Валерий Карышев.

Криминальная история России. 1989–1993. Люберецкие. Парни из Солнцева

(страница 10 из 56)

скачать книгу бесплатно

– Я не знаю, смотря какой разговор, – сказал я.

– Скоро проверка будет, – предупредил Гриша. – Так что у вас всего пятнадцать минут.

Я подошел к двери кабинета. Семенов открыл ее. Я вошел внутрь. На скамье сидел Сушков. Семенов тут же вышел и еще раз сказал:

– Через пятнадцать минут я к вам захожу, будьте готовы.

Я подошел к Сушкову.

– Что случилось, Валентин?

– Да что случилось… То, что и должно было случиться, – ответил Валентин. – Приходили ко мне.

– Кто приходил?

– Братва.

– Погоди, не Маркел с Утюгом случайно?

– Точно, они. А вы откуда знаете? – удивленно спросил Валентин.

И я рассказал ему о том, что произошло сегодня днем со мной.

– Теперь мне все понятно, – сказал Валентин. – Значит, после разговора с вами они пришли ко мне. Видимо, деньги забашляли Семенычу, он и сделал им свидание со мной.

– Какое свидание? Они что, в камеру к тебе пришли?

– Нет, все было по-другому. Пришли в комнату посетителей, как будто они мои родственники.

– И что? Они тебя хоть не били?

– Нет, что вы! Между нами стекло было, а говорили мы по телефону. Как будто они мои двоюродные братья. Представляешь, какая наглость! – Валентин снова перешел на «ты».

– И что?

– Поговорили минут пятнадцать-двадцать. Суть разговора в следующем. Из-за этого я вас и вызвал. Они говорят – Кузю не вернешь, а бабки, которые ты заныкал, нужно отдавать, потому что за этими деньгами стоят очень серьезные люди. В принципе никакого блефа тут нет, это так и есть.

– А деньги-то большие? – поинтересовался я.

– Большие. Но не о них сейчас разговор. И вот какой ультиматум они мне поставили. Тогда, на стрелке с Кузей, когда все это в кафе произошло, они находились на улице. Теперь они поставили условие: если я им деньги не верну, то завтра, на допросе у следователя, они скажут, что видели, как я «пику» воткнул.

Я был ошарашен.

– А это так и было?

– Конечно, нет, – раздраженно ответил Сушков. – Это далеко не так. Они мне просто ультиматум поставили.

– А что же от меня требуется?

– Я хочу спросить вас, как адвоката, как мне из этой ситуации выкрутиться?

Я помолчал.

– Возвращай деньги или соглашайся на их ультиматум. Ведь еще не было следственного эксперимента. А следственный эксперимент может расставить многое по своим местам. И, самое главное, какая все же сумма?

– Большая, – повторил Сушков.

– Если сумма большая, то пока можно подождать. Скажи им, что подумаешь, прежде чем дать ответ. Это будет выглядеть вполне естественно.

– А что это даст?

– Мы время выиграем. А следовательно, будем лучше подготовлены.

– К чему?

– К этому самому главному ответу.

– Хорошо, я так и сделаю, – кивнул головой Валентин.

Через несколько минут в дверях появился все тот же работник изолятора Семенов. Он проводил меня до выхода. Я хотел уже попрощаться с ним, но неожиданно он произнес:

– Да, чуть не забыл.

Вас следователь Филиппов разыскивал.

– А что он хотел?

– Просил ему позвонить.

«Странно, – подумал я, – какой-то рядовой сотрудник передает мне о звонке следователя. Этот Семенов играет все большую роль в этом деле – все вокруг него кружится. Тут тебе и связи с братвой, и банкет, а теперь и следователь!»

Вскоре я вернулся в пансионат. Я посмотрел на часы. Было около восьми вечера. Но я знал, что в это время работники прокуратуры еще могут быть на рабочем месте – рабочий день у них ненормированный. Я подошел к телефону и хотел поднять трубку, но вспомнил, что если уж мы живем на «конспиративной квартире», то мне нет смысла звонить отсюда. Наверняка у следователя стоит определитель номера. Поэтому я взял мобильный телефон и набрал номер.

