Валерий Карышев.

Криминальная история России. 1993–1995. Сильвестр. Отари. Мансур

(страница 9 из 91)

скачать книгу бесплатно

Я еще раз окинул кабинет взглядом, и вдруг мое внимание привлек глазок, напоминающий окуляр бинокля. Странная штуковина примостилась под потолком возле шторы. В глазке помигивала красная лампочка.

В моем мозгу сразу же всплыл подслушанный мною разговор управляющего с секретаршей Людочкой о каком-то записывающем устройстве. Действуя исключительно по наитию, я тут же вскочил со стула, подошел к столу под удивленным взглядом Сильвестра. Не проронив ни слова, я схватил первый попавшийся листок бумаги и быстро написал: «Сергей Иванович, вас записывают на камеру. Глазок камеры – в правом верхнем углу». Закончив писать, я протянул листок изумленно следящему за моими действиями Сильвестру. Затем сел обратно на свой стул и стал ждать реакции. Долго ждать мне не пришлось.

Сильвестр быстро прочел написанное и положил бумагу в карман. Я внимательно следил за каждым его движением, чтобы в случае необходимости быть наготове. Сильвестр оставался совершенно спокоен, он ни разу не посмотрел на глазок, продолжая делать вид, что пытается слушать управляющего. Тот же замолчал, стараясь догадаться, что я написал Сильвестру. Затем, видимо, решив, что опасность миновала, он вновь начал что-то вещать.

Наконец Сильвестр перебил его:

– Ну что, это все, Вовчик?

– Да, Сергей Иванович, все так и есть, как я вам сказал, – с деланной уверенностью отрапортовал управляющий.

– Значит, так. Все, что ты говоришь про Германа, своего партнера, – уточнил Сильвестр, – на мой взгляд, фуфло. И идет оно именно от тебя, Вовчик! Сейчас мне стало ясно, что воду мутишь именно ты.

– Послушайте, Сергей Иванович… – попытался вставить слово Владимир Иванович.

– Я тебя слушал, теперь слушай меня ты, – грубо оборвал его Сильвестр. Следующие пять минут я с некоторым злорадным удовлетворением слушал, как Сильвестр распекает несчастного управляющего.

Из разговора я понял, что Сильвестр вложил деньги в какой-то общий проект и поручил вести его двум коммерсантам – некоему Герману и управляющему банком Владимиру Ивановичу. С проектом произошла заминка по причине того, как позже объяснил мне Сильвестр, что партнеры не сработались друг с другом и каждый из них стал кивать на другого. Особенно усердствовал наш сегодняшний клиент, оттого-то Сильвестр и возложил основную часть вины на него.

И тут я впервые увидел коронный номер Сильвестра. Внезапно он схватил онемевшего от ужаса управляющего за грудки и буквально проорал ему в побелевшее лицо:

– Ты что себе позволяешь, падла? Ты на кого, сука, работаешь?

– Что вы имеете в виду? В каком смысле? – испуганно пролепетал банкир.

– Ты что мне тут за киностудию устроил? «Союзмультфильм»? Я тебя спрашиваю! – Сильвестр крутанул голову управляющего в сторону глазка кинокамеры с такой силой, что мне показалось, что она сейчас оторвется и запрыгает по полу.

– Ты что записываешь, сука, – продолжал свирепствовать Сильвестр. – Ты кому стучишь?

– Да что вы! Я… я… – пытался что-то сказать Владимир Иванович, но Сильвестр мгновенно его перебил, рявкнув в лицо:

– А ну быстро скажи своей сучке, чтоб несла сюда кассету с записью!

Управляющий трясущимися, как у алкоголика, пальцами ткнул кнопку селектора и сдавленным голосом произнес:

– Людочка, немедленно кассету… сюда… быстро!

Через громкоговоритель был слышен дробный стук каблучков в приемной.

