Дмитрий Казаков.

Чистка

(страница 2 из 12)

скачать книгу бесплатно

   Идти на самом деле оказалось недалеко. Свернули в арку, выдающую дом еще сталинской постройки. Прошли по двору, начисто лишенному какого-либо освещения. Под ногами что-то чавкало, и когда вошли в подъезд, то на обуви обнаружились потеки грязи.
   Дверь с латунной семеркой гостеприимно распахнулась.
   – Заходите, – сказала хозяйка, зажигая в прихожей свет.
   В квартире пахло непривычно, какими-то благовониями, все пространство полов, исключая прихожую, покрывали толстые мягкие ковры. Гости по ним, один за другим, прошли на кухню.
   Степан втиснулся в самый угол, к окну, и принялся украдкой рассматривать соседей. По дороге так и не смог понять, в какой же компании оказался. Хозяйка хлопотала у плиты, волосы ее в свете низко висящей старой лампы с зеленым абажуром отливали золотом. Рядом с учеником примостился Сергей, севший так, чтобы быть в полумраке. Напротив него, через узкий стол – Виктор, запомнившийся еще на общей встрече. Между ним и Степаном – Майя, с мягкой улыбкой на полных губах. На другом конце стола – высокий, мрачного вида мужчина с пронзительными голубыми глазами и неопределенного возраста женщина, подвижная, словно ртуть.
   – Да, как хорошо… чтомы собрались, чтовы думаете обэтом… ну, сегодня? – заговорила она, едва усевшись.
   Из ее скороговорки трудно было что-то понять, но Сергей, похоже, давно с этой женщиной общался и привык ее понимать. С мягкой улыбкой он прервал торопливую речь:
   – Диана, не спеши. Давай хоть чаю выпьем. Потом побеседуем о серьезном.
   Пока расставляли чашки и пиалы с вареньем, Сергей поведал про встречу в троллейбусе. Рассказ вызвал веселое оживление.
   – Ох, уж Евгений Николаевич, – сказала Диана, хохоча. – Сколько лет его знаю, а он все так же забавляется!
   – Да, силен старик, – согласился Виктор, прихлебывая обжигающий напиток.
   Чай пах травами, и от первого же глотка свежо и легко становилось в голове.
   – Пейте, – радушно сказала хозяйка, зажигая сигарету. – А я пока подымлю.
   Дым причудливыми извивами поднимался к лампе, и хотя Степан всю жизнь ненавидел табачный запах, сейчас он не вызывал раздражения. Лишь приятно щекотал ноздри.
   – Чтоже вы, все же отом, что сказал Отшельник? – Диана, как и следовало ожидать, покончила с напитком первой.
   Торопливость ее не выглядела признаком нервности, скорее неотъемлемым свойством натуры – более стремительной, чем все находящиеся рядом. Она просто жила немного быстрее, чем все остальные.
   – Отшельник врать не станет, – сказала хозяйка, давя сигарету в пепельнице. – Не таков он.
   – Никто не обвиняет его во лжи, – живо откликнулся Сергей. – Просто уж больно странную вещь он предсказал. Что, вернутся времена Сталина, и вновь начнется охота на магов?
   – Врядли, – ответила Диана, быстро моргая. – Не верю!
   – Нынешний режим скорее развалится, чем ужесточится, – сказала Майя.
   – Логично, – кивнул Сергей. – Но все же, что-то Отшельник увидел?
   – Мне кажется, не важно, что конкретно он узрел, – флегматично заметила хозяйка. – Главное – что нам делать, откуда ждать опасности?
   – Да, по-ослушайте, – неожиданно сказал глубоким басом мрачный мужчина, что до сих пор молчал. – Ведь не зря по-оется в песне «Две тысячи лет война, война без особых при-ичин…».
   И, откинувшись в кресле, он вновь замер.
   – Да, Саша, ты уж скажешь – редко, но метко, – засмеялась хозяйка. – Война идет, и гораздо дольше, чем двадцать веков.
Но темные сейчас не столь сильны, чтобы представлять угрозу, и тотальная бойня на уничтожение – маловероятна.