Я не ошибся. После соединения послышались знакомые звуки – сигналы определителя номера.

– Филиппов слушает, – услышал я.

– Алло, это говорит… – и я представился.

– Очень хорошо, что позвонили. А я вас разыскивал.

– Хотел поинтересоваться – как это вы определили, что я в тюрьме?

– Это дело нехитрое, – ответил Филиппов. – Наверняка вы к нему ходите каждый день.

«Значит, меня уже контролируют», – подумал я и спросил:

– Чему обязан таким вниманием?

– Дело, в общем, пустяковое. Хотим следственный эксперимент провести. Вы как адвокат можете на этом эксперименте присутствовать. Впрочем, – Филиппов сделал паузу, – вы можете и не присутствовать при этом. Это ваше право.

– Нет уж, лучше я поприсутствую, – сказал я. – Тем более у меня клиент очень требовательный. Наверняка он будет недоволен, если меня не увидит.

– Это уже ваше дело, – повторил Филиппов. – Да, еще что хотел вам сказать. Вы оставили мне номер вашего мобильного телефона, а он не отвечает.

– Так его отключили, наверное.

– А почему отключили?

– Да за долги, – соврал я на ходу.

– Что значит за долги?

– Деньги должен внести, счета не оплатил.

– Так оплатите, – сказал Филиппов.

– Я бы оплатил давно, да у меня денег нет.

На другом конце провода послышался смешок. Видимо, Филиппова очень развеселило это мое высказывание.

– Поэтому вы подключили второй телефон? – спросил Филиппов.

– А с чего вы это взяли? И если даже подключил, то что?

– Так дайте следователю номер, чтобы я мог вас разыскать!

Теперь мне стало ясно, что определитель номера не определил.

– Я дал бы с удовольствием, да телефон не мой.

– А чей же?

– Одной знакомой.

– Любовницы, что ли?

– Я не понимаю, я что – подозреваемый?

Филиппов вновь засмеялся.

– Боже упаси! Но все же, как мне вас искать?

– Вы же номер пейджера знаете, – напомнил я.

– Да, точно, я записывал.

– Так звоните на пейджер, и я вам сразу же перезвоню.

– Хорошо, – сказал Филиппов. – А теперь записывайте адрес, где будет проходить следственный эксперимент.

– Диктуйте.

– Эксперимент будет проходить на месте убийства, – сказал Филиппов. – Вы знаете это место?

– Нет, не знаю. Кафе какое-то…

– Записывайте.

Я записал точный адрес.

– А во сколько, примерно, привезут Валентина? – спросил я.

– Это уж не от меня зависит. Когда у них машина будет свободная, когда караул. Ориентировочно – с двенадцати до пяти.

– А мне как быть?

– Приезжайте к часу, думаю, не ошибетесь. А если опоздаете, то уж не обессудьте.

– Да, я все понимаю.

– Или оставьте свой телефон, – снова сказал Филиппов, – я позвоню вам, когда более конкретно буду знать время.

– Как только оплачу счета, так сразу вам сообщу об этом, и вы сможете звонить мне.

– Хорошо, – Филиппов снова засмеялся. – Значит, мы договорились?

– Конечно.

После разговора я сразу пошел к Жанне. Ее я нашел сидящей в номере в кресле и читающей какие-то бумаги.

– Не помешаю?

– Нет, что вы! Я только что вам звонила.

«Странно, – подумал я, – почему она все время называет меня по-разному – то на „вы“, то на „ты“? Наверное, еще не сформировалось отношение ко мне. А может, считает, что на брудершафт еще не пили?»

Я коротко рассказал Жанне обо всех своих приключениях – о разговоре с братвой, о последующем визите к Валентину, о звонке следователя.

– Что же делать? – спросила Жанна, выслушав меня.

– Нужно прежде всего готовиться к следственному эксперименту.

– А как это – готовиться?

– Сейчас нужно немедленно ехать в это злополучное кафе и обследовать его внимательно. Нужно быть готовыми к тому, какие вопросы задавать, какие требования включить в протокол этого следственного эксперимента. Да, самое главное – там есть Верка, официантка. Она – свидетель, как мне сказал твой супруг.

