Дмитрий Казаков.

Демоны Вальхаллы

(страница 2 из 31)

скачать книгу бесплатно

За второй дверью открылось длинное помещение, заполненное двухъярусными койками. Приглушенный свет падал на поблескивающий пол, аккуратные одинаковые тумбочки, освещал лысые головы сидящих и лежащих парней.

Кое-кто повернулся, глянул на вошедшего без особого интереса.

Проходя через казарму, Вильям рассматривал будущих сослуживцев. В Легион собрали людей со всех концов Земли – черных и белых, азиатов и вообще непонятно кого.

Тридцать девятая койка замыкала ряд и была нижней. С верхней, под номером сорок Вильяму чуть напряженно улыбнулся круглолицый узкоглазый тип.

– Привет, – сказал он с легким восточным акцентом. – Меня зовут Ли. Ты мой сосед?

– Ага. Я – Вильям.

Протянутую руку пожимал осторожно, но маленькая ладошка оказалась на удивление сильной.

Едва Вильям разобрался с устройством рассчитанной на двоих тумбочки, как дверь казармы с грохотом распахнулась.

– Смирно, срань Господня! – рявкнул кто-то голосом таким злобным, что при его звуках тиранозавр умер бы от разрыва сердца.

Вильям от неожиданности вздрогнул.

Казарма огласилась скрипением и торопливым шуршанием. Новобранцы спешно вскакивали с коек, выстраивались вдоль идущего между ними прохода. Ли ловко спрыгнул на пол.

Вильям сунул универсан в тумбочку, вытянулся рядом с соседом.

– Так, срань Господня! – стоящий у двери высокий чернокожий мужчина, похоже, просто не умел говорить тихо. – Команда «смирно» должна выполняться не дольше, чем за три секунды! Даже если вы сидите на толчке или дрочите, через мгновение должны стоять навытяжку! Ясно?

– Так точно! – ответ прозвучал нестройно и тихо.

– Громче! – рявкнул чернокожий. – Где я, в казарме или в детском саду? А ну повторяйте за мной, засранцы! Так точно, сэр!

– Так точно, сэр! – грохнуло отделение. У Вильяма заболели уши.

– Неплохо, – кивнул негр. – Я – сержант-наставник Джордж Фрезер, и с сегодняшнего дня вы отданы в полное мое распоряжение. Вам надлежит именовать меня «сэр» и выполнять все, что я ни прикажу. Ясно?

В ожидании громогласного ответа Вильям сморщился заранее.

– Надеюсь, что все из вас понимают, куда именно попали, – Фрезер пошел вдоль ряда. – Так, что это у тебя торчит, рядовой? Брюхо подтяни! Почему пуговица не застегнута? Еще раз увижу – отправишься пылесосить пустыню… Вы – в Звездном Легионе, и это, срань Господня, значит, что вы должны стать чертовски аккуратными, умелыми и бравыми… засранцами!

Сержант-наставник остановился, не дойдя до Вильяма нескольких шагов. Седые волосы на его затылке курчавились, как покрытая белесым налетом проволока, а вытаращенные глаза неистово сверкали.

– Вас собрали сюда из тюрем со всего света, – Фрезер огляделся, – чтобы вы могли искупить совершенные проступки. И я надеюсь, что вы этим шансом воспользуетесь! Ясно?

– Так точно! – гаркнул Вильям вместе с остальными, с тоской вспоминая о родном архиве, где так тихо и спокойно.

– На сегодня все свободны, – кивнул сержант, – а завтра, завтра я за вас возьмусь…

Печатая шаг, он прошел к двери.

Та хлопнула и слитный вздох облегчения пронесся по казарме.

– Говорят, что он на самом деле воевал, – негромко сказал Ли.

– Кто? – не понял Вильям.

– Фрезер, – китаец сноровисто забрался на койку. – Участвовал в последней крупной войне лет тридцать назад. Где-то в Африке.

