Картер Браун.

Страстная язычница

(страница 2 из 10)

скачать книгу бесплатно

– Один из вас липовый, – прошипел Кук, – и я собираюсь выяснить, кто именно, – пусть даже это будет болезненно. Прямо сейчас готов поспорить, что обманщик – вы.

– Как я уже заметил, – баритон снова улыбнулся, – ситуация складывается замечательная. Мы оба заявляем, что каждый из нас – Дэнни Бойд, и это значит, что кто-то из нас лжет. Но врешь и ты, шкет, утверждая…

Кук вновь продемонстрировал удивительную проворность – движение его руки показалось мне смазанным. Послышался глухой звук, когда ствол пистолета врезался возле виска баритона; тот сделал заплетающийся шаг в сторону, затем мешком повалился на пол.

Кук повернулся ко мне, непринужденно заправляя дулом пистолета прядь волос за правое ухо.

– Ненавижу слишком умных, – прошептал он конфиденциально. – Почему он так настаивал, что он – это вы? Как по-вашему, мистер Бойд?

– Не знаю, – искренне ответил я. – Наверное, у него была веская причина, и не менее серьезная, чем у вас притвориться Джонатаном Куком.

Ствол пистолета прекратил чесать за ухом, описал дугу в моем направлении и застыл прямо у меня перед глазами.

– Откуда подобное заключение? – спросил он тихо.

– Ваш голос отличается от того, который я слышал по телефону, – не стал скрывать я. – Да и колобок уже собирался заявить, что вы вовсе не Джонатан Кук, когда вы его вырубили.

– В этом нетрудно убедиться, – пробормотал мой собеседник. – Бумажник в верхнем ящике бюро, вон там, мистер Бойд. Удостоверьтесь сами. Там убедительные доказательства того, что я – Джонатан Кук.

Я поднялся с кресла и подошел к бюро. Оно располагалось у стены позади рухнувшего баритона, и мне пришлось осторожно переступить через него. Когда я открыл верхний ящик, он оказался пуст, но я не успел сделать из этого вывод. Никакого звука я не услышал, но мне-то следовало помнить, как проворен Кук, – я ощутил только внезапную страшную боль, когда он врезал дулом пистолета мне по макушке, и сноп ярких брызг в глазах был последним, что я запомнил.

Когда пульсирующая боль внутри моей головы стала настолько сильной, что заставила меня открыть глаза, я обнаружил, что валяюсь на комоде, как тюк с бельем из прачечной. Я уперся в крышку обеими руками и, поднимая голову со скоростью одного дюйма в минуту, потихоньку встал на ноги.

Шепчущий старина Кук, разумеется, смылся, но баритон все еще валялся без сознания на ковре. Возможно, мне следовало считать себя счастливым по сравнению с ним. Его, очевидно, хватили гораздо сильнее, чем меня.

Я опустился на колени, перевернул бедолагу на спину, расстегнул пиджак, достал короткоствольный «смит-и-вессон» из кобуры на ремне и высыпал пять патронов из барабана себе на ладонь. После этого у меня уже не было возражений против наличия пушки в его кобуре. В бумажнике у него оказалось около девяноста долларов, а также набор кредитных карточек, все на имя Эдварда Слоуна, с адресом в районе Западных Семидесятых улиц.

Запихнув бумажник обратно в его внутренний карман, я с трудом поднялся на ноги и поплелся в ванную.

В мыслях было только выпить стакан воды и, возможно, ополоснуть голову холодной струей.

Однако, черт побери, насчет трупа в ванной мы не договаривались!

Да, представьте себе, в ванне лежал труп загорелого человека, облаченного в белый шелковый костюм, какие носят в тропиках. Ноги были скрещены, правая ступня упиралась в кран с горячей водой. Покойник, возможно, был даже привлекателен при жизни, но теперь об этом можно было только догадываться, потому что на его лице застыло выражение ужаса: широко раскрытые глаза взирали на меня в застывшей агонии. Кто-то перерезал ему горло от уха до уха, и его рубашка и пиджак спереди пропитались кровью.