– Ну и что?

– Ребятишки-братишки, конечно, могут разобраться с Верочкой, поговорить с ней, чтобы она давала нужные им показания. Хорошо бы предварительно с ней на эту тему тоже поговорить.

– Понимаю, – сказала Жанна.

– Но я этого сделать не могу.

– Почему? Вы же адвокат.

– Вот именно. Если я буду говорить со свидетелем, это будет расценено как давление на него. Я могу общаться со свидетелями только на суде или, с разрешения следователя, с составлением протокола. А неофициально я не имею права это делать. Это может повлечь за собой даже уголовное наказание. Но, как ты понимаешь, уголовного наказания я не боюсь. Я боюсь другого – из дела меня могут вывести. Будет хороший повод.

– А из этого следует, что говорить должен кто-то другой? – спросила Жанна.

Я сделал паузу. Жанна поняла, что я имею в виду.

– Хорошо, – сказала она и кивнула головой, – я поговорю с ней сама.

– Я тоже поеду. Но нужно взять еще кого-нибудь.

– Может, Пашу возьмем? – предложила Жанна.

– А он уже появился?

– Да, он приехал, закончил свои дела. Правда, он сейчас спит, очень сильно устал, но ничего, я его разбужу.

– Это было бы отлично! – сказал я.

– Ну что, через час выезжаем?

– Да.

– А поужинать успеем?

– Давайте сначала дело сделаем, – сказал я, – а потом уже спокойно поужинаем.

– Хорошо, договорились.

Через час мы втроем сели в машину. Паша был в плохом настроении. Оказывается, он ездил в другой город и выполнял там какое-то важное поручение, очень устал и рассчитывал сегодня отдохнуть. А мы вместо этого потащили его помощником, точнее, статистом, на следственный эксперимент. Всю дорогу он недовольно ворчал:

– Вот, нашли кого брать! Неужели никого помоложе нельзя было найти!

Мы подъехали к злополучному кафе «Ласточка» уже около десяти часов вечера – почти в то же время, в какое было совершено убийство. Поставив свой джип недалеко от входа, я осмотрелся.

– Вероятно, это и есть то самое место, – сказал я Паше, – тут они, судя по всему, и стояли. Тут можно поставить четыре, от силы пять машин. Как мне говорили, охрана стояла возле машин. До входа – метров пять или семь.

– Шесть с половиной, – поправил меня Павел.

– Ну, у тебя глаз – алмаз! – пошутил я.

Мы подошли ближе к кафе.

– Ну что, видно что-нибудь? – спросила Жанна.

Через стеклянные стенки кафе и плотную занавеску практически не было видно, что происходит внутри помещения – только столики и очертания темных фигур, сидящих за ними. Но лиц разобрать было невозможно.

– Видишь, – обратился я к Паше, – ты занимаешься гражданскими делами, а я – уголовными. Если свидетель будет показывать, что отчетливо видел, кто сидел за столом, можно будет сказать: позвольте вам, дорогие свидетели, не поверить. Теперь остается проверить, могли ли они слышать отсюда разговор.

– Да как же можно его услышать! – возразил Паша. – Это же ясно! Мы ведь сейчас не слышим даже, как музыка играет!

– Погоди, нужно во всем убедиться на собственном опыте, – сказал я. – Вот посмотри, – я развернул листок с чертежом Валентина. – Вот где стоит этот столик.

– По-моему, они его передвинули, – вмешалась Жанна, указывая на схему.

– Да, немного. Но это естественно – видимо, полы мыли и сдвинули. Но, положим, они сидели вот за этим столиком. А сейчас наша задача в следующем. Там сейчас никто не сидит.

– Погоди, кто-то за ним есть, – всмотрелся Паша.

– Ну и ладно. Короче, Паша, ты подходишь к этим людям и что-нибудь спрашиваешь у них.

– А что мне спрашивать?

– Паша, ты же адвокат! Придумай что-нибудь! Хотя бы спроси, как пройти в библиотеку.