– Клянусь четверкой! – Вильям облизал губы. Вспомнилось, что и лейтенант Кампински, и сержант на входе в казарму – все выглядели никак не молодо. Учить легионеров собрали тех, кто нюхал пороху и знал, что такое убивать. – Ох и задаст он нам!

Ли тяжело вздохнул. Похоже, его одолевали такие же мысли.


Сирена выла, точно потерявшая мужа и детей женщина. Вильям резко вскочил, едва не шарахнувшись макушкой о верхнюю койку, только после этого смог открыть глаза.

Едва соображая, что делает, натянул форму, впихнул ноги в ботинки. Вместе с остальными поспешил к выходу.

Над пустыней царило столь раннее утро, что его можно было смело назвать поздней ночью. Небо выглядело не голубым, а каким-то палевым, кое-где виднелись булавочные уколы самых ярких звезд. Восток светился, намекая на предстоящее днем солнечное неистовство.

– Стройся! Быстрее, засранцы! – сержант-наставник Фрезер прямо-таки лучился бодростью, как искупавшийся пингвин. – Плететесь, как больные коровы!

Строиться полагалось по росту. Вильям замер в самом начале строя, втянув живот, выдавив на лицо отсутствующее выражение и про себя молясь, чтобы сержант не обратил на него внимания.

– Так, рядовой, – молитва цели не достигла. – Это что за срань Господня? Почему у тебя шнурок не завязан!

– Виноват, сэр! – ответил Вильям, по-прежнему не глядя на начальство.

– Смотри мне в глаза! – Фрезер заорал, как ужаленный в пятку гиббон.

Вильям осторожно глянул в черное лицо сержанта. Ноздри того раздувались, и выглядел ветеран как типичный клиент психбольницы.

– Слушай сюда, – сказал он чуть спокойнее, – такие большие белые парни, как ты, всегда почему-то считают, что лучше других. Но для меня – ты такое же дерьмо, как и все прочие, и я буду пинать тебя до тех пор, пока ты не перестанешь быть дерьмом или не сдохнешь. Ясно?

– Так точно, сэр.

– Вот и отлично, – Фрезер хищно усмехнулся.

Он двинулся вдоль строя, и каждый из новобранцев замирал под его свирепым взглядом. Досталось почти всем – за расстегнутые пуговицы, торчащий живот или согнутые плечи. Стоявший последним Ли пострадал за то, что «хитро щурился», что при его глазах получалось само собой.

– А теперь, срань Господня, побежали! – проговорил Фрезер. – За мной!

Легкой трусцой миновали западные ворота и выбрались в пустыню. Под тяжелыми ботинками заскрипел песок.

Сержант-наставник бежал первым и все время увеличивал темп. Видна была его прямая спина, равномерно двигающиеся под серой майкой лопатки.

Они миновали бархан за барханом, спускались в ложбины, поднимались на песчаные гребни, похожие на спины исполинских ящериц. Вслед за легионерами оставалась цепочка следов. Когда из-за горизонта высунулось солнце, в груди Вильяма хрипело, а ноги казались деревянными.

Соображал с трудом, перед глазами все плыло. Из последних сил пытался не отстать, краем уха слышал, как впереди что-то орет Фрезер.

Потом звуки куда-то пропали, а вокруг сгустилась колючая темнота. Разлепив глаза, Вильям обнаружил, что лежит мордой в песке, а голова раскалывается от боли.

– Встать, рядовой! – тяжелый ботинок ударил под ребра. – Немедленно!

Вильям попробовал двинуться, но тело было мертвым, как мешок цемента. Сердце колотилось в груди глухо и тяжко, а сознание затопило мерзкое чувство – стыд.

– Сэр, он без сознания, – проговорил кто-то.

– Молчать, срань Господня! – рявкнул сержант. – Если он не поднимется, то вы, засранцы, потащите его на своих плечах! Ясно?

– Я могу, – прохрипел Вильям. Вторая попытка встать оказалась более успешной. Он уперся руками и подтянул ноги, оказавшись на четвереньках, а потом нашел силы привстать.