Через минуту смущенная Людочка вошла в кабинет, неся на подносе видеокассету. Сильвестр резким движением схватил кассету и вставил ее в стоящую в углу видеодвойку. Перемотав немного вперед, он включил телевизор. Там было видно, как мы с Сильвестром входили в кабинет управляющего, как сели, как управляющий банком стал произносить свой доклад. Сильвестр тут же нажал на кнопку, вытащил кассету и грозно спросил:

– Ты это для кого пишешь, сука? Для Петровки или для Лубянки??

– Я пишу… Сергей Иванович, поймите, разговор очень важный и существенный, и я хочу, чтобы он не был истолкован неправильно. Поэтому я и решил записать…

Управляющий был уже не белым, а зеленым от страха.

– А ты у меня разрешения на это спросил, падла? – продолжал наезжать на него Сильвестр. – Значит, так, с тобой все ясно. Короче – завтра пришлешь все бабки… Нет, сегодня, в пять часов, чтобы все бабки были… – Он взял листок и написал на нем, вероятно, адрес и сумму. Показав его управляющему, Сильвестр тут же смял листок и положил себе в карман. – Понял меня?!

– Да, да, Сергей Иванович, я все понял, я все сделаю! Прошу вас, не обижайтесь, я не нарочно! Так получилось! – пытался говорить Владимир Иванович. Но Сильвестр уже поднялся и вышел из кабинета. Всем своим видом давая понять, что управляющий окончательно вывел его из терпения. Я последовал за шефом.

Когда мы вышли из банка, Сильвестр сразу сбросил с себя мрачную маску.

– Ну ты молодец, Санек! Как с аппаратом-то! – сказал он, похлопывая меня по плечу.

Я покраснел от похвалы и открыл перед Сильвестром дверцу машины.

– Ну, теперь поехали другого навестим. К Герману двинули! – И, повернувшись к водителю, добавил: – Жми к Октябрьской площади!

Вскоре мы были уже на месте. Въехав в узенький переулок, идущий параллельно Ленинскому проспекту, машина остановилась у большого девятиэтажного здания. Из-за огромных окон казалось, что оно сделано из стекла.

Мы зашли внутрь и, пройдя по коридору, остановились возле двери с надписью: «Финансово-промышленная группа „Россия-инвест“.

Сильвестр без стука открыл дверь. Охранник вяло приподнялся и тут же сел на прежнее место. Сильвестр прошел через приемную и распахнул дверь в кабинет. Там сидел мужчина лет пятидесяти пяти в однобортном темном костюме и галстуке с каким-то замысловатым узором. На галстуке я заметил дорогую булавку, на короткопалой руке поблескивал перстень. Мужчина был лысоват и мелковат. В его небольших серых, словно ноябрьское небо, глазах читалась настороженность.

– Здорово, Герман! – сказал Сильвестр.

– Здравствуйте, Сергей Иванович! – учтиво ответил управляющий.

– Как дела?

– Все по-старому, Сергей Иванович! Вот… Мы все сделали, а фирма Владимира Ивановича… – Он назвал фамилию управляющего, которого мы только что посетили. – Они…

– Все, хорош! Кончай базар, – резко прервал его Сильвестр. – Значит, так, у тебя видео есть?

– Да, конечно. – Слегка опешивший Герман ткнул рукой в угол кабинета, где стояла видеодвойка.

– Включай, кино смотреть будем. – Сильвестр протянул ему кассету.

– А что здесь? – заискивающе спросил Герман. – Порнушка?

– Покруче будет! А ты что, только о бабах думаешь? Лучше бы о бабках подумал! – скаламбурил Сильвестр.

Герман дрожащими руками стал засовывать кассету в видео. Вскоре на экране появилось изображение, и я увидел собственную персону, восседающую на стуле, и Сильвестра, безучастно внимавшего распинающемуся управляющему. Смысл его речи заключался в том, что весь проект загублен Германом.

До конца кассету мы смотреть не стали.

– Хватит! – сказал Сильвестр, выключая магнитофон и вытаскивая компромат. – Ты понял, что вся вина по проекту лежит на тебе? У меня есть четкие доказательства на этот счет, и эти доказательства, как ты понял, записаны на видео. Поверь мне на слово, твоя «крыша» даже дергаться не станет, чтобы тебе помочь. Ты меня понял?

