Валерий Карышев.

За что убивают женщины

(страница 4 из 26)

скачать книгу бесплатно

– А что еще делать? – улыбнулся тот. – Отдохнем тут, подождем его. Веди меня, показывай владения!

Гости медленно пошли к коттеджу. Я же свернула на маленькую дорожку и не пошла к реке.

Потом я вернулась и поднялась к себе в комнату. Опять удобно устроилась в кресле, включила телевизор.

Раздался негромкий стук в дверь. Я насторожилась. Непроизвольный страх привел меня в некоторый трепет. И все же я приоткрыла дверь и увидела стоящего в коридоре Володю.

– Ну, как это… – Он с трудом подбирал нужные слова. – Тут мы шашлычки подготовили… Вот Сергей Петрович послал меня вас пригласить… Кстати, ваш супруг звонил, скоро подъедет.

– Я себя не очень хорошо чувствую…

– Вот-вот, пойдемте с нами. Шашлыки – супер! Прекрасное вино! Лучшее лекарство!

Я отпиралась недолго.

– Ну, хорошо, – улыбнулась я, – пойдемте…


Через несколько минут я уже сидела возле реки в теплой компании. Сергей Петрович заметно отличался от своих коллег. У меня даже родилось подозрение, что он не бандит.

Чуть позже я узнала: он был офицером Российской армии, воевал в Афганистане, после демобилизации занялся бизнесом – это у него не пошло. Тогда он создал что-то вроде бюро охранных услуг. Это был слегка завуалированный бандитизм.

Бюро предлагало и навязывало свое покровительство, решало проблемы возвращения денег, получения кредитов и так далее, за что имело свои нехилые проценты.

Сергей Петрович поглядывал на меня с каким-то удивлением, словно изучал, оценивал. Зато Володя веселился от души. В нашей компании, помимо ребят-телохранителей, которые сопровождали гостей, была уже знакомая мне барменша Рита. Она и устроила угощение, сервировку: шашлыки, овощи, фирменные итальянские вина, которые гости привезли, кажется, с собой.

Был тут и некий сотрудник охраны коттеджа, но при моем появлении он почему-то спешно покинул компанию.

– Что делать-то собираетесь? – неожиданно спросил у меня Володя.

– Не знаю еще… Куда-то уехать должны. Пока еще не решили куда.

– Сейчас на Кипре хорошая погода, – сказал Володя. – Если туда поедете, у меня там корешки знакомые живут. – Обернувшись к Сергею Петровичу, Володя пояснил: – Гарик с Кирюхой отдыхают от дел праведных. – И опять обратился ко мне: – Если будете там, я вас навещу, а заодно и дружков проведаю.

Володя вновь бросил взгляд на Сергея Петровича, словно ожидая подтверждения. Но тот никак не отреагировал. В кармане у Володи зазвонил телефон.

– Да… Да… Мы здесь, у реки.

Отключив телефон, Володя сунул его обратно в карман и посмотрел на меня:

– Вот и супруг ваш прибыл. Сейчас подойдет.


Муж поздоровался сначала с Сергеем Петровичем, затем с Володей, потом с остальными. Затем он отошел с Сергеем Петровичем в сторонку и стал о чем-то шептаться с ним. Вскоре они вернулись к нам. Муж взял шампур и с превеликим аппетитом приступил к шашлыку.

Я посматривала на него с вопросом. Он молчал. Я ждала, пока он сам мне все скажет.

Пробыв еще немного, я, сославшись на усталость, вернулась к себе в комнату.

Я молча пошла в спальню, взяла листок бумаги и стала составлять список необходимого для отъезда. Вскоре я услышала, как в гостиную вошел муж, разговаривая с кем-то по мобильному телефону. До меня доносились отдельные фразы разговора мужа… Вдруг он вышел ко мне и сказал:

– Собирайся, едем в Москву на нашу квартиру.

– Как наши дела? Что ты мне можешь сказать? – обратилась я к мужу.

– Нам с тобой нужно срочно уносить ноги. В общем, все уже сделано. Через пару часов нам на нашу квартиру привезут документы. Я сам был в турфирме у Ленки.