– Это что еще? – прорычал сержант. – У нас не школа монахинь, а учебная база! Если ты задержишь отделение еще на десять минут, то вы все останетесь без завтрака!

Кто-то выругался, стоящий за спиной сержанта высокий легионер скривился.

– Да, я… – Вильям сплюнул набившийся в рот песок. – Я готов, сэр…

С ненавистью глядя в черную, лоснящуюся от пота физиономию, он выпрямился. Ноги дрожали, но держали тело.

– Так-то лучше, – проговорил Фрезер. – За мной!

Вильям бежал, загребая ногами песок и не отрывая взгляда от маячащего впереди сержанта. Зубы сжимал так крепко, что начинало сводить челюсти, а в голове пульсировала одна мысль – «не упасть, только не упасть…». Он догадывался, как соседи по казарме поступят с тем, кто лишит отделение завтрака.


Солнце зашло, в фиолетовой мгле на востоке одна за другой появлялись звезды, но от пустыни несло жаром, как от исполинской сковородки. Ноги жгло даже сквозь толстые подошвы.

Лопата входила в песок с противным хрустом. В очередной раз отбросив в сторону примерно килограмм песчинок, Вильям остановился и вытер пот со лба.

– Клянусь четверкой, – пробормотал он, – я тут сдохну…

Обморок на утренней пробежке ему припомнили после ужина. Фрезер лично выдал «барышне» лопату, отвел за пределы базы и велел до наступления темноты вырыть ростовой окоп на троих. Информация о том, как именно будет наказан Вильям, если не справится, была сдобрена большим количеством неординарных идей относительно сексуального экстрима.

Вильяма эти идеи почему-то не заинтересовали.

– И дернул же меня черт тогда пить, – буркнул он, разглядывая ладони, на которых появились мягкие бугорочки мозолей.

Ничего тяжелее перестановки мебели Вильям Снарк дома не делал, так что мозоли оказались для него в новинку, как и гудящие от усталости мышцы. С тоской вспоминалась прежняя жизнь, которую он считал такой скучной – работа в архиве, субботние походы в бар, Джудит…

– Это что такое, срань Господня? – Фрезер ухитрился подкрасться незаметно и его окрик заставил Вильяма вздрогнуть. – Он тут мечтает, а работа стоит!

– Виноват, сэр, – Вильям спешно ухватился за лопату.

– Да, – сержант подошел к краю того, что окопом назвали бы только в качестве извращенного комплимента. – По-моему, я не приказывал тебе, рядовой, выкопать могилу.

– Э… нет, сэр.

– А ты именно ее и вырыл! – глаза Фрезера сверкнули, в голосе появились бешеные нотки. – Да еще и сгодится она для того, чтобы зарыть пару дистрофичных мышей! Срань Господня, в таком окопе ты не проживешь под огнем и секунды!

Вильям ощутил, что от ненависти помутилось в голове и сдавило грудь. Желание ударить сержанта лопатой садануло по мозгам с силой и внезапностью лавины.

– Ого, срань Господня! – Фрезер отступил на шаг. – Ну ты и засранец, рядовой! Нападение на старшего по званию – знаешь, как это карается?

– Никак нет, сэр, – Вильям с трудом разжал сведенные судорогой челюсти и заставил себя опустить лопату.

– И я не знаю, – сержант неожиданно улыбнулся и почесал щеку. – Раньше – расстрелом, а сейчас – еще не придумали. Хотя для вас все просто – нарушивший условия контракта вернется в тюрьму. Ясно?

– Да, сэр.

– Но дело даже не в этом, – Фрезер глянул пренебрежительно. – Я убивал людей тогда, когда ты, жирный увалень, еще не родился. Так что прежде чем бросаться на меня – подумай несколько раз. Я ведь могу запросто сломать тебе руку. Или шею.

– Я понимаю, сэр.

– Вот и отлично, – сержант покровительственно кивнул, – так что берись за лопату, рядовой, и продолжай рыть. Окоп должен скрывать человека целиком. Через часик я тебя проведаю.

