Валерий Карышев.

Криминальная история России. 1995–2001. Курганские. Ореховские. Паша Цируль

(страница 12 из 83)

скачать книгу бесплатно

Глава 7
ПОКАЖЕМ ЗУБЫ?

Нам было очень приятно, что мы получили долю от «Арлекино». Значит, получается, что мы – совладельцы?!

Потом, когда мы остались одни, я спросил об этом у Севки.

– Да какие совладельцы! – ответил он. – Мы часть «крыши» имеем. Я не считаю, что мы совладельцы. Но долю с этого клуба мы будем получать хорошую.

Через пару недель Севка привез с собой не десять человек, как было договорено, а четырнадцать. Все были молодыми ребятами. Севка сразу жестко поставил дисциплину в бригаде – стопроцентное подчинение старшим. Бригада была разбита на мелкие звенья со звеньевыми, подчиняющимися бригадирам. Это были представители старой гвардии – Эдик, Лешка, Колька и Мишка.

Бригада жила по строгим законам. Мы сняли квартиры – одну на двоих. Иногда в квартире жили по трое. Везде сняли телефоны, выдали пейджеры, минимальные суммы – аванс. Поехали в коммерческие магазины, купили им хорошие кожаные куртки, брюки, причем куртки всем купили одинаковые – черного цвета. Брюки тоже темные, черные ботинки, рубашки. Униформа! Давали деньги на питание.

Каждый день у нас обязательно проводилась ОФП – общая физическая подготовка. Севка сам ездил в спортзал и лично занимался с ними. Раз в неделю, по пятницам с утра, играли в футбол на одном из небольших стадиончиков, который мы взяли в аренду.

Скоро мы купили у торговцев оружием стволы – несколько «макаровых», «ТТ» и несколько пистолетов иностранного производства.

Севка и я часто выезжали с ребятами в лес на стрельбы. На некоторые пистолеты навинтили глушители и стреляли по пням и деревьям, тщательно после стрельбы собирая гильзы. Никогда не возвращались на одно и то же стрельбище по второму разу, всегда выбирали новые места. Обычно Эдик ездил по Подмосковью, выбирал удобные лесные чащобы.

Ребята ходили отдыхать в клуб. Вскоре мы обратили внимание, что они стали активно снимать проституток и возить их на свои квартиры. Но этому мы не препятствовали. Жизнь есть жизнь, пусть отдыхают…

Многие ребята время от времени стали ездить на выходные в город, отпрашиваясь заранее. В качестве поощрения мы отпускали их.

Постепенно расширялся круг коммерческих точек, которые мы получали от Сильвестра. Но точки эти были второсортными, большого дохода не давали. Вероятно, для Сильвестра эти точки тоже были головной болью, и чтобы как-то от них избавиться и одновременно поддерживать у нас стимул к работе, он отдавал их нам.

Мы с Севкой, оставаясь один на один, все чаще затрагивали одну и ту же тему.

– Ну что же мы сидим, объедки подбираем с барского стола? Давай сами начнем точки выбивать! – говорил Севка.

– Как ты себе это представляешь? – спросил я. – Ведь все точки поделены.

– Что значит поделены? Всегда что-то можно придумать. Надо же свои точки иметь, в конце концов! Что мы под ним сидим?!

Через пару дней нас неожиданно вызвал на встречу Сильвестр. Мы с Севкой надели костюмы, галстуки и поехали. Традиционно встреча проходила в небольшом ресторанчике.

Приехав туда, мы увидели уже сидящих за столиком Сильвестра и Культика.

Мы поздоровались, подошли к ним.

Сильвестр спросил, как у нас дела, как успехи, довольны ли мы Москвой. Мы, улыбаясь, кивнули головами – все, мол, в порядке.

– Ну что, братва, опять ваша помощь нужна, – сказал Сильвестр. – Проблемки кое-какие возникли.

Мы внимательно слушали.

– Что, опять кого завалить надо? – спросил Севка.

