Катерина Берсеньева.

Бросить курить раз и навсегда

(страница 2 из 15)

скачать книгу бесплатно

   Несмотря на то, что Колумб еще 15 марта 1493 года впервые привез табак в Европу, а четверть века спустя Гонзаго Гернандес (управитель города Сан-Доминго) исчерпывающе описал «траву для курения», слава распространения табака в Европе принадлежит французскому посланнику в Португалии Жану Нико. Он первым из семян вырастил табак в Европе и в 1560 году преподнес французской королеве Екатерине Медичи сухие листья табака с рекомендацией нюхать их при головной боли, приступы которой беспокоили королеву. Аромат табачных листьев действительно помогал королеве, а при растирании листьев в мелкий порошок его действие усиливалось. Нико узнал об этом от испанского ботаника и врача Николая Менардеса, опубликовавшего книгу, в которой он представлял табак чуть ли не лекарством от всех болезней.
   Нюхание табака нашло подражателей в среде придворной знати, а при Франциске II, сыне Екатерины, также страдавшем мигренью, стало своеобразной модой. Ко времени правления Людовика XIV (1638—1715) нюхание табака было введено в круг придворного этикета.
   Табачный порошок надо было в чем-то хранить. И ювелиры не заставили себя ждать. Для табачного порошка была изобретена емкость – табакерка, которая стала необходимой принадлежностью каждого любителя «табачной пыли». Табакерки были настоящими произведениями искусства. Высокого совершенства в отделке табакерок достигли и мастера миниатюрной живописи. В музеях и в наши дни эти изделия привлекают к себе внимание переливами золота и серебра, драгоценных камней и ярких красок.
   Так с изысканным коварством табакокурение делало свои первые шаги на европейском континенте.
   В 1586 году известный английский пират и мореплаватель Френсис Дрейк привез табак в Англию. А к концу XVI века табак проник в Испанию, Португалию и Голландию. После тридцатилетней войны, начавшейся в 1618 году, табак очень быстро распространился по Германии, Швеции и Швейцарии. Не отставала от западных соседей и Россия. В конце XVI века английские купцы завезли табак в Архангельск, а затем его начали широко культивировать на обширной российской земле.
   Нельзя сказать, что табак беспрепятственно проникал всюду. По религиозным (и экономическим!) мотивам в ряде стран, например в Италии, табак был объявлен «забавой дьявола». Римские папы предлагали даже отлучать от церкви курящих и нюхающих табак. В воспитательных целях монахов, уличенных в курении, жестоко наказывали. А в Англии по указу Елизаветы I (1585 г.) курильщиков приравнивали к ворам и водили по улицам с веревкой на шее. Однако Уолтер Роли, фаворит двора королевы Елизаветы, популяризировал курение табака. После смерти Елизаветы правление перешло к Якову Стюарту, который обезглавил Роли по политическим мотивам, но, согласно преданиям, он пострадал за курение.
   Надо сказать, что табак и лекарства, сделанные на его основе, у многих людей того времени вызывали тяжелые отравления, которые иногда заканчивались смертью.
И именно в начале XVII века были предприняты первые попытки обуздать «заморское зло».
   На Руси в царствование Михаила Федоровича уличенных в курении на первый раз наказывали 60 ударами палок по стопам, на второй раз – отрезали нос и уши. После опустошительного пожара Москвы в 1634 году, причиной которого было признано курение, его запретили под страхом смертной казни… При Алексее Михайловиче борьба с курильщиками усилилась. В специальном «Уложении» от 1649 года «было введено всех, у кого будет найдено богомерзкое зелье, пытать и бить на козле кнутом, пока не признается», откуда «зелье» получено. Торговцев табаком повелевалось «пороть, резать носы, ссылать в дальние города».
   В Англии в конце XVI века «виновных» в курении подвергали казни через «отсекание» головы, после чего головы казненных насаживали на шесты и выставляли для всеобщего обозрения на площадях.