Я прислонился к стене и дрожащими руками стал доставать сигарету, когда услышал болезненный стон из комнаты, за которым последовали звуки, похожие на шарканье подошв, сопровождаемые звучными эпитетами, свидетельствующими о том, что баритон очухался. Дверь ванной широко распахнулась, и через несколько секунд он предстал передо мной во всей красе, осторожно ощупывая след от удара на виске.

– Что здесь произошло? – увидев меня, прорычал он.

– Я совершил ошибку, попытавшись закончить вашу фразу, – сообщил я ему. – Сдуру полюбопытствовал, почему он изображает из себя Кука, – и схлопотал пистолетом по черепушке.

– А потом он исчез в розовой дымке, – вяло сказал баритон. – Хотелось бы знать, что произошло с настоящим Джонатаном Куком.

– Зайдите на минуту сюда и полюбуйтесь, – предложил я.

Он протиснулся мимо меня в комнатушку и тут же застыл, увидев труп в ванне и уставившись на него непонимающим взглядом.

– Да, – выдавил он наконец. – Это Джонатан Кук. Без сомнения.

– Почему вы в этом уверены? – спросил я.

– Миссис Тонь дала мне подробное описание. – Его пальцы снова ощупали висок, и он резко поморщился, когда коснулся болезненного места. Баритон указал на тело в ванне, и в его голосе зазвучало невольное уважение. – Ни капли крови на полу, – заметил он. – Видите, она вся в ванне.

– Это означает, что Кук попал в нее живым. Ведь не удивительно же, что он хотел принять ванну? Правда, не в таком костюме.

– Как я уже сказал, этот шептала – явно профессионал, – повторил баритон. Сочные глубокие нотки вновь зазвучали в его голосе. – Как долго вы пробыли здесь до моего прихода?

– Где-то минут пять, не больше.

– Для такого нужны крепкие нервы, Бойд! – Он восхищенно хохотнул. – Могу поспорить, прошло лишь несколько минут, как он разделался с Куком, когда вы постучали в дверь. При таком раскладе даже человек бывалый может запаниковать и выпрыгнуть в окно или выкинуть еще какой фортель. Но этот тип открыл дверь и впустил вас, изображая Джонатана Кука так, словно был его старшим братом. А когда пришел я – уложил нас обоих, словно пару глупых щенков!

– Прекрасно, вручите ему медаль, – свирепо огрызнулся я. – Что касается меня, я сейчас больше обеспокоен трупом. Это ведь не шутка, Эдди.

Тот задумчиво посмотрел на меня.

– Могу только заметить, что из-за этого теперь у меня масса проблем. Час назад я заключил неплохую сделку с миссис Тонь – я убираю Кука, а она выкладывает десять тысяч баксов на бочку. До этого, по ее словам, предложение было сделано вам, но вы заартачились, однако когда я пришел сюда, вы оказались уже тут. Затем выясняется, что этот шептала оставил нас обоих с носом. Я не в восторге от того, что некто подряжает сразу троих на одну работу, Бойд. Это же неэтично!

– Вы не хотите сказать мне еще что-нибудь, Эдди? – вежливо поинтересовался я.

– Я хочу проучить эту Тонь, – ответил он тихо. – Если спустить такое – неизвестно, к чему это приведет. Считаю, что с точки зрения этики десять тысяч мои по праву, и я их из нее выколочу. И если этот крендель не согласен, пусть найдет меня – и мы поговорим!

– А что, если он уже нагрянул к Лаке Тонь и она с ним рассчиталась? – пробормотал я.

– Тогда ей придется заплатить дважды, – сказал он бесстрастно. – Откуда ей знать, кто на самом деле выполнил ее заказ, – а мне нужно заботиться о своей репутации.

– Почему вы назвали именно мое имя, когда этот ловкач спросил, кто за дверью? – полюбопытствовал я.

