Валерий Карышев.

Криминальная история России. 1993–1995. Сильвестр. Отари. Мансур

(страница 7 из 91)

скачать книгу бесплатно

– Теперь уходим, – сказал Андрей. Я и не заметил, что все это время он стоял у меня за спиной.

Мы сели в «газик» и покатили прочь. Ехали мы не к Вадиму домой, а на какую-то съемную хату, где переоделись, умылись и принялись отхаживать Вадима. Он очень похудел. За неделю заточения практически ничего не ел. Ему давали только хлеб и воду. Каждый день били, пытались заставить его сказать адрес квартиры, где после неудачного покушения отсиживался Сильвестр. Вадим знал его, но назвать отказался.

– Молодец, молодец! – похвалил его Андрей. – Как и твой Сашка, между прочим. Ты в курсе, что твой дружбан Сергея Ивановича прикрыл?

– Да, мне уже ребята по дороге сказали, – ответил Вадим. Было заметно, что эта новость пришлась ему по душе.

– Как ты, братуха? – еще раз спросил я.

– Да ничего. Видишь, какая наша профессия, что бывает? Не все телок трахать!

На этой квартире мы с Вадимом отсиживались еще пару деньков. На третий день к нам приехал Андрей. Он о чем-то долго разговаривал с Вадимом с глазу на глаз, потом почти сразу ушел. После разговора с ним Вадим многозначительно поглядел на меня:

– Сергей Иванович приглашает нас с тобой в кабак. Деньги дали, сейчас поедем купим одежду и нынче вечерком – на беседу.

И мы поехали по магазинам покупать одежду. Провозиться нам пришлось долго, я никогда не подумал бы, что выбирать костюм такое сложное и длительное занятие. Зато смотрелись мы в новых костюмах как сенаторы Соединенных Штатов. Вполне удовлетворенные своим внешним видом, мы отправились в ресторан.

Глава 5
Телохранитель

Ресторан был одним из самых крутых в Москве и находился в районе Нового Арбата. Уже в то время он был известен как место деловых встреч авторитетов и воротил теневой экономики.

Мы припарковали машину перед четырехэтажным зданием и, войдя внутрь через отделанные под дерево пластиковые двери, минуя бар, поднялись на второй этаж.

Раньше мне никогда не приходилось бывать в заведениях столь высокого класса, поэтому я был поражен интерьером банкетного зала, в котором мы с Вадимом оказались. Все вокруг сверкало белоснежным пластиком и позолотой. С высоченного потолка свешивались огромные хрустальные люстры, подвески которых сверкали миллионами огней. За любым из этих столов не погнушался бы откушать представитель королевской семьи.

Уже наступил вечер, и в ресторане было многолюдно. В глубине огромного зала я заметил сцену, где выламывались девочки из кордебалета.

В самом углу, на почетном месте, сидел Сильвестр. Рядом с ним я увидел Андрея и еще одного мужчину, который был в ресторане с Иванычем в прошлый раз.

Сильвестр встретил нас тепло, с каждым обнялся, затем пригласил за столик. Мы с Вадимом послушно сели. Не знаю, что чувствовал Вадим, я же слегка оробел от всей обстановки и поначалу немного нервничал.

– Ну, братва, – сказал Сильвестр, хлопая Вадима по плечу, – как себя чувствуете?

– Ничего, – ответили мы почти в один голос.

– Попали вы, однако, в передрягу! Но ничего не могу сказать – молодцы.

А ты, Санька, вдвойне молодец, ты мне жизнь спас! – продолжал нахваливать Сильвестр. – Теперь я твой крестник и должник. Как тебе, Саня, в бригаде, нравится? – вдруг резко изменил он тему разговора.

– Да нормально вроде, привык, – признался я.

