Картер Браун.

Необычный труп

(страница 1 из 9)

скачать книгу бесплатно

 -------
| bookZ.ru collection
|-------
|  Картер Браун
|
|  Необычный труп
 -------

   Я машинально снял трубку и так же машинально буркнул:
   – Уиллер у телефона.
   – Это Лоэрс, – проворчал мужской голос. Быстро окинув взглядом комнату, я представил на ковре блондинку или даже блондинок, демонстрирующих соблазнительные части тела. Но, к сожалению, никого не было.
   – Добрый вечер, шериф, – недовольно произнес я, выключая стереофон.
   – Наконец-то ты стал вежливым. Вот как частное предприятие может изменить характер человека.
   – У вас действительно есть что сказать, или, может, вы просто ошиблись номером?
   – Так вот! Три месяца назад ты покинул нас, чтобы отправиться к «Хамод, Ирвинг Сноу и компани». Мне захотелось узнать, как ты себя чувствуешь?
   – О! Все идет как по маслу!
   – Проклятый лгун! Ты бросил их шесть недель назад!
   – А работа шерифа состоит в тон, чтобы всюду совать свой нос?
   – Раньше, – продолжил он, не обращая внимания на мои слова, – у меня была язва и с тех пор, как ее убрали, мне скучновато. Знаешь, как-то привык к неожиданным болезненным приступам.
   – Вам надо сказать об этом вашему психиатру, а не мне.
   – Ошибаешься! Моя язва – это ты! Ты – полицейский, Уиллер, и, если придерживаться установленных правил, скверный полицейский, но почему-то всегда достигающий положительных результатов. Будет лучше, если ты вернешься к нам. В муниципалитете все обговорено. Так что приходи ко мне в бюро в понедельник утром.
   – Вернуться? Мне? Да вы с луны свалились, шериф! Вы действительно думаете, что я вернусь в эту затхлую, вонючую дыру? – Моя рука сильнее сжала трубку. – В понедельник в девять утра, вас устраивает?


   Первым делом, когда я появился в бюро шерифа, мое внимание привлекла симпатичная, светловолосая головка, склонившаяся над пишущей машинкой. Девушка подняла на меня нежно-голубые глаза, и я узнал ее.
   – Аннабел Джексон! – радостно воскликнул я. – Пусть меня повесят, если я ошибаюсь.
   – Это вы правильно заметили, – приветливо проговорила она и продолжила: – Представьте себе, мне было так хорошо работать с шерифом. Именно было хорошо, теперь, увы, все испорчено.
   – Ну, что вы! Неужели вы забыли Уиллера… А если я вам скажу, что вы по-прежнему прекрасны, Аннабел?!
   Она чуть вздрогнула.
   – В девять утра! Вы расшибете себе голову. Кроме шуток, вы напрасно теряете свое время в полиции, лейтенант! Вам надо писать рекламные объявления для теле…
   – Вы меня огорчаете, – заявил я. – Вы не представляете, что можете потерять.
Кстати, чем вы заняты сегодня вечером?
   – Если мне нечем будет заняться, то у вас совета не спрошу! Между прочим, шериф ждет вас.
   – Должен ли я понять это так, что несмотря на такую погоду и такую рань он уже на место?
   – Он сидит в кабинете с половины девятого.
   – Да, в этом закоулке многое изменилось, и, если вам скажут, что изменилось к лучшему – не верьте ни единому слову!
   – Я никому не доверяю, особенно лейтенантам полиции.
   Добравшись до кабинета Лоэрса, я постучал и вошел. Шериф сидел в кресле и раскуривал трубку.
   – Доброе утро, Уиллер, – сухо проронил он. – Садись.
   – Благодарю за заботу, шеф, – поклонился я и взял стул.
   – У меня для тебя есть одна работенка…
   – Очень кстати, шериф, я как раз умирал от безделья. Что-нибудь вроде хорошо организованного убийства мне вполне подойдет. А кто он, этот покойник? – осведомился я, с надеждой глядя на него.