– Зачем выдумывать лишнее, когда есть готовая легенда? – Эдди Слоун пожал плечами. – Все, что мне было нужно, – это войти. Думал, что, если выдам себя за Бойда, отказавшегося заключить договор, и предупрежу его, что Лака Тонь жаждет его крови, он испугается, но не меня. Тогда я смогу увезти его в укромный уголок и пришить без лишних хлопот.

– Ну хорошо, Эдди, – прорычал я. – У вас свои проблемы, у меня – свои. Но одна проблема у нас общая. – Я кивнул на труп в ванне. – Что будем делать с ним?

– Как раз об этом я и думаю, – любезно ответил Слоун. – Если я скажу миссис Тонь, что это моя работа, а вы не подтвердите мои слова, – что ж, вы с этим прохвостом будете оба против меня. Но я не могу просто уйти из этой дыры – я перекинулся парой слов с клерком, и тот меня запомнил. Это означает, что мне надо самому позвонить в полицию и сообщить им правдоподобную версию.

Его правая рука небрежно скользнула под пиджак, затем двинулась дальше привычным плавным движением. Короткоствольная пушка 38-го калибра мягко уперлась мне в грудь.

– Когда этим делом займется полиция, миссис Тонь придется подтвердить любую лапшу, которую я им повешу на уши, – сказал он весело. – Итак, я ее друг, и она обратилась ко мне за помощью. Бывший компаньон ее отца пожаловался ей, что его жизнь в опасности, и она наняла для него телохранителя. Час назад она позвонила мне и сказала, что знает: Кук и его охранник находятся здесь, но никто не ответил, когда портье по ее просьбе позвонил в номер. Поэтому мне пришлось отправиться сюда и проверить, все ли в порядке. – Он издал неприятный смешок. – Все ради друга – вот мой девиз. Когда я пришел, говорящий шепотом тип впустил меня в номер, а затем оглушил. Доказательство налицо, вернее, на виске! – Пальцами свободной руки он вновь коснулся больного места. – Когда я очнулся, то нашел вас застреленным прямо здесь, на полу, а тело несчастного Джонатана – в ванне.

– Вы, похоже, шутите? – поинтересовался я.

– Я сегодня уже советовал вам забыть о Лаке Тонь и Куке. – Он медленно покачал головой. – Смотри правде в лицо, Бойд: тебя следует пустить в расход.

– Какое совпадение, Эдди, – ответил я искренне. – То же самое я только что подумал про вас.

– Только оружие-то у меня в руках! – огрызнулся он.

– Где я могу найти Лаку Тонь? – спросил я внезапно.

– На ваших похоронах, если вам повезет, Бойд!

Эдди нажал на спусковой крючок, но прозвучал лишь сухой щелчок. Он не поверил своим ушам и нажал еще пару раз с тем же результатом. Я врезал ему промеж изумленных глаз, и его затылок звучно ударился о стену. Глаза его остекленели, а колени подогнулись. Пока он падал, я успел ударить его второй раз, туда же.

После этого я вышел из ванной, максимально быстро обыскал комнату и нашел бумажник Кука вместе с паспортом во втором ящике бюро. Там меня заинтересовала лишь одна вещь – карточка члена Китайско-американского общества изящных искусств. На обороте карандашом было надписано: «Юдит Монтгомери» и номер телефона. Я убрал карточку в свой бумажник, после чего положил паспорт Кука обратно в ящик бюро.

Затем я вернулся в ванную. Эдди Слоун был все еще без сознания, спина его упиралась в кафельную стену, а ноги широко раскинулись на полу. Я забрал из его руки револьвер, загнал пять пуль обратно в барабан и вложил пушку в кобуру на его ремне.

Выйдя из номера, я спустился в холл и направился прямиком к столику портье, в тусклых глазах которого промелькнуло любопытство.

– Получили свои пятьдесят долларов? – поинтересовался он.

– А то как же! – довольно ответил я.

– Толстяк еще там?

– Можно подумать, что у них там выездная сессия, – был мой ответ. – Да, Джонни велел добыть бутылку виски и доставить ее наверх. Как насчет этого? – Я бросил перед ним на стол десять долларов.

– Может, он думает, что тут как в «Уолдорфе»? – кисло осведомился портье.

– Джонни сказал, что, если получит ее в ближайшие десять минут, сдача останется вам, – добавил я. Его лицо слегка просветлело.

– Почти как в «Уолдорфе»!

Деньги исчезли со стола с невероятной быстротой.

– Он получит свою бутылку через пять минут, – пообещал портье.

Я взял такси и вернулся в свою квартиру, потому что именно там был мой пистолет, а поскольку любитель пошептаться разгуливает на свободе, с новеньким «магнумом» в специально подогнанной кобуре под мышкой я почувствую себя заметно увереннее.

Портье должен был застать дверь в номер Кука открытой, поскольку именно в таком положении я ее оставил; обнаружив труп Кука по соседству с еще не очухавшимся Эдди, он догадается, как я надеялся, сразу позвонить в полицию. Но главное не в том, что, по моему мнению, трупы в ванных выглядят не слишком презентабельно. Я рассчитывал, что копы не упустят шанс задушевно побеседовать с Эдди Слоуном в участке и продержат его там достаточно долго, чтобы он не мешал мне, пока я буду разыскивать Лаку Тонь. Судя по тому, как он вел себя со мной, сомнительно, что Эдди сойдет за того, кто нужен полицейским. Если мне повезет, то копы провозятся с ним несколько часов, но уж никак не дней, а если он упомянет мое имя – что тогда? Выходит, времени у меня в обрез – не следует терять ни минуты.

Когда такси остановилось у моего дома в районе Центрального парка, счетчик показывал шестьдесят шесть центов. Я сунул водителю два четвертака с двумя десятипенсовиками и вышел из машины.

– Эй! – закричал тот, когда опомнился через минуту. – Возьмите сдачу, мистер Рокфеллер!

– Это вам, – сказал я с небрежным жестом. – Деньги не имеют для меня никакого значения.

– Шикуете! – сказал он горько. – Благодарю за кучу мелочи! Пожалуй, теперь смогу отправить своего мальчугана в колледж!

Глава 3

Было чуть больше восьми, когда я подъехал к зданию Китайско-американского общества изящных искусств в центре элегантного, обсаженного деревьями квартала в районе Западных Шестидесятых улиц. Проскочить мимо него не заметив было сложно – единственное здание из коричневого камня во всем квартале, фасад недавно заново отделан кафельной мозаикой. Стеклянная дверь была открыта, поэтому я просто вошел.

Сидящая за столом миловидная китаянка приветливо улыбнулась мне, когда я приблизился к ней.

– Добрый вечер, сэр! – сказала она мягко.

– Добрый вечер. Я…

– На второй этаж, сэр.

– Куда? – не понял я.

– Куда? – В ее глазах появилось недоуменное выражение. – О чем вы, сэр?

– Что на втором этаже? – Я на мгновение зажмурился. – Как вас зовут, милашка?

– Ли Сонь.

– Сонь и Бойд? – Я решительно покачал головой. – Не годится – не рифмуется. Из нас не получится опереточный дуэт, поэтому давайте не будем друг друга подкалывать, договорились?

– Да, сэр. Прием на втором этаже. Вам нужно подняться по лестнице.

– Там раздают подарки? – поинтересовался я.

Уголки ее губ изогнулись.

– Бойд и Сонь? – елейным голосом уточнила она.

Я поднялся по лестнице. Весь второй этаж занимал зал приемов, застеленный прекрасным белым ковром. На стенах висели китайские картины, и около сорока человек делали все возможное, чтобы огромное помещение не выглядело пустым.

Маленький старикашка в вечернем костюме, купленном, вероятно, еще до того, как он отощал, подошел ко мне и почти неощутимо пожал руку.

– Очень приятно, что вы пришли, – сказал он дискантом, напоминающим звуки флейты. – Не сомневаюсь, что вы знакомы со всеми. – И вновь исчез в толпе.

– Бокал шампанского, сэр? – Моего локтя коснулся официант, держащий на весу здоровенный поднос с двадцатью бокалами шампанского. Я схватил ближайший ко мне бокал до того, как он успел уплыть в сторону, и замер, потягивая шампанское, определенно домашнего изготовления, и разглядывая собравшихся. Возможно, треть из них были китайцы, остальные – европейцы. Но ни одного знакомого!

Величественная мадам с огромным бюстом, украшенным фальшивым бриллиантом, подплыла ко мне, как под парусами.

– Это же замечательно, что Виат пробудет несколько дней в нашем городе, – сказала она, благосклонно мне улыбаясь. – Говорят, он – величайший из ныне здравствующих авторитетов по нефритовым статуэткам! Думаю, нам ужасно повезло! У меня есть фигурка, которая уже многие годы не дает мне покоя – я уверена, что она относится к периоду раннего Чжоу, но некоторые несносные упрямцы настаивают, что к династии Тан. Они, конечно же, ошибаются, и теперь я смогу обратиться за подтверждением к душке Виату, они же ведь не осмелятся спорить с ним?

– Какого Виата Чжоу вы имеете в виду? – с недоумением спросил я.

Огромные груди колыхнулись, как горы при сильном землетрясении.

– Вы такой душка! – восторженно воскликнула она. – Какое чувство юмора! – Дама игриво заехала мне локтем глубоко под ребра, и я решил, что три из них уж точно сломались. – О! – вновь воскликнула она. – А вот и он!

Груди развернулись, как паруса, когда она легла на другой галс и поплыла через зал.

Я одним глотком допил бокал и обменял его на полный с проносимого мимо подноса. Еще с полдюжины людей вошло в помещение, и постепенно вокруг начали разгораться разговоры. Пара парней, стоявших рядом со мной, оказались втянуты в оживленную дискуссию о точном назначении ритуального диска и о том, действительно ли он является символом Неба. Разговор явно был рассчитан на то, чтобы к нему прислушивались затаив дыхание.

Затем, подобно миражу в бесплодной пустыне, появился единственный вид нефрита, в котором я разбираюсь, – если вольно трактовать Шекспира. В виде блондинки, высокой, с изгибами тела, которые вряд ли могли оставить равнодушным хоть одного изготовителя нефритовых статуэток. Ее белокурые с земляничным оттенком волосы были гладко зачесаны и собраны в высокий пучок, начинающийся от основания ее шеи. У блондинки было на удивление высокомерное лицо, пухленькая нижняя губа, которая презрительно кривилась, и неприкрытый цинизм в темно-серых глазах. Она была в коротком черном платье из шелкового крепа с глубоким вырезом, отделанным черным кружевом, и таким же кружевом был замысловато обшит подол. Вырез открывал впечатляющий вид на глубокую ложбинку между выступающих грудей, и я подумал, что если и она начнет нести чушь насчет Чжоу и династии Тан, то я сотворю что-нибудь дикое, например вылью содержимое своего бокала в вырез ее платья.

– Привет, – произнесла она звучным, но скучающим голосом. – Я Юдит Монтгомери, а заодно и секретарь Общества. Вы, очевидно, новичок?

– Дэнни Бойд, – представился я, поворачивая голову чуть вбок, чтобы она получила возможность полюбоваться моим левым профилем. – Мой друг назначил мне здесь встречу, но где-то задержался. Я его не вижу.

– Может, я смогу помочь вам найти его?

– Джонатан Кук.

– Нет, его здесь нет, – уверенно заявила она.

– Кроме того, я предполагал, что встречу здесь еще одну свою знакомую, но и ее не вижу, – мрачно добавил я. – Ее зовут Лака Тонь.

Блондинка нахмурилась.

