Валерий Карышев.

Криминальная история России. 1989–1993. Люберецкие. Парни из Солнцева

(страница 7 из 56)

скачать книгу бесплатно

На следующий день Валентин с Максом были выпущены из отделения. Однако в этот же день к ним домой пришел участковый инспектор и так же подробно заполнял анкеты и бумаги. Макс с Валентином находились под так называемым милицейским надзором за несовершеннолетними.

Про Кузю ничего слышно не было…


…Суд начался. В комнату ввели Кузьмина. Кузя очень изменился. Он похудел, его наголо остригли. На нем были свитер с оленями явно с чужого плеча, темные брюки. Увидев ребят, он сцепил руки – одна была в наручнике, поднял их над головой и показал – я с вами, ребята!

Весь суд Кузя держался молодцом. Он не только не раскаивался, а, наоборот, говорил, что слишком легкой смертью умер этот подонок. Что же касается мотива убийства, то Кузя сказал, что погибший проиграл ему в карты крупную сумму, а деньги отдавать не собирался.

Судья была шокирована таким ответом.

– И что же, из-за карточного долга можно убить человека?! – спросила она. Ей было не понять сложного мужского характера.

– А как вы думаете, как я пацанам после этого в глаза смотреть буду? – улыбаясь, сказал Кузя, глядя в зал.

Ребята смотрели на Кузю завороженно, словно на героя. Вот парень убийство совершил, срок ему немалый светит, в колонию пойдет, тем более в колонии для детей ему сидеть только год, а потом переведут к взрослым, а как держится!

Как ни странно, суд не интересовался прошлым дяди Бори-Кеши, словно бы и не знали, что это был рецидивист, квартирный вор, имевший несколько судимостей. Это суд совершенно не интересовало. Для них в данный момент это был обычный человек, погибший от рук малолетнего убийцы. А убийца – циник, нанес двадцать три ножевых ранения только за то, что погибший не смог вовремя отдать карточный долг! Примерно так понимался мотив убийства.

Потом был приговор.

– Встать! Суд идет! – И далее: – Признать Михаила Кузьмина виновным в совершении тяжкого убийства, квалифицировать его действия по 102-й статье Уголовного кодекса, по пунктам… Назначить меру наказания в виде лишения свободы с отбытием в колонии усиленного режима сроком девять лет.


– Девять лет! Сколько же Кузе будет тогда? – стали подсчитывать ребята.

– Двадцать четыре года, – сказал Макс, – а может, и раньше выйдет.

Первый год Михаилу Кузьмину придется отбыть в колонии для несовершеннолетних, с последующим переводом во взрослую колонию.

Когда ребята вышли из зала суда, они махнули рукой:

– Все, потеряли Кузю! Не будет больше его! Живым из зоны не вернется! Девять лет – это же целая вечность! – говорили ребята, обмениваясь впечатлениями, когда возвращались домой.

Глава 4
Адвокат
Москва, август, 1998 год

Повернув машину, я направился в сторону Москвы. День был сломан. У меня было назначено несколько встреч. Не помню, как провел их, скорее всего с каким-то безразличием. А клиенты всегда чувствуют настроение адвоката. Некоторым я сказал, что мне, возможно, придется уехать в командировку, и порекомендовал им своих друзей – коллег-адвокатов, которые могли бы заменить меня.

После встреч я вернулся в консультацию.

Там я переговорил с несколькими знакомыми адвокатами и предложил им заменить меня по некоторым уголовным делам. Коллеги согласились. Сейчас время трудное для всех, в том числе и для адвокатов, поэтому каждый старается нахватать побольше дел. Записав данные моих клиентов, сделав кое-какие замечания о том, что сделано, а что предстоит сделать, я решил, что покончил с этой суетой. В конце концов, от многих дел я освободился. Но тут же поймал себя на мысли: а может, я зря это сделал? Может, его уже и в живых нет? Но вряд ли они на это пойдут. Хотя всякое бывает. Потом скажут – погиб при перевозке, при попытке к бегству. Я даже представил, как бедного Валентина вытаскивают из машины и говорят: беги. Валентин не хочет. Тогда кто-то стреляет ему в затылок и в спину, труп выбрасывают в канаву. Это так называемая инсценировка побега. Да ладно, что-то целый день сегодня мрачные мысли в голову лезут!

