Валерий Карышев.

Криминальная история России. 1995–2001. Курганские. Ореховские. Паша Цируль

(страница 8 из 83)

скачать книгу бесплатно

Включили мы видео и стали смотреть боевик. Да, жесткий был наезд у американских рэкетиров, они ночные клубы, казино громили, проституток «зажимали», наркодельцов и так далее. Действовали жестко – сразу в дело пускались кулаки.

– Ну что, давайте теперь попробуем в жестком варианте! – сказал Севка.

– И на кого мы будем наезжать? – поинтересовался Сашка. – На колхозный рынок? На каждую продавщицу помидоров – тетя Дуся, тетя Муся…

– Колхозный рынок нам не по зубам, – ответил Севка. – Там жулики стоят, карманники, в общем, воры в законе. Наш криминалитет местный. А вот авторемонтную мастерскую я приметил.

– Что за мастерская?

– Да там, в гаражах на окраине города, знаешь? Недалеко от трассы. Там четыре гаража. Кооператоры объединились, рабочих нагнали. Тачки ремонтируют, деньги нормальные зарабатывают. Но к ним надо серьезно приезжать, обязательно на машине. И с ребятами зайти, грозно чтобы было.

– А машину где возьмем?

– Есть у моего кооператора, у хозяина моего. Попрошу я «жигуль» на пару часов, якобы с девушкой покататься. Думаю, он не откажет.

На следующий вечер мы четко распределили свои роли. Севка приехал на «Жигулях». Сели мы туда впятером – нас трое да еще двое пацанов покрепче, один – грузчик, а второй из моей секции. Остальным места не хватило. Мы поехали в мастерские.

Вышли возле гаражей, представляя собой уже грозную силу. Хорошие спортивные костюмы, куртки, в руках у кого биты, у кого железная палка. Севка вооружился цепью.

Подходим вплотную. Автослесари работали, но тут же все бросили. Глаза испуганные, смотрят на нас настороженно. Севка начал первый:

– Ну что, кто у вас старший?

Все посмотрели на мужчину лет сорока, лысоватого, с усиками. Он медленно встал, подошел к нам и сказал:

– Ну, я старший.

– Как зовут-то? – неожиданно обратился к нему Сашка.

– Меня? Федор… Федор Васильевич.

Не успел тот договорить, как Сашка быстрым движением нанес ему удар под дых, так что Федор Васильевич схватился обеими руками за живот и стал опускаться вниз.

– Вот и поздоровались мы с тобой, Федор Васильевич! А мы знаешь кто?

– Нет, не знаю, – с трудом ответил Федор Васильевич.

– А мы – твоя новая «крыша». Ты понял?

– Понял, понял, – закивал головой Федор Васильевич.

– Теперь еженедельно, Федор Васильевич, со своих слесарей будешь двадцать процентов нам отдавать. Понял? – продолжал Сашка.

Тот только кивал головой.

Севка взял цепь и изо всей силы ударил по какому-то агрегату, стоявшему на разборке. Тот закачался и упал на землю. Все посмотрели на Севку. Тот сказал:

– А если что – вашу мастерскую сожжем. Так что лучше по-хорошему платите нам двадцать процентов еженедельно. Значит, так. В пятницу, с четырех до шести, чтобы бабки были наготове. Будет приезжать один из наших пацанов. И не дай бог, Федор Васильевич, – помахал он цепью, – будет обман или слиняешь – мы тебя, падла, под землей найдем!

Тот закивал:

– Нет, нет, ребята, все будет нормально! Как скажете, так и будет! Только вы ничего тут не трогайте, не громите! Я деньги отдам, обязательно!

– Ну ладно, так и договоримся! – уже дружески похлопал Севка по плечу Федора Васильевича. – А если кто обижать будет – ссылайтесь на нас.

– А как мне вас назвать-то?

– Спортсмены, мол, приходили, скажи, – неожиданно предложил Сашка. – Так и скажешь! Спортсмены, самбисты.

Мы сели в машину, довольные.

Первые деньги заработали!

Едем домой.

– Видите, как! – говорил довольный Севка. – Только стиль поменяли – и уже первый успех!