– Может, до этого дело и не дойдет… Но суть вот в чем. У меня есть один коммерсант, нормальный, башковитый парень. Кстати, мехмат МГУ закончил. Знаете, что это такое?

– Нет.

– Механико-математическое отделение…

– Факультет, – поправил его Культик.

– Во, точно, факультет. Так вот, парень голова. В бизнесе – король. Классные операции проводит. Мы работаем вместе. Но получилось так, что другой коммерсант кинул его. Нам денежки надо с того коммерсанта получить, чтобы он нам их прислал. А тот коммерсант, который кинул, находится под «чехами».

– Под чем? – переспросил Севка.

– Что-то ты, Севик, совсем к нашим терминам не привык… Под чеченцами. Вы поедете на стрелочку вместе с Культиком, он захватит нашего коммерсанта, а вы захватите волыны…

– Чего? – снова переспросил Севка.

– Волыны – стволы, – пояснил, улыбаясь, Сильвестр. – Так вот, там будут «чехи». Побазарите с ними, что и как. Если чего – влегкую, по обстановке посмотрите.

– То есть замочить кого-нибудь?

– Ну, может, и до этого дойдет… Как я могу прогнозировать вашу встречу?

– Слушай, а если они спросят, откуда мы, что говорить?

– Тогда скажите, откуда вы приехали и что работаете со мной.

После этой встречи мы поняли, что теперь Сильвестр изменил тактику своей работы. Если раньше, после убийства Грома, он держал нас в тени и был от нас на расстоянии, не показывая нашей связи, то теперь, вероятно, ситуация изменилась.

Какие-то слухи все же пошли по Москве, мол, появилась какая-то провинциальная бригада киллеров, которая работает под Сильвестром. И теперь он решил нас засветить, показать нашу мощь. Поэтому и приказал взять стволы.

На следующий день мы с Культиком и с коммерсантом выехали на стрелку. Стрелка была назначена у фирмы, где работал коммерсант-должник. Подъехали мы туда на четырех машинах.

Культик с коммерсантом – таким типичным математиком, в круглых очках, блондином с гладко зачесанными волосами – подъехали к офису. Он находился на первом этаже административного здания. Тут же выскочила охрана. Смотрим – одни чеченцы. Взгляды холодные, враждебные. Вышел старший, стал говорить о чем-то с Культиком. Наконец похлопал его по плечу и махнул рукой. Культик сказал нам:

– Вы остаетесь здесь, на улице. Если что…

Мы поняли – если что, надо стрелять. А Культик с коммерсантом пошли внутрь помещения.

Мы с Севкой стояли молча. Двое чеченцев пристально смотрели на нас. Ребята со стволами сидели в машинах. Машины были с включенными двигателями. Между нами было договорено: если мы хватаемся за голову, значит – огонь, и огонь на поражение.

Так простояли мы минут сорок. Время тянулось очень медленно. Севка начал беспокоиться.

– Чего мы тут стоим? – говорил он. И, обратившись к одному из чеченцев, добавил: – Надо бы пойти погреться…

– Не рыпайся, – коротко ответил тот. – Будет сигнал – пойдешь.

Вскоре на крыльце появился Культик с коммерсантом. Их провожал еще один чеченец. С ним рядом стоял, вероятно, тот самый коммерсант-должник. Они, протянув друг другу руки, попрощались, похлопали друг друга по плечу, и Культик стал спускаться вниз. Неожиданно повернувшись, он вдруг сказал:

– Слышь, а Аслану от меня низкий поклон и привет. Скажи, мол, Культик кланяется. Так обязательно и скажи, братан!

– Конечно, в лучшем виде! – ответил чеченец.

Культик подошел к нам.

– Ну что, садись в машину, поехали! – сказал он. – Все нормально, братва!

Мы отъехали от офиса. Через несколько минут Культик неожиданно остановил свою машину и махнул рукой всем остальным. Мы вышли.

– Ну что, договорились? – спросил у него Севка.

– Ничего мы не договорились, – ответил Культик. – Надо им дать хороший урок. У вас стволы с собой?

– Конечно! – ответили мы.