Я быстро набрал номер телефона Паши, чтобы узнать, как у него дела. Мобильный долго не отвечал. Наконец Паша снял трубку.

– Привет, Паша, как дела? Где ты находишься?

– Я сейчас в банке. А ты где?

– На работе.

– Ты уже его покинул? – Паша намекал на Валентина.

– Конечно. Его уже повезли в тюрьму. Но возникли проблемы…

– Погоди, не будем по телефону об этом, – остановил меня Паша. – При встрече поговорим. Да, самое главное. Тебя его жена, Жанна, разыскивает.

– И что, найти не может?

– Нет. Что у тебя с телефоном?

– С телефоном? – я посмотрел на индикатор. – А, просто батарейка разрядилась.

– У тебя есть запасной блок? Или, в конце концов, воткни в прикуриватель автомобиля. Она никак дозвониться до тебя не может.

– Хорошо, так и сделаю, – ответил я и тут же спустился вниз, к машине. Открыв бардачок, стал нащупывать шнур. Как назло, шнур был от другого телефонного аппарата. Я начал злиться на себя – надо же, когда спешишь, не найдешь нужный шнур! Кто же взял его у меня? Может, где-то оставил? Может, из другой машины разговаривал? Наконец я бросил взгляд на прикуриватель. Шнур торчал там. «Вот те на, – улыбнулся я, – совсем я заработался, шнура перед самым носом не вижу!»

Я быстро воткнул шнур в мобильник и включил его. Не прошло и минуты, как раздался звонок.

– Алло, слушаю!

– Это Жанна, – услышал я приятный женский голос. – Мне нужно срочно с вами поговорить. Где вы находитесь?

– Я в центре, на работе.

– Вы знаете такое место? – Жанна назвала известное кафе.

– Конечно, знаю.

– Через сколько вы можете там быть?

Я взглянул на часы.

– Минут через двадцать.

– Я могу немного опоздать. Тогда, пожалуйста, сядьте за столик, попейте кофе. У меня очень важный разговор.

– Конечно, подожду, – сказал я и нажал на кнопку «Конец разговора».

Через двадцать минут я уже был в одной из центральных гостиниц. Вошел в уютное кафе, сел за столик, заказал кофе с пирожным. Время от времени я поглядывал на входную дверь. Но Жанны еще не было.

Вскоре в дверях мелькнула знакомая фигура. Теперь я постарался повнимательнее рассмотреть ее. Жанне было около двадцати пяти лет. Небольшого роста, с темными волосами, голубыми глазами, тонкие черты лица. Никакой косметики я не заметил. Жанна была в кожаной куртке, наброшенной на плечи косынке и, что самое примечательное, в темных очках. «Странно, – подумал я, – время уже к вечеру, да и погода пасмурная. При чем тут темные очки? Зашифровалась».

Жанна подошла, приветливо улыбнулась мне и села за столик.

– Телефон у вас с собой? – спросила она.

– Да, – удивленно ответил я, не понимая цели ее вопроса.

– Вы можете его выключить?

Я нажал на кнопку выключения – все равно батарейка села.

Жанна тут же вытащила из своей сумочки крохотный телефон фирмы «Эрикссон» и выключила его.

– Что это за конспирация? – поинтересовался я.

– А вы разве не знаете, что с помощью таких телефонов можно прослушивать все разговоры, которые ведутся не только по телефону, но и возле него?

Я сделал удивленные глаза.

– Первый раз слышу об этом.

– Ладно, не об этом сейчас, – махнула рукой Жанна. – В общем, Валю сегодня повезли.

– Куда его – в Матроску или в Бутырку?

– Даже близко нет. В Коломну повезли.

– В Коломну? Почему?