– А куда мы едем?

– Пока на Кипр.

– А дальше?

– Дальше видно будет.

– Но мне нужно заехать домой. Я же не могу ехать вот так… – Я продемонстрировала ему свою одежду, в которой прибыла в коттедж в пожарном порядке.

– Я все понимаю, это без проблем! Домой заскочим. Нас кое-кто подстрахует.

– Что значит подстрахует?

– Береженого бог бережет! – сказал муж. – Все может случиться.

– Хочешь сказать, у нас в квартире может быть засада?

– Ты пока составь список – что хочешь взять, – не ответив на мой вопрос, сказал он, – а я кое-кому должен позвонить. – Муж открыл дверь и вышел из спальни, он остался в гостиной.

– Погоди! – Я остановилась в дверях. – Что значит «что хочешь взять»? На какой срок мы едем?

Муж задумался.

– Недели на две. А может, и больше. Обратные билеты будут у нас с открытой датой. Это стоит несколько дороже, зато очень удобно.

– А дальше что? Сколько мы там будем жить?

– Это зависит от обстоятельств. Меня будут информировать…

– Неужели все настолько серьезно?

– Да, очень. Поэтому я и принял такое решение. Мне его подсказали все, – сказал Максим.

Мы через некоторое время спустились на первый этаж, муж подошел к столику, где уже сидела администраторша. Максим сдал ключ от номера, и мы поспешили к машине…


Почти всю дорогу ехали молча. Перед самым домом муж притормозил и стал всматриваться в глубину нашего двора, как бы вычисляя, нет ли там посторонних машин или фигур на подступах к дому. Я молчала. Вдруг, резко развернув машину, муж прибавил газ, и мы помчались в сторону, противоположную дому.

– Куда мы? – спросила я.

– В одно место…

Через несколько минут мы подъехали к дому, где жила Маша.

– Зачем мы сюда? – вновь спросила я.

– Во-первых, забрать твою машину. Во-вторых, к нам домой тебе нельзя идти одной. Поговори с Машкой, пусть она сопровождает тебя. А я съезжу, заберу паспорта и билеты. Еще вот что: постарайся быть в квартире не дольше пятнадцати-двадцати минут. И никому не звони. Если кто-то позвонит – трубку не снимай.

– Мне нужно хотя бы с родителями попрощаться… – сказала я.

– От Машки позвони.

Моя машина стояла на прежнем месте, все вещи в салоне не тронуты. Я позвонила в дверь Машкиной квартиры. Подруга была в халате. Увидев меня, она очень удивилась.

– У меня к тебе просьба, – сказала я. – Нам сейчас надо улетать, и я должна взять с собой кое-что из вещей. Ты не могла бы со мной прокатиться?

– Конечно! Конечно! – Засуетившись, Маша ринулась переодеваться.

Я позвонила родителям и сообщила, что мы уезжаем, пусть не волнуются, я буду звонить им сама.


Вскоре мы с Машей уже подъезжали на моей машине к нашему дому. Поставив машину у соседнего дома, мы направились к моему подъезду. Теперь мне казалось, что вокруг нас кишат одни «шпионы» и бандиты, заполнившие весь двор.

Какие-то мужчины сидели на лавочке в сквере, о чем-то разговаривали. Может, это и есть наши «хвосты»? Может, в нашей квартире засада? Меня охватило волнение, сердце заколотилось…

Почувствовав мое состояние, Маша взяла меня за руку:

– Ничего, подруга, пойдем. Ты не одна.

Мы, наконец, оказались у нашей двери. Я достала из сумочки ключи. Вошли в квартиру. Достав из кармана список, я побежала в спальню, где стояли платяные шкафы. Маша подошла к телефону, но я завопила:

– Не трогай! Никому не звони!

Она вздрогнула от неожиданности.

– Почему нельзя?

– Так нужно.

Маша прошла на кухню, достала из сумки сигарету и закурила.

Я уже собрала почти все необходимое, как вдруг у входной двери раздались шаги. Кто-то разговаривал.

