Валерий Карышев.

Криминальная история России. 1995–2001. Курганские. Ореховские. Паша Цируль

(страница 11 из 83)

скачать книгу бесплатно

– Ладно, – обратился ко мне Сашка, – иди в машину, сидите внутри. Время от времени включайте двигатель.

Мы запаслись двумя канистрами бензина, чтобы практически постоянно держать двигатель наготове.

Сашка стал прохаживаться по периметру, время от времени спускаясь на нижнюю площадку, а мы с Севкой сели в машину, изображая, что ждем кого-то. Пару раз мимо нас проехали иномарки с братвой, потом прошуршала милицейская машина патрульной группы. Мы заволновались: а вдруг сейчас остановят те или другие? Что тогда? Теперь-то мы с оружием… Тут точно стрелять придется.

Я старался не думать об этом. Главное – чтобы у Сашки все удачно получилось, уехать отсюда, добраться до своего города значительно проще. А потом уже все будет шито-крыто. Недели через две, когда все уляжется, вернемся…

Я стал наблюдать за Сашкой. Время от времени он показывался со своего балкона. Наконец Сашка спустился вниз. Больше мы его не видели. А минут через сорок он появился возле машины, улыбаясь.

– Что случилось, Санек? Девчонку, что ли, подцепил? – поддел его Севка.

– Нет, – ответил Сашка. – Наш объект приехал. Зашел внутрь. Начинаем готовиться!

Он быстрым движением открыл багажник и, как бы что-то ища там, стал собирать свою винтовку.

– Что-то рано ты это делаешь, – сказал Севка.

– Все может случиться. Мы должны быть готовы ко всему, – ответил Сашка. Он вынул собранную винтовку и понес ее к выбранному месту. Там он положил ее в угол, прикрыв бумагой. Таким образом, он стоял без оружия и внимательно смотрел на вход в дискотеку.

Прошло часа два. Я обратил внимание, что Сашка наклонился и сделал нам знак: внимание. Я быстро повернул ключ зажигания. Машина завелась сразу же. Сашка нагнулся за винтовкой. Вероятно, Гром вышел из дискотеки.

Я неожиданно заметил, что недалеко от нас остановилась еще одна иномарка.

– Смотри, – обратился я к Севке, – кто там, в машине?

– Двое…

– Иди проверь – вдруг это братва или менты?

– Да менты на иномарках не ездят! – ответил Севка.

– Севик, я тебя очень прошу – сходи проверь! Сейчас все зависит от правильности отхода!

Севка, взяв пистолет и взведя курок, вышел из машины и медленно направился к иномарке. Наша машина работала. Но, наверное, оттого, что движок перегрелся, она стала глохнуть. Я выдвинул заслонку зажигания еще больше. Машина стала работать очень громко. Севка обернулся и сделал знак, что слишком громкий звук. А что я мог сделать? Машина-то старая, потрепанная…

Вскоре вернулся Севка.

– Что там?

– Да какие-то влюбленные, парень с девчонкой…

– А почему не уезжают?

– А я что могу сделать? Подошел, попросил закурить, достал сигарету. В машине парень и девчонка. Больше вроде никого нет…

– Но они же будут свидетелями!

– А что, мне мочить их нужно было? – раздраженно ответил Севка.

– Нет, что ты!

Все внимание мы переключили на Сашку. Он стоял, держа наготове винтовку.

Наконец мы заметили, как он резко вскинул ее, прицелился и – это время показалось нам вечностью – долго ждал выстрела. Он спустил курок – раздался выстрел… Внизу начались крики. Тут он нажал на курок во второй раз.

Бросив перчатки и винтовку, он быстро пошел в сторону нашей машины. Я посмотрел на машину с влюбленными. Услышав крики, парень нажал на педаль, машина рванулась вперед. Сашка добежал до нашей машины:

– Все, уходим скорее!

Я нажал на педаль, и… машина заглохла.