Паша засмеялся.

– Спроси что-нибудь! – повторил я. – Послушаем, будет ли отсюда что-нибудь слышно.

– Да не будет слышно! – сказал Паша. – Ладно, я все сделаю. А дальше что?

– А дальше – вернешься. А ты, Жанна, – повернулся я к ней, – можешь что-то узнать насчет Веры?

– Да, сейчас я пойду. Если она там, я поговорю с ней.

– Но только говори так, чтобы тебя никто не видел. Например, в подсобку пройди.

– Хорошо, – сказала Жанна.

Я остался стоять перед входом. Паша вошел в кафе и направился к столику, что-то спросил у мужчины, сидящего там. Ничего слышно не было. Значит, если свидетели будут настаивать на том, что они что-то слышали, например, как мой клиент угрожал Кузе, мы можем настаивать на том, что это оговор, то есть лжесвидетельство. И в этом случае будем добиваться проведения нового следственного эксперимента.

Вскоре Паша вышел. Жанна собралась войти внутрь кафе.

– Погоди, – сказал я ей, – теперь пойду я.

Я пошел в зал, осмотрелся. В кафе народу было немного. За столиком, за которым произошло убийство, сидели три человека и о чем-то толковали. В другом углу сидели какие-то пацаны, вероятно, местная шпана или местная братва. Они курили и тоже о чем-то оживленно разговаривали. Немного дальше сидела парочка.

Я направился к стойке бара. Там сидел какой-то парень, со скучающим видом наблюдавший за публикой.

– Добрый вечер, – обратился я к нему. – Я хотел бы купить сигарет. Какие у вас самые хорошие?

– «Мальборо лайт», конечно, – ответил парень. – Вам сколько?

– Дайте, пожалуйста, блок, – и я протянул ему деньги. Официант достал из-за спины блок «Мальборо» и протянул мне. Я взял сигареты. Официант хотел было отсчитать сдачу, но я остановил его.

– Нет, сдачи не надо. Можно воспользоваться вашим туалетом, а то я боюсь, не дотерплю до дома?

– Конечно, можно, – улыбнулся официант.

– Как туда пройти?

– Прямо по коридору, потом направо.

Я взял блок сигарет, который был мне совершенно не нужен, так как я не курю, и медленно пошел по коридору в сторону туалета, того самого, куда, по его словам, ходил Валентин. Мне нужно было провести так называемый хронометраж – сколько шагов было до туалета, сколько обратно. Дойдя до указанной двери, я обернулся и заметил, что напротив туалета есть еще одна дверь. Я приоткрыл ее. Это была небольшая подсобка, где стояли швабры, веники. Вероятно, это комната уборщиц. Но самое интересное было впереди. Рядом с туалетом была еще одна дверь. Я приоткрыл и ее. Бог ты мой – это же запасной выход! Таким образом, получалась версия, что человек, который мог совершить убийство Кузьмина, вошел в кафе через черный ход, спрятался в комнате уборщиц, а потом мог спокойно проникнуть в зал и нанести смертельный удар. При этом мой клиент мог находиться в туалете. «Хорошая версия, – подумал я. – Молодец, адвокат, хорошо работаешь! А если этого не было?» Если брать за основу, что мой клиент действительно не совершал убийства, – а это, судя по всему, так и есть, – то убийца воспользовался именно этим путем… Ну что же, прекрасно, возьму это на вооружение!

Я уже хотел вернуться к выходу, но неожиданно у меня возникла мысль: а вдруг предполагаемый убийца в туалете или в какой-нибудь каморке оставил орудие для убийства, что-то еще, кроме ножа? Я стал обшаривать помещения, но короткий досмотр туалета и комнаты для уборки ничего не дал, никаких улик я не заметил.

Я вышел в зал и, попрощавшись с официантом, направился к выходу.

– Ну как? Все в порядке? – спросила Жанна.

– Да, все нормально. Теперь твоя очередь, – ответил я.