«Все, – подумала я, – к нам пришли. Сейчас начнутся проблемы, либо…»

Затаив дыхание, я приблизилась к двери, показав Маше знаками, чтобы она тоже затаилась и молчала. Она притушила сигарету.

В дверь позвонили. На экране видеодомофона высветились двое. Боже мой, точно, за мной пришли! Что же делать?

Адвокат

Я вошел в кабинет следователя вторым, вслед за Павлом Романовичем. Следователя Бочарова вычислить было легко. За столом сидел мужчина в синей форме прокурора с погонами подполковника. Сам Бочаров, на вид которому было около сорока лет, просматривал какие-то документы.

В кабинете следователя Бочарова было четыре человека. Около него стояли два парня. Одному на вид около двадцати пяти лет, другой постарше, лет тридцати. За столом напротив Бочарова сидела симпатичная девушка лет двадцати восьми, с темными распущенными волосами, также в прокурорском мундире с погонами капитана.

Все присутствующие с большим вниманием посмотрели в нашу сторону.

Первым паузу нарушил Павел Романович:

– Это хорошо, что вся следственная бригада в полном сборе. А где опергруппа?

– На выезде. Проводит выемку из служебного кабинета и служебной квартиры, – ответил Бочаров.

– А где подозреваемый? В СИЗО? – спросил Павел Романович.

– Нет. Сидит в соседнем кабинете. Ждет защитника для себя.

– А что, у него есть уже адвокат? – вновь спросил Павел Романович.

– Пока нет. Вот сейчас, Павел Романович, решаем, в какую юридическую консультацию звонить и приглашать защитника, – ответил Бочаров.

– Не нужно никуда звонить. Вот его адвокат – Козырев Виктор Михайлович! Между прочим, ведет громкие дела по нашему ведомству.

– А ордер у нового адвоката есть? А кто вас нанял, если, конечно, не секрет? Ведь подозреваемый – сирота, и у него родственников нет.

– Ты вот что, Бочаров, не спеши. Во-первых, Виктор Михайлович будет работать по назначению – то есть бесплатно, как государственный защитник. Во-вторых, мне уже лично позвонили два известных адвоката с просьбой быть защитником нашего злодея, но я им отказал. Мы здесь следствие ведем, а не телешоу устраиваем, – закончил свою мысль Павел Романович.

– Павел Романович! А пусть новый защитник со своим клиентом познакомится и переговорит, вдруг ему клиент отвод даст? – сказал Бочаров.

– Пойдемте, я вас с ним познакомлю, – добавил Бочаров, обратившись ко мне.

Мы вышли из его кабинета и прошли в соседний. Но перед тем как открыть дверь, Бочаров мне сказал:

– Если вы найдете общий язык и он согласится, чтобы вы были его защитником, то тогда ему нужно будет написать соответствующее заявление, а вам написать расписку о неразглашении тайны следствия.

– Я знаком с порядком ведения следствия вашего ведомства. А кто осуществляет оперативное сопровождение данного дела? – спросил я Бочарова.

– Уголовный розыск и ФСБ помогают по отдельным вопросам, – ответил он. – Да вы проходите в кабинет!

Ирина

Я на цыпочках отошла к окну и, вытащив мобильник, стала набирать телефон мужа. Но тут же вспомнила, что его телефон отключен. Что делать? В дверь настойчиво продолжали звонить.

Я сняла трубку домофона.

– Кто там? – спросила я.

– Это из домоуправления, – отозвался мужской голос. – Нужно осмотреть вашу сантехнику. Будем трубы менять.

– Но я не хочу, чтобы в моей квартире меняли трубы, – капризным тоном заявила я. – Мы недавно ремонт сделали.

– Трубы меняем во всем доме. Дом сталинский, старый.

Кто же это? Оперативники или и впрямь сантехники? Я решилась открыть. Аккуратно вытерев ноги, мужчины молча вошли в коридор.

– Где у вас ванная, туалет? – спросил один из них.

Я указала им направление. Они прошли туда и, открыв специальный шкаф в ванной, долго рассматривали там что-то.