– Ну и лады. – Сильвестр улыбнулся и, взглянув на своих спутников, обратился к нам: – Вы ведь уже знакомы? – Кивнул на сидящих за столом. – Это Двоечник, моя правая рука. Это Андрюха, кличка Старшой, моя левая. – Андрей кивнул мне в знак приветствия. – А это – вы знаете кто, – Сильвестр указал на нас с Вадиком и улыбнулся. – В общем, все знакомы. Ну что, пацаны, есть серьезный базар, но сначала решим другой вопрос: что пить будете? Что вам заказать? – Он сделал жест рукой. Моментально возле стола возникли двое услужливых официантов. По их манерам было видно, что Сильвестр бывает здесь часто, на чаевые не скупится и вообще личность уважаемая.

Заказывать деликатесы нам было не с руки, я, например, чувствовал себя совершенно не в своей тарелке, поэтому, заказав по минимуму, мы с Вадимом приготовились к важному разговору.

Отпив из хрустального бокала белого вина, Сильвестр вдруг наклонился к нам и почти шепотом произнес:

– Наклонитесь, ребята, ко мне поближе, поговорить надо.

Мы склонились так близко, что ни Двоечник, ни Андрей нас не слышали.

– Ну что, братва, я за вами долго наблюдал и видел в деле. Вы – именно то, что мне надо. Тебе, Вадик, и тебе, Саша, скажу вот что. Хочу, чтоб вы были моей охраной – личными телохранителями. Поняли?

На мгновение я потерял дар речи. Такого поворота не ожидал.

– Сергей Иванович, – неожиданно сказал Вадим, – мы никогда не были этими… ну, телохранителями, даже близко не знаем, что и как.

– Ну, это все ерунда, – сказал Сильвестр. – Я тоже когда-то не был Сильвестром. Всему можно научиться, было бы желание. А есть ли у вас желание? – В глазах Сильвестра я заметил опасный огонек.

– Конечно, есть, – поспешил я вмешаться в разговор.

– Значит, можно считать, договорились. Да, кстати… – Он вытащил из бокового кармана два конверта. – Это вам премиальные и на лечение – за моральный и физический ущерб, нанесенный вам при исполнении служебных обязанностей. В общем, так, братва, – так же тихо продолжал свою речь Сильвестр. – Даю вам две недели. Езжайте в свои края, наберите там человек десять ребят, таких же, как вы, – крепких, здоровых, сильных, выносливых, храбрых. Сами знаете каких. Я вам в этом полностью доверяю. Потом кое-кто вас обучит, из бывших…

– Ментов, что ли? – криво усмехнулся Вадим.

– Бери выше, братуха. Из «конторских», – надменно ответил Сильвестр.

– Гэбэшников? – поразился Вадим.

– Да. Они вас всем премудростям научат. А уж после этого будете работать со мной. Лады?

– Хорошо, Сергей Иванович, – согласно закивали мы головами.

Сильвестр счел официальную часть нашей встречи законченной, и мы приступили к трапезе. Стол ломился от угощений, многие из которых раньше я никогда не видел и даже их названий не знал. Я заметил, что Сильвестр очень любит салаты. Перед ним стояло несколько разновидностей, и он уплетал их с аппетитом изголодавшегося беженца. На горячее он заказал форель на вертеле и рыбное ассорти, из чего я сделал вывод, что к рыбе он также неравнодушен. Сильвестр оказался неплохим собеседником, он мог высказать свое мнение по любому поводу. Рядом с ним я чувствовал себя неотесанным деревенским придурком. Время от времени он наклонялся к Двоечнику и Андрею и что-то им тихо говорил. Пил Сильвестр мало и совсем не курил.

Время от времени к нашему столу подходили какие-то солидные люди, чтобы поприветствовать Сильвестра и выразить ему свое почтение. Несколько раз за вечер официант приносил на подносе бутылки дорогих вин и коньяков, которые в знак уважения посылали Сильвестру его знакомые, сидящие за другими столиками. К этим знакам внимания он относился совершенно равнодушно, только иногда оборачивался и приветствовал знакомых взмахом руки. В общем, было заметно, что Сильвестр авторитет непререкаемый.