– Он же числится за областью, – сказала Жанна, – а всех, кто числится за областью, везут в областные изоляторы.

Коломна. Я пытался вспомнить, в каком она направлении находится.

– Его сначала хотели в Ногинск отправить.

Я осторожно спросил:

– А с ним все нормально?

– Все в порядке, уже довезли.

– Эти сведения точные?

– А что вы имеете в виду? – насторожилась Жанна.

И я рассказал ей обо всех своих сегодняшних «заморочках» с братвой. Жанна внимательно выслушала меня.

– Да, Валентин предупреждал об этом, – сказала она, – поэтому мы приняли меры предосторожности. Валентин обговорил с вами условия вашей работы?

Я кивнул головой.

– Вот это для вас, – и Жанна вытащила толстый пакет, в котором, как нетрудно было догадаться, лежали деньги. Я положил его в карман.

– Там, может быть, немного больше, – сказала Жанна, – это на непредвиденные расходы. Да, каковы ваши планы по его защите?

– Пока говорить об этом рано, – ответил я, – надо дождаться результатов экспертизы. Будут две экспертизы – по его одежде, по ножу, по группе крови и пальчики.

– Что значит пальчики?

– Ну, его пальчики прокатали, – ответил я. – Теперь отпечатки будут искать на месте совершения преступления.

– Да, я хотела сказать вам самое главное, – неожиданно сказала Жанна. – Перед тем, как его арестовали, то есть сегодня утром, был обыск. Они там кое-что изъяли у него. И вот какое дело. Валя в костюме был, в котором на встречу ездил, у него этот костюм потом изъяли. А вот ботинки, в которых он был, совсем другие. Что мне теперь с теми ботинками делать?

«Вот это да, – подумал я, – интересная ситуация! Получается, что я как адвокат должен участвовать в сокрытии улик?» С другой стороны, эти ботинки могут быть самым главным доказательством, куда он ходил. По следам это легко определить.

Я пожал плечами.

– Он умышленно надел другие ботинки?

– Я думаю, да.

«Так, вероятно, у Валентина есть какая-то причастность к этому убийству, – подумал я, – если он сменил ботинки». Я выдержал паузу. Конечно, с одной стороны, адвокат тоже слуга закона. Нельзя нарушать закон. Но, с другой стороны, давать советы, ухудшающие положение своего клиента, я тоже не мог. Лучше промолчать.

Я пожал плечами и повторил:

– Не знаю. Делайте как хотите.

Жанна понимающе кивнула головой, показывая, что поняла смысл моих слов.

– И еще вот что, – сказала она. – Вы говорили, что эти записали номер вашего мобильного телефона.

– Да, записали, – кивнул я головой.

– Вы отключите его и больше им не пользуйтесь. А я привезу вам новый. И самое главное… – Жанна посмотрела на дверь и внезапно умолкла.

В зал кафе, где мы сидели, вошел Паша. Он был встревожен. В руках у него были какие-то папки с бумагами. Он быстро подбежал к нашему столику и, поздоровавшись, сел на стул. Он тяжело дышал.

– Ты что, бежал? – спросил я.

– Можно сказать, да, – ответил Паша.

– Ну, как дела?

– Был я в банке, – начал Паша. – Там творится что-то невообразимое.

– Что случилось?

– Каким-то образом в банке узнали об аресте Валентина. Сейчас нагрянула налоговая полиция, УБЭП.

– А это что такое? – спросила Жанна.

– Это то же самое, что раньше ОБХСС.

– А этим-то что нужно?

– Спроси у них! Налоговая инспекция района, все с проверками. Московский РУОП приехал. Но самое главное не это. В банк хлынула клиентура.

– Каким же образом они узнали обо всем случившемся?

– Нетрудно догадаться, – сказала Жанна. – Утечка информации. Может, от охраны волна пошла, может, еще от кого.

– Короче, – продолжил Павел, – приехали кредиторы, все Валентина требуют.

– При чем тут Валентин? Есть же президент! – сказала Жанна.