Неужели это действительно слесари-сантехники?

Вполголоса посовещавшись между собой, они вернулись в коридор.

– Ну что, хозяйка, – спросили они, – когда вы дома будете? Нам нужно сделать срезку.

Теперь меня обуял страх. Вот сейчас скажу им, что мы уезжаем, и ситуация выйдет из-под контроля. Если, конечно, это не сантехники, а бандиты или оперативники. А вдруг они все-таки из домоуправления? Как быть?

– Я не знаю точно… – в замешательстве промямлила я. – Мы приезжаем, уезжаем, не постоянно бываем.

– Если мы завтра придем, вы дома будете?

Я утвердительно кивнула головой. В конце концов Машу попрошу, она зайдет, если и в самом деле будут трубы менять… Нельзя ничего говорить точно.

– Вот и хорошо, – сказал один из них и, достав из кармана маленький блокнот, поставил там какую-то галочку.

Все это – блокнотики, карандаши, пометки – было для меня неубедительно. Если они маскируются под сантехников, они должны бы делать это более правдоподобно.

Они ушли.

– Как ты думаешь, кто это? – спросила меня Маша.

Мне показалось, что и она в большом сомнении насчет этих «сантехников».

– А ты как думаешь?

– Черт его знает…

Я оказалась на грани нервного срыва, будучи страшно напуганной всем происходящим и начиная подозревать всех и вся.

И все-таки я быстро собрала оставшиеся вещи, взяла кое-что необходимое для мужа. Набрались две большие сумки. Одну я вручила Маше, другую взяла сама.

Поставив квартиру на сигнализацию, закрыв тщательно двери, мы подошли к лифту. Тут в голову мне пришла мысль – зачем нам ехать на лифте? Вдруг кто-то внизу ждет меня? Нужно спускаться по лестнице.

Я попросила Машу спуститься первой. Договорились, что она подаст мне условный знак с улицы – я увижу ее через окно. Если внизу никого нет, я спущусь. Если же кто-то там торчит – я пережду.

Маша медленно пошла вниз по лестнице. Вскоре она подала мне с улицы знак: все спокойно, я тоже могу спуститься.

Внизу я не заметила ничего подозрительного. Но в сквере на лавочке все еще сидели те же двое мужчин. Нет, их уже стало трое! Один из «сантехников» сидит с ними рядом и что-то им говорит.

– Пойдем скорее! – почти скомандовала я. Мы бегом рванули к машине, хотя тяжелые сумки тянули нас вниз и назад.

Быстро поставив сумки в багажник, мы вырвались со двора.

– Куда теперь? – спросила Маша.

– К тебе. Там будем ждать звонка.

– Вы все же решили уехать?

– Так складываются обстоятельства, – ответила я.

– Ты одна поедешь или с ним?

Я удивленно взглянула на нее, не теряя из виду дорогу и косясь в зеркало заднего обзора.

– Конечно, с ним!

– Вчера утром ты сказала мне, что намерена от него уйти.

Почему она мне об этом напоминает? Ладно, хватит уже всех подряд подозревать!

– Сейчас не та обстановка, – сказала я. – Мы должны быть вместе…

Маша понимающе кивнула.

– А куда вы едете?

– Не знаю пока. Вроде на Кипр…

– И надолго? – спросила Маша.

– Кто знает… Там, по-моему, до трех месяцев можно жить без визы.


Мы подъехали к дому Маши. Поднялись наверх, оставив сумки в багажнике.

– Ну что, кофейку? – спросила подруга, доставая очередную сигарету и направляясь к плите.

Казалось, именно здесь и почти такой же разговор у нас был с ней всего пару дней назад, когда все вокруг казалось таким спокойным и обыденным…

Маша плеснула в чашечки кофе по-черному. Я от волнения не могла сделать ни глотка.

Вскоре приехал муж, без предварительного звонка.

– Что, кофе пьете? – улыбнулся он.

– Как видишь, – ответила я как ни в чем не бывало.

– Через четверть часа нам с тобой выезжать.