Мы решили первый наш успех отпраздновать в ресторанчике. Поехали в привокзальный ресторан, заказали ужин, взяли ребят, накормили. Сидим, смеемся, отдыхаем. Из спиртного взяли только бутылку сухого вина – символически выпили. Все довольны, рассказывают смешные случаи… Только Сашка сидит и молчит.

– Ты чего загрустил, Сашок? – обратился я к нему. – Что не радуешься?

– А чему радоваться? – ответил он. – Мелкотой занимаемся.

– Мелкотой? – Мы с Севкой удивленно посмотрели на него.

– Да. Я предлагаю вам выбрать другой объект. Тут недалеко от города кафешку кооперативную грузины построили, типа шашлычной, с кавказским двориком. Вот там точно серьезные денежки есть.

– Но там и «крыша» какая-то, наверное, уже есть?

– Ну и что? Ты что, не знаешь, что в новой нашей жизни нормально менять одну «крышу» на другую? Кто сильнее, тот и побеждает. Все равно рано или поздно придется с кем-то столкнуться! – стал убеждать нас он.

– Но мы даже не знаем, что там за «крыша»…

– А что нам надо знать? Так же жестко надо «наехать», как и на этого авторемонтника – и все, бабки поплывут к нам сразу. Смотрите, какие у нас хлопцы крепкие! – показал он на ребят. Те сразу согласно закивали головами. – Ну так что, пойдем на «Кавказский дворик»?

– Пойдем! – дружно загалдели все.

Так и решили. Только пока мы еще не знали, какой серьезный поворот в нашей жизни произойдет после «наезда» на «Кавказский дворик»…

«Наезд» на «Кавказский дворик» решили провести по всем правилам, произведя сначала разведку. Мы втроем поехали туда ужинать. Приехали на машине, разделись, сели, заказали шашлыки, сациви, салаты разные, соленья. Едим и смотрим по сторонам.

Хозяин ресторана, Зураб, грузин лет пятидесяти, седой, полный, холеный, время от времени принимал гостей. В основном это были его земляки, грузины. Приезжали и азербайджанцы, торгующие на рынке, – кто с женами, кто с любовницами. В общем, тусовка собиралась. Со всеми Зураб целовался, усаживал, сам приносил первые блюда, рассчитываться тоже приходил сам. В общем, видим – тут и в самом деле деньги большие, рекой текут. Каждый посетитель, кто с женщиной пришел, старается побольше заказать, показывает, что очень богат.

Смотрим мы, все фиксируем… Перекусили, вышли на улицу.

– Ну что делать будем? – спросил Севка, глянув на Сашку.

– «Наезжать» надо, – ответил тот. – Предлог нужен…

– Давай сделаем вот как, – предложил Севка. – Пусть ты, – он показал на Сашку, – заболеешь. Якобы отравился, в больницу лег. А мы к нему завтра с претензией с Олежкой приедем и расколем по жесткому варианту.

– Можно. В принципе это недоказуемо, – сказал я. – И предлог хороший.

Мы так и сделали. На следующий день мы, взяв двоих пацанов и оставив их на улице у входа, вошли в ресторан. Сразу к нам подбегает метрдотель:

– Проходите, раздевайтесь!

Мы сразу к делу:

– Нам бы хозяина, Зураба!

– Зураба Георгиевича? Сейчас позову, минуточку!

Появился Зураб, улыбается:

– О, дорогие гости! Проходите, раздевайтесь! – стандартно встретил он нас.

– И вовсе мы не дорогие, – остановили мы его. – Зураб, поговорить надо!

Он сразу понял – что-то не то.

– Зачем здесь говорить? Зайдем ко мне в кабинет, там спокойно, говорить будем, пить будем – коньяк, кофе…

Прошли мы в кабинет, не зная, что там нас ждет ловушка. Входим – а там парень молодой сидит, русский. Телевизор смотрит. Сразу бросил вопросительный взгляд на Зураба. Тот подмигнул ему. Парень тут же встал и вышел из кабинета. Севка сразу:

– Что за человек?

– Да это племянник мой! Зачем ему слушать наши разговоры? Слушай, какие проблемы, рассказывайте!