– В общем, сейчас вернетесь, обстреляете их машины, по стеклам пройдетесь. И вот это киньте, – Культик вытащил из кармана пиджака круглую «лимонку».

– А если мы кого подраним?

– Ну что делать, жизнь такая… – проговорил Культик. – Не ты – так тебя… Сами же такую жизнь выбрали!

Мы развернули машину и поехали по направлению к офису, где только что были. Когда мы подъехали туда, во дворе офиса никого не было, стояли только двое чеченцев и о чем-то разговаривали. Мы быстро подъехали, тормознули и, быстро опустив стекла, начали стрелять из пистолетов – по окнам, по машинам. Севка даже выстрелил в одного из чеченцев. Тот схватился за ногу. Я быстро выдернул чеку из «лимонки» и бросил ее в сторону крыльца. Раздался сильный взрыв.

– Все, поехали! – сказал Севка.

Мы рванули назад. Через несколько минут были уже далеко от офиса.

Вечером мы позвонили Сильвестру. Он был доволен.

– Молодцы ребята, красавцы! Очень хорошо все сделали! – сказал он. – Только не ходите пока несколько дней в ночные клубы.

– А что такое?

– Да «черные» вас ищут. Они вас запомнили, «запеленговали». Короче, надо немного отдохнуть. А остальное все будет нормально! – добавил он.

Севка снова попробовал сказать ему о нашей доле в ночном клубе.

– Слушай, Иваныч, а как насчет бабок, которые обещал прислать, по клубу-то?

– Подожди, Севко, не до этого сейчас. Чуть позже будут, – отмахнулся Сильвестр.

Глава 8
БАРОН УБИТ! КТО СЛЕДУЮЩИЙ?

Москва, 1994 год

Новый, 1994 год мы решили встретить всей своей бригадой в ночном клубе «Арлекино». Заранее договорившись с Александром Гусаровым, взяли за счет заведения билеты – около двадцати пяти штук. Из нашего родного городка вызвали всех оставшихся членов бригады на встречу Нового года.

Когда я обсуждал с Севкой вопрос о вызове бригады, то прежде всего преследовал две цели. Первая – посмотреть на тех ребят, с которыми мы расстались уже около девяти месяцев назад, в кого они превратились, как себя ведут. Вторая цель, в какой-то мере пропагандистская, – показать, какие мы теперь стали крутые, что заведение это практически наше.

И, наконец, самое главное, встретить Новый год весело и хорошо. Для этого я даже разрешил привезти с собой девчонок из того города, где остались ребята нашей бригады.

К тому же Новый год в «Арлекино» ожидался достаточно хорошим. Александр Гусаров заказал лучшие группы, среди которых были «Браво» с тогдашним солистом Валерием Сюткиным, Кристина Орбакайте и пара неизвестных групп, которые в то время только всходили на эстрадный Олимп.

Примерно в десять вечера в клуб «Арлекино» стали съезжаться гости, приглашенные на встречу Нового года. Наши ребята приехали нарядными. Все были в хороших костюмах. Были и девчонки. Я наблюдал за их лицами. Многие приехали в Москву впервые и бросали восхищенные взгляды на московскую публику, на ночной клуб. Я понимал, что многие хотели бы остаться в Москве и продолжать тут работу.

Это было для меня важным стимулом в дальнейшей психологической работе с бригадой. Теперь каждый рядовой боевик, который находился в провинции, понимал, что высшей ступенью его карьеры может быть именно перевод в Москву. А для этого ему надо было постараться.

К тому времени бригада наша насчитывала уже около шестнадцати человек. Практически никто из бригады не ушел, никто не был арестован.

Я с интересом наблюдал за поведением моих ребят. Обратил внимание, что те, кто находится в Москве какое-то время, чувствуют себя на правах хозяина в отношении своих периферийных коллег – уже показывают, что где находится, рассказывают о тех или иных коктейлях, напитках, знакомят с представителями московской братвы, с которыми уже успели познакомиться. Ведут себя достаточно уверенно.