Примерно через час мы с Вадиком решили, что пора уходить. Сильвестр нас не задерживал, и через несколько минут мы уже направлялись домой. Всю дорогу молчали.

Приехав на квартиру, мы удобно расположились перед теликом.

– Слушай, Вадим, мне многое непонятно, – наконец не выдержал я. – Объясни мне…

– Что тебе непонятно? – прервал Вадим, как будто давно ждал подобного вопроса.

– Во-первых, непонятно, почему он выбрал нас с тобой… Мы же из Владивостока, считай – чужаки… И нас с тобой делают телохранителями. Почему он своих, ореховских, не ставит?

– Э-э, Саня, толстячок ты наш, видать, до тебя только доходит… – осклабился Вадим. – Сергей Иванович головастый мужик. Он все продумывает заранее, со всеми экспертами советуется, аналитиков выспрашивает. И здесь он все продумал до тонкостей. Вот смотри сам. Во-первых, не дай бог, заметут его вместе с ореховскими. Кем он будет?

– Что значит кем? – не понял я.

– Сразу будет ясно, что он лидер ореховской преступной группировки. Правильно? Они же при нем. – Вадим победоносно посмотрел на меня. Вид у него был такой, будто только что нашел клад. – А нас с ним возьмут, он – сам по себе, мы сами по себе. К Дальнему Востоку Сильвестр никакого отношения не имеет, а дальневосточники никакого отношения не имеют к ореховской группировке. Менты запутаются, а пока будут разбираться, Иваныч опять на свободе. Правильно мыслю, как ты думаешь?

– Ну, наверно… – неуверенно согласился я.

– Второе, – Вадим продолжал делиться своими догадками. – Нас с тобой мало кто в Москве знает. Значит, для Сергея Ивановича это определенная выгода. Он с нами где угодно появляться может, никто не поймет, кто он такой. А так, по ореховской братве, его всегда вычислить можно. А потом, – сказал Вадик, – я не знаю, разговоры всякие ходят… Ты видишь, что в Орехове творится? Разнобой. Не верит Сильвестр никому. Особенно после покушения – Ежик его почитай что предал! Или не хочет верить. Не знаю я почему. А ты что, не согласен, что ли?

– Нет, я согласен.

– А ты в курсе, сколько тебе нынче Иваныч денег отвалил? Конверт-то смотрел?

– Я? Нет еще… – несколько ошарашенно ответил я.

Заглянув в конверт, я чуть не ахнул от удивления. Там лежало около трех тысяч долларов. По тем временам большая сумма – на новую машину, на квартиру и на обстановку.

Вадим, удовлетворенно следивший за моей реакцией, похлопал меня по плечу и сказал:

– Так что теперь, Санек, ты упакован по полной программе!

Я подумал, что Сильвестр, видимо, высоко ценит верность, но промолчал, лишь спросил у Вадима:

– А почему его Сильвестром зовут?

– Сильвестр? – как бы уточняя, повторил Вадик. – Такое погоняло он получил в честь Сильвестра Сталлоне. Помнишь, который все время американских героев играет – имидж у него супермена. Ну и у Иваныча нашего тоже имидж наподобие. К тому же Иваныч у нас практически вожак всех славянских группировок Москвы, и по секрету тебе скажу – он серьезные дела затевает. Скоро будут разборки с главарями кавказских группировок. Этих «хачиков» наш Иваныч терпеть не может. Ладно, что ты меня мучаешь? – вдруг спохватился Вадим. – Давай отдохнем, девчонок вызовем! – И принялся накручивать диск телефона.

Часа через полтора приехала Таня. Вместо Лидочки с ней была другая девчонка, Нина. И все пошло по тому же сценарию, что и в предыдущий раз.