Жанна вошла в кафе. Через несколько мгновений я увидел, как она подошла к официанту за стойкой бара. Они о чем-то говорили минут пять. Потом Жанна протянула что-то. Я понял, что это были деньги. Официант начал что-то писать на бумаге.

Вскоре Жанна вернулась.

– Поехали быстрее, – сказала она. – Нами уже интересуются.

– Кто? – спросил я.

– Да вон там братва сидит, уже взгляды кидают в нашу сторону.

Я быстро завел машину. При этом я даже не стал включать габариты, чтобы не освещать машину и номерные знаки. Вырулив из дворика, я погнал к центральной улице.

– Куда едем?

– Вот адрес этой Веры, официант дал.

– Так прямо сразу и дал?

– Да уж! Купила. Что сейчас можно бесплатно получить? Ничего. Только сыр в мышеловке…

– Мы прямо сейчас к Вере поедем? – спросил Паша.

– А что терять? Все равно потом ее на допрос вытаскивать.

– Надо с ней сейчас переговорить, – сказала Жанна. – Буду говорить я. Мне все равно ничего не будет за это.

Я пожал плечами.

– Конечно. Никто же не знает, кто к ней приходил.

– Это точно.

Минут сорок мы плутали по пустынным люберецким улочкам. Наконец подъехали к пятиэтажному блочному дому. Жанна сверилась с запиской.

– Вот тут, на четвертом этаже, она и живет, – сказала она. – Вон и свет в окнах горит. Ну что, я пойду?

– Может быть, мне проводить тебя? – предложил Паша сонным голосом.

– Нет, кто мне там может угрожать? Пойду без свидетелей поговорю, с глазу на глаз. Если, конечно, дома она одна.

– Будь осторожна, Жанна! – предупредил я.

– Я всегда осторожна. Да, я сумочку на всякий случай в машине оставлю, – она достала из сумки кошелек и пересчитала лежавшие там долларовые купюры. Я понял ее намерения.

Вскоре она вошла в подъезд. Отсутствовала Жанна минут тридцать. Появилась же веселая, с улыбкой на лице.

– Поехали, мальчики, все в порядке, – сказала она.

Я быстро завел машину и тронулся с места.

– Ну что, контакт состоялся?

– Состоялся, и очень удачно. Молодец, что подсказал именно сегодня с ней поговорить, не откладывать!

– А в чем дело?

– Ее завтра на допрос вызывают, в три часа.

– Куда?

– В прокуратуру.

– Погоди, ведь завтра с двенадцати до пяти следственный эксперимент?

– Я не знаю, но ее повесткой вызывают в три часа. С ней, кстати, ребята уже говорили.

– И что же они ей сказали?

– Они сказали ей, чтобы она была готова дать показания, что якобы видела, как Валентин ударил ножом Кузьму.

– Но это же…

– Она сказала, что на это дело не пойдет.

– А ты ей что сказала?

– Я сказала, пусть она говорит правду, как все было.

– А как было? – спросил я тут же.

– Очень просто. Все это происходило в ее отсутствие. Она уже попрощалась и вышла из кафе.

«Правильно, – думал я, – значит, мы ничего противоправного не совершили, просто предупредили человека, чтобы он не совершил еще одного преступления, не давал ложных показаний».

– Все правильно, – сказала Жанна. – И, как ни странно, даже деньги не понадобились. Только очень уж она напугана.

Вскоре мы добрались до пансионата. Там мы посидели в ресторане, поужинали, долго обсуждали недавние события.

В номер я поднялся очень усталый. Сел в кресло и начал чертить схему этого злосчастного кафе, просчитывая шаги, время, за которое Валентин мог вернуться, и время, которое мог затратить предполагаемый убийца, который должен был выйти из подсобных помещений и скрыться через черный ход. За этими расчетами меня и застала Жанна.

– А почему вы не спите? – спросила она.

– Сижу, готовлюсь.

– К чему?

– К следственному эксперименту.

Жанна удивленно посмотрела на меня.

– А что, завтра вам это может пригодиться?

– Вполне возможно, что ничего не пригодится. Но у меня есть кое-какие мысли, кое-какие разработки, нужно, чтобы все осталось в голове. Это может на суде пригодиться.