– Жанночка, милая, ты же знаешь, что президент уже второй месяц в Ницце отдыхает! В последнее время всем заправлял Валентин. Теперь вот его и ищут. Причем ищут достаточно активно.

– В каком смысле?

– Приехали бизнесмены, предприниматели, с ними «крыши», мыши, – развел руками Паша. – В общем, нам сейчас, как я считаю, в городе появляться опасно.

– Почему? – переспросил я.

– Как же, коллега, ты ведь, насколько мне известно, тоже засветился!

Я сделал удивленные глаза:

– В каком смысле?

– Город наш хотя и большой, но на самом деле для определенного круга достаточно маленький. Так что ты засветился, и крупно.

– И что нам теперь делать? – спросила Жанна.

– Все устроено, – Паша похлопал себя по карману. – Я заказал нам три номера в одном уютном пансионате. Кстати, он находится недалеко от тюрьмы, где содержится наш любимый Валентин. А что вы сидите всухомятку? – сменил тему Паша. – Может быть, выпьем?

Я пожал плечами:

– Не хватало нам еще выпить и попасться гаишникам! Я пас.

– Я тоже не буду, – сказала Жанна.

– А я не могу удержаться, – сказал Паша. – Тем более в последнее время я с водителем. – И он подозвал к столику официанта, заказав себе виски. – Да, вот еще что, – сказал Паша, – все необходимые документы, которые Валентин просил вывезти, я вывез, – и он похлопал по стопке папок, лежавших на столе. – Так что пускай теперь ищут!

– А почему его все ищут? – спросил я.

Паша удивленно взглянул на меня.

– Ты что, забыл? Валентин – банкир, у него были большие связи. В его банке многие известные люди хранили свои деньги.

– И известные фирмы, – добавила Жанна.

– Да, и известные фирмы. А затем, 17 августа, ГКО лопнули…

– А он что, в ГКО играл? – спросил я.

– А кто его спрашивал? Его заставили это делать.

– И что теперь? Большие цифры?

– Да, очень большие, можно сказать, астрономические, – Паша уже держал в руках принесенный напиток.

Мне стало не по себе.

– А эти люди такого не прощают, – продолжил Павел. – Теперь все хотят Валентина видеть. Можно сказать, – невесело улыбнулся он, – Валентину в какой-то степени повезло.

– Ничего себе повезло! – всплеснула руками Жанна. – Мой муж подозревается в убийстве, а его адвокат говорит, что ему повезло!

– Жанночка, я же пошутил! – сказал Паша. – Давайте не будем терять времени. Надо перебираться в пансионат. У тебя остались какие-то дела?

– Нет, – сказал я. – Вроде бы все разгреб. Домой хотелось бы заехать, что-нибудь взять с собой. Кто знает, сколько я в бегах буду!

– Коллега, – поправил меня Паша, – мы не в бегах, мы в подполье.

– Все равно. Ладно, давай адрес твоего пансионата. Я запишу, – и я достал из бокового кармана записную книжку с ручкой. – Вечером приеду. Соберу дома кое-что необходимое и сразу туда.

Паша продиктовал адрес пансионата. Мы попрощались, я сел в машину и поехал домой.

На сборы необходимых вещей у меня ушло около сорока минут. Упаковав спортивную сумку, взяв кое-какие бумаги, я вышел на улицу. Осмотрелся по сторонам, вроде ничего подозрительного. Я сел в машину и поймал себя на мысли: ну вот, совсем зашифровался!

Отъехав несколько метров, я пристально посмотрел в зеркало заднего вида, но ничего странного не заметил. Вскоре выехал на Окружную дорогу, потом двинул в том направлении, где находился пансионат.

Пансионат располагался недалеко, километрах в тридцати от Москвы. Я без труда нашел его, подъехал к воротам. На стоянке увидел Пашину «БМВ», стоящую рядом с джипом «Мерседес» пятисотой модели.

Поставив машину и вытащив сумку, я пошел к корпусу. Паша не обманул. Корпус был очень уютным. «Наверняка бывший совминовский, – подумал я, – только переделанный уже».