Рано утром следующего дня Андрей отвез нас на своей машине в аэропорт. Нам предстояло путешествие к себе на родину, на Дальний Восток…


На этом Александру пришлось прервать свой рассказ. Мы и так беседовали с ним слишком долго. Я пообещал навестить его на следующий день и ушел, погруженный в раздумья о непредсказуемости человеческой судьбы.

Однако посетить Александра на следующий день мне не удалось: все время заняло новое уголовное дело, в котором я принимал участие. К Циборовскому я пришел только через день. Его привели. Выглядел он неважно, но на мой вопрос: «Не случилось ли чего?» – ответил отрицательно.

Новостей для Александра по делу у меня не было, поэтому я попросил его продолжить рассказ, прерванный в прошлый раз моим вынужденным уходом.

Глава 6
Личная охрана
Владивосток, 27 августа 1991 года

Во Владивосток мы с Вадиком приехали через неделю после того, как в Москве закончились известные события, связанные с ГКЧП. По телевизору показывали два основных события – ввод танков в Москву и Ельцина, митингующего, стоя на «бэтээре».

Через несколько дней темы новостей кардинально переменились – теперь показывали похороны троих защитников Белого дома. Добравшись до Владивостока, Вадик тут же бросился на Главпочтамт звонить ребятам. Вернувшись, сообщил, что там все в полном порядке, все целы и здоровы. Сильвестр передавал привет и напоминал, что в родной город мы прибыли не на отдых.

Первым делом мы решили навестить Славкину мать и, если получится, выведать, где он и как у него дела. Когда пришли в дом, где некогда проживал Славка, нашим глазам предстала удручающая картина. Хотя со времени нашего с ним приключения прошло уже около трех месяцев, Славкина мать при рассказе о сыне до сих пор заливалась слезами. Толком она ничего не сказала, мне показалось, что она просто не доверяет нам. Единственное, о чем она поведала, – что к ней приходили бандиты, перерыли всю квартиру, искали какие-то документы. Они зачем-то забрали все Славкины фотографии и даже хотели было вывезти ее в лес на серьезный разговор, но потом раздумали.

Ничего о местонахождении Славки она нам не сказала, настаивать мы не стали. Только попросили передать Славке, если он вдруг объявится, что мы в городе. Оставив свои координаты, распрощались со Славкиной матерью и ушли.

Не прошло и двух дней, как в мою квартиру, где мы с Вадимом остановились, позвонили. Открыв дверь со всеми предосторожностями, я увидел на пороге Славкину мать. Оказалось, она пришла специально, чтобы дать нам координаты Славки. Мать связалась со Славкой в тот же день, когда мы приходили, и тот велел ей сказать, где он находится. Оказывается, мать спрятала Славку у тетки, в рабочем поселке в 160 километрах от Владивостока.

Мы решили ехать к Славке на следующий же день. Утро выдалось солнечное и теплое. Выйдя из дома, мы без труда поймали такси и, хорошо заплатив водителю, через несколько часов уже были на месте.

Поселок маленький и бедный, в нем было всего две или три улицы, поэтому дом Славкиной тетки мы разыскали без особого труда.

Вышедшая нам навстречу дородная тетка в широкой цветастой юбке окинула нас подозрительным взглядом и сказала, что Славки дома нет, а когда вернется, она не знает. В дом нас она не пригласила, и мы с Вадимом остались ждать его около ветхого забора, на лавке. Солнце припекало все сильнее, рядом в пыли копошились чумазые ребятишки, где-то квохтала наседка. Нас разморило, и мы наверняка задремали бы прямо сидя на лавке, но тут из-за поворота появился Славка. В руках он нес удочку и ведерко со скромным уловом. Славка сильно похудел, в его глазах затаился страх. Однако он несказанно обрадовался нам и провел в дом, где под бдительным оком тетки усадил нас за стол. Тетка, вскоре поняв, что мы не враги ее любимому племянничку, стала угощать нас нехитрыми яствами собственного приготовления. Отбиться от нее оказалось так же трудно, как поначалу установить контакт. Наконец Славка нашел способ отделаться от тетки, и мы смогли спокойно потолковать.