   – Да и источников, чтобы усилиться, у них особенных нет, – пожал плечами Сергей. – Любые прямые попытки прорыва из демонических миров будут пресечены сверху.
   – Ты в это веришь? – спросил Виктор. – Глаза его в этот момент показались Степану зелеными, хотя на общей встрече он бы поклялся, что они голубые. – Что кто-то придет нас спасать?
   – Ну… – неуверенно отозвался Сергей, но договорить ему не дала Диана.
   – Конечно, – заявила она с абсолютной убежденностью. – Какжеиначе?
   – Сомневаюсь, – хмыкнул Виктор. – Не стоит тешить себя мыслью, что человек – пуп мироздания, и если нас прижмут, кто-то окажет нам помощь. Надеяться имеет смысл только на себя, а верить, что мы знаем все о возможных опасностях этого мира – глупо.
   – Логично, – пробормотал Сергей. – И что ты предлагаешь?
   – Что он может предложить, кастанедовец [4 - Кастанедовец – последователь учения американского мистика и писателя Карлоса Кастанеды. Дон Хуан – главный герой книг Кастанеды, маг-учитель.] отпетый? – усмехнулась хозяйка. – Только призовет следовать учению великого и непогрешимого дона Хуана.
   Виктор в ответ на шутливый выпад только улыбнулся.
   – А все-таки, – неуверенно произнесла Майя. – В последний месяц происходит что-то странное… Я чувствую…
   – Что же? – Сергей посмотрел на ученицу с интересом. По чувствительности она дала бы фору любому из присутствующих магов, за исключением, может, Виктора.
   – Мне кажется, – в круглых глазах девушки отражалось сомнение, стоит ли вообще об этом говорить. – Что в городе появилась некая новая сила, новое живое существо… Огромное и очень странное. Это не эгрегор [5 - Эгрегор – энергетическое образование, состоящее из эманаций определенных групп людей. Обладает определенной долей разума и самостоятельной воли. Существует у любой группы людей, отделяющих себя от других (семьи, партии, страны и т. д.).], те полуразумны, это же – неразумно вовсе, но не так, как например, предметы, а словно ребенок, еще не обретший сознания… Иногда я чувствую себя частью этого огромного… непонятного, и мне приятно и страшно одновременно…
   Маги зашумели, задвигались. Сквозь гомон прорезался голос Виктора:
   – Да, и я испытывал нечто похожее, неделю назад.
   – Но я не понимаю, какую эту угрозу может представлять для нас? – скептически хмыкнула хозяйка, закуривая очередную сигарету.
   – Ия непонимаю, – вздохнула Диана, и резко, словно ее подстегнули, вскочила со стула. – Все, мнепора! Поздно!
   – Да и мы, пожалуй, пойдем, – Сергей глянул на Степана с Майей, и те послушно поднялись.
   Ночь встретила прохладным ветром и истеричным собачьим лаем. До троллейбусной остановки шли все вместе, а дальше потихоньку начали разделяться. В метро расстались окончательно, Сергей с учениками сели в пустой вагон.
   – А ты веришь в грядущие неприятности, наставник? – спросил, не удержавшись, Степан.
   – Не могу сказать, чтобы я полностью в них уверовал, – ответил Сергей рассудительно. – Но Майю провожать мы сегодня пойдем вместе. Неспокойно мне что-то. А предчувствиям я привык доверять.
   Степан скорчил недовольную гримасу – надеялся довести девушку до дома сам, но спорить не стал.
   Когда выбрались из метро на поверхность, начался дождь. Особенно неприятный после теплого воздуха подземелья, он проникал сквозь одежду и оседал на коже, вызывая невольную дрожь.
   После того, как за Майей захлопнулась дверь квартиры, Степан предложил:
   – Что, пойдем пешком? Тут недалеко. Быстрее же получится.
   – Ладно, – согласился Сергей, хотя в сердце колола остренькая иголочка, сигнализируя об опасности.
   Не успели они пройти и квартала, как дурные предчувствия оправдались. Из мокрой тьмы выступили трое. Одинаково коротко стриженые, глаза блестят во мраке, отражая свет фонаря.
