Где? Кто? Хватай! – завопил первый из них, оказавшись на земле, и тут же едва не упал, наступив на свою бороду.

Убийца наверняка посмеялся бы, не удирай он в этот момент во все лопатки. Связываться с решительно настроенными волшебниками, особенно с целой их толпой, он не собирался ни за какие деньги.

Горсточке пепла пятьсот бублей ни к чему.

Глава 4

Скрипя суставами и размахивая боевыми посохами, маги из группы быстрого реагирования приземлялись. Врага видно не было, и среди волшебников тут же началось ворчание и бурчание:

– Что это нас зря подняли?

– Меня, может, из-за спешки продует сейчас!

– А меня уже продуло! Ох как спину ломит!

Самому молодому в группе недавно исполнилось сто пятьдесят лет. Причиной тому являлся не какой-то возрастной барьер или необходимая выслуга лет. Просто созданием группы занимался назначенный ответственным за Волшебную Охрану прохфессор кафедры магии искусства Синиус Фляк.

Ему было поручено мобилизовать некоторую часть преподавателей для несения охранных функций. Он и мобилизовал в первую очередь тех, кого мог вспомнить. Учитывая выдающийся склероз прохфессора, извлечь из памяти он смог только тех, кто за многие и многие годы общения сросся с ней намертво.

Молодых людей там, естественно, не было.

– Тихо! – приказал командир группы быстрого реагирования, попавший на это место благодаря тому, что больше ста лет назад то ли служил в какой-то армии, то ли участвовал в какой-то войне. – Разойтись.

– Ох, вот разойдусь! Мало никому не покажется! – пригрозил один из самых древних волшебников, но от исполнения угрозы его отвлек случившийся приступ ревматизма. Кряхтя, старый маг ударил посохом о землю и медленно полетел вверх.

Таскаться по лестницам, учитывая артрит и плоскостопие, ему было тяжеловато.


В панике Арс влетел в Магический Университет и помчался по коридорам и лестницам, не разбирая дороги. Какое другое строение и стерпело бы подобное обращение, но никак не здание МУ, построенное почти пятнадцать тысяч лет назад архитектором, который то ли регулярно ел салат из мухоморов, то ли просто страдал экстремальной шизофренией.

Порядка в его творении было не больше, чем в голове пьяницы, а заблудиться по пути, скажем, в туалет, тут мог не только первокурсник, но и преподаватель, проработавший не один год.

Случайные люди пропадали в МУ с удручающей регулярностью.

Когда Арс немного очухался, то обнаружил, что находится в совершенно незнакомом коридоре, лишенном не только окон, но и дверей. На стенах, ехидно потрескивая, горели факелы.

Арс огляделся и по здравому размышлению пришел к выводу, что через какое-то отверстие он сюда попал. Развернувшись, Топыряк пошел назад. Шаги глухо раздавались в абсолютной тишине.

Ощутив острый прилив страха, Арс побежал. По его расчетам, он преодолел расстояние, необходимое, чтобы пересечь весь МУ по длине раза три, а коридор все не кончался.

Страх сменился паникой.

Увидев дверь, Арс едва не закричал от радости. За ней обнаружилась ведущая вниз лестница. Топыряк заколебался: спускаться в подвалы университета, славные обилием чудовищ, не рекомендовалось даже прохфессорам.

Но вернуться назад, в бесконечный коридор…

Он решительно пошел вниз.

Чувство времени скончалось, задушенное тревогой и усталостью, и Арс просто брел, не глядя по сторонам и не думая, сколько он блуждает. Он уже не боялся, шагал, сворачивал, открывал двери, поднимался по лестницам.

Очнулся только обнаружив, что стоит у окна. У ОКНА!

За ним было темно. Сквозь висящее над Ква-Ква марево едва проглядывали звезды. Слабый свет позволял увидеть пустой двор университета, ворота с вросшими в землю створками. Драконьи головы, охраняющие их, показались Арсу в этот момент роднее, чем отец с матерью.

– Ура, – сказал Топыряк, оглядываясь. Он явно находился не на своем факультете, но это было уже не страшно, поскольку утром тут появятся люди, а они помогут дойти до выхода…

И в этот момент усталость взяла свое. Ноги подогнулись, Арс уселся на пол, прислонился к стене. Храп огласил пустынный коридор еще до того, как голова блудного студента упала на грудь.


Проснулся он оттого, что кто-то несильно, но настойчиво потряс его за плечо. Открыв глаза, Топыряк обнаружил рядом невысокую черноволосую девушку в алой мантии. На ней был вышит символ кафедры медицинской магии – череп, а под ним – две полоски, обозначающие второй курс.