Из его рассказа мы узнали, что подвел его казначей – тот самый барыга, что поручил нам перевезти общак братвы. Он и подстроил нападение на нас.

– А деньги-то где? – спросил я.

– Деньги? Я их бросил. Если бы не бросил – ты бы со мной сейчас не разговаривал. Как только я их выкинул – наши преследователи отстали.

Я вспомнил события трехмесячной давности, и мне стало не по себе. Та же настороженность промелькнула и в Славкиных глазах.

– Что делать-то будем? Во Владик мне возвращаться нельзя, – после некоторого раздумья сказал он.

– Значит, тебе судьба с нами в Москву подаваться, – вставил Вадим.

– Так я и хотел… Но где мне было тебя найти? Все опасался, что они меня вычислят.

В Москву договорились выехать дней через пять. Поскольку Славка жил в рабочем поселке около двух месяцев и кое-кого знал, решили начать набирать ребят там. В поселке нам удалось уговорить двоих – Егора и Игната. Егору было двадцать два, Игнату – двадцать четыре. Критерии отбора, на которых настаивал Сильвестр, были довольно строгие: мы должны были брать только неженатых, желательно бывших спортсменов, крепких. Ребята не должны иметь пристрастия к спиртному.

Вскоре мы с Вадиком вернулись во Владивосток. Там, посетив несколько спортивных секций, в частности ту, где сами когда-то занимались борьбой, мы подобрали еще шесть человек. Таким образом, у нас подобралась команда, состоящая, включая и Славку, из девяти ребят.

Олег и Ефим обещали переговорить со своими друзьями, готовыми поехать с нами в Москву.

Отбором кандидатов в основном занимался Вадим. Он долго беседовал с каждым, расспрашивал про семью, про привычки, есть ли девушка, чем занимаются родители. Его интересовало, каким видом спорта занимался кандидат, служил ли в армии, умеет ли обращаться с оружием. В свою очередь будущие кандидаты интересовались условиями оплаты, чем они будут заниматься. Вадим отвечал всем, что работать они будут в охранной структуре, охранять объекты, либо работать при ком-нибудь – это решится на месте. Вадим гарантировал всем, что «фирма» снимет им квартиры в Москве. Была договоренность, что вначале в квартире будут жить по два-три человека, в зависимости от площади. Каждый ежемесячно будет получать неплохую зарплату…


Прошло уже две недели нашего пребывания на Дальнем Востоке. Надо было собираться в обратную дорогу. Вадим несколько раз звонил в Москву, оттуда нас поторапливали.

Как-то, перед самым отъездом, Славка позвал меня пройтись вечерком. В нескольких метрах от дома мы присели на лавочку. Наступила осень, и вечера уже были холодные, но тихие. Мы немного посидели молча, потом Славка неожиданно спросил:

– А что я буду там делать, в твоей Москве?

– А что ты будешь делать здесь? – задал я ему встречный вопрос. – Учитывая то, что приговорен, тебя ищут и жить тут тебе осталось неизвестно сколько…

– Это так, – подтвердил Славка. – У меня есть одно желание большое… Ты можешь мне помочь? – Он насупился.

– Какое? – спросил я, выжидающе взглянув на него.

– Хмыря этого завалить, барыгу, что подставил меня.

– Славик, – сказал я, – я, конечно, тебе помогу – какой базар? Но только не сейчас. Просто времени на это нет. Потом, мы ведь пустые сейчас – волыны-то в Москве остались. Да и не готовы мы, братан, пойми правильно. Тем более, не дай бог, с нами что случится – мы можем человека подвести, который в Москве нас ждет. Давай-ка повременим с твоей проблемой. Отложим ее на годик. – Посмотрев на унылое Славкино лицо, я добавил: – Мы обязательно вернемся, никуда твой хмырь от нас не денется. Рассчитаешься с ним по полной программе, а мы поможем.