– Зураб, проблемы возникли у тебя. Мы вчера у тебя ужинали…

– Да, помню вас, ужинали.

– Так вот, трое нас было, а сейчас двое к тебе пришли, – сказал Севка. – Один из нас не смог прийти к тебе.

– А что случилось? Заболел?

– Да, заболел. И заболел от твоей пищи, от твоей кухни.

– Ты что, дорогой, зачем так говоришь?! Что вы ели?

– Слушай дальше, – продолжил Севка. – В больнице он лежит, умирает. Ему дорогостоящее лекарство требуется.

– Что вы ели? – повторял Зураб.

Тут я не выдержал и вступил в разговор:

– Какая разница, что мы ели? Мы весь вечер были у тебя, много чего ели. И что-то было такое, от чего нашему другу плохо.

– Тогда почему вам хорошо?

– А кто тебе сказал, что нам хорошо? – сказал я угрожающим тоном.

– Что вы хотите? Компенсацию хотите? Хорошо. Сколько нужно денег дать – говорите! – И Зураб, достав бумажник, стал готовить сотенные, чтобы откупиться от нас.

– Нам деньги не нужны, – сказал Севка, – нам процент нужен от твоего дела, потому что человек серьезно заболел и будет долго лечиться.

Зураб сразу смекнул, в чем дело.

– Короче, вы хотите меня рэкетировать? – спросил он.

– Понимай как хочешь. Это твои слова, ты их первый сказал, – проговорил Севка.

– А вы знаете, что я работаю с одним человеком, серьезным, уважаемым всеми?

– Что за человек? Назови его! – потребовал я.

– Я работаю с Кешей. Кеша Лесоповал. Слышали про такого?

Конечно, мы слышали о Кеше. Он был вором в законе и самым авторитетным уголовником в нашем городе – то ли три, то ли четыре судимости. Но наиболее силен он был в авторитете: умел очень грамотно, по всем правилам уголовного мира разводить людей, убеждать их, что они не правы.

Конечно, от имени Кеши Лесоповала меня покоробило, стало даже страшно. А Севка, смотрю, – ничего, даже не дрогнул!

– А может, ты нам лапшу на уши вешаешь? Может, нет никакого Кеши Лесоповала? Может, ты нас обманываешь, за нос водишь?

– Зачем так говоришь, дорогой? – сказал Зураб.

Тут в разговор вмешался я.

– Послушай, если есть Кеша Лесоповал, давай звони ему по телефону! Звони, вызывай его!

– Понимаешь, я не могу ему звонить. У нас нет такой договоренности, – сказал Зураб.

– Так как же тебя Кеша защищать будет? Вот к тебе пришла братва, а защитить он тебя не может! – стал напирать я. – Все с тобой ясно, Зураб. Давай твои бухгалтерские книги, ревизию будем делать!

– Какую ревизию?!

– Теперь налоговая инспекция у тебя на хвосте.

– Какая налоговая инспекция?

– Налоговая инспекция – это мы. Налоги с тебя брать будем. Двадцать процентов еженедельно, – сказал Севка, назвав стандартную цифру.

Подошли мы к столику. Зураб вытащил амбарные книги, стал показывать выручку – один квартал, другой… По книгам получалось, что он чуть ли не в убытке.

– Слушай, Зураб, что ты нам лапшу на уши вешаешь? Мы вчера были в ресторане и видели, как тебе все башляют! Там триста, там пятьсот, там четыреста, а ты говоришь, что все должен, в убыток себе работаешь!

Зураб пытался оправдываться:

– Пожарники есть, санэпидемстанция, торгинспекция есть, все с Зураба хотят денег, все уходит!

Неожиданно открылась дверь, вошли шестеро человек. Все какие-то мрачные, в черных пальто, надвинутых на глаза черных кепках. Среди них один небольшого роста. Наверное, это и был Кеша Лесоповал. Он сразу спросил:

– Кто из вас старший, братва?

Мы как-то растерялись – вроде бы старшего мы и не назначали… Но Севка распрямился и выступил вперед.

– Ты, что ли, братан? Как зовут?

– Севка. – И Севка протянул Кеше руку.