– Ты что, Олежек?!

Нервы у меня были на пределе. Я поворачиваю ключ – машина не заводится.

– По-моему, ты бензина пересосал, – заметил Севка. – Искра не идет. Сколько раз я говорил – не надо было брать эту рухлядь!

– Все, спокойно, – остановил нас Сашка, – не надо нервничать. Сейчас поедем. Олежек, соберись, успокойся. Ты же классный водитель!

Я еще раз повернул ключ, но машина не заводилась. Внизу раздались какие-то выстрелы. Нам казалось, что люди бегут в сторону нашей машины. Сердце мое бешено заколотилось, того и гляди выскочит.

Я сделал паузу, медленно досчитал до пяти, потом до десяти, а после повернул ключ, моля про себя: «Ну, ласточка, заведись! Я очень тебя прошу!» Машина завелась. Я нажал на педаль, и мы поехали. Вскоре вырулили на Самотечную улицу, потом на Садовое кольцо и помчались вперед. Через несколько минут мы были в маленьком пустом дворике.

Я посмотрел на часы. Было около четырех утра. Народу – никого. Мы подвели машину к гаражу. Севка быстро достал канистры с бензином из багажника. Мы вылили бензин на машину и бросили зажженную тряпку. Машина тут же вспыхнула.

Мы вышли из дворика. Пройдя несколько шагов, стали ловить попутку. На ней мы поехали в сторону вокзала. Через час мы уже сидели в поезде, усталые, но удовлетворенные выполненным заданием. Сашка лег на верхнюю полку и заснул. Мы же с Севкой сидели внизу.

– Вот видишь, как все хорошо получилось! – улыбнулся Севка.

– А вдруг он жив остался?! – пришла мне в голову мысль.

– Да нет, не может этого быть! Сашка метко стреляет, – сказал Севка. И обратился наверх: – Саш, ты как думаешь?

– Все тип-топ, – донеслось с верхней полки. – Все четко – в голову, все две пули. Давай, ребята, отдыхать!

Мы уснули.

Глава 6
КРУТЫЕ РЕКРУТЫ

Приехав в свой город, мы первым делом купили московские газеты. Но, как ни странно, там ничего не было. Но на следующий день все газеты вышли с заголовками «Перестрелка на Олимпийском проспекте», «Убийство влиятельного уголовного авторитета». Во многих были фотографии Грома, где он улыбался. Были и такие, где он лежал мертвый в луже крови. Некоторые журналисты высказывали свои версии его гибели. Одна из версий – возможный конфликт между Громом и Сильвестром.

Вернувшись в свой город, мы нашли его совершенно не изменившимся. Такой же маленький, тихий, спокойный. Все ребята были на месте. В первый же вечер мы собрались в привокзальном ресторане отпраздновать наш приезд и успешное завершение операции. Весь вечер мы разговаривали. Но ребят, оставшихся в городе, мы не стали посвящать в свои дела. Больше слушали их.

Оказывается, за наше отсутствие авторитет наш еще больше возрос. На хозяйстве оставались Эдик, Димка, затем появились Коля и Миша. К ним постоянно стали приходить новые коммерсанты, просящиеся под нашу «крышу». Правда, как правило, все сначала спрашивали нас – меня и Севку. Затем, когда Эдик отвечал, что мы пока в другом городе, просились под нашу охрану.

Кроме этого, Колька провел большую работу среди молодежи и набрал в нашу структуру еще несколько человек. Но окончательное слово оставалось за нами с Севкой. Мы сами должны были провести что-то вроде конкурсного отбора.

На следующее утро отбор состоялся. Проходил он в спортзале, куда приехали мы с Севкой. Там уже были наши старые боевики – Эдик, Коля, Миша, Димка.