Не скажу, что Славке предложение мое пришлось по душе, но, подумав, он все же согласился с моими доводами.

Через несколько дней дела наши во Владивостоке были закончены, и мы вылетели в Москву.

Правда, Славка ехать пока не мог, надо было решить кое-какие проблемы, да и мать его, узнав о решении сына уехать за тридевять земель, в Москву, закатила истерику. Славка решил дать ей время прийти в себя и привыкнуть к мысли о скорой разлуке.

Москва, 12 сентября 1991 года

В аэропорту нас встречал Андрей. Сильвестра в Москве не было, но он должен был объявиться денька через два.

Бригаду из восьми человек, которую мы набрали во Владивостоке, поселили в студенческом общежитии у метро «Каширская». Сняв там три комнаты и разместив в них всю гвардию, мы с Вадимом вернулись на его квартиру.

Вопреки нашим ожиданиям, Сильвестр через два дня не вернулся. Он объявился только на четвертый день. К этому времени с Дальнего Востока подъехали еще двое завербованных нами ребят. По приезде Сильвестр сразу же назначил нам встречу в том самом кафе, куда когда-то приволок меня Ежик.

К назначенному часу мы с новобранцами подъехали к кафе. Сильвестра еще не было, и нам пришлось дожидаться его внутри. Прошло минут десять после назначенного времени, когда дверь кафе распахнулась и вошел Сильвестр в сопровождении Андрея. Сильвестр, как обычно, был одет во все черное с ног до головы – черный костюм, черная водолазка, сверкающие антрацитовым блеском черные лакированные ботинки. В который раз я обратил внимание на то, что его одежда несколько не соответствует простому деревенскому лицу. Вот только глаза на этом лице были абсолютно не простецкие.

Как только Сильвестр появился в кафе, все ребята встали. Он прошел мимо них, внимательно разглядывая каждого. Затем Сильвестр присел за свой любимый столик и стал приглашать парней по очереди на индивидуальную беседу. Она длилась примерно по десять-пятнадцать минут. Каждому Сильвестр задавал однотипные вопросы, подобные тем, что задавали ребятам мы еще во Владивостоке. За эти несколько минут Сильвестр успевал выведать у них сведения о семье, прошлой работе, пристрастиях. Особенно его интересовал вопрос об употреблении спиртных напитков.

Наконец через два с половиной часа опрос был закончен. Сильвестр заявил, что первичную подготовку будут проходить все новобранцы, а затем по результатам он отберет тех, кого сочтет достойными. Он сразу же поставил перед новоприбывшими два условия: не употреблять спиртного и держать язык за зубами.

– А третье условие, – добавил Сильвестр, – которое относится к тем, кто будет со мной работать, – беспрекословное выполнение приказов, так как отказ от их выполнения или невыполнение приказа будет караться очень жестоко. У нас жесткая дисциплина. – Он обвел глазами примолкших новобранцев. – Но зато и мы в беде никого не бросаем. Если человек попал в беду – мы его всегда выручаем. Даже если его посадят в следственный изолятор, все равно вытащим его оттуда.

После беседы и инструктажа Сильвестра вперед вышел Андрей. Он оповестил нас, что завтра все новоприбывшие и мы с Вадимом под его предводительством идем в спортивный зал.

На этом встреча была закончена. Сильвестр, кивнув собравшимся и попрощавшись со мной и Вадимом за руку, отбыл вместе с Андреем. Отправив ребят в общежитие, мы с Вадимом поехали домой.

На следующий день, когда мы приехали, в спортзале нас уже ждал тренер по борьбе. Поскольку многие ребята занимались борьбой до этого – кто самбо, кто вольной, – тренер сконцентрировал внимание на отработке определенных приемов. В основном это было боевое самбо с некоторыми элементами карате.



скачать книгу бесплатно


Поделиться ссылкой на выделенное