Лин Картер.

Черный легион Каллисто

(страница 2 из 12)

скачать книгу бесплатно


 //-- * * * --// 
   Шондакор находился в руках бродячей разбойничьей армии – Чак Юл – Черный Легион. Предательством город был захвачен несколько месяцев назад. Я не в силах найти в земной истории параллель этому разбойничьему легиону. Большая дисциплинированная армия бездомных кочевников, участвующих как наемники в конфликтах между городами, время от времени захватывающих один из них для грабежа, эта армия есть только на Танаторе.
   Вероятно, ближайшую параллель составляют кочевые воинские отряды в России семнадцатого века – донские казаки. С другой стороны, определенными чертами Черный Легион напоминает блуждающие банды кондотьеров в Италии четырнадцатого столетия.
   Профессиональные солдаты, отказавшиеся от семьи и дома, подчиняющиеся избранному военному предводителю, они идут, куда хотят, живут добычей, нападая на торговые караваны, захватывая рыбацкие деревни, осаждая замки богатых аристократов и продавая свои мечи во время междоусобиц. Что заставило их напасть на один из самых великолепных больших городов этого мира, все еще оставалось нерешенной загадкой, но они в молниеносной атаке овладели городом. Возможно, их вождь Аркола устал от кочевой жизни, от лагерей и переходов и решил завладеть собственным королевством.
   Враг уже находился в городе, и принцесса решила увести многих своих подданных на свободу открытых равнин, чтобы не доводить дело до массового убийства. Воинственные аристократы, сопровождавшие ее в добровольное изгнание, совсем не единодушно одобряли ее решение, но они преклонялись перед своей великолепной мужественной повелительницей, потомком тысячи королей, и в конце концов она уговорила их довериться старой поговорке: «Кто сражается и отступает, до следующей битвы доживает».
   Когда принцесса исчезла, руководство ку тад легло на крепкие плечи Яррака, дяди Дарлуны. Это рослый статный человек с врожденным даром командования. Когда нас с Лукором и Коджей привели к нему и он узнал, как мы помогали его племяннице и королеве, он принял нас с почестями и гостеприимством и несколько недель мы прожили с ку тад в бездорожных джунглях Великого Кумалы.
   Эти джунгли покрывают буквально тысячи квадратных миль; густые и лишенные дорог, они стали для жителей Шондакора лучшим убежищем. Воины Черного Легиона не преследовали отступавших и не думали о них, пока те не представляли угрозы.
   И действительно, Черному Легиону они не угрожали. Они стойкие и храбрые солдаты, они страстно хотели освободить свой народ от разбойничьих вождей, но их было слишком мало, чтобы выступить против Чак Юл. Шондакорцы насчитывали две-три тысячи, а Черный Легион мог выставить против них втрое больше солдат. К тому же город был окружен монументальными, чудовищной толщины стенами. Город так велик, что нужно не менее десяти тысяч человек, чтобы осадить его и преградить все выходы. Ирония судьбы заключалась в том, что предки ку тад бесконечным трудом в течение многих десятилетий возводили эти каменные стены, которые оказались непреодолимой преградой на пути их потомков.
Ночь за ночью у костра совета мы обсуждали способы освобождения Шондакора. Большие разноцветные луны Танатора освещали наши бесплодные споры и напрасные совещания, и проблема оставалась нерешенной до неожиданной вспышки танаторского рассвета.
   Большая армия могла бы прорваться в город, но у нас ее не было.
   Внезапное нападение могло дать нам возможность захватить одни из ворот, но как мы потом справимся с превосходящими силами противника? Постепенно у меня родился отчаянный план.
   Он имел один шанс на успех из тысячи.
   Я попытаюсь войти в ворота Шондакора в одиночку!

 //-- * * * --// 
   Яррак смотрел на меня с выражением, обычно предназначенным бредящим и сумасшедшим.
   – Джандар, никто не сомневается в твоем мужестве и хитрости, но что может один человек сделать против армии?
   – Он может сделать то, что не может отряд, – ответил я. – Может войти.
   – Я тебя не понимаю, – признался он.