Неожиданно меня кто-то взял за плечо. Я обернулся. Сзади стоял улыбающийся Севка, а рядом с ним – какая-то рыжая девчонка, достаточно симпатичная.

– Ну что, Олег Николаевич, что заскучал? – обратился он ко мне.

Я пожал плечами:

– Да ничего, все нормально.

– Ты что, один Новый год встречать собрался?

Я опять пожал плечами, как бы ответив – а что делать?

– Нет, так не пойдет! – сказал Севка и обратился к своей спутнице: – Тамарочка, надо срочно познакомить моего молодого красивого напарника с твоей очаровательной красивой напарницей. Как, сможешь?

Тамара, улыбнувшись кокетливо, кивнула головой:

– Конечно, смогу. Но надо сначала поговорить с Людмилой…

– Ах, да, у вас же субординация! – уточнил Севка.

– Что за Людмила? – поинтересовался я.

– О… Тамарочка, – сказал Севка, – найди мне Людмилу, я с ней сам поговорю.

Тамара, повернувшись, быстро отошла куда-то в зал.

– Так что это за Людмила? – повторил я свой вопрос.

– Людмила – бригадирша проституток. Девчонок местных, которые здесь тусуются, – объяснил Севка.

– Так что, Тамара – проститутка?

– А ты что, сразу это видишь? Заметно что-то? Красивая девчонка… Каждый зарабатывает на жизнь как умеет и как хочет. Мы с тобой тоже зарабатываем достаточно нетрадиционным путем…

Вскоре появилась Людмила. Это была упитанная женщина лет сорока, с красивой косметикой на лице, в дорогом, шикарном платье. Сразу было видно, что в прошлом она была штатной проституткой при дорогом отеле и входила в разряд высокооплачиваемых путан.

Но, выйдя «на пенсию» пять лет назад, в возрасте тридцати пяти лет, она стала руководительницей всех путан, работающих в нескольких ночных клубах.

Людмила улыбнулась нам, поздоровалась. Севка обратился к ней:

– Людочка, я очень рад тебя видеть! Мой друг скучает. Как бы нам подружку для него найти?

– Брюнетку, блондинку? – поинтересовалась Людмила. – Или рыженькую?

– Самую симпатичную, – сказал Севка. – Какой цвет тебе больше всего нравится?

Я пожал плечами:

– Дело не в цвете…

– Ладно, давай выбирай, какую тебе?

– Давайте на ваш вкус… – растерялся я.

– Помнишь, четыре дня назад у меня была блондиночка крашеная, – сказал Севка, – как ее зовут?

– Это Света, – сказала Людмила.

– Вот, давай Свету!

– Сейчас я посмотрю, занята она или нет. Одну минуточку, – снова улыбнулась Людмила и отошла от нас.

Я обратился к Севке:

– А ты, я смотрю, уже здесь завсегдатай! Уже, наверное, всех девчонок перепробовал?

– Ну, не всех, конечно… Штат-то большой, – улыбнулся Севка.

Вскоре появилась Светлана. Это была действительно симпатичная девушка – крашеная блондинка с высокой грудью. Таким образом, я был «в комплекте», Света сразу взяла надо мной шефство – поцеловала в щеку, взяла под руку и, прижавшись грудью к моей руке, повела по залу.

Народу стало прибывать. Многих представителей других группировок я уже знал. Многие подходили, здоровались, хлопали по плечу, спрашивали как дела, знакомили со своими подругами.

К началу двенадцатого зал был заполнен. Всех пригласили за столы. Накрытые столики стояли немного в стороне. На каждом были стандартные закуски – икра, овощи, фрукты, салаты, шампанское, водка, вино и коньяк. Кто-то стал провожать старый год.

Я посмотрел на ребят – как они? Видимо, почувствовав мой взгляд и помня про запрет на спиртное, все потянулись за шампанским или сухим вином. Я улыбнулся. Подруги же, наоборот, стали расслабляться – кто наливал водку, кто – коньяк, кто – французское вино.