   Сергей ощутил, как рядом напрягся ученик. Сразу понял, что это не обычные подростки, вышедшие на ночную улицу в поисках легких денег и адреналина. Троица была слишком спокойна, и веяло от них не злобой и ненавистью, как от обычных грабителей, а хорошо замаскированной, мощной агрессивностью…
   Средний из трех с хакающим выдохом воздел руки над головой, другие двое начали расходиться в стороны.
   – Отойди, – крикнул Сергей Степану, поняв, с кем их свела судьба осенней ночью. Трое адептов модного ныне «энергетического каратэ». Решили опробовать силы не на слепых и глухих куклах – обычных людях, а на тех, кто может дать сдачи.
   Стоящий на месте каратэшник резко опустил руки, словно выстрелил ими вперед.
   «Мальчишки!» – подумал Сергей, легко ловя энергетический выпад и отправляя его назад. – «Им еще надо руками двигать, чтобы бить! Вот мастер, тот и мизинцем не пошевелит, а атака раз в десять сильнее получится».
   От возвращенного удара парень увернулся, а вот от контрудара Сергея – нет. Рухнул, ловя ртом воздух, словно получив мощный тычок в солнечное сплетение. Еще бы, мгновенно опустошенная Манипура [6 - Манипура – один из энергетических центров (чакр – см. ниже) тела. Расположена в районе солнечного сплетения.] – это куда как неприятно.
   Сергей бросил взгляд на Степана. Тот держал второго из нападавших – одними глазами. Пыхтел, словно астматик, дрожал от напряжения, но агрессор не мог ступить и шагу. Словно нанизанный на невидимую иглу, он слабо перебирал ногами на месте и безуспешно пытался отвести взгляд.
   Отвлекшись на миг, Сергей упустил из виду третьего каратэшника. Ощутил мощный удар по ауре, но лишь поморщился. Развернулся к нападающему, застав того с раскрытым ртом. Юнец явно не ожидал, что его удар окажется столь неэффективным…
   Этот рухнул сразу, бесформенной грудой обрушился на асфальт и замер. Сергей брезгливо отряхнул руки, словно к ним могло что-то прилипнуть, и вернулся взглядом к ученику. Тот тоже покончил с противником. Согнувшийся в три погибели и смачно блюющий юнец более не представлял опасности. Сам Степан разгорячился так, что от него валил пар, быстро тающий в холодном воздухе.
   – Молодец, – сказал Сергей, похлопав ученика по плечу. – Хорошо ты его.
   – Да это мы запросто, – запальчиво отозвался молодой человек, дыша, словно запыхавшаяся собака. – Мы любого врага в порошок сотрем, клянусь менталом!
   И молодой маг горделиво погрозил кулаком темному небу.
   – Ты говори, да не заговаривайся, – беззлобно осадил Степана Сергей. – Есть такие враги, что и тебе не по плечу. Учитель этих ребяток разделал бы тебя за пять минут, как повар – рыбу.
   – А ты с ним справишься?
   – В одиночку – не знаю, скорее всего – будет ничья, – Сергей улыбнулся. – Ну а что с ним можно сделать, мы завтра посмотрим. Но уже без тебя.
   – Вот, вот так всегда, – обидчиво заморгал Степан. – Серьезное дело – сразу без меня.
   – Остынь, – Сергей смотрел сурово, даже жестко, и молодой маг понял – не время показывать гонор. – Подрастешь – будешь участвовать во всем. А пока – учись.
   Степан во все глаза смотрел, что его наставник делает над одним из поверженных противников. А тот водил руками словно по невидимой нити, затем резко дернул и на лице его обозначилось напряжение.
   – Вот и все, – пробормотал себе под нос. – Скоро мы им ответим. А теперь пойдем…
   Учитель с учеником пропали во мгле, оставив в пустынном переулке поверженных врагов. Тот, которого рвало, также затих, и среди тишины разносился только шорох крадущегося куда-то дождя.
 //-- * * * --// 
   В телефоне что-то долго гудело, издалека доносилось приглушенное бормотание, словно сидящий на линии КГБ-шник вместо того, чтобы отслеживать разговоры, читал заклинания. Затем все звуки словно отрезало, и спокойный голос Жанны произнес:
   – Да, я слушаю.