   – Очень просто. Стража Черного Легиона вряд ли позволит без боя войти в ворота двум тысячам вооруженных людей. Но один человек может войти легко и беспрепятственно. Потому что они будут думать точно, как ты: что может против них один человек?
   Мой старый друг, учитель фехтования Лукор тут же понял, что я прав. – А внутри у тебя будет свобода и возможность узнать, наконец, как мы сможем освободить принцессу, – подхватил он.
   – Вот именно! – согласился я.
   Лорд Яррак задумался.
   – А почему они вообще тебя пропустят? – спросил он в конце концов. Я пожал плечами.
   – А почему бы и не пропустить? Я не из народа ку тад, как свидетельствуют моя кожа, светлые волосы и голубые глаза. Ку тад, который попробует войти, вызовет подозрения, а я нет. Я представлюсь бродячим наемником и попрошусь к ним. Чак Юл – это не народ, не нация, не клан, это свободное объединение солдат из всех уголков Танатора, объединенных общей жаждой добычи. Одинокий солдат присоединится к ним без труда.
   Яррак улыбнулся, его встревоженное лицо прояснилось.
   – Должен признать, что ты меня убедил, – сказал он, – хотя я по-прежнему сомневаюсь, что один человек за городской стеной может помочь в осуществлении наших планов. – Один агент за стенами может сделать больше, чем ни одного агента за стенами, – заметил Лукор.
   Яррак рассмеялся и согласился со справедливостью этого высказывания. – Я буду в одежде простого воина, – сказал я, – без всяких символов. Самое худшее – меня отвергнут. Но если нет, я смогу занять место в их армии и, может быть, дам принцессе возможность бежать.
   – Тебе понадобится легенда, чтобы рассказать о себе, – размышлял лорд Яррак, принимая мой план. – Ты можешь сказать, что служил наемником в Сорабе, городе на севере. Чак Юл уже десять лет не были на севере, и у тебя не будет опасности при расспросах ошибиться в какой-нибудь детали.
   – Милорд, у Джандара могут встретиться затруднения из-за его необычной окраски кожи и цвета волос, – заметил старый Застро, мудрец ку тад, присутствовавший при обсуждении.
   – Я могу просто сказать, что происхожу из далекой земли, – ответил я, – и скажу чистую правду.
   Все улыбнулись: им известна моя история, и мои слова показались слишком слабыми. Потому что моя земля находится в трехстах семидесяти восьми миллионах девятистах тридцати тысячах миль отсюда – действительно далекая земля!
   – Мне кажется, тебе нельзя на такое опасное дело идти одному, Джандар, – сказал своим серьезным голосом Коджа. Храбрый старый учитель энергично кивнул в знак согласия.
   – Не могу не согласиться с другом Коджей, – сказал он. – Мы вдвоем… – Втроем, – поправил Коджа.
   – Спасибо, но я думаю, у одного человека больше шансов пройти, чем у троих, – твердо сказал я.
   – Но…
   – Я достаточно молод, неплохо владею мечом, чтобы сойти за бездомного бедного наемника, – указал я. – А ты, Лукор, известный мастер своего дела и подлинный джентльмен по внешности, манерам и вкусам. Трудно будет убедить подозрительных Чак Юл, что образованный джентльмен с твоим чувством юмора – это бродячий разбойник, продающий свой меч. Коджа, когда благородный вождь племени ятунов записывался в Черный Легион? Нет, друзья, благодарю вас. Но это дело только мое.
   Мы еще немного поспорили, но в конце концов решено было по-моему. Я уйду на рассвете.


   Рассвет на Каллисто – или на Танаторе, как я привык уже думать об этом мире джунглей, – поразительное зрелище. Нужно его увидеть, чтобы поверить.
   Танатор, пятый спутник Юпитера, буквально не имеет солнца. Вместе с остальными двенадцатью лунами гигантской планеты, он так далеко от центрального светила нашей солнечной системы, что солнце кажется просто самой яркой звездой на его небе.