Наступил Новый год. Погасили яркий свет, зажгли разноцветные огни, заиграла музыка, все стали поздравлять друг друга. Первым меня поздравил Севка:

– Ну, братишка, с Новым годом тебя! Чтобы у нас все было нормально, чтобы мы стали сильнее и богаче! Да, – добавил он, – давай и за Сашку. Его с нами нет, но он скоро приедет. Ему тоже успехов!

Мы чокнулись, пожелали друг другу счастья.

Вскоре начались танцы. Я танцевал то с Севкиной Тамарой, то со Светой. Потом приехала группа «Браво» со своим последним шлягером «Дорога в облака», который Сюткин пел аж три раза на «бис». Вечер был в самом разгаре.

Почти под утро, устав, мы решили ехать домой, прихватив с собой девчонок. Влезли вчетвером в Севкину машину и поехали на квартиру.

– Ну что, девчата, праздновать будем или… – Севка открыл холодильник и достал из морозилки заиндевевшую бутылку «Мадам Клико». Озорно взглянул на рыженькую пампушечку Тамару, та перевела взгляд на высокую стройную Свету, которая вскинула руки к длинным волосам, чтобы перехватить волосы узлом, отчего ее большая грудь вызывающе вздыбилась.

Я не выдержал, схватил ее за руку, потащил в свою комнату, на ходу сбрасывая с себя пиджак и рубашку:

– Вы пока там приготовьте застолье, – крикнул им, уже чулком сдергивая со Светы ее новогодний наряд. Она мягко высвободилась, переступила через сползшие к щиколоткам колготки и повернула ко мне свое вспыхнувшее лицо. Я не дал ей развернуться, рванул со спины упруго напрягшийся бюстгальтер и тут же руками ощутил тяжело рванувшиеся в стороны груди. Они были литые, будто ядра, шелковистая их прохлада уютно улеглась в мои жадные ладони, и она, прогнувшись, застонала, приподняла свои матово блеснувшие в свете ночника бедра, качнула ими слева направо, будто ища моего мгновенно настроившегося на боевой лад «буратино», и надвинулась, раскрылась, мягко впустила в себя, плотно сжав неимоверно распухшую головку, требовательно проталкивая меня все глубже и глубже навстречу нарастающему наслаждению.

Она накатывала на меня, ее идеальные формы прижимались к моей груди, прогибала спину, отчего волосы рассыпались по моему лицу, тонкая талия расширялась, принимая в самое святая святых всего меня. Мои руки сжимали ее тяжелые ядра, отчего она становилась еще неистовее, позволяя проникать, казалось бы, туда, куда уже невозможно было войти. Она хваталась руками за свою длинную шею, поглаживая ее в наслаждении, и мне казалось, что я проник уже и туда…

Когда мы в изнеможении лежали на атласном покрывале, не ощущая ни собственных рук, ни ног, ни тел, Тамара и Севка, все еще одетые, принесли нам по бокалу искрящегося шампанского, распространившего по комнате сладковатый запах солнечного винограда. Увидев наши блаженные улыбки, молча поставили все на прикроватную тумбочку и почти бегом бросились к себе. Через минуту я уже слышал воркующие стоны рыженькой, ее азартные вскрикивания, шаловливые смешки, нелепые слова, которыми она то подгоняла Севку, то просила его не спешить.

Праздник Нового года для нас продолжался еще пару дней. За это время мы съездили с девчонками за город, а вечера проводили в ресторане. На третий день надо уже было выходить на работу.

Первый рабочий день нового года начался с ЧП. Рано утром в дверь позвонил Эдик. Он ввалился в квартиру и взволнованно сказал:

– Ребята, беда!

– Что случилось? – переглянувшись, спросили мы с Севкой.

– Люди Барона похитили Кольку!

– Погоди, какой Барон, какой Колька? В чем дело? Давай все по порядку!

– Нашего Кольку похитили!