– Что, так сразу?

– На самолет надо успеть.

– А что с машинами делать? Не на двух же в аэропорт поедем!

– Я свою машину поставил в гараж. Поедем на твоей.

– А потом?

– А потом… – Муж повернулся к Маше. – Маш, ты потом перегонишь машину?

Она неопределенно повела плечом.

– Пусть у твоего дома постоит, – добавил муж. – Можешь ею пользоваться.

– У меня же доверенности нет, – сказала Маша.

– Ерунда! – Супруг обратился ко мне: – Черкни быстренько доверенность от руки.

– Так она ж будет недействительна! – удивилась я.

– Хоть какой-то документ… И техпаспорт оставь, все, что надо. Так что, Машка, пользуйся, катайся!

– Я еще тот ездок, – улыбнулась Маша. – Вряд ли рискну.

– И ладно, пусть машина у тебя будет.

Вскоре мы втроем вышли во двор. Муж сел за руль моей машины, и мы направились к аэропорту. Маша сидела на заднем сиденье. Я заметила, что муж посматривает в зеркало заднего вида.

– Похоже, за нами «хвост», – хладнокровно произнес он.

Я обернулась.

– Не смотри туда, все равно не увидишь.

– А с чего ты решил, что «хвост»?

– Машина идет за нами на одном расстоянии. Я несколько раз менял скорость – она держится на определенной дистанции. Попробуем один эксперимент провести… Пристегнись-ка!

Мы резко набрали скорость, потом вдруг развернулись и выскочили на встречную полосу перед самым светофором. Там был красный, но тут же зажегся зеленый, все машины двинулись с места. Машина, преследовавшая нас, не могла повторить наш маневр.

Мы мчались как угорелые.

– Теперь мы точно одни, – сказал муж, сворачивая в переулок.

– Думаешь, это все же был «хвост»?

– Точно сказать не могу. Может, и не «хвост». Береженого бог бережет!

Петляя по переулкам, выехали на Кольцевую дорогу. Через несколько километров свернули на Ленинградское шоссе. Наш путь лежал в Шереметьево-2.


Подъехав к аэропорту, мы спешно вышли из машины. Муж протянул ключи Маше, я передала ей все документы на машину.

– Слушай, а может, прилетишь к нам в гости? – обратилась я к своей подруге.

– Я с удовольствием, – ответила Маша.

– Завтра начинай оформление, я тебе позвоню оттуда.

– Договорились, – весело ответила Маша.

Попрощавшись с ней, кинулись в зал. Посадка на наш рейс уже началась.

– Сейчас самое главное, – сказал муж и взял меня за руку. – Знаешь, если что случится…

– А что случится?

– Все может быть. Мы с тобой покидаем страну… Ты, в общем… Ладно, молчу. Сама сообразишь, что говорить и что делать.

– Нет, ты научи, что и как!

– Боюсь сглазить. Чему быть, того не миновать. Короче, сейчас у нас все решится. Если пройдем пограничников, значит, пронесло. Если же нет…

– Так мы насовсем из страны? – спросила я.

– Нет, что ты! Обязательно вернемся!

Быстро оформив билеты, подошли к стойке таможенного контроля. Таможенник стал внимательно просматривать наши декларации. Неожиданно он спросил:

– Сколько наличных везете?

– Тут все указано, – спокойно ответил муж.

– Можно посмотреть ваши бумажники?

– Пожалуйста!

Я немного испугалась. Я слышала о случаях, когда лишние сто долларов сверх разрешения к вывозу были поводом для возбуждения уголовного дела. Я с ужасом замерла, стараясь припомнить, какая сумма у меня в кошельке. А вдруг там что-то лишнее?!

Тут я увидела, как муж достает из кармана кредитную карточку «Виза-Интернэшнл».

– Видите, у нас проблемы с деньгами нет. Мы просто взяли немного наличными. Остальное лежит на карточке. Это же не запрещено?

Таможенник утвердительно кивнул. Я поняла ход мужа. Он просто отвлек таможенника от проверки содержимого наших бумажников.