Потом стали подходить пацаны. С каждым из них мы с Севкой беседовали, обстоятельно расспрашивали, откуда, какие связи с родственниками, что умеет, на что готов, задавали еще какие-то вопросы, потом выдвигали свои требования – не пить, не курить, не употреблять наркотиков, беспрекословное подчинение, стопроцентная дисциплина. За каждое нарушение – либо штраф, либо физическое наказание. Севка старался говорить строгим голосом.

К вечеру мы снова встретились в ресторане, где нам представили новых коммерсантов, которые просились под нашу «крышу».

Но вечером нас ждала неприятность. В квартиру, которую снимал Севка и где временно проживали пацаны, неожиданно нагрянули менты.

Они позвонили в дверь. На пороге стоял участковый. За ним вошли несколько человек из криминальной милиции нашего городка. Стали производить обыск. На наш вопрос о санкции на обыск ответили, что это не обыск, а досмотр, а для этого санкция не нужна.

Потом мы поняли, что искали Сашку. Он же в бегах, в розыске… После досмотра нас повезли в отделение милиции на разговор. Держали там долго, допрашивали, все интересовались, что мы делали в Москве и почему сейчас вернулись.

Мы с Севкой отвечали, что занимаемся бизнесом, а вернулись просто отдохнуть. О Сашке же ничего не знаем. Слава богу, что Сашка уехал к этому времени в другой город – как чувствовал!

Вскоре нас отпустили. В этот же вечер мы решили съездить в Дом культуры на дискотеку. Пришла местная молодежь. Мы ловили на себе восхищенные, уважительные взгляды. Видать, слухи, а может, и какие-то легенды о нас уже ходили в городе. Может быть, нам приписывалось и то, чего мы не совершали. Авторитет у нас был высокий.

В этот же вечер мы с Севкой сняли двух телок и привезли их к нам на квартиру.

Девчонкам было лет по восемнадцать, и, видать, кое-какой опыт они уже успели накопить. Одна из них, ростом повыше, с длинными, растущими чуть ли не из подмышек ногами, видать, подражая героиням американских фильмов, носила длиннющие ботфорты, доходящие до самых бедер, другая, наоборот, была укутана с головы до ног в плотной ткани красный балахон, отчего невозможно было понять, какая у нее фигура и есть ли она у нее вообще. Строго зачесанные со лба на затылок волосы ее собраны были в тугой смоляной узел. Она взглянула на меня черными как ночь глазами, где-то в глубине которых мерцал золотистый огонек, будто лампа в дальнем углу длинного глухого коридора.

После общения с московскими клубными фифами, разодетыми в шикарные заграничные меха и тряпки, девчонки нашего города вызывали снисходительную улыбку – выглядят поскромнее и одеты попроще. Не те масштабы!

Севка быстро накрыл на стол, справедливо решив, что прежде стоит накормить наших провинциальных жриц любви. Разумеется, он изо всех сил нагонял туману. Выставил банку черной и розетку красной икры, осетрину, где-то раздобытого копченого угря – что было невидалью для наших степных, но богатых водою краев. Открыв бутылку испанского коньяка «Марито», наполнил до половины четыре фужера. Выстрелила в потолок пробка черной бутылки «Мадам Клико», и золотистая темная струя смешалась с темно-коричневым коньяком в бокалах.

– Это называется «курсантское танго!» – торжественно произнес Севка. – С копыт не сваливает, но мозги туманит.

Наездница в ботфортах сразу махнула весь фужер, охнула, отчаянно тряхнула кудряшками и, в несколько движений освободившись от сапог и того, что их едва прикрывало, осталась в одних трусиках. Мощные ее груди воинственно уставились прямо на Севку, и он тут же поволок ее в кровать, на ходу освобождаясь от одежды.