   – Никто, – проворчал он.
   – Да? – удивился я. Немного подумав, я возмущенно передернул плечами. – Тем хуже для вас. А в чем дело? Вооруженное ограбление? Наркотики? Рэкет? Зверское изнасилование вашей собственной секретарши?
   Наконец, он закурил трубку, взял какой-то конверт и кинул его в мою сторону.
   – Читай!
   Я сразу заметил, что письмо было адресовано шерифу Лоэрсу. От роскошного конверта из плотной бумаги исходил возбуждающий аромат дорогих духов.
   – Если это кто-нибудь, кто хочет вас растрясти, или угрожает кастрацией, не расстраивайтесь. Уиллер тут для того, чтобы защитить вас от убийцы-дистрофика.
   – Читай! – проворчал он. – И перестань молоть чепуху. Можно подумать, что слышишь реплики артиста-комедианта.
   Я сделал вид, что огорчился. Подобным образом я веду себя с дамами, когда получаю отказ. Потом я вынул из конверта и внимательно рассмотрел карточку с написанным на ней золотыми буквами текстом:
   «Директриса и ученицы института Баннистер, женского колледжа, приглашают мистера… на закрытый праздник, который состоится двадцать четвертого октября в девятнадцать часов тридцать минут. В программе вечера: беседа с начальником полиции шерифом Лоэрсом и выступление великого иллюзиониста Мефисто…»
   Ничего не понимая, я перечитал еще раз и вопросительно уставился на шерифа.
   – Вас волнует Мефисто? Мошенник?
   – Вполне возможно. Я ничего о нем не знаю, и мне наплевать на это.
   – Тогда мисс Баннистер? А-а-а… понял! Она торгует белым товаром? Эти так называемые «колледжи молодых девочек» прикрывают всякие мошенничества. Там есть симпатичные блондинки? Сколько девушек исчезло с момента открытия колледжа?
   – Насколько мне известно – ни одной. Уиллер, ты не будешь возражать, если я скажу несколько слов?
   – Не стесняйтесь, шеф, выкладывайте!
   Он глубоко вздохнул. Вены на его лбу вздулись.
   – Заткнись! – рявкнул он.
   – Хорошо, шеф.
   В течение нескольких секунд он яростно затягивался трубкой.
   – Вероятно, ты этого не заметил, – сказал он более спокойным голосом, – но сегодня – двадцать четвертое октября. Колледж мисс Баннистер – это самая шикарная школа воспитания во всем штате. Суперсливки общества посылают туда своих дочерей для совершенствования…
   – …в области секса! – докончил я за него.
   – Ради бога, оставь свои шуточки! Для… совершенствования поведения, изучения трюков, которые позволили бы им сверкать в обществе. Там находится дочь мэра, дочери нескольких сенаторов и прочих выдающихся граждан. Нужно очень хотеть потерять работу, чтобы отказаться от приглашения в такое место. Я позволил себя уговорить провести беседу, но уже тогда придумал способ, позволяющий счастливо избежать этого.
   – Что же это за способ? – удивился я.
   – Это ты.
   – Я?
   – Ты и никто другой. Днем я неожиданно подхвачу сильный ларингит, такой, что не смогу даже выругаться, не говоря уже о том, чтобы проводить беседу. Но, к счастью, найдется человек, который прекрасно заменит меня. Ты подходишь для этого больше всего.
   – Вы с ума сошли! – ужаснулся я. – Меня могут посадить за совращение несовершеннолетних!
   – Вот-вот, мое поручение тебя не затруднит, – заупрямился он. – Ты порядочный пройдоха. А с твоим знанием женщин…
   – Женщин, да, согласен, но не сопливок!
   – Тебе придется потрепаться не больше получаса, и я уверен, что Великий Мефисто приведет тебя в восторг.
   – Вы слишком любезны, – пробормотал я. – Но, опасаюсь, что после беседы мне понадобится хороший адвокат.