   Жестоко расправлялись с курильщиками и на родине табака – в американских колониях Испании. В 1692 году в городе Сантьяго по решению папы в монастырской стене были заживо замурованы пять монахов, уличенных в курении.
   Но борьба с табаком своей цели не достигла, и одной из причин этого была корысть тогдашних правителей Европы, решивших неплохо нажиться на табакокурении. Они обложили торговлю табаком большими налогами, пытаясь тем самым изрядно пополнить казну. Почин сделал английский король Яков I (1620—1625), его примеру последовали многие другие правители.
   Яков I объявил курение вредным и неподходящим для цивилизованного человека занятием. Свой знаменитый труд «О вреде табака», опубликованный в 1604 году, Яков I закончил словами: «…привычка, противная зрению, невыносимая для обоняния, вредная для мозга, опасная для легких…». Это была первая популярная книга о вреде курения.
   Пока Яков I негодовал, некоторые врачи прописывали курение как противоядие от насморка и лихорадки, а кое-кто считал даже, что вдыхание табачного дыма может застраховать от чумы. Курение табака, а также применение его в качестве лекарства (в виде настоев, экстрактов, пилюль и др.) часто вызывало тяжелые отравления, нередко кончавшиеся смертью. Это заставляло правительства разных стран вести борьбу с курением. Применялись различные наказания, в ряде стран весьма жестокие.
   В 1606 году король Испании Филипп III выпустил указ, ограничивающий выращивание табака. В 1610 году в Японии вышли указы, направленные как против тех, кто курит, так и против тех, кто выращивает табак.
   В 1604 году король Англии Джеймс I анонимно написал «Протест табаку», в котором он основательно и красочно осудил появившееся растение. Он завершает его следующим описанием потребления табака: «Обычай, отвратительный для глаз, противный для носа, вредный для мозга, опасный для легких, и этот черный, вонючий дым, более всего напоминающий ужасный адский дым из преисподней».
   Растущая популярность табака частично объяснялась тем, что многие считали, что табак обладает положительными лечебными свойствами. Тем не менее были и отдельные работы о том, что табак вреден, и в 1761 году доктор Джон Хилл, англичанин, первым описал клинический случай рака, вызванного табаком.
   Говорят, что турецкий султан Мюрад IV дошел в борьбе с курением до крайних пределов. Он якобы бродил переодетым по улицам Стамбула и пытался купить табак (это происходило в XVII в.). Если ему это удавалось – а он официально запретил продажу табака, – торговцам на месте отрубали голову, а тело бросали на улице как наглядное предупреждение потенциальным нарушителям закона.
   В России торговля табаком и курение были разрешены Петром I в 1697 году, который сам питал к нему слабость.
   Потребность в табаке оказалась столь большой, что такие североамериканские провинции, как Вирджиния и Мэриленд, стали специализироваться в основном на выращивании табака. До сих пор существуют сорта табака «Мэриленд» и «Вирджиния». В XVIII веке на табачных плантациях этих штатов работали десятки тысяч негров. Тюки табака из Америки заполняли все порты мира, принося огромные доходы владельцам табачных плантаций и торговцам.
   Итак, табак оказался победителем. Вернее, победили плантаторы, фабриканты и купцы, получающие баснословные прибыли от торговли сигарами и папиросами. Создалась настоящая индустрия табачных изделий. А вредные свойства табака до XIX века практически не были изучены, и врачи ничего не могли противопоставить привычке курения. Привычка же эта подкреплялась мощной рекламой различного рода курительных трубок и других принадлежностей курильщика.
   Торговля табаком не сокращалась, доходы казны значительно росли. Этот факт заставил многие правительства изменить свое отношение к табаку и использовать его как источник прибылей.