Выбор был сделан. Доставшаяся мне монашка в дьявольском балахоне задумчиво тянула свой напиток, и по мере того, как опорожнялся фужер, золотистый блеск в глубине ее глаз становился все ярче, пока не разгорелся пожаром. Она отбросила на ковер пустую посуду, вялым движением распустила узел волос, тряхнула головой – и роскошная черная волна хлынула мне в лицо, погасила краски вечера. Я протянул руки ей навстречу, коснулся бархатистой ткани и ощутил под ладонями литые груши ее грудей, которые даже через прохладную ткань жгли мне кожу.

Она медленно, через голову, подняв кверху руки, сняла свой балахон и оглядела сверху донизу свое тело, будто согнала с кожи бегущие капли речной воды. Я подхватил ее на руки, она, раздвинув колени, обвила меня ногами и, повиснув на шее, освободила мои руки, лихорадочно сдиравшие уже ремень брюк. В штанах у меня твердо и мрачно поднялось желание, и я твердо и мрачно устремился навстречу ее влажно и жарко пылавшему треугольнику. Вошел, будто нанизал ее на острие желания, она надвинулась, сползла навстречу, слегка расслабив хватку ног и, встряхнув волосами, будто щелкнув ковбойской плетью, рванулась в бешеный галоп…

Не помню, что выделывали мы с нею, знаю только, что длилось это с малыми перерывами, разгоралось вновь, мы перекатывались по ковру из угла в угол, меняли позы… а после в изнеможении заливали пожар в груди холодным вином и в темноте на ощупь находили лица друг друга и жадно всматривались, стремясь разглядеть в ночи какие-то тайные знаки…

Проснувшись утром, проводив девчонок, мы с Севкой решили сходить на почту позвонить в Москву Культику.

Поехали на центральный телеграф, где заказали срочные переговоры с Москвой. Вскоре услышали в трубке голос Культика.

– Здорово, Культик! – сказал Севка.

– О, Севко, здорово! – послышалось на другом конце провода. – Как дела?

– У нас тут все нормально. А у вас?

– У нас тоже. Иваныч вернулся, ждет вас. Когда вернетесь?

– А что, работа есть? – спросил Севка.

– Работа всегда есть. Так когда вас ждать-то?

– Через пару дней выедем. С собой пацанов возьмем… Как думаешь, Иваныч одобрит?

– Конечно, берите! – сказал Культик. – Нам хорошие люди нужны. Такие же, как вы, наверное?

Мы поняли, что наша акция прошла успешно, что Грома больше нет, так же, как и проблем, с ним связанных. Все были довольны.

Через три дня мы вернулись в Москву. С собой взяли четверых ребят – Эдика, Кольку, Мишку и Лешку. Остальных – Димку, Володьку, Сергея и еще двоих – оставили старшими с молодыми ребятами, которых набрали неделю назад, чтобы держать наши коммерческие структуры.

После возвращения в Москву и размещения по квартирам мы поспешили на встречу с Сильвестром. Она была назначена в одном из ближних подмосковных ресторанчиков. Вероятно, Сильвестр выбрал то место в целях конспирации, а может, не хотел нас светить.

Приехали мы с Севкой в точно назначенное время – в шесть вечера. Сашка все еще был в другом городе, ждал нашего вызова. С Сильвестром, помимо Культика, был еще один его заместитель, который назвался Драконом. Сильвестр был в очень хорошем настроении. Первым делом он подвинул нам сверток – вторую часть нашего гонорара.

Потом стали разговаривать о разных проблемах. Выяснили, что после убийства Грома в Москве был большой шум. Говорят, дело дошло даже до Япончика. Звонили в Америку ему. Тот был очень недоволен. Через своих смотрящих по Европе выяснял, что за беспредел начался, почему Грома убили. Было трудно понять, поддерживал ли Япончик Грома или нет, или просто пекся о репутации вора в законе.

Любое убийство вора в законе определенно имеет значение для всего воровского сообщества.

Сильвестр говорил о своих планах, а их у него было множество. Он хотел поставить нас смотрящими на пару коммерческих структур и планировал для решения острых проблем.