Эдик подошел к столу, налил стакан воды, выпил и принялся рассказывать:

– Барон – правая рука покойного Грома. Сейчас, после смерти Грома, он возглавил центральную группировку. Я не знаю, каким образом он нас вычислил, – может, какая-то информация прошла, может, по своим каким-то каналам, – но Колька пропал со стоянки. Мы с ним снимали одну квартиру. Вечером вчера мне позвонил Колька, говорил странным голосом. А потом подошли его злодеи…

– Чьи?

– Да Барона! Стали всячески угрожать нам, говорить, что никогда не простят нам Грома, что мы ответим за это, что ночного клуба нам в жизни не видать, что он теперь их, и все в этом духе. Я слышал, как кричал Колька, – видать, они его били.

– Вот падла! – зло выругался Севка и стал ходить по комнате из угла в угол. – Надо что-то делать. Поехали в клуб! Срочно! Надо поговорить с Гусаровым, а потом созвониться с Сильвестром.

– Сильвестр же в отъезде, за границей, – напомнил я.

– Но люди же его знают, где он! Мы найдем его. Нужно что-то делать.

Через несколько минут мы сели в машину и поехали в сторону ночного клуба.

Естественно, в ночном клубе Гусарова не было. Мы стали требовать у его секретарши, чтобы она срочно связала нас с ним. Мы прекрасно понимали, что связь у Гусарова со своей фирмой, тем более с секретаршей, была постоянно.

– Хорошо, – сказала девушка, – подождите немного в гостиной.

Через несколько минут позвонил Гусаров. Я взял трубку.

– Санек, здорово. Как жизнь?

– Какая там жизнь! – ответил Гусаров. – Прячусь, в подполье сижу!

– Что такое?

– Люди этого… – сказал он, – моего бывшего крестника «наехали» на меня. Угрожали, ругались, запретили с вами работать. Сейчас прячусь пока.

– Подожди. Где Сергей Иванович?

– Он в отъезде, вы ж знаете. Свяжитесь с его ребятами.

– Хорошо. Ты пока сиди дома, никуда не выходи. Эту проблему мы решим.

Мы позвонили Культику. Он оказался дома.

– Культик, ты можешь связаться с Сергеем Ивановичем?

– Попробую, – ответил тот. – А что случилось?

– Проблемы с «крышей» ночного клуба.

– Что, опять прохудилась?

– Да, и течет сильно…

– Понял, – ответил Культик. – Куда вам позвонить?

– Сейчас мы поедем домой, будем ждать звонка.

Мы оставили Культику наши мобильные телефоны и поехали туда.

Часа через два позвонил сам Сильвестр. Мы изложили ему суть проблемы – про ночной клуб, про новый «наезд», про похищение Кольки и угрозы. Сильвестр внимательно выслушал нас, потом сказал:

– Барона я знаю. Он такой же беспредельщик, каким был Гром. С ним разговаривать бесполезно. Надо решать проблему хирургическим путем… и обратиться к вашему врачу, – намекнул на Сашку.

– Послушай, они взяли нашего человека…

– Ну вот и решите одновременно обе проблемы – и человека освободите, и снимете головную боль, – сказал Сильвестр.

Трубку взял Севка. Он стал намекать Сильвестру на то, что работа выходит за рамки контракта, что необходимо увеличить оплату. Я с большим удивлением смотрел на Севку. Надо же, наш товарищ похищен, находится в опасности, а он начинает торговаться, словно на рынке!

Севка говорил с Сильвестром еще минут пять. Наконец он положил трубку.

– Все, Олежек, в порядке! – довольно сказал он мне. – Проценты теперь будем получать. Я договорился с Иванычем. Да, а с Бароном надо решать вопрос. Сильвестр сказал, что он часто бывает в тире на Волоколамке. Они там пристреливаются. Ты этот тир знаешь?

– Нет, – пожал плечами я.

– Надо срочно вызывать Сашку и подтягивать ребят. В тире – это самый оптимальный вариант.

Примерно через час мы по пейджерам вызвали всю бригаду на Севкину квартиру. Я коротко изложил суть проблемы. Затем мы разбили бригаду на две части.



скачать книгу бесплатно


Поделиться ссылкой на выделенное