– Сергей Иванович! – растерянно сказал Герман. – Он меня оговорил!

– Какой оговор, когда все на кассету записано! – раздраженно сказал Сильвестр. – Значит, так: наше лавэ сегодня я хочу взять обратно.

– Хорошо, хорошо, Сергей Иванович, – засуетился Герман. – Я хоть сейчас готов вам все вернуть!

– Отлично, – улыбнулся Сильвестр. – Сколько времени наши бабки у тебя в сейфе лежали?

– Кажется, дней двенадцать… – неуверенно пролепетал Герман.

Лицо Сильвестра окаменело.

– Сколько, сколько? – перепросил он.

– Нет, не двенадцать… – опомнился Герман. – Я вспомнил – двадцать два дня. Да, да, совершенно точно!

– Ну, теперь посчитаем, умник, – сколько процентов на счетчике нащелкало? Сколько наши деньги из дела были вырваны? Так… – Сильвестр взял большой калькулятор, стоящий на столе, и стал нажимать на кнопки.

– Сергей Иванович, но мы же так не договаривались! – заикнулся было Герман.

– Послушай, Герман, ты что, первый раз бизнес делаешь? Не знаешь, что такое неустойка, что такое штраф и так далее? Не я должен тебя этому учить. – Сильвестр выдержал паузу и продолжил: – Мои деньги лежали у тебя. Они не работали. Сколько я потерял на них? Посчитай! – И он протянул управляющему калькулятор.

Герман стал считать, лихорадочно тыкая толстыми короткими пальцами в клавиши калькулятора.

– Если считать по международным стандартам… – заискивающе начал он.

– Вот ты по ним и считай, – перебил его Сильвестр, – мы же с тобой цивилизованные люди, бизнес делаем! Правильно?

– Хорошо, – безропотно согласился Герман и сказал получившуюся сумму. Мне она показалась весьма внушительной.

– Когда нужно отдать деньги? – спросил Герман.

– Сегодня. Сам же обещал, я тебя за язык не тянул! Вот он слышал. – Сильвестр кивнул головой в мою сторону.

– Я готов это сделать, – слегка вздрогнув, произнес Герман.

– Ну так и делай! – улыбнулся одними губами Сильвестр.

Герман нажал на кнопку звонка. В комнату вошел его заместитель. Управляющий взял листок бумаги, написал на нем цифру, расписался и, передавая листок заместителю, сказал:

– Наличными, в чемоданчике!

Через пятнадцать минут заместитель вернулся, неся в руке чемоданчик, и протянул его Герману. Тот взял его, приоткрыв, показал Сильвестру содержимое и спросил:

– Пересчитывать будете?

– Зачем же? – сказал, улыбаясь, Сильвестр. – Я тебе верю. Ты же меня не обманешь? – В тоне, которым он произнес последнюю фразу, таилась скрытая угроза.

– Нет, конечно, Сергей Иванович! Как вы могли предположить? – заерзал на кресле Герман.

Сильвестр ничего не ответил, лишь кивнул мне на чемоданчик.

– Иди к машине, – сказал он. – Я сейчас подойду.

Я медленно пошел к машине. Минут через пять в нее залез Сильвестр. Он выглядел очень довольным.

Отъехав от здания финансово-промышленной компании метров тридцать, он велел водителю остановить машину и сказал мне:

– Санек, вылазь из машины. Подойди к Вадиму, отдай ему чемоданчик. Пусть он его везет.

Я подошел к машине, в которой для подстраховки за нами следом ездила бригада Вадима, и отдал другу ценный груз.

Вернувшись обратно, я заметил, что настроение у Сильвестра поднялось. Он улыбнулся мне и сказал:

– Ну что, здорово мы с тобой этих двух лохов развели? Да, кстати, Санек, не забудь – сегодня в пять часов нужно к этому пидору ехать. – Он выругался. – Поедешь к нему за нашими бабками сам, без меня. Возьми с собой ребят. А меня с пяти часов Вадик будет водить.