Вильям слушал удаляющийся скрип шагов и сжимал древко так, что пластик едва не проминался под пальцами.

Глава 2.

– Перед вами – автоматическая винтовка М-277 «Кобра», – офицер на кафедре был высок и благородно сед. Капитанские погоны смотрелись на нем недоразумением, куда больше подошли бы генеральские.

Вильям без особенного воодушевления поглядел на вытянутую, обтекаемую штуковину серебристого цвета, похожую на хищную рыбу. Ствол заканчивался утолщением, отдельно лежали изогнутый магазин и энергетический блок – черная коробка размером с древнюю аудиокассету.

– Знать ее внутреннее устройство вам вовсе не обязательно, – продолжил капитан, – так как вероятность поломки «Кобры» при активном использовании составляет исчезающе малую величину. Ей не повредит высокая или низкая температура, влажность или даже использование в качестве молотка. При желании этой винтовкой можно колоть орехи или крушить черепа врагов, если у них имеются черепа, конечно…

Кое-кто хихикнул.

– Для начала вы должны научиться менять магазин, – капитан поднял «Кобру», – и энергетический блок… Делается это следующим образом.

Все оказалось не так сложно. Энергетический блок целиком ушел в отверстие на задней поверхности приклада, а магазин с легким щелчком закрепился в выемке посреди винтовки, украсив «рыбу» длинным плавником.

– Теперь вынимаем, – руки капитана двигались ловко и быстро, – вот здесь нажимаем рычажок, и блок сам вываливается… А магазин еще проще…

Для него все и на самом деле было несложно. Вильям же с сомнением посмотрел на собственные лапищи, мало приспособленные для того, чтобы нажимать крошечные рычажки, особенно в горячке боя, когда все придется делать быстро.

– Иногда требуется заменять прицельный лазер, – продолжал капитан, – он отсоединяется следующим образом…

Учебный класс огласился дружным скрежетом. Впору было подумать, что легионеров учили не обращаться с оружием, а ломать его.

– Будем считать, что первый урок вы усвоили, – сказал капитан, когда все его подопечные с грехом пополам установили на место трубку прицельного лазера. – Теперь осталось научиться стрелять. Берите винтовки и прошу за мной…

Дверь в боковой стене открылась бесшумно. За ней обнаружился вытянутый зал с низким потолком. На дальней стене красовались нанесенные белым по черному людские силуэты, а на длинной стойке, идущей вдоль стены, рядком лежали округлые шлемы, похожие на оторванные головы.

– Надевайте, – велел капитан.

Водруженный на голову шлем оказался неожиданно легким. Подкладка охватила затылок, чашечки наушников прилегли к ушам, а перед лицом с негромким жужжанием опустилась пластинка из бронированного стекла.

– Снимите винтовку с предохранителя, – голос капитана раздавался теперь из наушников, – вот так…

Вильям послушно дернул небольшой рычажок около спускового крючка. Внутри «Кобры» что-то загудело, на стекле перед глазами обозначилась красная светящаяся точка. Вильям повел винтовкой и точка сдвинулась, указывая, куда именно нацелено оружие.

– Святая Дева! – восхищенно пробормотал оказавшийся рядом высокий меднокожий парень. – Какая красота!

– Ну а теперь – стреляем, – капитан поднял «Кобру». – Не дергайте спусковой крючок, касайтесь его нежно. Помните, что винтовка стреляет импульсами по три патрона и что опустошить магазин можно в считанные мгновения.

Оружие у его плеча вздрогнуло, раздался негромкий хлопок, потом треск ломаемого бетона, и в голове одного из силуэтов на дальней стене появилось отверстие.

– Вот так, – довольно сказал капитан, – кто возьмется повторить?

– Я, клянусь Святой Девой! – меднокожий вскинул винтовку, выстрелил, почти не целясь. Его попытка оказалась не менее удачной, чем у наставника – полоска «оспин» от пуль наискось пересекла грудь соседней мишени.

– Отлично, рядовой! – в голосе капитана послышалось удивление. – Как ваше имя?