Белый кирпич гармонировал с яркими елочками, окружавшими здание. Уже было темно, и по освещенным окнам можно было догадаться, что пансионат заполнен только на четверть. «Правильно, – подумал я, – сейчас не сезон».

Войдя в фойе, я подошел к стойке дежурного администратора, протянул свой паспорт и сказал:

– Для меня должен быть забронирован номер.

– Да, да, Павел Егорович нас уже предупредил, – сказала женщина-администратор, улыбнувшись мне. – Ваши номера с ним рядом.

– Очень хорошо, – сказал я, – теперь осталось узнать, где они находятся.

– Все будет в порядке, – администратор назвала меня по имени-отчеству и протянула мне ключ от номера. – Пожалуйста, ваш ключ. У вас вещей много?

– Нет, только спортивная сумка.

– Вы сможете донести сами?

– Конечно, без проблем.

«Да, – подумал я, – сервис! Все меняется, все теперь для человека! Только деньги плати!»

Я поднялся по толстым ковровым дорожкам на второй этаж, подошел к номеру 320. Рядом находился номер 322, напротив – 324. Судя по всему, это были номера-люксы. Вставив ключ в замочную скважину, я открыл дверь и вошел внутрь.

Номер действительно был шикарным, двухкомнатным. Первая комната была гостиной, там стояли кресла, журнальный столик. Вторая комната – спальня, с двуспальной широченной кроватью. Прямо из спальни можно было пройти в ванную и туалет. В гостиной был выход в другой туалет. «Два туалета, – подумал я, – не многовато ли для одного человека?»

Бросив сумку на кровать, подошел к тумбочке, на которой стоял телефонный аппарат, и снял трубку. Телефон работал. «Наверное, городской», – подумал я и положил трубку.

Подошел к телевизору, включил его и устало опустился в кресло. В дверь постучали. Вошел Паша, держа в руках бутылку виски и коробку конфет.

– Ну как, коллега, доехал? – спросил он, бесцеремонно усаживаясь в кресло напротив.

– Как видишь, – ответил я. – А где Жанна?

– Она отдыхает. А мы с тобой давай-ка расслабимся. Все же пришлось сегодня много пережить.

– Да, это уж точно, – улыбнулся я, – накружились мы, навертелись!

Паша подошел к бару, достал оттуда две рюмки, наполнил обе и одну протянул мне. Я сделал небольшой глоток и поставил рюмку на столик.

– Ты что, не пьешь? – удивился Паша.

– Знаешь, как-то уже в привычку вошло – мало пить.

– Что так?

– Да работа такая. Иногда вкалываешь, как диспетчер «Скорой помощи».

– Как это?

– Зацепят ночью какого-нибудь твоего клиента, звонят – срочно приезжай, выручай! Вот и несешься, как «Скорая помощь», на выручку. Сам понимаешь, нужно всегда трезвым быть.

– О, братишка, – сказал Паша, – я от такого ритма давно уже отошел. У меня проще график – приходишь в банк, как к себе на работу, с девяти и до шести. Кое-какие встречи, переговоры, иногда удивительные и замечательные поездки в круизы или на уютные острова с банковскими работниками.

– Так ты что, уже вроде бы и не адвокат? – спросил я.

– Как тебе сказать. Я адвокат, но прикомандирован к постоянному банку.

– То есть ты у него в штате?

– Нет, я вне штата. Но платит он хорошо.

– И что ты делаешь?

– Вот, с бумажками работаю.

– Нет, меня на бумажки не тянет.

– Да, тебе все с людьми, по тюрьмам, менты, братва вокруг.

– Точно, – улыбнулся я.

– Может, пора поменять специализацию?

– Это как?

– Давай начнем вместе работать.

Я сделал паузу.

– Давай, вот это дело закончу, потом пойду к тебе в помощники.

– Да ладно тебе! – улыбнулся Паша. – Скорее я к тебе…

– Ты что, хочешь на уголовные дела перейти?

– Нет, что ты! – Паша замахал руками.