Ровно в пять часов я подъехал к банку. Без проблем проникнув внутрь, я прошел мимо напуганной секретарши Людочки и вошел в кабинет. Управляющий безропотно вручил мне кейс. Не забыв об утреннем приключении, я первым делом посмотрел на глазок под потолком, но огонька в нем не заметил. Управляющий, перехватив мой взгляд, весь съежился и вжал голову в плечи. Когда я открывал дверь, покидая кабинет, за моей спиной явственно послышался вздох облегчения.

Как мне приказал Иваныч, деньги я привез в наше штабное кафе. Однако шефа там не оказалось, зато на своем любимом месте гордо восседал Андрей. Завидев меня, он махнул рукой, подзывая к себе. Я отдал ему кейс с бабками.

– Тебя Иваныч спрашивал. Срочно двигай к ресторану «Пекин» – это на Большой Садовой, знаешь?

Я кивнул головой и направился к выходу.

– Постой! – остановил меня Андрей. – Волына при тебе?

– Да, – похлопал я себя по ноге.

– Ты что, перевесил ее? – поинтересовался Андрей.

– Нет, она внизу.

– А что тогда по ляжке хлопаешь? – фыркнул тот.

– По привычке.

– Возьми волыну с собой. Понял? На обязах. Там ситуация может быть… Сам понимаешь, братва нервничает… – подытожил Андрей.

Подъехав к ресторану, мы увидели Сильвестра, поджидающего нас в машине. Я пересел к нему.

– Ну что, «бабульки» взял? – первым делом осведомился Сильвестр.

– Да, все нормально. Отвез, как сказали, отдал Андрею.

– Пойдешь со мной на встречу. Я сейчас буду встречаться с отморозками, с этой… с «крышей» банкира, которого мы с тобой с утречка трясли. Разговор будет. Сиди, следи за братвой, не спускай глаз с их рук. Если что, – Сильвестр сделал многозначительную паузу, – доставай пушку и пали. Понял? Но, думаю, до этого не дойдет. А ребята пусть подстрахуют около ресторана, – немного подумав, добавил он.

Мы направились к ресторану. Я заметил, что при входе стояла группа ребят в темных брюках, в кожаных кепках. Вид у них был угрожающий. Сильвестр спокойно прошел мимо. Многие из стоящих поздоровались с ним. Некоторым он помахал рукой в знак приветствия. Вслед за Сильвестром я вошел внутрь.

В фойе перед нами неожиданно выросли два здоровенных амбала.

– Сергея Ивановича приветствую, – сказал один из них.

– Здорово, братва! – сказал Сильвестр. – Где ваш-то?

– Рыба в зале сидит, тебя, Иваныч, ждет.

Мы вошли в зал, он был полупустой. За столиком в самом углу сидели двое мужчин. Один из них был блондином, подстриженным под машинку, с мощной бычьей шеей. Приглядевшись, я понял, чем заслужил он прозвище Рыба. Его глаза были какого-то неприятного белесого оттенка, как будто залитые молоком. Второй был худощавым и длинноносым. Черты лица и черная масть выдавали его принадлежность к Кавказу.

Я занял место недалеко от их столика. Сильвестр подошел к мужикам и протянул руку. Они пожали ее. Первым начал разговор Рыба.

– Иваныч, ты что, в натуре? Новую охрану себе завел, братов новых? Никогда в твоей бригаде их не видел. Откуда взял-то?

– Из Чикаго привезли, – улыбнулся Сильвестр.

– Иваныч, ты на чем приехал? – неожиданно спросил кавказец. – На трехсотом «мерине»?

– А тебе что он – гля?нулся? Отнять надумал? – ехидно поинтересовался Сильвестр.

– Скажешь тоже, Иваныч! Что я, смертный приговор себе подпишу, что ли? Отними у тебя попробуй! – гаденько осклабился кавказец.

– А чего тогда вопросы глупые задаешь? Ладно, зачем звали? – перешел к делу Сильвестр.

– Иваныч, наш коммерсант… – начал было Рыба.

– Ваш коммерсант, – перебил его Сильвестр, – пидор недоделанный! Бабки наши хотел заныкать, да еще на кассету что-то писать стал!