– Ладно, проходите, – сказал таможенник, проставляя печати.

– Вроде пронесло, – тихо сказала я, когда мы отошли от стойки.

– Впереди главное – пограничный контроль. Вот там все и станет ясно…

Из шести будок, где сидели пограничники, работали четыре. Образовалась приличная очередь. Муж взглянул на часы: времени до вылета оставалось в обрез.

Первой пограничнику предстала я и протянула свой паспорт. Бросив на меня быстрый взгляд, он открыл мой документ и стал внимательно его изучать. Затем повернулся к компьютеру и ввел какие-то данные. Сердце у меня забилось быстрее. Неужели мы окажемся в «черном списке» и нас притормозят?!

Опасения были напрасными. Пограничник вернул мне паспорт с поставленным выездным штампом. Все, я могу идти…

Теперь к окну подошел супруг и тоже протянул паспорт пограничнику. Тот, так же цепко глянув в лицо мужу, просмотрел документ и повернулся к компьютеру. Неожиданно пограничник встал и, обратившись к стоявшим позади мужа, объявил:

– Проход временно не работает!

Потом посмотрел на моего благоверного и сказал:

– А вы подождите, пожалуйста!

– Что, какие-то проблемы? – осторожно спросил муж.

Пограничник ничего не ответил, молча взял паспорт и прошел в дверь с табличкой «Служебный вход».

Муж как-то сник. Я видела, что он сильно волнуется, смотрит на часы. Поймав мой взгляд, он как бы дал мне понять – вот и все, конец, у нас с тобой будет теперь разная жизнь…

Я подошла к нему и хотела спросить, что мне делать дальше – лететь или оставаться. Но сказала сама себе: погоди, он пока еще не задержан… А вдруг его сразу в тюрьму повезут?!

Пауза казалась вечностью. Я стала нервничать. Поставив сумку на пол, присела на нее. У меня была одна-единственная мысль – как быть? Улететь одна я не могу… Нет, зачем об этом думать? Пока еще ничего не решено! Может, просто какая-то формальность, пустяки?

Дверь служебного входа открылась. Показался другой пограничник, старший лейтенант. Он подошел к мужу и что-то сказал ему. Муж кивнул и пошел вместе с ним в ту же дверь.

Мне казалось, что мужа не было очень долго. Я уж было подумала, что он оттуда и не выйдет. Взяла сумку и подошла к другому окошку. Пограничник внимательно посмотрел на меня.

– Что вы хотите? – спросил он. – Вы уже пересекли границу, обратно нельзя.

– Так моего мужа задержали?.. – спросила я.

– Подождите, сейчас все выяснится. Стойте тут! – строго сказал пограничник.

Я продолжала стоять. Мужа все еще не было.

Адвокат

Когда мы вошли в соседний кабинет, то я увидел следующую картину. За столом сидел парень лет двадцати – двадцати двух. Небольшого роста, худощавый, с темными короткими волосами. Я его сразу узнал по телерепортажу. Это был подозреваемый по убийству Золовлева. Одет подозреваемый был в какой-то мятый и грязный свитер и голубые, чем-то запачканные джинсы.

Подозреваемый сидел за столом и пытался что-то писать на чистых листах бумаги, время от времени поднимая голову, словно пытаясь что-то вспомнить.

Рядом с подозреваемым, наклонившись к нему, стоял, по всей видимости, оперативник.

Следователь вошел, направился к подозреваемому и заглянул с интересом к нему в листы. Затем, оторвав свой взгляд от листов, обратился к подозреваемому:

– Вам предоставляется в порядке назначения защитник. – И следователь указал взглядом на меня. – Но это вовсе не означает, что вы должны соглашаться с этой кандидатурой. Вам в этом плане повезло. Вас пожелали бесплатно защищать еще несколько адвокатов. Некоторые из них, такие, как Бархатов, опытные адвокаты, между прочим, он ранее работал у нас. Но, впрочем, вам решать. Поговорите наедине. Я зайду минут через десять, – пояснил следователь.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Поделиться ссылкой на выделенное