– Послушай, Паша, пока мы одни, давай-ка расскажи мне про твоего клиента.

– Почему это про моего? Теперь он и твой клиент тоже.

– Ладно, пускай будет про нашего, – поправился я.

– Что тебе сказать? Нормальный парень Валя.

– А менты говорили, что у него какое-то там прошлое.

– Ну, подумаешь – был в группировке, с кем не бывает! К уголовной ответственности, по крайней мере, не привлекался.

– А этот, кого он завалил? – осторожно спросил я.

– Они друзья были. Потом что-то у них случилось. Короче, напряги пошли, и пути их разошлись.

– Он что, у него деньги вымогал?

– Кто?

– Ну, потерпевший у Валентина?

– Нет, там дело не в деньгах было. Но денег, кстати, у потерпевшего тоже немало. Там другие дела. Потом все узнаешь, если нужно будет.

– Что-то ты недоговариваешь, – сказал я, – что еще за тайны? Ладно, как ты думаешь, Валентин мог это сделать?

– Ты что, убийство имеешь в виду? Боже упаси! Я давно его знаю, уже лет пять с ним работаю. Это невозможно. Он мог что-то организовать, но сам – никогда, ни за что!

– Тогда почему же он не пытается себя вытаскивать?

– Знаешь, старик, – сказал Паша, – может, в этом тоже есть смысл? Может, он прекрасно себя чувствует в изоляторе, гораздо лучше, чем на разборках со своими кредиторами, которые непонятно чем могут для него закончиться?

– Но изолятор – далеко не самое безопасное место, – сказал я, – пойми это! Тем более в этой колонии, куда его доставили. Ты думаешь, тюремный телеграф плохо работает? Завалил такого крутого авторитета! Ты думаешь, его там с оркестром встречают?

– Погоди, что значит завалил? – переспросил Паша. – Ты его адвокат и считаешь, что он виновен в преступлении?

– Я не считаю. Но так могут считать другие люди, – уточнил я.

– А это уже твоя работа – доказать его непричастность к убийству! – сказал Паша, наливая виски в рюмку.

Выпив вторую рюмку, Паша захмелел.

– Как тебе Жанна? – неожиданно спросил он.

– В каком смысле?

– Баба – герой, правда?

– По-моему, женщина как женщина.

– Нет, ты посмотри, как она себя держит! Она ведь взяла все в свои руки. Эти бумаги, которые я принес, они для нее.

– И что?

– Она сейчас села, что-то считает, кому-то звонит. У меня создается такое впечатление, что все банковские дела вела именно Жанна, а не Валентин.

– Да ладно, – улыбнулся я, – может, это тебе только кажется?

Неожиданно раздался телефонный звонок. Я вопросительно посмотрел на Пашу.

– Кто это может быть? Может, не снимать трубку?

– А чего ты боишься? – ответил Паша и снял трубку. – Алло! Жанночка? Да, я тут. Да, сейчас. – И он посмотрел в мою сторону. – Мы пойдем ужинать?

Я кивнул головой.

– Да, пойдем, – бросил в трубку Паша.

Через несколько минут мы уже были в уютном зале ресторана.

Жанна уже переоделась. На ней была юбка, темная блузка с жакетом. Она выглядела весьма привлекательно. Я обратил внимание, что и настроение ее изменилось. Жанна немного повеселела.

– Паша, тебе выносится благодарность, – сказала она.

– Не понял, за что?

– Ты привез очень нужные и важные документы. Я их сейчас просмотрела. Ты привез почти все, за исключением одного файла.

– Какого?

– Ладно, теперь ты его уже не привезешь. Я думаю, он уже находится в других конторах.

Неожиданно Жанна обратилась ко мне:

– Ну что, устроились?

– Да, все нормально, – сказал я.

– Отдохнем сегодня, а завтра с утра поедем к Вале в тюрьму.

– Конечно, – я кивнул головой. – Обязательно поедем!

Мы еще долго разговаривали этим вечером на разные темы. Неожиданно Жанна сказала:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56

Поделиться ссылкой на выделенное