– Ребята вы отчаянные, – говорил Сильвестр, – и на вас, видимо, можно положиться. Вопросы решаете конкретно, без всяких компромиссов. Мне такие люди нужны! Так что будете пару коммерческих структур моих опекать. Да, кстати, можете появиться в «Арлекино», в ночном клубе. Придете к хозяину, скажете… Впрочем, он вас помнит, – поправился Сильвестр. – Отдыхайте.

Мы поинтересовались, где нам лучше снять квартиру для ребят, которые приехали с нами. Сильвестр сказал:

– Милости просим в Орехово или в Солнцево. Снимайте. Но вообще престижными у нас считаются Строгино и Крылатское. Правда, там цены кусаются, но для таких богатеньких, как вы, – подмигнул он нам, – думаю, это не проблема.

Через пару дней мы с Севкой сняли две однокомнатные квартиры для ребят в Строгине, где разместились Эдик с Колькой и Мишка с Лешкой. Первым делом, когда мы сняли квартиры, Севка срезал телефоны, находящиеся там.

– Зачем ты это сделал? – удивились ребята.

– Чтобы никакой связи не было, чтобы вас менты потом не запеленговали. Связь будет вот через это, – и Севка протянул им пейджеры. Мы давали на пейджеры условные сообщения – обозначения места и времени. Время всегда было закодированное – надо было прибавлять один час.

Места встреч были обозначены номерами – объект один, объект два и так далее. Так что при появлении сигнала никто не мог вычислить, где и когда назначается встреча. Везде постоянно была подпись «папа».

– Эта подпись означает, что сообщение либо от меня, – пояснил ребятам Севка, – либо от Олега.

На второй день после приезда мы решили навестить клуб «Арлекино». К этому времени у нас уже было две иномарки – правда, подержанные, «секонд хэнд», за 15–20 тысяч долларов. Надо было держаться солидно. И пускай они были не последних выпусков, а двухгодичные, но все равно крутые – «Вольво» и «БМВ».

Мы с Севкой подъехали на «БМВ» к клубу. Поставив машину на стоянку, вошли внутрь.

Клуб «Арлекино» представлял собой большой зал с колоннами. С одной стороны был буфет со стойкой типа бара, с другой – закругленная сцена, где выступали исполнители. Висели гирлянды, всевозможные прожектора. Народу топталось уже довольно много. Было видно, что клуб уже достаточно раскручен.

Мы решили спросить Гусарова, владельца клуба. Спросили у одного из официантов, в клубе ли он. Официант тут же отреагировал:

– Александр Васильевич? Минуточку, сейчас узнаю.

Вскоре к нам подошел менеджер.

– А что вы хотите от Александра Васильевича? – поинтересовался он.

– Нам надо встретиться с ним лично.

– Простите, а как вас представить?

– Скажите – от Сергея Ивановича.

– А-а, – понимающе кивнул менеджер, – сейчас передам. Ваши имена?

Мы назвали себя.

Через несколько мгновений менеджер вернулся, сказав, что Гусаров нас ждет.

Мы прошли на третий этаж. Было видно, что это часть киноцентра. Большая овальная гостиная, переоборудованная под приемную, была увешана зеркалами. С одной стороны стояла пальма. Мы открыли дверь в кабинет. Там сидел Гусаров с каким-то человеком, вероятно, своим заместителем. Мы вошли, поздоровались.

Александр узнал нас сразу.

– Ну как дела, ребята? – спросил он. – Отдыхать пришли?

– Да.

– Значит, так. Вы у меня – постоянные клиенты, лучшие гости. Вся выпивка – бесплатно. Будете говорить бармену, что вы – мои гости. Я предупрежу. Не знаете, Сергей Иванович сегодня приедет? – поинтересовался Гусаров.

Севка пожал плечами:

– Вообще-то ждем…

Он соврал – мы были не в курсе планов Сильвестра на сегодня.