   По всем правилам, как мне кажется, поверхность Каллисто должна быть холодной безвоздушной пустыней мертвого замерзшего камня, погруженной в постоянные сумерки, освещаемой только отраженным светом Юпитера, потому что эта величайшая планета гигантским диском висит в его небе. Приведенные выше слова явно противоречат трезвым и обдуманным утверждениям земной науки [1 - Капитан Дарк совершенно прав в своем предположении. Я консультировался у астрономов нью-йоркского Хейденского планетария, и они заверили меня, что на Каллисто не может существовать высокоорганизованная жизнь, выше уровня самых примитивных лишайников. Этот спутник более чем в пять раз дальше от Солнца и соответственно получает меньше солнечного тепла и света, что делает жизнь на нем маловероятной. Это, пожалуй, свидетельствует, что рассказ капитана Дарка – вымысел, а не подлинный документ. Я поинтересовался, не может ли у Каллисто быть расплавленное ядро, которое сделало бы возможной жизнь на его поверхности. Специалисты считают этот спутник слишком маленьким для такой возможности. – Л. К.]. Но на самом деле сила тяжести на Каллисто лишь совсем немного меньше, чем на моей родной планете, и, каким бы невозможным с точки зрения догм современной науки это ни казалось, Танатор теплый и даже тропический мир, кишащий плодовитой жизнью.
   Небо луны джунглей состоит из смеси пригодных для дыхания газов, аналогичной земной атмосфере (если бы было не так, как мог бы я дышать и жить здесь?), но с одним своеобразным отличием.
   Это отличие – само небо.
   Высоко в стратосфере Танатора виден слой золотистого тумана. Небо покрытого джунглями Танатора не голубое, а сверкающее янтарное.
   Рассвет на Танаторе вспыхивает внезапно; без всякого внешнего источника загорается золотой купол, и полуночная тьма сменяется полуденной яркостью в считанные минуты.
   Этот необычный эффект охватывает весь небесный купол, так что здесь рассвет не «встает» на востоке, а закат не «садится» на западе. Я так и не нашел удовлетворительного объяснения этого феномена, но на Танаторе много загадок, и это одна из них.
   Всю ночь мы двигались к северу по Кумале и незадолго до рассвета оказались чуть севернее Шондакора. Здесь я попрощался со своими друзьями. Отсюда я должен идти один навстречу ожидающим меня опасностям.
   Я пересек равнину, добрался до берега реки Аджанд, вброд переправился через реку и подошел к вымощенной камнем дороге, на которую обратил мое внимание лорд Яррак; здесь я повернул на юг и направился в Шондакор. Поскольку я согласно легенде приехал из Сорабы – этот город расположен на южном берегу внутреннего моря Корунд Ладж, – мне нужно было приближаться к Шондакору только с севера. Ехал я быстро, и вот золотое небо неожиданно ярко вспыхнуло, и вся окрестность осветилась полуденным светом.
   Ехал я на тапторе – это животное туземцы используют в качестве лошади, которая в этом мире неизвестна. В сущности млекопитающие вообще чрезвычайно редки на Танаторе, как я заметил.
   Тапторы – бескрылые четвероногие птицы. Они очень напоминают невероятный гибрид птицы и лошади, и когда я вижу таптора, тут же вспоминаю старую земную легенду о гиппогрифе [2 - Боюсь, что в своем сравнении капитан Дарк смешал грифона с гиппогрифом. У Таптора есть клюв, нет крыльев, но есть перья, и он четвероногий. Грифон, описанный античными авторами, такими, как Плиний, представляет собой гибрид орла и льва, с клювом и перьями. А гиппогриф – это по существу крылатая лошадь и, если не считать оперенных крыльев, не имеет никакого сходства с птицей. Во всяком случае гиппогрифа неверно было бы называть «легендарным», потому что его изобрел итальянский поэт Людовико Ариосто в своей героической поэме «Неистовый Роланд», произведении периода Возрождения. – Л.К.], потому что таптор вполне мог бы послужить прототипом этого сказочного существа. Размером он с большую лошадь, но у него когтистые птичьи лапы, одет он в перья, и за головой у него хохолок из перьев, напоминающий гриву. Клювастая голова и птичьи глаза совсем как у попугая.