   Быстро и широко распространившись по планете, табак стал одним из наиболее известных созданий рук человеческих в современной истории. Когда на Филиппинах во влажном тропическом лесу была обнаружена группа людей, принадлежавших к культуре каменного века, – тасадаев, антропологи сочли важным доказательством изоляции этой группы то, что тасадаи не имели никакого понятия о табаке.
   На первых порах табак курили в виде свернутых из его листьев трубочки (похожие на нынешние сигары), а также в глиняных, деревянных, фарфоровых трубках, специально изготовляемых для курения.
   На Востоке употребляли специальные приборы – наргиле или кальян, в которых дым проходит через сосуд с водой, охлаждается и частично обезвреживается. В середине XIX века появились папиросы, которые изготовлялись на специальных фабриках. Со второй половины XX века их постепенно стали вытеснять сигареты.
   По мере того, как в Соединенных Штатах росла популярность сигарет, получило развитие и сильное анти-сигаретное лобби. Участники этого движения в основном боролись против сигарет, поскольку считали, что сигареты более вредны, чем иные табачные изделия. К 1890 г. в 26 штатах и территориях была запрещена продажа сигарет несовершеннолетним (минимальный возрастной предел колебался от 14 до 24 лет). Многие штаты вскоре пошли дальше: начиная со штата Вашингтон в 1893 г., по крайней мере в 14 штатах полностью или частично были запрещены сбыт, производство, хранение, реклама и курение сигарет. Еще примерно в 21 штате поднимался вопрос о подобных запретах. Главными активистами этой кампании были бизнесмены, считавшие, что сигареты способствуют росту преступности и снижению производительности труда работников. Против сигарет выступал Генри Форд, в статье «Дело против маленького белого рабовладельца». Другим известным лидером бизнеса, активно выступавшим против сигарет, был Томас Эдисон. В Канаде Тимоти Итон никогда не разрешал продавать табак в своих магазинах.
   В 1878 г. преподобный Альберт Симе из Онтарио опубликовал работу «Грех курения и жевания табака, а также эффективный способ избавиться от этих привычек». Более позднее издание 1894 г. вышло под названием «Бытовое употребление табака осуждается врачами, жизненным опытом, здравым смыслом и Библией». В этой 173-страничной книге анализируются последствия употребления табака для тела и духа и описывается развитие антитабачного движения. В ней также содержатся графики, демонстрирующие, сколько денег ежегодно тратится на курение, с учетом упущенной прибыли.
   В СССР и России против табака активно выступили в XX веке, в период IV трезвеннического движения (1928—1931 гг.). В последующем, особенно в послевоенное время и в конце XX века, эта борьба только декларировалась, но к положительным результатам не приводила.
   В середине 30-х годов XVIII века знаменитый шведский естествоиспытатель Карл Линней, создавший классификацию животного и растительного мира, присвоил табаку родовое название «никотиана» в честь Жана Нико, начавшего первым культивировать табак в Европе.
   Причем имя уже упомянутого Жана Нико было увековечено дважды. Сначала в середине 30-х годов XVIII века знаменитый шведский естествоиспытатель Карл Линей присвоил табаку в честь него родовое название никотиана.
   Впоследствии, в 1828 году Поссельт Рейман открыл в листьях табака действующее вещество и назвал его в память о Жаке Нико никотином. Открытие никотина стало важнейшей вехой в борьбе с курением, поскольку высветило одно из главных виновников ядовитого действия табачного дыма.



   Показательным является такой факт: всем известно, что у французов деликатесом является блюдо из лягушатины. Если таким блюдом угостить, скажем, русского, то тот, не зная, что это, съест, съест с удовольствием, но стоит ему сказать, что он съел лягушку, его тут же стошнит, и это может повторяться при каждом воспоминании. Если же он станет жить в обществе французов, то это блюдо станет деликатесом и для него.