– Погоди, не кипятись, Иваныч, – сказал Рыба. – Он нам объяснил так…

– Я не хочу слушать, – оборвал его Сильвестр, – что он там объясняет, эта крыса! Вот вам кассета… – И достал из кармана видеокассету. – Вот за эту кассету он должен ответить по полной программе. Ты меня понял, братан? Или постановок наших не знаешь? Зачем он это писал? Меня, без моего согласия… Для кого он писал? Я вправе такой вопрос ему задать?

– Да, – утвердительно кивнул головой Рыба.

– А должен он за это ответить? – гнул свое Сильвестр.

– Да, – снова кивнул Рыба.

– Так вот, считай, что он ответил – бабками. Вопросы есть? – Сильвестр говорил спокойно, но видно было, что внутри у него все кипит.

– Иваныч, ты так как-то… конкретно и очень остро решаешь наши вопросы, – вдруг сказал второй собеседник, – что мы не можем даже ничего на это ответить.

– Ну тогда базара нет и ответа нет, – сказал Сильвестр. – Или вы с ним заодно меня хотели…

– Что ты, что ты, Иваныч! Братан, о чем говоришь?! – с деланным возмущением воскликнул кавказец.

– Тогда о чем базар, пацаны? Давайте лучше телочек снимем и отдохнем душевно! – предложил Сильвестр несколько помягче.

– С удовольствием, Иваныч! Только скажи – куда поедем.

– А куда ты хочешь? Хочешь – в Сандуны, хочешь – к Митьке, в частные бани, в Сокольники… там можно спокойно поговорить.

Рыба и кавказец решили ехать в Сокольники.

Когда мы подъехали к бане, машины Рыбы возле нее не оказалось. Добирались мы разными маршрутами, поэтому удивляться было нечему. Баня находилась на территории бывшей лыжной базы и представляла собой недавно выстроенный большой деревянный сруб. Принадлежала она некоему Митьке, подопечному Сильвестра.

Сам Митька, оповещенный о нашем приезде по телефону, терпеливо поджидал у входа. Поприветствовав нас, он начал радостно обхаживать Сильвестра.

– Рыба не приехал? – коротко спросил шеф.

– Пока еще нет, вы первые, Сергей Иванович! – воодушевленно ответил Митька. При этом у него был такой радостный вид, будто случился какой-то великий праздник.

– Хорошо. Кто у тебя из девчонок сегодня?

– А кого вы хотите? – услужливо спросил Митька. – Тамарочка, Наташа, Танечка… Позвоним – еще девочки подъедут.

– Ну хорошо. Со мной будет Санек, мой телохранитель.

– Как скажете, Сергей Иванович!

Мы молча вошли в баню. Там прохлаждались без дела несколько девочек. Все они были одеты лишь в легкие халатики. Увидев Сильвестра, они радостно загалдели, а парочка даже осмелилась повиснуть у него на шее. Видимо, моего шефа они уже не единожды обслуживали.

– Ох, рыбоньки мои! – улыбнулся Сильвестр. – Вот и снова встретились! Что сегодня будем с вами делать?

– Ой, Иваныч, что пожелаешь, то и исполним, с превеликим нашим удовольствием. Что хочешь, скажи – все для тебя! – зашумели проститутки.

Одна из девочек, оглядев меня с ног до головы и, видимо, оставшись довольной увиденным, громко спросила, обращаясь к Сильвестру:

– А это кто с тобой, такой симпатичный?

– А это мой телохранитель, Санек. Отвечает за меня головой! – ответил тот.

– Иваныч, – захихикали девочки, – а когда ты сексом заниматься будешь, он рядом встанет, твой покой охранять будет?

– Нет, думаю, до этого дело не дойдет! – засмеялся Сильвестр. – Но отдохнуть парню тоже надо. Поэтому он у вас сегодня крещение пройдет.

– А он что у тебя – последний девственник России, что ли? – спросила одна из них.

Все дружно засмеялись. Я смутился.

Вскоре подъехал Рыба со своим заместителем-кавказцем. Весь вечер они вместе с Сильвестром сидели в предбаннике, облаченные в одни только простыни, и попивали пиво.