   Тапторы – непослушные и норовистые животные и так до конца и не были одомашнены. Поездка на них всегда рискованна. Обычно танаторский всадник несет притороченную к седлу небольшую деревянную дубинку, называемую оло; ею ударяют таптора по голове, чтобы он тронулся с места или если он начинает загибать голову и пытается ухватить клювом ногу всадника. Эта привычка тапторов заставила меня гадать, почему танаторцы так и не изобрели специальные сапоги для верховой езды.
   В джунглях ку тад почти не пользовались тапторами, но держали несколько: вестник на них добирается гораздо быстрее, чем пешком. Поэтому Яррак смог предоставить мне верховое животное: я вызвал бы подозрения Черного Легиона, если бы сказал, что преодолел многие мили от Сорабы пешком.
   Через час быстрой езды я увидел Шондакор.
   Великий город ку тад поднимается на равнине Харат, на западном берегу реки. Это великолепный метрополис. Могучие стены с массивными башнями окружают его; высокие шпили вздымаются в яркое утреннее небо, и я видел купола дворцов и больших зданий. Все каменное, а наружная стена еще и оштукатурена и блестит золотом – отсюда и прозвище Золотой город. Подъезжая к воротам, я чувствовал себя героем какого-то романа жанра «мечи и волшебство». Я выпрямил спину, расправил плечи и лихо положил руку на рукоять меча.
   К моему удивлению, ворота оказались открыты и в них проходили фермеры, ведя телеги и фургоны, нагруженные мешками зерна, мясными тушами, связками овощей и тому подобным. Я скоро понял, что сегодня базарный день и фермеры из окружающей сельской местности везли в город свои продукты. Я встал в очередь проходящих и увидел перед собой воинов Чак Юл, которые небрежно пропускали крестьян в ворота. Скрипели колеса, вздымалась пыль, и тяжело груженные повозки стучали по брусчатке мостовой. Их тащили не знакомые мне животные, тяжелые, неуклюжие, с короткими толстыми хвостами и массивной головой, с клювом и рогами; похожи они были на невероятную помесь носорога и трицератопса.
   С сухой усмешкой я заключил, что жизнь, даже в городе, захваченном неприятелями, продолжается. Фермеры должны продавать продукты на рынке, домохозяйки – покупать их, люди должны есть, независимо от падения или установления династий.
   Я медленно продвигался к решающему моменту. Позволят ли мне войти в город Чак Юл или начнут допрашивать?
   Подходя, я почувствовал на себе взгляд одного из стражников. Стражник, плосколицый, монголоподобный низкорослый воин, с кривыми ногами и длинными обезьяньими руками, сделал мне знак остановиться.
   – Эй ты! Куда идешь?
   Я смотрел на него с высоты своего седла.
   – Поскольку дорога ведет только в город, ты и сам мог бы догадаться, – спокойно ответил я. Какое-то дьявольское озорство подсказало мне насмешливый ответ. Не знаю, насколько разумно я поступил, но мои слова вызвали взрыв смеха у товарищей стражника. Его смуглые щеки вспыхнули, глаза стали холодны.
   – Слезай с таптора! – рявкнул он.
   – Конечно. Но даже спешившись, я все равно буду выше тебя, улыбнулся я. Он снова вспыхнул, и опять послышался насмешливый хохот его товарищей. Он повернулся к ним.
   – Ты, Калкан! Позови комада! – рявкнул он. И, обнажив короткий кинжал, холодным ровным угрожающим голосом добавил: – Следующий хореб, который вздумает смеяться надо мной, поцелуется с этим.
   Все смолкли.
   Хореб – отвратительный скользкий грызун, стервятник с отталкивающими привычками, обычно питается гниющими отбросами.
   Я спокойно ждал, готовый ко всему. Руки мои свисали свободно, почти касаясь рукоятей меча и кинжала. Кривоногий маленький стражник смотрел на меня с холодной злобой, он красноречиво плюнул мне под ноги.
   – В чем дело? – послышался глубокий голос.
   К воротам приближался широкоплечий мощный высокий воин Черного Легиона. Он смотрел на нас.