– Вообще-то мы планируем, что дело до суда не дойдет, – неожиданно сказала Жанна.

– Как это? – удивился я. – Ничего себе планы! Вы хоть представляете себе, во что влипли? Вы что, считаете, что при том раскладе, что имеется сейчас, удастся спокойно избежать суда?

Жанна улыбнулась.

– Но вы же – сильный адвокат, вы же многое можете!

– Я не волшебник, я не могу раздвинуть стены камеры и выпустить Валентина на свободу!

– Что-то я устала, – резко сменила тему Жанна, – я бы выпила чего-нибудь.

– Бар уже закрыт, – сказал я.

– А у вас ничего нет?

– Да я ничего особо не пью, – словно оправдываясь, ответил я.

Но Жанна уже подошла к бару и открыла его. Там стояла бутылка итальянского вермута, бутылка шампанского и коньяк.

– Ну что, может, шампанского? Или нет, лучше вермута с соком?

Жанна быстро достала вермут «Чинзано», пакет сока, открыла его.

– Вам в какой пропорции? – спросила она у меня.

– Больше сока, меньше вермута.

– А что так? Вы вообще не пьете?

– Да, давно уже отвык.

– А как же вы усталость снимаете?

Я пожал плечами.

– Да есть средства.

– И не курите?

– Да, не курю.

– Совсем положительный! – улыбнулась Жанна.

– Но у меня есть другие недостатки, – сказал я.

– Какие же?

– А это уже адвокатская тайна, – улыбнулся я.

Жанна выпила бокал, закурила и посмотрела на меня.

– Я все хочу сказать, может, нам на «ты» перейти? А то все как-то путаемся, – сказал я неуверенно.

– Я не против, – кивнула головой Жанна. – Можно и на «ты». За это не мешает выпить! – И она налила себе в бокал новую порцию выпивки.

– Конечно, – согласился я.

Мы отпили понемногу из бокалов.

– Ладно, целоваться не будем, – улыбнулась Жанна и продолжила: – Я нахожусь в таком стрессе, в таком напряжении! Не знаю, выдержит ли моя нервная система. Мне пришлось столько пережить за последние дни!

– Ничего, думаю, все будет хорошо, – сказал я. – Мне интуиция подсказывает. Хотя, конечно, выход из этой ситуации еще достаточно туманен. Но, может быть, завтра нас ждет первая удача?


Но удача пришла не сразу. Во-первых, была проблема с доставкой Валентина. Следователь оказался прав. Очень сложно доставить подозреваемого на следственный эксперимент. Сначала долго не могли найти конвой, затем по дороге сломалась машина. Валентина доставили на место только к четырем часам вечера. Мы ждали его у кафе три с половиной часа.

Жанна с Пашей сидели в другой машине. Время от времени мы переговаривались по мобильному телефону. Жанна уже стала волноваться.

– А вдруг бандиты приедут и пристрелят Валентина?

Я успокаивал ее:

– Во-первых, это просто невозможно, так как будет большая охрана. Видимо, ОМОН подтянут, конвойная служба, милиция подъедет. А во-вторых, смысла нет. Он нужен им живым, чтобы они могли получить свои деньги. Так что пока они не убедятся в том, что он им денег не даст, ничего не случится. А к этому времени может многое измениться.

Наконец привезли Валентина на обычном «рафике» с надписью «Милиция». За ним шла еще одна машина – такой же «рафик» с милиционерами. Несколько автоматчиков в бронежилетах сопровождали его. Сам Валентин был прикован наручниками к какому-то оперативнику. Они быстро вышли из машины и, не останавливаясь, прошли в кафе.

Кафе к этому времени уже закрыли, никого постороннего там не было, за исключением двоих понятых, которые заранее были приглашены для эксперимента и сидели в сторонке. Кроме следователя, было еще несколько сотрудников прокуратуры. Это были оперативники и, вероятно, еще следователи, которых направили для проведения эксперимента. Кроме того, был мужчина с видеокамерой.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56

Поделиться ссылкой на выделенное