Сильвестр пребывал в самом добродушном настроении. Окруженный полуобнаженными девицами, он расслабленно посмеивался, поглаживая то одну, то другую по выступающим прелестям. Время от времени кто-нибудь из девочек пытался привлечь к себе особое внимание важного клиента – ныряла под простыню, небрежно прикрывавшую нижнюю часть тела Сильвестра, и оттуда доносились сдавленные смешки и причмокивания. Наконец Сильвестр остановил свой выбор на пышнотелой восточной красавице и удалился с ней в соседнее помещение, более подходящее для интима. Через несколько секунд оттуда донеслись вопли и стоны, очевидно, шеф осуществлял программу «жесткого секса».

Возбужденные этими звуками Рыба и кавказец быстро подобрали себе девочек и все вместе удалились в один кабинет. Причем кавказец увел с собой сразу троих.

Я остался наедине с двумя невостребованными дамами. Не теряя времени, мы освободились от остатков одежды и в чем мать родила нырнули в бассейн. Девочки, на мой взгляд, уделяли друг другу чуть больше внимания, чем это принято между простыми подругами или подельщицами, но мне это даже нравилось. Сначала я заставил их заняться лесбийской любовью и с нескрываемым интересом наблюдал, как переплетаются их гибкие тела, но потом все же решил вмешаться. Девочки были не против – их интересовал лишь вопрос приоритета, но я никого не обидел. Переходя из одной в другую, я вышел победителем из этой любовной схватки.

Затем я вернулся к остальным мужикам. Из разговоров собравшихся я понял, что кавказец – вор в законе, а Рыба – лидер одной из группировок. Его братва опекала нескольких банкиров.

Пригласив их в баню, Сильвестр, по сути, совместил приятное с полезным. Кроме того, что он действительно отдохнул – оттянулся по полной программе, еще и авторитетно растолковал Рыбе и его законнику необоснованность предъяв, которые они пытались навесить на него, доказал, что их коммерсант – крыса. После нескольких тостов уже сам Рыба угрожающе повторял, время от времени имея в виду горе-управляющего:

– Ну я его накажу! Ну я его накажу, падлу! – При этом Рыба ударял кулаком по столу с такой силой, что подпрыгивали кружки с пивом.

Расслабляться мы продолжали до позднего вечера. Однако уже после того, как мы основательно попарились и в очередной раз вылезли из бассейна, на пейджер к Сильвестру пришло какое-то сообщение, и он, велев мне быстро собираться, подошел попрощаться к Рыбе и кавказцу.

– Братва, мне надо срочно на дело, – сказал он, протягивая на прощание руку. – Я вас покидаю.

– Да останься, Иваныч! Какие дела в такое время! – стал уговаривать его Рыба.

– Нет, ребята, дела прежде всего! Надо еще решить много вопросов, – сказал Сильвестр, быстро одеваясь. – А вы здесь за меня, с девчонками… – сказал он.

Кавказец вспомнил о банщицах и, попрощавшись с Сильвестром, ушел искать себе девочку.

Мы уже полностью оделись и собрались уходить, когда из соседнего кабинета донесся голос Тамары, на которой в это время уже лежал законник:

– Когда снова приедешь, Иваныч?

– Свидимся как-нибудь. Как приеду, сразу к тебе! – крикнул Сильвестр.

Мы молча вышли, сели в машину, в которой нас дожидались ребята из моей бригады.

– Ну что, братки, замерзли? – участливо поинтересовался Сильвестр. Настроение у него было на редкость хорошее.

– Да нет, Сергей Иванович, все нормально! – бодро ответили парни.

– Так, братва, поехали по домам! – подытожил Сильвестр.

Вскоре мы уже неслись на предельной скорости в сторону трех вокзалов. Немного не доезжая, мы заметили справа ментовскую машину. Сильвестр среагировал мгновенно, рявкнув на шофера:

– Сбавь скорость, куда несешься? Видишь – гаишники стоят.



скачать книгу бесплатно


Поделиться ссылкой на выделенное