– Хосе Арагонес, сэр, – меднокожий на мгновение повернулся и Вильям разглядел за стеклом шлема белозубую улыбку.

– Приходилось стрелять?

– Так точно, сэр, – Арагонес на мгновение заколебался. – Но не из такого…

– Понятно, – капитан хмыкнул. – Ладно, теперь остальные! Приготовиться! Пли!

Вильям на всякий случай прищурил один глаз, осторожно потянул спусковой крючок. Винтовка у него в руках словно ожила, мелко задрожала, толкаясь в плечо. Когда отвел палец, то магазин, судя по загоревшемуся на его оконечности алому огоньку, оказался пуст.

Вильям смущенно засопел, огляделся. Несколько отлегло от сердца, когда понял, что он не один такой. Многие новобранцы топтались на месте, не зная, куда деть ставшее бесполезным оружие.

– Сосунки, – проговорил капитан почти ласково, – когда-то за такое по морде били… Я же вас всего лишь в наряд отправлю!


– Так-так, – Ли подхватил на плечо металлический бачок, похожий на бомбу, закряхтел и медленно, едва переставляя ноги, зашагал к двери.

– Надоел он мне своими так-таками, клянусь Святой Девой! – пробормотал Арагонес, тяжко вздыхая. – Двужильный этот китаец, что ли?

– Кто его знает? – ответил Вильям, берясь за ручку. – Может и трехжильный. Давай, потащили…

Арагонес взялся с другой стороны, они дернули и оторвали здоровенный, наполненный помоями чан от пола.

Капитан обещание сдержал – азартные стрелки получили по наряду. Ли, Вильяму и Арагонесу, ухитрившемуся чем-то прогневать сержанта Фрезера, достался еще не самый плохой вариант – на кухне. Для начала они с помощью песка оттирали кастрюли и сковороды, а сейчас таскали к выгребной яме отходы.

О таком достижении цивилизации, как канализация, на базе «Инферно-1» пришлось забыть.

– Фу, ну и вонища, – Арагонес высунул язык и сморщился, глядя на плещущуюся в яме густую жижу. – Почти как в трущобах Асунсьона…

– Ты оттуда родом? – поинтересовался Вильям. Опустевший чан стал куда легче и появилась возможность поболтать.

– Я явился на свет в Сан-Педро! – с драматическими интонациями сообщил Арагонес. – Это лучший город на свете, да благословит его Святая Дева! Будешь спорить?

– Нет, что ты, – поспешно сказал Вильям. – А где это?

– На реке Парагвай, в …

– Эй, хватит трепаться, – из дверей кухни, пыхтя, как убегавшийся бегемот, выдвинулся сержант-повар. – Все закончили?

– Так точно, – ответил Ли, успевший опорожнить бак, ополоснуть его и выставить на просушку.

– Ну и отлично, – повар с хрустом поскреб заросшую щеку. – Можете идти. Сержанту-наставнику я сообщу, что вы отрабатывали до самого отбоя.

– Спасибо! – сказали трое в один голос.

За проведенное на базе время новобранцы прекрасно уяснили простую истину – попавшись на глаза начальству, рискуешь заполучить очередной наряд или просто задание.

– Ну что, за склад? – предложил Арагонес.

Укрыться от зоркого взгляда Фрезера было не так просто. Сержант-наставник находил бездельников везде, и одним из немногих мест, куда он не заглядывал, являлись окрестности вещевого склада в северо-западном углу базы.

– Ага, – кивнул Вильям.

Через пять минут они были на месте, в укрытом от любопытных взглядов уголке между складом и стеной базы.

– Уф, клянусь Святой Девой, – с облегчением сказал Арагонес, усаживаясь. – Хоть дух перевести… А то умучился, сил нет. Зачем они над нами так издеваются?

– Видят духи, хотят сделать из нас хороших солдат, – Ли пожал плечами.

– Из бывших уголовников? – Арагонес рассмеялся, сверкнули белые зубы. – Зря стараются!