   – Привет, – сказал Сергей, с трудом удерживаясь от зевка. Пришел вчера поздно, а встал на работу – еще и семи не было. Вот и клонит ко сну.
   – Ты же вчера у меня в гостях был, – женщина хихикнула. – Или соскучился?
   – Еще как! – поддержал шутку Сергей. – Тут такое случилось!
   И он коротко рассказал о ночной схватке.
   – Так, – в голосе Жанны зазвенела сталь. – Сильно! В открытую напали. Ты определил их ведущий эгрегор?
   – Да, – Сергей кивнул, забыв, что разговаривает по телефону. – Сжатая в кулак рука и выскакивающая из нее молния.
   – Тогда сегодня в семь у меня, – сказала Жанна жестко. – Я соберу всех, кого смогу.
   Ровно в семь они сидели вокруг того же стола, только на нем не было ни чайника, ни чашек, ни вазочки с печеньем, лишь курилась одинокая ароматическая палочка, распространяя запах сандала.
   – Всем понятно, чем мы будем заниматься? – спросила Жанна, обводя собравшихся яростным ультрамариновым взглядом. Глаза ее словно светились.
   В ответ получила шесть молчаливых кивков. Даже Диана ничего не сказала.
   – Тогда начнем, – хозяйка положила руки на стол.
   Один за другим маги помещали ладони на белую поверхность, входя в соприкосновение с шершавой скатертью, и закрывали глаза. Последним опустил веки Сергей.
   Даже не глядя он смог бы сказать, кто где сидит. Просто ощущая идущую от каждого энергию. Холодную, вызывающую ассоциации с горным ветром – от Виктора, почти обжигающе горячую, клокочущую – от Дианы, чуть более холодную, но и более плотную – от Жанны. Саша, молчун и оригинал даже по меркам магов, излучал нечто неопределенной температуры и консистенции, от Евгения Николаевича едва тянуло слабым сквознячком. Старый маг, как всегда, маскировался. Последнего из приглашенных Жанной Сергей знал не очень хорошо, но его излучения были уверенно теплы, говоря о высоком энергетическом потенциале.
   Семерка – магическое число, идеальное количество для создания спаянной, единой команды. Меньше – может не хватить совместной энергии, больше – будет беспорядок и разброд, вне зависимости от желания собравшихся…
   На миг задумавшись, Сергей пропустил момент, когда все началось. Жанна, ведущая ритуал, что-то неразборчиво прошептала, и в тот же миг каждый из магов сквозь опущенные веки увидел висящий в воздухе язык белого пламени, сантиметров тридцати в высоту.
   Сергей осторожно, стараясь не помешать другим, направил поток энергии в белый огонь. Его действия повторяли остальные, и тот рос. В тот момент, когда пламя достигло высоты в полтора метра, пройдя, скорее всего, сквозь потолок, Жанна сказала тихо:
   – Достаточно. Сергей, твоя очередь.
   В помещении стало невыносимо жарко. По лицу катился пот, мешая сосредоточиться, но Сергей усилием воли вызвал из памяти ту картинку, что поймал вчера над поверженным противником: мускулистая рука, сжавшая ладонь в кулак, и бьющая из него желто-фиолетовая молния…
   Когда точно под языком пламени возникла картинка, словно кто-то положил на стол рисунок, ее увидели все.
   – Хорошо, – сказала Жанна. Голос ее дрожал от напряжения. – Я буду нацеливать, а вы помогайте…
   Теперь шестеро направляли энергию Жанне, а та разворачивала ужасно неповоротливый язык пламени, нацеливая его точно в центр картинки. Было слышно только дыхание, вырывающееся сквозь стиснутые зубы. Аромат сандала дополнился резким запахом пота…
   – Есть, – в голосе женщины появилась хрипотца, словно у преподавателя после нескольких часов лекций. – Теперь отпускаем.
   Белоснежный снаряд ринулся вниз, и несмотря на мизерное расстояние, отделяющее его от видимой цели, и скорость, хорошо заметную, поразил рисунок не сразу. Зашипело, по ушам ударил прикатившийся откуда-то издалека мягкий гром…
   – Все, – выдохнула Жанна. – Наколдовали!