   – Итак, решено, сегодня вечером ты представишься мисс Баннистер, передашь ей мои извинения и скажешь, что я просил тебя провести беседу вместо меня. Ровно в семь тридцать… – Он иронически посмотрел на меня и ухмыльнулся. – Что это с тобой, Уиллер? Почему ты так побледнел?
   – Я уже вижу их, – с отчаянием проговорил я, – пятьсот прелестных малюток с рогатками, спрятанными в карманчиках их передников.
   Лоэрс показал головой.
   – Ничего-то ты не понимаешь, Уиллер. Институт Баннистер очень, очень закрытый. Там находится более пятидесяти учениц одновременно. И разве я тебе не сказал, что это колледж для обучения достойному поведению будущих наследниц миллионеров и будущих профессорских жен? В колледже десять профессоров: шесть женщин и четверо мужчин. Самой младшей из учениц восемнадцать лет, а старшей – двадцать один.
   – А-а-а! – облегченно вздохнул я и затем многозначительно добавил: – А-а-а!
   – Наконец-то до тебя дошло! – саркастически произнес Лоэрс. – Я считаю, что посылаю тебе в привычную обстановку, а кто станет возражать – тот лжец. Закрытый колледж, украшенный пятьюдесятью, вероятно, очень сообразительными особами. В нем только четверо мужчин, так что это место, как я полагаю, покажется тебе настоящим раем.
   – Согласен. Но я плохо представляю себя в роли оратора на тему нравственности. Правда, я могу прочитать лекцию о сохранении невинности в капиталистическом обществе.
   – Завтра ты расскажешь мне, как все прошло, – промурлыкал он. – А теперь, до свидания! У меня полно работы!
   Я был достаточно догадлив, чтобы быстренько улетучиться из кабинета шерифа. Два занятия заняли остаток моего дня: попытка составить тезисы для вечерней беседы и наблюдение за Аннабел Джексон, печатающей какие-то документы. В конце концов, она пригрозила ударить меня машинкой, если я не перестану пялиться на нее.
   Около семи вечера, вырядившись в смокинг, я вышел из дома и скользнул за руль «ягуара». Проехав по окаймленной деревьями аллее, показавшейся мне длиной не более мили, я свернул на первом повороте и вскоре добрался до колледжа.
   Стены были начисто лишены ползущих растений и, если говорить точнее, заведение мисс Баннистер внешне походило на колледж так же, как я на школьника. Это было огромное двухэтажное здание из бетона и стекла с плоской крышей и большими окнами.
   Поставив «ягуар» между «феррари» и «мерседесом», я прошел пятьдесят метров в направлении главного входа, поднялся по шести ступенькам на площадку и увидел, что около открытой двери меня уже ждут.
   Высокая блондинка смотрела на меня ясными голубыми глазами. Я отметил, что она не пользуется косметикой, ее лицо просто не нуждалось в этом. Большое белое «Б» было вышито на нагрудном кармане ее куртки, надетой на ослепительно белую блузку. Серая безукоризненная юбка, нейлоновые чулки и классические туфли дополняли туалет.
   – Мисс Томплинсон, – представилась она с британским акцептом и улыбнулась. – Занимаюсь с воспитанницами спортом. Добро пожаловать в Баннистер, господин шериф. Должна признаться, что ожидала более пожилого человека, чем вы.
   – Ах, да… меня повысили в чине.
   – Примите мои поздравления.
   – Хочу сказать, что заслужил бы их, если бы был шерифом, но я всего лишь лейтенант Уиллер.
   Температура ее приветливости снизилась на полтора градуса.
   – О, но мы полагали, что…
   – Я его замещаю. Он просил передать глубокие извинения, но он неожиданно подхватил острый ларингит и не в состоянии…
   – Я очень огорчена. Вам нужно познакомиться с мисс Баннистер. Она ждет вас в библиотеке. Она полагала, что шериф… что вы захотите что-нибудь выпить перед тем, как взять слово.
   – Что-нибудь выпить?
   Я улыбнулся при мысли о такой приятной перспективе, но сразу же спохватился. Вероятно, питье мисс Баннистер было чаем.