Потом мы поговорили еще немного и вернулись в зал.

Тем временем народу все прибавлялось. В основном это были либо коммерсанты, либо их «крыша» – московские бандиты. Все они были коротко подстрижены, одеты в подобие униформы – пиджаки, цепи, браслеты. Крутились какие-то девчонки – то ли фотомодели, то ли проститутки, все холеные, намазанные дорогой косметикой, в дорогих тряпках. Время от времени по залу проходил фотограф с «Полароидом» и фотографировал желающих, беря за каждый снимок по 50—100 тысяч.

Мы сели за столик и стали смотреть представление. Пела звезда московской эстрады. Кто-то танцевал, кто-то просто слушал. Потом вышла группа.

Вскоре появился Сильвестр. Он приехал с большой группой людей. Мы услышали, как по залу прошелестело: «Сильвестр, Сильвестр приехал!»

Сильвестр прошел к специально зарезервированному для него столику. Он сел туда со своей командой.

– Ну что, может, подойдем? – спросил Севка.

– Отчего бы и не подойти? – ответил я.

Мы подошли. Сильвестр улыбнулся нам и предложил сесть. Мы сели рядом. Все время мы чувствовали на себе удивленные взгляды братвы из других группировок – что за люди, почему они сидят с Сильвестром? Может быть, многие и стали догадываться, что именно мы стали причиной смерти Грома… По крайней мере мне так казалось.

Мы рассказали Сильвестру, как сняли квартиры, как отрубили телефоны. Он с большим интересом слушал нас.

– Ну вы даете! Прямо подпольщики, конспираторы! – улыбался он, обращаясь к своей братве. И неожиданно спросил: – А какие тачки себе купили?

Мы стали рассказывать про купленные нами машины.

– Ну, ребята, лоханулись вы! – сказал нам Сильвестр. – Надо было заказать моим парням, они бы вам из Германии тачки пригнали или из Польши, гораздо дешевле обошлось бы!

– Почему?

– Угнанные, под заказ.

– Что это значит? – поинтересовался я.

– Это когда с владельцем договариваешься, сумму ему отбашляешь определенную, он дает согласие, но по условиям сразу не заявляет ни в полицию, ни в Интерпол, а только через год или два. Вот такие машины мы и гоним. У нас тут все схвачено.

– А как же на регистрацию поставить?

– Тоже нет базара, – улыбнулся Сильвестр. – Опять же – все схвачено, за все заплачено. Правда, потом, через годик-два, они выплывают, но к тому времени надо уже от нее избавляться. Такая тачка за полцены уходит.

Мы слушали как завороженные.

– Впрочем, если укрепитесь, потом будете у своих коммерсантов машины забирать, – сказал Сильвестр.

– У каких своих?

– Которым будете «крышу» делать. Кстати, мы тут с братвой решили направить вас на две точки. Утром все расскажу. А где же ваш третий, Сашок? – поинтересовался Сильвестр.

– Он еще в городе, отдыхает – на дно залег…

– У него все нормально?

– Вполне, – ответил Севка. – Да, он просил тебе передать что-то там насчет нашей доли.

Сильвестр удивленно взглянул на Севку. Я так же непонимающе посмотрел на него. «Какая доля? О чем он говорит?» – подумал я.

Севка, поняв наше удивление, стал объяснять:

– Сашка сказал, что когда ты последний раз с ним разговаривал, то обещал долю от этого клуба. Это так?

– Обещал, обещал, все верно, – немного раздраженно ответил Сильвестр. – Но не все сразу. Не гони лошадей, пацан, дай оглядеться. Я очень много своих бабок вложил в это мероприятие, еще даже полностью их не отбил. Обычно, по законам бизнеса, нужно сначала свои бабки отбить, а потом долей делиться. Так что подождите чуть-чуть!

– Хорошо, – согласился Севка.



скачать книгу бесплатно


Поделиться ссылкой на выделенное