   – Капитан Блуто, вот этот парень хочет войти в город, – кривоногий стражник ткнул в меня пальцем. – Но он вооружен, а это против правил. Блуто сверху вниз осмотрел меня, прищурившись. Это был настоящий гигант, один из самых высоких людей, каких мне приходилось видеть. Он буквально возвышался над остальными стражниками, в основном низкорослыми. И выглядел он таким же сильным и крепким, как и большим. Я почувствовал внутреннее спокойствие.
   Потом посмотрел на маленького кривоногого солдата. Во взгляде его была насмешка. Я ясно читал его мысли: посмотрим, станешь ли ты шутить над Блуто, думал он. Я расправил плечи. Взялся за гуж, не говори, что не дюж. – Значит, хочешь в город, – прорычал Блуто. Он рукой толщиной в окорок потер заросший щетиной подбородок. Огромный человек, хотя я подозревал, что в его размерах есть какая-то ненормальность. Я видел удлиненную нижнюю челюсть, бугристые плечи, грудь бочкой, толстые ноги признаки нарушения нормальной деятельности желез.
   – Верно, – подтвердил я. – Ну и что? Если может войти целая толпа крестьян, кто остановит опытного и хорошо обученного воина?
   Блуто отвратительно улыбнулся, глаза его сверкнули. Я понял, что передо мной задира и хулиган. У рослых крупных людей обычно мягкий характер; как будто большой рос и вес налагают на них определенные обязательства перед людьми меньшего размера. Не то Блуто, как я догадывался. Ему нравится сокрушать меньших ростом людей.
   – Опытный воин? – хрипло усмехнулся он. Обошел меня, разглядывая с насмешливым восхищением. Потом раздраженно огляделся. Его тяжелый юмор был бы более уместен, если бы я оказался низкорослым слабаком, но я высок и месяцы приключений и действий в полных опасностей джунглях сделали мою мускулатуру совершенной.
   – В этом городе нет воинов, кроме воинов Чак Юл, – проворчал он. Я дружелюбно кивнул.
   – Я так и понял. Именно поэтому я здесь – хочу вступить в Черный Легион, – сказал я.
   Он хрипло рассмеялся.
   – Черный Легион! Значит, ты считаешь себя достойным сражаться рядом с нами? Такой малыш, как ты?
   Его люди смеялись, но принужденным смехом. По правде говоря, им, с их малым ростом, я должен был казаться более приемлемым, чем гигант Блуто.
   Он хлопнул в ладоши и ударил себя в грудь.
   – Ты считаешь, что такие люди, как я, нуждаются в твоей помощи? спросил он, явно стараясь разгорячить и рассердить себя. Несомненно, доказывать свою силу перед другими воинами стало удовольствием для бедняги.
   – Я, может быть, не так высок, как ты, – спокойно и холодно ответил я, – но руки у меня длинные, – и я коснулся висевшей у меня на боку рапиры.
   – Покажи ему, комад, – усмехнулся кривоногий стражник. – Покажи, как мечники Чак Юл расправляются с хвастунами!
   Блуто теперь дышал тяжело, его смуглое лицо побагровело, лоб наморщился.
   – Хочешь сразиться с Блуто? Понять, каким должен быть воин Черного Легиона?
   – Я предпочел бы сражаться с врагами Чак Юл, – ответил я. – К кому обратиться за назначением? – И я сделал шаг, собираясь пройти мимо него. Он испустил бычий рев, схватил меня за руку и развернул, так что я снова стоял лицом к нему.
   – Стой на месте, малыш, когда Блуто с тобой говорит… Уф!
   Возглас, которым закончился его рев, легко объясним. Не люблю, когда меня хватают за руку. Я вырвался приемом карате, отчего у него должна была онеметь рука до самого плеча.
   С нечленораздельным воплем он ударил меня по лицу!
   Я пошатнулся – больше от удивления, чем от силы его неуклюжего удара. Нога моя поскользнулась, и я упал на одно колено.
   Мертвая тишина нависла над собравшимися стражниками.