   Белое пламя исчезла, а на том месте, где ранее была картинка, вызванная к жизни волей Сергея, осталась черная дыра с обугленными краями.
   Но в реальности стол, к счастью для хозяйки, оказался цел.
   – От зайцева печенка! – с чувством сказал Евгений Николаевич. Строгий костюм сидел на нем как влитой, превращая забулдыгу во вполне респектабельного старца. Выдавали только любимые словечки. – Вот бесовы дети! Ну ничего, теперь попляшут, как черти на сковородке!
   – Совершеннотак! – затараторила Диана, возбужденно блестя глазами и словно собираясь вскочить. – Здорово мыим!
   Сергей смотрел на болтающих соратников и молчал. Сам он чувствовал себя опустошенным до предела. Не лучше, судя по всему, ощущения были у Жанны. Еще светившиеся недавно глаза погасли, став тусклыми голубыми камушками. Дрожащими руками женщина раскуривала сигарету.
   – Ладно вам, – сказал Виктор рассудительно. Он тоже выглядел усталым. Под глазами набрякли мешки, а взгляд был лишен привычного напора. – Посмотрим, что завтра будет. Тогда и порадуемся.
 //-- * * * --// 
   «Комсомольскую правду» Сергей покупал больше по привычке, да еще и потому, что газета, в отличие от ортодоксальных изданий, с самого начала Перестройки нет-нет, да и публиковала оригинальные материалы, идущие вразрез с официально декларируемой политикой партии и правительства.
   Вот и в это утро, третье, если считать с ночного нападения, он, придя на работу, развернул шуршащее и вкусно пахнущее типографской краской издание. Взгляд почти сразу прикипел к маленькой заметке на последней полосе, где обычно публикуют всякую всячину.
   «Глава школы так называемого „Энергетического каратэ“ попал в психиатрическую лечебницу» – сообщал заголовок. Ниже давалось довольно скупое описание событий: гражданин Асмодеев Владимир Иванович, руководитель секции «энергетического каратэ» вчера неожиданно впал в состояние буйного помешательства. Прибывшие санитары связали его, вкололи успокоительного и увезли в психбольницу №3. Мораль читалась между строк – нечего, граждане, заниматься всякой мистикой, а то крыша съедет. Лучше направить все силы на труд во благо родины, и тогда все будет хорошо.
   Но на Сергея заметка произвела совсем не тот эффект, на который рассчитывал журналист. Прочитав ее, он улыбнулся, и всякий увидел бы в этот момент на его лице осознание выполненного долга. Порадовавшись, Сергей стал листать газету дальше, и вскоре, к собственному удивлению, обнаружил вверху одной из полос знакомое лицо. Кудрявый мужчина в очках застенчиво улыбался, а набранный крупными буквами заголовок просто кричал: «Жизнь под звездами. Интервью с лучшим астрологом СССР Антоном Подспудновым».
   Сергей углубился в чтение. Вопросы вроде задавались самые обычные, и отвечал на них астролог стандартно-доброжелательно. Иногда шутил, тонко и в меру, вставлял в речь афоризмы, которые не казались чужеродными.
   Но все же что-то с этой статьей было не так. Это Сергей почувствовал сразу. Словно за ширмой из не очень-то значимых слов интервьюируемый спрятал нечто, что поймет далеко не каждый, а только тот, кто умеет заглядывать сквозь внешнюю оболочку явлений. В один миг Сергей ощутил, что скрытый смысл статьи достиг его сознания. «Опасность! Всем бежать!» – кричал Подспуднов каждой фразой, каждым словом.
   Но призыв этот настолько расходился с видимым текстом интервью, что Сергей невольно засомневался в своей интерпретации. Автоматически потянулся к телефону, набрал номер Жанны. Та отозвалась немедленно:
   – Да, я слушаю.
   – Привет, ты интервью с Антоном в «Комсомолке» читала?
   – Да.
   – И что скажешь?
   – Ты все равно своих вечером на «полигон» привезешь? – спросила Жанна флегматично.
   – Конечно, – ответил Сергей.
   – Там и поговорим, – и женщина повесила трубку.
   Пожав плечами, Сергей вернулся к чтению.