   – С удовольствием, – произнес я.
   – Отлично! Если вы не возражаете, я укажу вам дорогу.
   – Вы англичанка? – осведомился я.
   Она повернула ко мне радостное лицо.
   – Как это вы догадались?
   – В моем родословном дереве одна четверть кокни и одна шестая гориллы.
   – Это невероятно! – она рассмеялась и направилась к библиотеке.
   Мне удалось догнать ее, когда она остановилась перед одной из дверей. Она постучала и, не дожидаясь ответа, вошла в комнату. Стараясь отдышаться, я вошел следом. Прежде всего я увидел стол, на нем поднос со стаканами, ведерко со льдом и бутылку скотча. Это пришлось мне по душе.
   – Патронесса, – промолвила мисс Томплинсон, – к сожалению, шериф заболел и послал вместо себя лейтенанта Уиллера. По правде говоря, такой поступок мне кажется очень спортивным. Это доказывает, что даже полицейские не лишены чувства коллективизма.
   Мой взгляд оторвался от бутылки скотча и перешел на мисс Баннистер. На вид ей было около тридцати пяти, и коротко подстриженные волосы придавали ей сходство с Авой Гарднер. Мисс Баннистер была одета в платье для коктейлей огненного цвета со скромным декольте.
   Я приблизился к ней и поклонился.
   – Добро пожаловать в наш колледж, лейтенант, – произнесла она грудным голосом. – Очень огорчена, что шериф болен.
   – Я тоже был огорчен, но теперь начинаю думать иначе.
   – Вы свободны, мисс Томплинсон, благодарю вас. Та была явно недовольна.
   – А?.. А, хорошо. Тем хуже. Я надеялась, – на ее губах появилась ядовитая улыбка, – я думала узнать новости о взломщиках, наводчиках, убийцах. Разве не о них вы собираетесь рассказывать, лейтенант?
   Я скорчил недоумевающую гримасу.
   – Я не слишком много знаю об этом. После смерти Аль Капоне я не слишком в курсе дела.
   – Ах, – расстроилась она, – тем не менее я уверена в том, что сказала. Я недавно читала об этом в одном журнале. Но мне пора. До скорого свидания, лейтенант!
   Она вышла из комнаты спортивным шагом, притворив за собой дверь. Мисс Баннистер с улыбкой взглянула на меня.
   – Успокойтесь, лейтенант, вы не жертва галлюцинации. Я сама частенько спрашиваю себя, существует ли она на самом деле, но она великолепный преподаватель физкультуры.
   – Безусловно. Я так и вижу ее играющей в регби.
   – Что-нибудь выпьете, лейтенант? – спросила она, подойдя к подносу.
   Я не заставил себя долго уговаривать.
   – С удовольствием, но без воды.
   Она наполнила неразбавленным виски два стакана. Один из них протянула мне.
   – Я сожалею, что шериф не смог приехать, и пью за успех вашего выступления. Во всяком случае, я уверена, что наши девочки будут приятно удивлены.
   – Благодарю, – я сделал глоток. – Сколько времени я должен буду выступать?
   – Полчаса достаточно? И будет лучше, если я сообщу вам заранее о некоторых вещах. Вероятно, вам уже известно, что это школа усовершенствования. Когда к нам прибывает молодая девушка, она уже закончила школьное образование. Мы обучаем ее вещам, которые она обязана знать, не только как женщина и жена, но и как дама общества… В частности, как нужно одеваться, пользоваться косметикой, вести себя в обществе, вести разговоры об искусстве, спорте и тому подобное. Да, и конечно же, иностранные языки. Но наше преподавание ни в коем случае не основывается на незыблемых доктринах…
   Я допил скотч и уставился на пустой стакан.
   – Если желаете еще, то налейте себе сами. Я всегда наливаю либо слишком много, либо слишком мало. Я поблагодарил ее и воспользовался разрешением.
   – Хотелось бы мне знать, говорили ли вам, что вы очень похожи на… Ав…
   – Директрису пансионата? – в ее глазах появилось ироническое выражение. – Слава Богу, нет. Мне этого никогда не говорили.