Тот в ответ протянул Севке руку, только почему-то левую… А правой изо всей силы как саданет Севке в челюсть!

Севка сразу зашатался. Я было занес руку, но в меня вцепились двое, и не успел я обернуться, как почувствовал, что тонкое острие «пики» – шила, длинного, острого, с пластмассовой, очень красивой ручкой, видно, сделанного в колонии, – прижалось к моему горлу.

– Ну что, цыпленочек, жареным запахло? – продолжал Кеша. – Вы что, братва, понятий не знаете? – Он поочередно переводил свой холодный взгляд то на Севку, то на меня. – Или что, крутых из себя строите? Да знаете, кто вы? Вы перхоть! Поняли? – И с размаху залепил мне пощечину. Я хотел вырваться, но меня держали сильные руки. «Пика» все так же касалась моей шеи.

– Ну что мне с вами сделать за неправильную постановку? Отвечать вам надо. Что, уши вам отрезать? – Он ловким движением вытащил из-за пояса узкую финку и поднес к правому уху Севки, чуть нажав так, что тут же показалась кровь. – Или заживо закопать? Давай, братва, вяжи им руки, в лес повезем! – сказал Кеша.

Мы не успели и глазом моргнуть, как нам связали руки, накинули на нас куртки и вывели на улицу. Там стояло еще человек восемь таких же амбалов. Наши ребята, связанные, уже сидели в машине.

Нас посадили в несколько машин, и мы поехали в сторону леса, который был неподалеку – ресторанчик стоял за городом.

Минут через десять выехали на лесную поляну. На небе – полная луна, освещающая все вокруг. Кругом снег, никого нет. Вытащили нас Кешины люди и привязали к дереву. Смотрим – наши боевики стоят отдельно, непривязанные.

– Ну что, – обратился к ним Кеша Лесоповал, – кто у меня в команде работать хочет?

Грузчик первым выходит вперед:

– Я хочу работать.

– Докажи, что хочешь!

– Пожалуйста!

– Тогда иди и бей своих старших!

Грузчик подошел к нам и стал нас бить изо всех сил по животам.

– Ну что, братва, команда-то ваша слабая! Видал, как сразу люди на другую сторону перебегают! – сказал Кеша. – Ладно, хорош, – сказал он грузчику, – иди отсюда, трусливая собака! Не нужен ты моей бригаде! Раз ты свою легко предал, и мою так же предашь, падла! – И дал ему со всей силы ногой в живот. – А теперь я буду с вами разбираться, – обернулся он к нам. – Я про вас давно слышал. Про автомастерскую, про парикмахерскую… Спортсменами называете себя? А законов наших и понятий, конечно, не знаете? А вы знаете, что за такие дела на зоне делают? Ну ладно, на первый раз прощаю. Хотя, конечно, вы ничего такого и не сделали, за что вас надо серьезно наказать. Поэтому накажу вас слабо – урок вам преподам. А ну, братва, разомните ручки, научите этих молокососов нашим законам и понятиям!

Набросились на нас все подручные Лесоповала и стали бить. Били долго и жестоко. Потом развязали нас. Лежим мы лицом в снегу, он становится красным… Подошел к нам Лесоповал, повернул мыском своего ботинка мое лицо к себе:

– Смотри, падла! – Он наступил ботинком на мое горло. – Еще раз такое сделаешь – собственными зубами загрызу! – Он надавил ботинком на мою шею так, что у меня чуть кости не захрустели. – А за неправильную постанову отвечать вам придется. Каждый по косарю на следующей неделе пришлет. Понял меня, падла? – вновь обратился ко мне Кеша и, плюнув в лицо, отошел. Все сели в машины и уехали.

Я слышал, как стонал Севка. Вот ситуация – воры с нами рассчитались, да еще и на счетчик поставили! По тысяче должны в ресторан этому Зурабу принести, да еще и извиниться! Вот попали в ситуацию! Вот вам рэкет!

После такого жестокого избиения мы с Севкой почти две недели отлеживались на его квартире. Нас навещали многие ребята из нашей бригады. Сашка не отходил от нас ни на шаг. Он приносил еду, фрукты, соки. Но в ближайшее время начались трудности.