   Таким образом, социальное у человека является доминирующим над психикой и биологией, и потому человек должен рассматриваться, как социопсихобиологический феномен, что не учитывали и не учитывают многие исследователи проблемы зарождения, развития, профилактики и избавления от пороков. А ведь все приобретенные пороки человека – социальны. Человек рождается чистым и беспорочным. Более того, его психика и биология долго и упорно сопротивляются таким порокам, как табакокурение и пьянство, отсюда и рвоты, тошноты, головные боли и прочие физические и психологические страдания, но социальное (мода, подражание, бахвальство и т. д.) побеждает.
   Теперь разберемся, как происходит формирование и развитие порока, а главное, как избавиться от него, для чего обратимся к формуле социального порока. Внешне она очень проста и выглядит так: запрограммированность – употребление – привычка – установка.
   Все социальные пороки, прежде чем развиться и проявиться, вводятся в сознание человека в процессе жизни (порой с пеленок) путем не истинной, а социально искаженной информации о явлениях, воспроизводящих пороки, свойственных определенному обществу в результате установившихся обычаев, традиций, религиозных установок и так далее. Эта искаженная информация, наслаиваясь, как бы программируется в сознании человека, все время являясь побуждающим фактором к проявлению порока.
   Не вдаваясь в подробности психической сути этого сложного явления, что для рассмотрения поставленной задачи и не требуется, с целью массового восприятия (достаточно условно) оно обозначено словом – «запрограммированность».
   В отношении вышесказанного очень показателен такой порок, как табакокурение. Он программируется в сознании людей еще с пеленок. Ребенок, не научившийся говорить и ходить, уже видит массу курящих людей и, более того, вынужден дышать этим дымом. В его сознание это явление жизни входит как обычное, естественное.
   Подрастая, он начинает подражать взрослым и, свернув бумажку, изображает курильщика. Взрослые, стараясь уберечь ребенка от дурных игр, внушают ему, что это плохая игра, дети не курят, вот вырастешь, тогда другое дело. Так, в его сознание входит не только благословение на табакокурение, но последнее является показателем взрослости, а ведь все дети стремятся поскорее стать взрослыми. Получается замкнутый порочный круг – один фактор подхлестывает другой: курить можно взрослым, а раз закурил, то, значит, взрослый. Так опрометчиво поступают взрослые, и почти никто из родителей, даже если застал ребенка с сигаретой и очень встревожился, не приступает к настойчивому, систематическому убеждению своих детей во вреде и порочности табакокурения. Поругают, накажут, наконец, побьют, и на этом противокурительное воспитание заканчивается. А в это время в реальной жизни ребенок видит везде и всюду, в том числе и дома, курящих родителей, взрослых, подростков. Но, помимо этого, он видит без конца курящих любимых героев в кино, на экране телевизоров, в иллюстрированных книжках, и не только дядей и теть, но даже и зверей. У него складывается впечатление, что курят все, а значит, в этом ничего плохого нет. Так в сознании ребенка программируется установка на табакокурение, не говоря уже об искаженных, беспечных разговорах на эту тему среди школьников-подростков.
   А раз в сознании существует запрограммированность, то следующим этапом, к которому она побуждает, является употребление. Под «употреблением» нужно понимать действие (физическое, физиологическое), приводящее к самому факту проявления порока. Для удобства восприятий в случае, относящемся к табакокурению, будем называть «употребление».
   И хотя табакокурение вызывает массу негативных явлений: физиологические (горько, противно, головокружение, тошноты, а бывает, И рвоты и т. д.); социальные (боязнь, что узнают родители, в школе, сложно приобретать сигареты и т. д.); экономические (непредвиденные финансовые расходы, а отсюда определенные трудности и т. д.) и некоторые другие, однако, благодаря воздействию запрограммированности, включающей в себя искаженные факторы морально-этического и социального плана, через которые осуществляется выражение личности (взрослость, мужество, подражание героям и т. д.), – все преодолевается, и происходит привыкание.