   – Я так и думал.
   – Необходимо объяснить вам все относительно этого вечера, – продолжила она. – Я организую подобные сборища раз в месяц и, как мне кажется, они весьма полезны для молодых девушек. Каждый раз я пытаюсь заострить их внимание на каком-нибудь аспекте цивильной жизни, например, на теме вашего будущего выступления. И чтобы позолотить пилюлю, остаток вечера отдается какому-нибудь аттракциону. Сегодня у нас будет фокусник.
   – Замечательная идея.
   Моя вежливость вызвала у нее на губах улыбку.
   – Счастлива слышать это от вас. Теперь о программе. Я представлю вас девушкам, и вы начнете беседу. Когда вы закончите, я дам им десять минут для вопросов. Потом мы сядем в зале, и Великий Мефисто начнет свое выступление. И я очень надеюсь, что вы останетесь поужинать с нами.
   – Спасибо.
   Я с вожделением смотрел на бутылку скотча.
   – Возможно, мне захочется пить во время беседы.
   – У мисс Томплинсон есть совершенно изумительный рецепт какао, – серьезно заявила она. – Уверена, вы его одобрите.
   – Умираю от нетерпения.
   – Есть еще одна вещь, о которой я должна вас предупредить.
   – Предупредить?
   – Да, по части вопросов. Все наши ученицы чересчур развиты и… почему бы не сказать этого – софистки. Я прошу вас не удивляться никаким вопросам и видеть в них лишь желание просветить себя.
   – Как вы думаете, какого рода вопросы они могут задать?
   – Совершенно не представляю. Только, если имеется возможность кого-нибудь безнаказанно убить, то мне бы хотелось, чтобы вы не говорили им об этом.
   – Может быть, мне надо было надеть пуленепробиваемый жилет? – заметил я, и, воспользовавшись моментом, налил себе третью порцию скотча.


   – …Как вы могли убедиться, – закончил я, – работа полицейского заключается в терпении, настойчивости и скучных обязанностях. Конспирация и гениальная дедукция не играют никакой роли.
   Я упал на стул, расстреливаемый шквалом аплодисментов.
   Рядом со мной встала мисс Баннистер.
   – Я думаю, что выражу общее мнение, поблагодарив лейтенанта Уиллера за интересный рассказ о методах работы полиции. И я знаю, что ему доставит удовольствие ответить на вопросы, которые у вас возникли.
   Она снова села, а я с мрачным видом продолжал разглядывать аудиторию. Персонал, состоящий из шести женщин и четырех мужчин, занимал весь первый ряд. За ними располагались ученицы. Единственная, кто надел школьную форму, была мисс Томплинсон.
   А одежда учениц была крайне разнообразна. Я приметил одну, рыженькую, вечернее платье которой, казалось, было сшито из прозрачного газа, если только такой эффект не достигался за счет освещения. Во время лекции это меня сильно отвлекало, и я раза четыре терял управление.
   Со своего места поднялась томная блондинка: на ней была темно-серая кофточка, усыпанная блестками, зеленые, в стиле тореадора, брюки и огромные висячие серьги, которые, если не были фальшивыми, стоили раз в пять больше моего годового жалования.
   – Лейтенант, – промолвила она с заученной улыбкой, – вы не тот ли, кого называют «странным полицейским»? Я читала о вас заметки в газетах… Вы находите разрешение всех загадок во всех преступлениях, не так ли? За исключением случаев, когда вы находитесь с девушкой, предпочтительно блондинкой, хотя она может быть и брюнеткой, и рыжей…
   – Э… да… то есть. Да нет! Это только…
   – Я так и думала, – проговорила блондинка с улыбкой одалиски. – Оставайтесь таким и, возможно, я смогу организовать убийство в вашем вкусе.
   Я совершенно растерянно взглянул на мисс Баннистер, сохранявшую полное спокойствие.
   – В колледже Баннистер, – заявила она, – мы допускаем свободу экспрессии, и у многих наших учениц очень подвижный ум.