– А? Да? – выбранные для приветствия слова нельзя было назвать галантными и даже удачными, но стоит учесть, что Арс только что проснулся. Его вежливость продолжала благополучно дрыхнуть.

– Доброе утро, – сказала девушка, глаза ее светились любопытством. – А что ты тут делаешь?

– Отдыхаю, – мрачно ответил Арс и попытался сесть. Затекшее от неудобной позы тело отозвалось вспышкой боли. – Заблудился я вчера, вот…

Признаваться в подобном студенту пятого курса было стыдно, но придумывать какое-то изощренное объяснение не хотелось, да и вряд ли бы с этим справились только вышедшие из дремы мозги.

Но девушка не стала смеяться.

– Бедный, – сказала она участливо. – Бывает же такое. Пойдем, я провожу тебя до выхода. Кстати, меня зовут Айя.

– Арс, – автоматически отозвался он. – Спасибо… Но только к выходу мне нельзя…

– Это еще почему?

Арс встал. Вчерашний громила с ножом помнился отчетливо, вплоть до наколки в виде перстня на одном из толстых пальцев и до решительного блеска в маленьком глазу.

Обладатель такого глаза не отступит, будет караулить около университета до тех пор, пока жертва по имени Арс Топыряк не появится из ворот.

Лезть через ограду рискнул бы только полный псих. Безобидная решетка из металлических полос была абсолютно непреодолима снаружи и изнутри, даже обезьяна не смогла бы взобраться по ней, а слон – не сумел бы порвать.

Выйти в толпе? Это не даст убийце кинуться тут же, но не помешает выследить и прикончить Арса потом, дома или на улочках Ква-Ква, где валяющийся труп – такое же обыденное дело, как куча лошадиного навоза.

– Меня хотят убить, – промямлил Топыряк, запинаясь. Он был готов ко всему: к насмешке, к презрению, но только не к тому, что ему сразу и безоговорочно поверят.

– Ух ты! – восторженно сказала Айя. – Правда?

– Правда.

– Классно! Тебя преследуют бандиты? Мрачные здоровенные мужики с ножами?

– Ну, примерно так, – Арс решил умолчать о том, что мужик всего один. – И он поджидает меня у выхода.

– Супер! – медичка чуть не подпрыгивала от возбуждения. – Наверное, вы столкнулись из-за девушки, которую ты хотел спасти из его грязных лап!

– Э, кгхм…

Как ни странно, она приняла этот звук за согласие.

– Есть один способ выбраться из университета, – понизив голос, заговорщицки сказала Айя.

– Это какой? – занервничал Арс. О студентах-медиках ходили довольно жуткие истории, не с самой лучшей стороны описывающие их чувство юмора. Топыряку вовсе не улыбалось покинуть МУ по частям или под видом трупа.

– Каждый студент нашего факультета, начиная со второго курса, имеет право вызвать Скорую! – возвестила Айя тоном начинающего, но очень пылкого пророка.

– А что это?

– Это команда для вывоза в больницу особенно заразных или необычных больных, – пояснила девушка. – Ну и тех, которые не могут двигаться сами. Мы придумаем тебе какой-нибудь хитрый недуг, они приедут и заберут тебя. А тот, кто хочет убить тебя, останется с носом!

– Ну, э… – похоже было, что Арсу предложили стоящий план. Некоторые сомнения возникали по поводу того, что придется претерпеть определенные болезненные процедуры, применяемые всегда к захворавшим, хотя здоровые выдержали бы их с большей легкостью. А из больницы можно будет сбежать, все же она чем-то отличается от тюрьмы. – Хорошо, вызывай Скорую.

– Ага, только придумаю, какой диагноз им отправить.

Айя напряглась, застыла, взгляд ее стал сосредоточенным. Девушка ничего не видела вокруг, в глубине ее глаз что-то посверкивало, будто кто-то с помощью пары факелов подавал оттуда сигналы.

– Уф, вот и все, – сказала медичка после паузы. – Через час-другой они приедут.

– Так долго? А вдруг для спасения моей жизни важна каждая минута?

– Ну, – Айя пожала плечами. – По нашим дорогам быстро не поездишь, да и команд таких на город всего несколько штук. Попробуй доберись сюда быстро откуда-нибудь с правого берега или из Нор!

– А почему они тогда называются «Скорой»?

– Ну не называться же им «Медленной»?

Подобный аргумент Арсу в голову не приходил. Он поскреб затылок и вынужденно согласился, что первое название звучит куда красивее и вызывает больше доверия.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Поделиться ссылкой на выделенное