   Основой табачного дыма является никотин, который обладает наркотическими свойствами и в результате систематического табакокурения приводит к привычке. Под привычкой в данном случае надо понимать потребность в табакокурении. В дальнейшем человек от табакокурения (включая ритуал) начинает получать удовольствие, в его сознании складывается представление, что без него жизнь неполноценна и даже невозможна. Так вырабатывается установка.
   Как известно, все многообразие явлений мироздания (неорганических, органических, биологических, социальных и т. д.) можно выразить в виде системы. Это значит, что каждое такое явление представляет собой определенную структуру, имеющую четко выраженные причинно-следственные связи ее составляющих и действующую по определенным логическим законам. Человек тоже является очень сложной, оригинальной, саморегулируемой системой, подчиняющейся логическому закону взаимодействия различных (элементов) органов.
   Согласно общей теории систем, каждая система должна отвечать определенному критерию устойчивости. Поскольку формула социального порока относится также к системе, рассмотрим, насколько крепки связи ее элементов и какие звенья наиболее уязвимы при «расшатывании» до ее полного разрушения (не прибегая к многообразию вариантов моделирования, ради экономии (времени).
   Под «расшатыванием» надо понимать поиск слабых звеньев или их связей путем изменения параметров моделироваиия, с помощью которых можно обнаружить устойчивость и разрушить всю формулу.
   Мы уже знаем, что в результате воздействия на разум человека информацией происходит запрограммированность, но поскольку человек еще не курил, то и представление у него складывается о физиологии курения условно-субъективное, а не истинное. И только употребление создает как бы внутреннюю информацию – истинно-субъективное представление, которое корректирует существовавшую до этого условную запрограммированность.
   Так, человек, попробовав алкогольное изделие или табачный дым, в результате своих личностных многосторонних особенностей (психических, физиологических, биологических, социальных) испытывает порой совсем другие ощущения, чем представлял, и у него, как правило, складывается негативное отношение к зелью, скажем, из-за неприятного головокружения, отвратительного запаха, тошноты, плохого общего состояния. Но в результате доминирующего воздействия социального фактора (подражания, бравады, моды, подстрекательства сверстников и т. д.), что и распространяет такой порок, как табакокурение, он преодолеет негативные факторы и выработает у себя привычку. Но если он и не станет курить, то «запрограммированность» не исчезнет без целенаправленной выработки крайне негативного отношения к табаку, а будет как бы завуалирована и всегда сможет проявиться, скажем, в экстремальных обстоятельствах. Имеются случаи, когда человек не курил всю жизнь, а в старости случилось большое горе, и он закурил. Ведь все говорят, что курить в горе помогает, вот и проявилась искаженная запрограммированность, которая побудила к употреблению, а значит, к пороку. Последнее доказывает устойчивость их связи, тем более что курильщики выискивают все новые и новые оправдания табакокурению, а новичков убеждают, что негативные явления временны, «с непривычки», они скоро пройдут, таким образом усиливая запрограммированность. Последние, привыкнув, тоже убеждают других, а значит, и себя, что табакокурение доставляет удовольствие, чем усиливают связь этих звеньев. Совершенно определенно выражена связь и последующих звеньев: как уже говорилось, употребление вырабатывает привычку, а последняя все время побуждает к употреблению. Привычка в свою очередь приводит к установке, когда человек уже не мыслит своей жизни без табакокурения. Но в то же время установка активизирует привычку за счет выработанной в сознании человека убежденности в невозможности дальнейшей жизни без табака. Из всего сказанного вытекает такой вывод: все соседние звенья формулы обладают четкой устойчивой связью, что создает устойчивость всей формулы. Именно поэтому табакокурилыцикам трудно отказаться от порока.


   В человеке, кроме видимого глазами тела и чувственно ощущаемой души, есть еще и дух. Дух как сила, от Бога исшедшая, ведает Бога, ищет Бога и в Нем одном находит радость. Дух – вечная основа человека, для которого эта земная жизнь – часть непостижимо протяженного, вечного Пути. А единственный смысл этой весьма короткой жизни-в приобретении истинных Знаний, самосовершенствовании и приближении к Богу.