– Тут нет ни одного настоящего преступника, – невозмутимо отозвался Ли. – Поспрашивай сам – и месяца никто не отсидел, а большинство и вовсе не успели сесть после осуждения. Таких не жалко, если погибнут. А с другой стороны – они еще не превратились в озлобленных тварей, какими только и бывают долго пробывшие в заключении.

– Откуда ты столько знаешь о преступниках? – Арагонес снял берет, почесал макушку.

– Я служил в полиции, – проговорил Ли твердо и уверенно. – И теперь, видят духи, искупаю проступок, который совершил, поддавшись соблазну алчности. И намерен искупить его до конца.

– А ты, Вильям, – Арагонес перевел взгляд, – чего тут делаешь? Тоже что-то искупаешь?

– Я просто хочу вернуться домой, – пробурчал Вильям, – в Ливерпуль, клянусь четверкой.

– И будешь хотеть еще десять лет! – фыркнул Арагонес. – Нет уж, старая жизнь кончена. Надо приспосабливаться к новой. Я, честно говоря, не верю, что еще увижу Сан-Педро…

– И ты называешь это жизнью? – скривился Вильям. – Эта муштра, эти бессмысленные…

– Так, рядовой! – сержант-наставник Фрезер явился из-за угла бесшумно, как огромный черный кот. – Тебе, кажется, не нравятся порядки на базе?

– Никак нет! – Вильям резко вскочил, ощутил, как запылали щеки. – Нравятся!

– Вот и отлично, срань Господня, – Фрезер окинул вытянувшихся новобранцев подозрительным взглядом. – А ну марш в казарму, засранцы! Ваше счастье, что до отбоя десять минут и к делу вас не приставишь! Но ничего, и завтра пыль из пустыни никуда не денется… Бегом, марш!

Вильям мчался сквозь сумерки, за спиной топали ботинками приятели, а в сердце трепыхалось вялое, замешанное на страхе, удивление – как сержант их нашел? Или сдал кто?


Это помещение выглядело как обычная учебная аудитория, в каких Вильям провел не один год. Разве что в университете Глазго студенты не вскакивали по стойке смирно при виде преподавателя, а профессора не носили погон.

– Пгошу садиться, – картаво сказал невысокий старичок со знаками различия майора.

Загрохотали отодвигаемые стулья.

– Пгошу смотгеть внимательно, – старичок расположился сбоку от кафедры, пощелкал сенсорами на пульте и большой проектор на стене осветился. – Инфогмации о пгедполагаемом пготивнике у нас не так много, так что вы должны запомнить все детали. Возможно, что это знание спасет вам жизнь… Вот пегвая доставленная на Землю запись, на котогой мы увидели тритонианцев…

Проектор мигнул и его светящуюся белизну заполнило дергающееся мутное изображение. На экране появился небольшой поселок, выглядящий декорацией к агитационному фильму для будущих колонистов – одинаковые уютные домики в окружении зелени.

Вот только снующие между ними существа вовсе не были людьми, они напоминали сутулых прямоходящих ящериц с короткими хвостами и мощными передними лапами. На чужих виднелось что-то вроде сбруи из кожи и кусков металла, в лапах красовались длинные блестящие трубки.

Поднимающийся кое-где дым и валяющиеся на земле трупы показывали, что это не репортаж о мирном контакте. Звука не было вовсе.

– Святая Дева, – пробормотал сидящий рядом с Вильямом Арагонес и перекрестился.

Один из домов исчез в ослепительной вспышке и тут же запись окончилась.

– Это записано на Тгитонии-Пять, – кашлянув, сказал майор, – нашей колонии… бывшей. Оттуда сумел уйти только один когабль, он то и пгивез эту запись и еще кое-какие данные. Тепегь смотгим, что наши специалисты геконстгуиговали…

Защелкал пульт, на экране возник черно-белый рисунок виденной недавно ящерицы. На зубастой морде застыло недоуменное выражение, а передние лапы были угрожающе вскинуты.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Поделиться ссылкой на выделенное