Все наши немногочисленные точки – автосервис и парикмахерская – перешли в руки людей Лесоповала. Когда наши ребята приехали получать первую дань, их просто-напросто выставили люди Кеши, сказав, чтоб они больше никогда в жизни тут не появлялись. При этом одного из наших даже поколотили.

Несколько вечеров мы сидели и думали, что делать. Определеннее всех был настроен Сашка:

– Надо убирать Лесоповала. Теперь на карту поставлены наши жизни и престиж. Не мы его, а он нас практически полностью одолел. Теперь мы не сможем не только работать в этом городе, но и жить нормально. Нужно убирать его.

Именно тогда мы и стали планировать свое первое убийство.

Убирать Лесоповала решили все вместе. Разработали нехитрый план. Выслеживать его по квартирам, которые он часто менял, так как какое-то время жил у одной любовницы, какое-то – у другой, потом у родственников, – было невозможно. Единственное место, где он тусовался, – все тот же ресторан Зураба. Лесоповал со своей бригадой почти каждый вечер приезжали туда ужинать и обсуждать свои воровские дела. Иногда Лесоповал встречался там и с заезжими ворами из других городов. Он любил принимать их там. Время было выбрано вечернее, когда он будет выходить из ресторана. А ресторан закрывался обычно в одиннадцать или в двенадцать, а иногда и в час ночи – в зависимости от клиентов.

Сашка разработал план. Суть его заключалась в следующем. Он, переодевшись пьяным бродягой, должен находиться во дворике ресторана и, как только появится Лесоповал, должен его убить двумя выстрелами из двустволки, которую он достал заранее и отпилил у нее стволы. Получился обрез. Патроны надо было зарядить картечью. Сашка это тоже уже приготовил. Мы же с Севкой должны сидеть в машине и подстраховывать его. Сашка достал нам оружие. Нашим первым оружием был старинного образца револьвер, выпуска 1913 года. Несмотря на древность, пистоль был в хорошем состоянии – небольшой, серебряного цвета, с черной рукояткой.

В план убийства Кеши Лесоповала мы не посвящали никого из бригады, так как в ней произошел раскол. После предательства одного из грузчиков двое его дружков сразу же свалили. Остались только мои самбисты. Набирать новых не было смысла, так как мы сидели в подполье и носа не высовывали.

Наступил день расплаты с Лесоповалом. Севка, как всегда, взял у своего коммерсанта машину, и мы втроем подъехали к ресторану «Кавказский дворик». Сашка держал небольшую сумочку. Он вышел из машины и отошел к пристройкам. Минут через десять оттуда появился типичный работяга-пьянчужка, в телогрейке, ватных штанах, каких-то нелепых валенках, шапке-ушанке. На голове – женский парик белого цвета, но под шапкой его было почти не видать. Под телогрейкой – обрез. Достав из кармана половину бутылки портвейна – а Сашка никогда не употреблял спиртного, – он занял место неподалеку от входа в ресторан. Таким образом, каждый проходящий был хорошо ему виден. Мы же с Севкой чуть в сторонке сидели в машине с включенным двигателем и делали вид, будто спим.

Часов в семь появился Лесоповал со своей бригадой. Они приехали на двух машинах. Вышли человек восемь. Проходя мимо Сашки, Лесоповал даже не обратил на него никакого внимания. Сашка ничего не сделал, потому что стрелять в присутствии восьми амбалов было бессмысленно. Тут же Сашка стал бы смертником. Оставалось ждать…

В течение трех часов Лесоповал гулял в ресторане Зураба. За это время какие-то люди приезжали с ним на разговор, кто-то уезжал. Постепенно мы высчитали, что из его окружения четверо на машине уехали по каким-то делам. Осталось только четверо.

Наконец примерно в половине двенадцатого посетители стали покидать ресторан. Вскоре на деревянное крыльцо ресторана вышел Зураб, а вместе с ним – Кеша Лесоповал. Еще двое стояли недалеко от них. Зураб и Кеша попрощались, расцеловались, и Кеша стал медленно спускаться со ступенек. И тут он заметил Сашку. Мы с Севкой напряглись. Севка достал револьвер и взвел курок.