   «Совесть есть одно из осязательных проявлений жизни духа. Сообщив частицу своего всеведения, Бог начертал и требования Своей святости, правды и благости, поручив духу самому наблюдать за исполнением и судить себя. Эта сторона духа и есть совесть, которая указывает, что право, а что неправо, со властию понуждает исполнить правое, а потом за исполнение награждает утешением, а за неисполнение наказывает угрызением».
   Совесть указывает человеку Путь к спасению.
   «Вся жизнь людская состоит из двух деятельностей: приведения своей деятельности в согласие с совестью и скрывания от себя указаний совести… Для достижения первого есть только один способ: нравственное просвещение – увеличение в себе Света и внимание к тому, что он освещает. Для второго есть два способа. Внешний способ состоит в занятиях, отвлекающих внимание от указаний совести (заботы, забавы, игры), внутренний состоит в затемнении самой совести и отравлении мозга одуряющими веществами». Но Мир так соразмерно устроен, что любое убегание от принятия существенно важных решений является занятием совершенно бессмысленным. Ведь у человека есть только два пути: ИЛИ ВВЕРХ, ИЛИ ВНИЗ. «Кто не со Мною; тот против Меня;– и кто не собирает со Мною, тот расточает» (Мф. 12, 30).
   Пьют и курят не от скуки, не для веселья, не потому, что приятно, а для того, чтобы заглушить в себе совесть. И если это так, то как ужасны должны быть последствия! Какова была бы та постройка, которую бы строили люди не с прямым правилом, по которому они выравнивали бы стены, не с прямоугольником, которым бы они определяли углы, а с мягким правилом, которое сгибалось бы по всем неровностям стены, и с угольником, приходящимся к каждому – и острому и тупому углу.
   А ведь благодаря одурманиванию себя, это самое делается в жизни. Жить не приходится по совести – совесть сгибается по жизни. Это делается в жизни отдельных лиц, это же делается и в жизни всего человечества, – слагающегося из жизни отдельных лиц. Как только предстоящие к решению вопросы начинают мучить, человек прибегает к этим средствам и спасается от беспокойства, вызываемого тревожащими вопросами. Сознание перестает требовать разрешения их, и неразрешенные вопросы остаются неразрешенными до следующего просветления и начинают загнивать, рождая болезни и состояние хронического несчастья. Но при следующем просветлении повторяется то же, и человек годами, иногда всю жизнь продолжает стоять перед теми же нравственными вопросами, ни на шаг не продвигаясь к разрешению их. А между тем в разрешении нравственных вопросов и состоит все движение жизни…
   Наблюдение о том, до какой степени курение заглушает голос совести, можно сделать над всяким почти курильщиком.
   Всякий человек нашего среднего воспитания признает непозволительным нарушать спокойствие и удобство, а тем более рисковать здоровьем других ради своего удовольствия. Но из 1000 курильщиков ни один не постесняется напустить нездорового дыма в комнаты, где дышат воздухом некурящие женщины, дети.
   Курение – преступление против второй главной заповеди – любви к ближнему. Грех хочется оправдывать. Стихийные софисты (а таких чрезвычайно много среди курильщиков, потому что с собственной, пока еще живой, совестью, надо что-то делать) скажут, что «мы любим ближних как самих себя, мы курим, пусть и они курят с нами заодно или терпят, ведь надо быть терпимыми, да и нас большинство, а большинство всегда право, а остальные, если не хотят дышать табачным дымом, пусть не дышат вообще». Иными словами умрут, – так получается!
   Итак – «легион имя мне, потому что нас много» (Мк. 5,9). Грешить – дело человеческое, а оправдывать грехи – дело дьявольское.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Поделиться ссылкой на выделенное