 //-- * * * --// 
   Ехать пришлось на электричке, а затем еще идти пешком. Ученики о чем-то шушукались, а Сергей не вмешивался в их разговоры, отдавшись собственным мыслям. Ведь если два настолько разных человека, как Безумный Отшельник и Антон, говорят об одном и том же, то можно не сомневаться – речь идет о вполне реальном явлении. Вот только о каком? По этому поводу никаких предположений не возникло…
   «Полигон» – дом в одном из удаленных пригородов, назвали так по той причине, что именно здесь проходили обкатку молодые маги, учились применять на практике те навыки, что получали от учителей.
   – Мы пришли, – сказал Сергей, открывая калитку перед довольно большим каменным строением, выкрашенным в светло-желтый цвет.
   Из глубины двора выметнулся большой лохматый пес, сердито оскалился. Но задергал черным носом, и лаять не стал. Лишь проводил гостей до дома.
   Сергей, к удивлению учеников, к высокому крыльцу, украшенному затейливой резьбой, не пошел, а двинулся к неприметной двери чуть в стороне.
   Та открылась без скрипа, но в глубине дома звякнул колокольчик. Из дома пахнуло свежим хлебом и теплом, особенно приятным после промозглого холода на улице.
   Перед гостями появилась хозяйка – невысокая пожилая женщина самого простого вида. Тем не менее, «баба Настя» слыла лучшей целительницей на окрестные села.
   – Доброго вечера, – сказала она, тепло улыбаясь. – Заходите в хату. А это, Сергей, твои?
   – Да, – сказал Сергей, снимая плащ и улыбаясь в ответ. – Есть на ком попрактиковаться?
   – А то, – хозяйка выдала гостям три пары тапочек. – Как не быть? Сидят. Как всегда.
   – Тогда слушайте меня, – Сергей повернулся к ученикам. – Поступаете в распоряжение Анастасии Михайловны. Она обеспечит вас пациентами. Смотрите, не опозорьте меня!
   В голубых глазах Майи мелькнула улыбка, девушка молча склонила голову. Степан же не выдержал. Заговорил горячо, словно оратор на митинге:
   – Как же так? А ты не будешь нам помогать?
   – Ни в коем случае, – покачал головой Сергей. – И Анастасия Михайловна не будет. Ее дело – следить. А уж с проблемой пациента будете ковыряться сами. Ну и деньги тоже сами получите.
   Лицо Степана вытянулось.
   – Ничего, сынок, – сказала хозяйка ласково. – В первый раз оно завсегда тяжело. Пойдем.
   Когда ученики ушли, Сергей шагнул в дверь, ведущую на кухню. Там, за большим столом, обнаружилась Жанна все с той же «Комсомолкой» в руках. На подставке слегка парил чайник, сообщая о том, что еще не совсем остыл. Пахло свежевыпеченным хлебом.
   – Привет, – сказал Сергей, садясь.
   – Привет, – отозвалась Жанна, с шуршанием откладывая газету. – Чай будешь?
   – Ага.
   Пока пили чай, с медом и вареньем, Сергей молчал. Чувствовал, что не стоит пачкать словами столь возвышенный и приятный ритуал. Лишь когда осилил две чашки, каждая чуть не в пол-литра, и вспотел, как в бане, приступил к расспросам:
   – Ну что ты скажешь о статье?
   – Чего сказать, – ответила Жанна, закуривая сигарету. – Прямо крик, спрятанный среди строк: «Ложись! Прячься!».
   – Я понял несколько иначе, – пробормотал Сергей, огладив волосы. – Но не в этом суть…
   – Она в том, что это предупреждение об опасности! – сказала женщина с горькой усмешкой. – Но превратись я в распоследнего из демонов, не пойму – о какой!
   В голубых глазах Жанны, обычно спокойной и уверенной в себе, плескалась тревога. Сергей видел ее такой в первый раз, и немного оторопел.
   – Ты думаешь, все настолько серьезно? – спросил он.
   – Куда серьезнее.
   Распахнулась дверь, и с топотом и хохотом ввалились двое молодых людей – ученики Жанны. Они, похоже, практику под руководством «бабы Насти» на сегодня закончили.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное