Карл Маркс.

Капитал

(страница 84 из 110)

скачать книгу бесплатно

«Оборотный капитал состоит исключительно из средств существования и других необходимых предметов, авансируемых для рабочих, пока не будет закончен продукт их труда… Только основной капитал, а не оборотный, является, строго говоря, источником национального богатства… Оборотный капитал не является непосредственным агентом производства и вообще не имеет для него существенного значения; это – лишь условие, ставшее необходимым вследствие плачевной бедности массы народа… С национальной точки зрения лишь основной капитал составляет элемент издержек производства» (Ramsay, 1. о., р. 23–26 passim).

Основной капитал, под которым Рамсей разумеет постоянный, он детальнее определяет так:

«Продолжительность времени, в течение которого какая-нибудь часть продукта этого труда» (а именно труда, направленного на производство какого-либо товара) «существовала в виде основного капитала, т. е. в такой форме, в которой эта часть продукта хотя и содействует производству будущего товара, но не идет на содержание рабочих… (там же, стр. 59).

Здесь мы снова встречаемся с той бедой, которую причинил А. Смит, потопив различие постоянного и переменного капитала в различии основного и оборотного капитала. Согласно Рамсею, постоянный капитал состоит из средств труда, а оборотный капитал – из жизненных средств; оба суть товары данной стоимости; и те и другие одинаково не могут производить какую-либо прибавочную стоимость.

X. Капитал и доход: переменный капитал и заработная плата

Все годовое воспроизводство, весь продукт данного года представляет собой продукт полезного труда за этот год. Но стоимость всего этого продукта больше, чем та часть его стоимости, в которой воплощается годовой труд, т. е. рабочая сила, затраченная в текущем году. Новая годовая стоимость, стоимость, вновь созданная в течение этого года в товарной форме, меньше, чем стоимость продукта, чем вся стоимость товарной массы, произведенной за весь год. Разность, которая получится, если из всей стоимости годового продукта вычесть стоимость, присоединенную к нему трудом текущего года, представляет собой не действительно воспроизведенную стоимость, а стоимость, лишь снова появившуюся в новой форме бытия, стоимость, перенесенную на годовой продукт со стоимости, которая существовала раньше этого продукта и которая – в зависимости от долговечности составных частей постоянного капитала, принимавших участие в процессе общественного труда текущего года, – возможно, была произведена в более или менее отдаленное время, которая происходит от стоимости средств производства, появившихся на свет, быть может, в прошлом году или в течение ряда предыдущих лет. Во всяком случае это – стоимость, перенесенная на продукт текущего года со средств производства, произведенных в прошлые годы.

Если мы обратимся к нашей схеме, то после обмена рассмотренных до сих пор элементов между подразделениями I и II и в пределах подразделения II мы получаем:

I) 4 000с + 1 000v + 1 000m (последние 2 000 реализуются в предметах потребления IIс) == 6 000.

II)2 000с (воспроизводятся посредством обмена на I (v + т)) + + 500v + 500m = 3 000.

Сумма стоимости =9000.

Стоимость, вновь произведенная в течение года, заключается только в стоимостях v и т. Следовательно, сумма вновь созданной за данный год стоимости равна сумме v + т == 2 000 I (v + т) + 1 000 II (v+m) = 3 000.

Все остальные части стоимости продукта этого года представляют собой стоимость, лишь перенесенную со стоимости прежних средств производства, потребленных в годовом производстве. Кроме стоимости в 3 000, труд текущего года не произвел никакой иной стоимости; это – вся вновь созданная им за год стоимость.

Но, как мы видели, 2 000 I (v + т) возмещают для II подразделения 2 000 IIс в натуральной форме средств производства. Следовательно, две трети годового труда, затраченные в подразделении I, вновь произвели постоянный капитал подразделения II, произвели как всю его стоимость, так и его натуральную форму. Таким образом, если рассматривать это с точки зрения всего общества, две трети труда, затраченного в течение года, произвели новую постоянную капитальную стоимость, реализованную в натуральной форме, соответствующей подразделению II. Следовательно, большая часть годового общественного труда затрачена на производство нового постоянного капитала (капитальной стоимости, существующей в виде средств производства) для возмещения постоянной капитальной стоимости, израсходованной на производство предметов потребления. В этом отношении капиталистическое общество отличается от дикаря вовсе не тем, в чем видит это отличие Сениор,[534]534
  «Если дикарь делает лук, то он занимается промышленностью, но не практикует воздержания» (Senior. «Principes fondanientaux de I'Econ. Pol.», trad., Arrivabene. Paris, 1836, p. 342–343). «Чем больше прогрессирует общество, тем более воздержания требует оно» (там же, стр. 342). – Ср. «Капитал», книга I, гл. XXII, 3, стр. 612


[Закрыть]
полагающий, что дикарь имеет особенную привилегию расходовать свой труд иногда таким образом, что он не дает ему никаких продуктов, обращающихся в доход, т. е. в предметы потребления. Различие состоит на самом деле в следующем:

a) Капиталистическое общество употребляет большую часть находящегося в его распоряжении годичного труда на производство средств производства (следовательно, постоянного капитала), которые не могут быть разложены на доход ни в форме заработной платы, ни в форме прибавочной стоимости и могут функционировать только в качестве капитала.

b) Если дикарь изготовляет лук, стрелы, каменные молотки, топоры, корзины и т. п. – то он совершенно отчетливо сознает, что израсходованное на это время он употребил не на производство предметов потребления, т. е. что он удовлетворил свою потребность в средствах производства и ничего более. Кроме того, дикарь впадает в тяжкое экономическое прегрешение вследствие полного равнодушия к тому, сколько времени он на это затрачивает; например, как рассказывает Тэйлор,[535]535
  Е. В. Tyior. «Forschungen fiber die Urgeschichte der Menschheit», ubersetzt von H. Muller. Leipzig, ohne Datum. S. 240.


[Закрыть]
зачастую целый месяц уходит у него на изготовление одной стрелы.

Ходячее представление, с помощью которого часть политико-экономов старается обойти теоретическое затруднение, т. е. понимание реальных связей, представление, будто то, что является для одного капиталом, для другого есть доход, и наоборот, – это представление отчасти правильно, но становится совершенно ложным (следовательно, связано с полным непониманием всего процесса обмена, совершающегося при годовом воспроизводстве, т. е. с непониманием фактической основы того, что есть частично верного в указанном представлении), как только ему придают общий характер.

Теперь мы подытожим те фактические отношения, на которых основывается частичная правильность этого представления, причем тут сразу же обнаружится ошибочность в понимании этих отношений.

1) Переменный капитал функционирует как капитал в руках капиталиста и функционирует как доход в руках наемного рабочего.

Переменный капитал существует сначала в руках капиталиста как денежный капитал; он функционирует как денежный капитал, когда капиталист покупает на него рабочую силу. Пока он остается в его руках в денежной форме, он представляет собой не что иное, как данную стоимость существующую в денежной форме, следовательно, представляет собой постоянную, но отнюдь не переменную величину. Это – лишь потенциально переменный капитал именно вследствие того, что он может быть превращен в рабочую силу. Действительным переменным капиталом он становится лишь после сбрасывания своей денежной формы, лишь после того, как он превращен в рабочую силу, а последняя начинает функционировать в капиталистическом процессе как составная часть производительного капитала.

Деньги, которые сначала функционировали для капиталиста как денежная форма переменного капитал ад теперь функционируют в руках рабочего как денежная форма его заработной платы, которую он превращает в жизненные средства, следовательно, функционируют как денежная форма дохода, который он получает за счет постоянно повторяющейся продажи своей рабочей силы.

Здесь перед нами лишь тот простой факт, что деньги поку-пателя, в данном случае капиталиста, из его рук переходят в руки продавца, в данном случае продавца рабочей силы, рабочего. То, что здесь дважды функционирует – как капитал для капиталиста и как доход для рабочего – это не переменный капитал, а одни и те же деньги, которые сначала существовали в руках капиталиста как денежная форма его переменного капитала, следовательно, как потенциальный переменный капитал, и которые, когда капиталист превратит их в рабочую силу, служат в руках рабочего эквивалентом проданной рабочей силы. Но то, что одни и те же деньги в руках продавца получают иное употребление, чем в руках покупателя, это явление свойственно всякой купле и продаже товаров.

Апологеты-экономисты извращают суть дела. Это видно лучше всего, если мы все внимание, не заботясь пока что о последующем изложении, обратим только на акт обращения Д – Р (= Д – Т), на превращение денег в рабочую силу на стороне капиталистического покупателя, и на Р—Д(= Т – Д), превращение товара рабочей силы в деньги на стороне продавца, рабочего. Эти экономисты говорят: одни и те же деньги реализуют здесь два капитала; покупатель – капиталист – превращает свой денежный капитал в живую рабочую силу, которую он присоединяет к своему производительному капиталу; с другой стороны, продавец – рабочий – превращает свой товар – рабочую силу – в деньги, которые он расходует как доход, благодаря чему он как раз и оказывается в состоянии снова и снова продавать свою рабочую силу и таким образом сохранять ее; следовательно, сама его рабочая сила и есть его капитал в товарной форме, являющийся постоянным источником его дохода. В действительности же рабочая сила есть его достояние (постоянно возобновляющееся» воспроизводящееся), а не капитал. Она – единственный товар, который он постоянно может и должен продавать для того, чтобы жить, и который действует как капитал (переменный) лишь в руках покупателя, капиталиста. То обстоятельство, что человек постоянно вынужден снова и снова продавать третьему лицу свою рабочую силу, т. е. самого себя, доказывает, согласно упомянутым экономистам, что он является капиталистом, потому что ему постоянно приходится продавать «товар» (себя самого). В этом смысле и раб становится капиталистом, хотя третье лицо раз навсегда продает его как товар, потому что природа этого товара – рабочего-раба – такова, что покупатель не только заставляет его каждый день снова работать, но и дает ему те средства к жизни, благодаря которым он снова и снова может работать. – (Сравни об этом Сисмонди и Сэя в письмах к Мальтусу 77.)

2) Итак, то, что в обмене 1 000 Iv +1 000 I т на 2 000 IIc является постоянным капиталом для одних (2 000 IIс), становится переменным капиталом и прибавочной стоимостью, следовательно, становится вообще доходом для других; а что является переменным капиталом и прибавочной стоимостью (2 000 I (v + т}}, следовательно, является вообще доходом для одних, становится постоянным капиталом для других.

Рассмотрим сначала обмен Iv на IIc, и притом прежде всего с точки зрения рабочего.

Совокупный рабочий подразделения I продал свою рабочую силу совокупному капиталисту этого же подразделения за 1 000; эта стоимость уплачена ему деньгами в форме заработной платы. На эти деньги он покупает у капиталиста подразделения II предметы потребления на ту же сумму стоимости. Капиталист подразделения II противостоит рабочему только как продавец товаров, и не больше, хотя бы рабочий покупал у своего собственного капиталиста, как, например, выше, в обмене 500 IIv. Форма обращения, которую совершает товар рабочего, рабочая сила, есть форма простого обращения товаров, направленного только на удовлетворение потребностей, на потребление: Т (рабочая сила) – Д – Т (предметы потребления, товар капиталиста подразделения II). Результат этого акта обращения таков: рабочий сохранил себя в качестве рабочей силы для капиталиста подразделения I и, чтобы сохранять себя впредь в качестве таковой, рабочий постоянно снова и снова должен повторять процесс Р (Т) – Д – Т. Его заработная плата реализуется в предметах потребления, она расходуется как доход и, если взять рабочий класс в целом, расходуется как доход постоянно снова и снова.

Рассмотрим теперь тот же самый обмен Iv на IIс с точки зрения капиталиста. Весь товарный продукт подразделения II состоит из предметов потребления, следовательно, состоит из вещей, предназначенных для того, чтобы войти в годовое потребление, т. е. послужить кому-либо – в рассматриваемом здесь случае совокупному рабочему подразделения I – для реализации дохода. Но для совокупного капиталиста подразделения II часть его товарного продукта, равная 2 000, теперь представляет собой превратившуюся в товар форму постоянной капитальной стоимости его производительного капитала, который из этой товарной формы необходимо снова превратить обратно в ту натуральную форму, в которой он опять может функционировать как постоянная часть производительного капитала. До сих пор капиталист подразделения II достиг того, что половину (=1 000) своей постоянной капитальной стоимости, воспроизведенной в товарной форме (в предметах потребления), он опять превратил в денежную форму посредством продажи рабочему подразделения I. Таким образом в эту первую половину постоянной капитальной стоимости IIс превратился не переменный капитал Iv, а деньги, которые в обмене на рабочую силу функционировали для капиталиста подразделения I как денежный капитал и таким образом попали во владение продавца рабочей силы, причем они представляют для последнего отнюдь не капитал, а доход в денежной форме, т. е. они расходуются им как покупательное средство для покупки предметов потребления. С другой стороны, деньги = = 1 000, которые притекли от рабочих подразделения I к капиталистам подразделения II, не могут функционировать как постоянный элемент производительного капитала подразделения II. Это – пока лишь денежная форма его товарного капитала, которой еще предстоит превращение в основные или в оборотные составные части постоянного капитала. Итак, капиталист подразделения II на деньги, вырученные от рабочих подразделения I, покупателей его товара, покупает у капиталиста подразделения I средства производства на 1 000. Таким образом постоянная капитальная стоимость подразделения II на половину всей своей величины возобновляется в той натуральной форме, в которой она снова может функционировать как элемент производительного капитала в этом подразделении. Формой обращения было при этом Т – Д – Т: предметы потребления стоимостью в 1 000 – деньги = 1 000 – средства производства стоимостью в 1 000.

Но Т – Д – Т в данном случае представляет собой движение капитала. Т, проданное рабочему, превращается в Д, а это Д превращается в средства производства; это – обратное превращение из товара в вещественные элементы, образующие этот товар. С другой стороны, подобно тому как капиталист подразделения II по отношению к капиталисту подразделения I является лишь покупателем товара, так и капиталист подразделения I по отношению к капиталисту подразделения II функционирует здесь лишь как продавец товара. Сначала подразделение I на 1 000 в деньгах, предназначенных функционировать в качестве переменного капитала, купило рабочую силу стоимостью в 1 000; следовательно, оно получило эквивалент за свои 1 000v, отданные в денежной форме; теперь деньги принадлежат рабочему, который расходует их, покупая предметы потребления у капиталистов подразделения II; эти деньги, попавшие таким образом в кассу подразделения II, подразделение I может получить обратно, лишь вылавливая их обратно посредством продажи товаров на такую же сумму стоимости.

Сначала у совокупного капиталиста подразделения I была определенная денежная сумма = 1 000, предназначенная функционировать в качестве переменной части капитала; затем она функционирует как переменный капитал вследствие ее превращения в рабочую силу такой же стоимости. Рабочий же доставил ему в качестве результата процесса производства известное количество товаров (средств производства) стоимостью в 6 000, из которых 1/6 или 1 000, по своей стоимости представляет собой эквивалент авансированной в деньгах переменной части капитала. Как раньше, в своей денежной форме, так и теперь, в своей товарной форме, переменная капитальная стоимость не функционирует как переменный капитал; она может функционировать в таком качестве лишь после того, как совершится ее превращение в живую рабочую силу, и лишь в течение того времени, пока последняя функционирует в процессе производства. Оставаясь в форме денег, переменная капитальная стоимость лишь потенциально была переменным капиталом. Но эта стоимость существовала в такой форме, в которой она могла быть непосредственно превращена в рабочую силу. Оставаясь в форме товара, та же самая переменная капитальная стоимость является пока только потенциальной денежной стоимостью; она может быть снова восстановлена в первоначальной денежной форме лишь посредством продажи товара, т. е. в данном случае таким способом, что капиталист подразделения II на 1 000 покупает товар у капиталиста подразделения I. Движение обращения здесь таково: 1 000 (деньги) – рабочая сила стоимостью в 1 000—1 000 в товаре (эквивалент переменного капитала) – 1 000v (деньги), следовательно Д – Т… Т – Д (=Д – РТ – Д). Самый процесс производства, лежащий между Т…Т, не относится к сфере обращения; он не проявляется в обмене различных элементов годового воспроизводства одних на другие, хотя этот обмен включает воспроизводство всех элементов производительного капитала: как постоянных элементов, так и переменного элемента – рабочей силы. Все агенты этого обмена являются только покупателями или продавцами, или и теми и другими; рабочие являются в нем лишь покупателями товаров; капиталисты – попеременно покупателями и продавцами, а в определенных границах – лишь односторонне покупателями товара или односторонне продавцами товара.

Результат таков: совокупный капиталист подразделения I снова владеет переменной частью стоимости своего капитала в денежной форме, из которой эта часть его капитала только и может быть непосредственно превращена в рабочую силу, т. е. опять владеет ею в той единственной форме, в которой она действительно может быть авансирована как переменный элемент его производительного капитала. С другой стороны, чтобы получить возможность вновь выступить в качестве покупателя товара, рабочий теперь опять должен выступить сначала как продавец товара, как продавец своей рабочей силы.

По отношению к переменному капиталу подразделения II (500 IIv) процесс обращения между капиталистами и рабочими одного и того же подразделения производства, – поскольку мы рассматриваем этот процесс так, как будто он происходит между совокупным капиталистом подразделения II и совокупным рабочим подразделения II, – выступает в прямой форме, без всяких посредствующих звеньев.

Совокупный капиталист подразделения II авансирует 500v на покупку рабочей силы такой же стоимости; в этом случае совокупный капиталист – покупатель, совокупный рабочий – продавец. Потом с деньгами, вырученными им за рабочую силу, рабочий выступает как покупатель части товаров, произведенных им же самим. Следовательно, капиталист здесь – продавец. Рабочий частью произведенного им товарного капитала подразделения II, а именно 500v в товаре, возместил капиталисту деньги, уплаченные последним при покупке рабочей силы; теперь капиталист владеет в товарной форме тем же v, каким он владел в денежной форме раньше, перед превращением денег в рабочую силу; с другой стороны, рабочий стоимость своей рабочей силы реализовал в деньгах, и теперь, в свою очередь, реализует эти деньги, расходуя их как доход на свое потребление, на покупку части произведенных им самим предметов потребления. Это – обмен дохода рабочего в денежной форме на воспроизведенную им самим в товарной форме составную часть товара на 500v, принадлежащую капиталисту. Таким образом эти деньги возвращаются к капиталисту подразделения II как денежная форма его переменного капитала. Эквивалентная стоимость дохода в денежной форме возмещает здесь переменную капитальную стоимость в товарной форме.

Капиталист не обогащается от того, что деньги, уплаченные им рабочему при покупке рабочей силы, он опять отбирает у рабочего посредством продажи ему эквивалентной массы товаров. По существу он оплатил бы рабочего дважды, если бы он сначала уплатил ему 500 при покупке его рабочей силы и потом, кроме того, дал бы ему даром то количество товаров стоимостью в 500, которое он заставил рабочего произвести. Наоборот, если бы рабочий не произвел для капиталиста ничего больше, кроме 500 в товарной форме, т. е. ничего кроме эквивалента цены своей рабочей силы в 500, то после этой операции капиталист остался бы при том же, при чем был и раньше. Но рабочий воспроизвел продукт стоимостью в 3 000; он сохранил постоянную часть стоимости продукта, т. е. стоимость потребленных на продукт средств производства = 2 000, превратив их в новый продукт; кроме того, к этой данной стоимости он присоединил стоимость в 1 000 (v + т). (Представление, будто капиталист обогащается в том смысле, что получает прибавочную стоимость благодаря обратному притоку 500 в виде денег, развивает Дестют де Траси, о чем подробнее в разделе XIII этой главы.)

Вследствие покупки рабочим подразделения II предметов потребления стоимостью в 500, к капиталисту этого подразделения стоимость 500 IIv, которая имелась у него пока что в товаре, опять возвращается в деньгах, в той форме, в которой он ее первоначально авансировал. Непосредственным результатом сделки, как и при всякой другой продаже товаров, является превращение данной стоимости из товарной формы в денежную форму. Возвращение денег к своему исходному пункту посредством этой сделки тоже не представляет собой ничего особенного. Если бы капиталист подразделения II на 500 деньгами купил у капиталиста подразделения I товара и потом, в свою очередь, продал капиталисту подразделения I товара в сумме на 500, то к нему также возвратились бы 500 деньгами. Эти 500 деньгами послужили бы лишь для обмена массы товаров в 1 000 и, согласно ранее указанному общему закону, возвратились бы к тому, кто первым бросил деньги в обращение для обмена этой товарной массы.



скачать книгу бесплатно


Поделиться ссылкой на выделенное