– Лака Тонь? Не думаю, что я ее знаю.

– Что ж, – сказал я уныло, – похоже, мне не повезло с обоими.

– Не сомневаюсь, что один из ваших друзей скоро появится, мистер Бойд, – заявила она привычно вежливым тоном, поскольку находилась при исполнении служебных обязанностей. – Не хотите побеседовать с нашим почетным гостем, Виатом Торпом?

– Я всегда считал, что ритуальное предохранение – это то, что подростки делают на свидании, – ответил я. – Ненавижу разочаровываться. В моем-то возрасте!

– Вы не поклонник китайского искусства?

Я вскользь осмотрел восхитительные изгибы ее тела, выгодно обтянутые черным шелковым крепом, потом с сожалением покачал головой:

– Только не того, о котором вы говорите, мисс Монтгомери.

Ее нижняя губа выгнулась еще на долю дюйма.

– Однако в ваших глазах блеск, мистер Бойд. Это в вашем-то возрасте!

– Вам никогда не казалось, мисс Монтгомери, что ваша жизнь течет по неверному руслу? – вежливо поинтересовался я. – Глупо слоняться среди этих нефритовых статуэток, когда вы могли бы бегать от меня босиком по Центральному парку.

Она чувственно облизнула кончиком языка верхнюю губу.

– Давно я не встречала такого искреннего примитива, – заметила она скорее себе, чем мне. – Сочетание грубой мужской силы с замечательным профилем. У вас на полу лежит тигровая шкура, мистер Бойд?

– Ради вас возьму ее напрокат, – пообещал я.

– По крайней мере, вы не подкатываетесь к девушкам втихую, – с издевкой заметила она. – Действуете безо всяких этих лживых интеллектуальных подходов вроде того, что «вам следует полюбоваться на мои средневековые гобелены!». – Ее серые глаза какое-то время изучали мое лицо. – Однако ожидать от вас интеллектуального подхода, конечно, столь же смешно, как верить, будто кролик может говорить на двух языках.

– Хотелось бы узнать, – заинтересовался я с энтузиазмом, – что появилось раньше: вы или этот вырез на платье? Может, вы родились в этом платье, как, бывает, другие в рубашке?

– Вы находите подобный предмет разговора занимательным? – осведомилась она ледяным тоном.

– Полагаю, во мне говорит все та же грубая мужская сила, – признался я, – в сочетании с не столь уж плохим телом. У вас есть вращающаяся круглая кровать, мисс Монтгомери?

Медленная, оценивающая улыбка скривила ее губы.

– Разве такое бывает? – пробормотала она задумчиво. – Зачатки остроумия в сочетании с такой мускулатурой?

Она расправила плечи и сделала глубокий вдох. На какой-то головокружительный миг мне показалось, что платье с глубоким вырезом не выдержит такого напряжения и расползется по швам.

– Могу предложить вам следующее, мистер Бойд, – тихо сказала мисс Монтгомери. – Признаюсь, я уже несколько устала от антиквариата. Небольшое исследование по части методов, практикуемых в современной физиологии, может оказаться освежающим.

– Тогда снимайте туфли и дуем отсюда! – посоветовал я в ответ.

– Мне предстоит еще немного побыть секретарем, – возразила она. – Но вы не уходите, мистер Бойд. Я скоро освобожусь.

– Спросите у присутствующих, может, кто-то знает, что случилось с Джонатаном Куком, – попросил я небрежно. – Мне не хотелось бы думать, что с ним произошел несчастный случай или что похуже. Знаете ли, с людьми случается всякое: например, поскользнулся, вылезая из ванны, и напоролся на кран так, что пробил себе горло.

– У вас богатое воображение, мистер Бойд, – непринужденно заметила девушка. – Но я поспрашиваю.

Следя за возбуждающим колыханием ее ягодиц под обтягивающим шелком, пока она удалялась, я признался себе в том, что многое теряю из-за своего слабого интеллекта.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Поделиться ссылкой на выделенное