   – И чертовски шутливый, – добавил я, – типа арсеники в какао.
   Следующий вопрос задала брюнетка с локонами.
   – Лейтенант, – нежным голоском проворковала она, – какое самое эффективное оружие для убийства в упор?
   Я холодно посмотрел на нее и буркнул:
   – Духи.
   С места поднялась еще одна блондинка. Если она не умерла от холода, то ей повезло. Она была в спортивном костюме открывающем красивые загорелые ножки.
   – Лейтенант, – вздохнула она, – вы считаете, что это было от нечего делать, или же потому что отец застал ее в вестибюле с почтальоном?
   – Кого это? – пробормотал я.
   – Но… Лиззи Борден, конечно же! Знаменитая преступница!
   – Она была женщиной – осторожно ответил я, – и это достаточное объяснение.
   Я и не ожидал, что вызову такой взрыв энтузиазма.
   – Как вы правы, лейтенант! Вы действительно понимаете женщин. – Она еще раз глубоко вздохнула, и я подумал, что костюм ее вот-вот лопнет, но этого не случилось. – Я еще никогда не встречала такого понятливого симпатичного мужчину.
   Рыжая девушка, чуть не погубившая во мне оратора, поднялась после малоодетой блондинки. И я, наконец, увидел, что освещение не имело никакого отношения к ее платью.
   – Лейтенант, – ее ресницы хлопали в течение двух или трех секунд, – я занимаюсь меблировкой новой квартиры и задаю себе вопрос, будут ли подходящими для девушки, живущей в одиночестве, вставленные в раму гравюры?
   – Это зависит… – мучительно изворачивался я, – это зависит от…
   – Да, конечно, – ее ресницы снова затрепетали. – Если бы вы могли посмотреть, лейтенант, это было бы весьма любезно с вашей стороны! Мой дом на Вилтон-авеню, номер пятьде…
   – Я считаю, – оборвала ее мисс Баннистер, – что достаточно вопросов. Пора освободить место для Великого Мефисто. Сюда, лейтенант!
   Я последовал за ней в конец эстрады, где несколько ступенек спустили нас да уровень зала. В первом ряду для нас были оставлены два кресла. Я сел рядом с мисс Баннистер и обнаружил, что с другой стороны находится мисс Томплинсон.
   – Попали в точку, – обжигающе шепнула она мне на ухо, – просто сногсшибательно, лейтенант!
   – Вы слишком добры, – заскромничал я, мысленно спрашивая себя, могу ли я закурить.
   Пока занавес на сцене был задернут, включили проигрыватель и поставили пластинку Синатры. Мисс Баннистер словно прочла мои мысли.
   – Если вам хочется покурить, лейтенант, то не стесняйтесь.
   – Благодарю.
   Я предложил ей сигарету, и она не отказалась. Когда же я протянул пачку мисс Томплинсон, та отрицательно качнула головкой.
   – Нет, лейтенант, спасибо, я не курю. Это вредит правильному дыханию и вообще вредно для женщины, которой приходится быстро бегать.
   – Не слишком, – пошутил я. – Ведь она рискует, что ее никогда не догонят.
   Она обдумывала эту глубокую мысль в течение десяти секунд, прикусив губу белыми зубками.
   – Я никогда об этом не думала, – несколько огорченно проговорила она. – Знаете, в ваших словах что-то есть.
   Пластинка Синатры кончилась, наступило короткое молчание, затем свет в зале стал медленно гаснуть и загорелись огни рампы. Занавес медленно раздвинулся и появился Великий Мефисто во всем своем великолепии. Он был высок, по крайней мере, метр семьдесят пять, и хорошо сложен. На нем был фрак с белым галстуком, а на плечи у него был накинут плащ с красной подкладкой. Я подумал, что хорошо бы взять у него этот плащ, чтобы поразить Аннабел Джексон. Он с улыбкой поклонился зрителям, которые в ответ одновременно вздохнули.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Поделиться ссылкой на выделенное