Мне показалось, что Лесоповал узнал Сашку, по крайней мере, понял, что тот из нашей компании. Кеша подошел практически вплотную к нему. Севка немного приоткрыл окошко машины, чтобы слышать, что Кеша говорит. Но на самом деле Лесоповал не узнал Сашку. Он ведь никогда раньше его не видел. Он просто решил подшутить над пьянчужкой, который не смог дойти до своего дома, и, усевшись рядом с ним на корточки, сказал:

– Ну что, бродяга, перебрал маленько? Что пьешь-то? – Он взял в руки бутылку, посмотрел на этикетку: – О, какую бодягу пьешь!

Двое телохранителей Лесоповала стояли невдалеке и ухмылялись, наблюдая за этой сценой.

Сашка не реагировал.

– Гля, да он и в штаны надул! – громко сказал Лесоповал, обращаясь к своим охранникам.

Мы недоуменно посмотрели друг на друга. Непонятно! Неожиданно Сашкина голова приподнялась, и он быстрым движением выхватил из-под расстегнутой телогрейки обрез. Почти одновременно прозвучали два мощных выстрела, направленные в грудь Лесоповала. Тот не успел вскрикнуть и упал на землю перед Сашкой, откинувшись назад. Охранники заметались. Один полез за ножом. Тут Севка выскочил из машины и стал стрелять из револьвера по охранникам. Но ни одна из пуль в них не попала. Охранники разбежались в разные стороны.

Сашка встал, отряхнулся, тронул ногой тело, проверив, жив Лесоповал или нет. Убедившись, что мертв, подошел к машине:

– Ну что, поехали!

Я повернул ключ зажигания. Но, вероятно, оттого, что двигатель в машине давно был выключен и она стояла на холоде, машина не заводилась. Я начал нервничать, нажимая то на сцепление, то на газ, без конца вертя руль. Только Сашка был спокоен.

– Спокойно, Олежка, не торопись, аккумулятор посадишь! За нами никто не гонится!

Я опустил руки. Севка стал нервничать:

– Олежек, ты что? Надо же ехать! Что ты стоишь?

– Спокойно! – сказал я. – Считайте до десяти.

Севка начал считать. Я повернул ключ еще раз. Машина завелась. Мы медленно выехали со двора. Слышали, как сзади раздались крики, из ресторана выскочили Зураб, какие-то грузины, закричали: «Убили! Убили!» Кто-то пытался гнаться за нами на машине, но мы уже были далеко…

Убийство Кеши Лесоповала стало сенсационным событием для нашего небольшого городка. Практически все местные газеты вышли с вынесенными на первые полосы подробностями его убийства. Каждая газета выдвигала свою версию. Одни писали, что Лесоповал пострадал за свои воровские дела, не поделил с кем-то общак, другие – что пал жертвой мести какого-то обманутого мужа, с женой которого Лесоповал последнее время сожительствовал, третьи – что между Севянскими ворами и грузинскими коммерсантами возник конфликт на денежной основе… Версий было много. Что касается нас, то ни одна газета о нас и словом не обмолвилась. Но по городу ходили слухи. Практически все понимали, что это дело рук нашей бригады.

Оставаться в городе было опасно, и мы уехали в одну из близлежащих деревень, где жила Севкина тетка. Там Севка, Сашка и я решили пересидеть пару недель.

Живя в деревне у родственников Севки, мы узнали подробности похорон Лесоповала. Оказывается, на следующий день в наш город съехалось много воров в законе, криминальные авторитеты. Приехал даже авторитетнейший вор-законник союзного значения, который находился на поселении, только что отмотав очередной срок в одной из колоний. Он, оказывается, был главным смотрящим от воров по нашему городу и по нашему краю. В доме, где жил Кеша Лесоповал, вернее, во дворе, который примыкал к его дому, поставили шатер, накрыли стол, на стол поставили гроб с телом Кеши. Таким образом, все, кто знал Кешу, или просто любопытные, приходили в шатер и прощались с Кешей. Милиция стояла как бы в стороне.



скачать книгу бесплатно


Поделиться ссылкой на выделенное