   Я чувствовал, как сердце у меня упало. Этот шумливый хвастун меня не тревожил, я понимал, что лучше, чем неуклюжий задира, владею мечом. Но я надеялся попасть в Шондакор, не привлекая к себе внимания. Однако ничто не могло больше привлечь ко мне внимание руководителей Черного Легиона, чем демонстрация искусства владения мечом у самых городских ворот. Ведь я выдаю себя за простого наемника!
   Теперь эта надежда исчезла: маловероятно, что я смогу миновать Блуто без драки.
   Проклиная свой рок, я снова встал и стряхнул пыль с одежды. Я лихорадочно думал, пытаясь найти выход.


   Избежать схватки теперь невозможно: нанесен удар и произнесены оскорбительные слова.
   Блуто стоял передо мной, расставив ноги; одна его рука лежала на рукояти меча. Он тяжело дышал, лицо его побагровело, маленькие свиные глазки яростно блестели.
   – Извлекай свою сталь, парень, – прорычал он. – Блуто посмотрит, что ты за человек и из чего сделаны твои внутренности.
   Я не касался меча; с большим усилием сохранил спокойную улыбку.
   Блуто все более возбуждался. Я думаю, он решил, что перед ним трус, и задира в нем возрадовался этой мысли. Но для меня это тоже не выход: труса вряд ли будут приветствовать в рядах Черного Легиона.
   Неожиданно мне пришла в голову мысль. Я расслабился, спокойно дыша. Есть вид схватки, в которой я могу проявить превосходство, не вызывая подозрений у высших офицеров. – Ну? Чего ты ждешь, хореб? – рявкнул он.
   Я продолжал спокойно улыбаться.
   – Я думаю, даже у таких разбойников, как ты, есть представление о чести. Человек, которого ударили по лицу, имеет право защищаться, не боясь обвинений в измене, восстании или вторжении, – заметил я.
   Блуто кивнул.
   – Доставай сталь, – прорычал он. – Тебе никто ничего не скажет. Это касается только нас двоих.
   – Хорошо, – ровно ответил я. – Дело касается нас двоих, значит это дуэль, и она подчиняется особым правилам. Поскольку меня вызвали, я имею право выбрать оружие. И так как я не хочу пачкать оружие грязной кровью хулигана и труса, я выбираю бой… На кулаках!
   Размахнувшись, я ударил его кулаком в живот – ударил всей силой руки, плеча и спины. Он не ожидал удара, мышцы его живота были расслаблены. Мой кулак ударил с глухим шумом, словно молоток мясника о тушу. И углубился на два дюйма.
   Рот Блуто расслабился, лицо пожелтело; он покачнулся, тяжелый меч выпал у него из руки и со звоном ударился о камень. Его маленькие свиные глазки с удивлением уставились на меня.
   Я нанес удар по челюсти, который, должно быть, сломал один-два зуба. Удар на несколько дюймов подбросил Блуто в воздух; он упал на спину с грохотом, подняв столб пыли. И не вставал. Потерял сознание.
   Искусство боя на кулаках почти неизвестно на Танаторе. Дело не в том, что кулачный бой презирается как неджентльменский. Его просто не изобрели. Человек, который знает, как использовать свои кулаки, никогда не остается безоружным в этом мире.
   Поэтому моя победа над этим задирой должна была показаться солдатам чуть ли не колдовством. Они с изумлением смотрели, как я отряхнулся, переступил через лежащего Блуто и провел своего таптора в ворота города. Ни один человек не возразил. Так я наконец вошел в город своей принцессы.

 //-- * * * --// 
   Когда я миновал ворота, со мной заговорил высокий молодой человек, джентльмен по виду.
   – Прекрасно сделано, незнакомец, – улыбнулся он. – Мне кажется, я слышал, что ты хочешь присоединиться к Чак Юл. Если это правда, позволь проводить тебя к человеку, с которым ты должен поговорить. По моему мнению, в Черном Легионе всегда найдется место для человека, который голыми руками справился с Блуто.
   Я рассмеялся.
   – В моей стране, друг, есть выражение, которое справедливо и в Шондакоре: «Чем твой противник больше, тем сильнее он упадет».


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное