Валерий Карышев.

Криминальная история России. 1993–1995. Сильвестр. Отари. Мансур

(страница 6 из 91)

скачать книгу бесплатно

Вскоре из подъезда в сопровождении Андрея вышел Сильвестр. Сначала я даже не узнал его, так как до сих пор видел его только в костюмах. Сегодня же на Сильвестре была спортивная форма и накинутая сверху куртка. Они остановились у подъезда, и Андрей махнул мне рукой, чтобы я подошел. Я послушно вылез из машины и направился к ним. На полдороге услышал, как взревел двигатель машины. Повернув голову, я увидел, что машина без номеров, за которой я только что наблюдал, вдруг резко рванула вперед. Подойдя вплотную к Сильвестру, я протянул было руку, чтобы поздороваться, но услышал визг тормозов и увидел, что из окна отъезжающей машины показалось дуло автомата. Быстрая реакция заставила меня схватить Сильвестра за руку, рвануть на себя и повалить его на землю, прикрыв своим телом.

Относительную тишину улицы прорезал треск автоматной очереди. Краем глаза я успел заметить, как Андрей выхватил из бокового кармана пистолет и начал отстреливаться. Машина стремительно рванула вперед, визжа тормозами и цепляя на ходу стоящие вдоль тротуара машины, выскочила со двора и скоро скрылась из виду.

Мы с Сильвестром все еще лежали на асфальте. Андрей, подбегая к нам, крикнул вопросительно:

– Иваныч, ты жив?

– Жив, жив, – ответил Сильвестр, поднимаясь. – Молодец, Сашок, закрыл меня.

Андреевы слова доносились как во сне. Я чувствовал жгучую боль в спине, рубашка стала влажной и липкой.

– Кажется, меня ранили, – проговорил я, едва шевеля губами.

– Андрей, они Сашк? зацепили! – крикнул Сильвестр, поворачивая меня спиной к себе. – Ну, крысы! – И он выругался. – Андрюха, бери парня, быстро в больницу, его ранили!

Когда Андрей попытался помочь мне встать, чувство было такое, что мне всадили в спину здоровый тесак, по самую рукоятку. От боли я чуть не рухнул на землю, но Андрей и Сильвестр вовремя поддержали меня.

Андрей на ходу бросил ствол Сильвестру и практически на руках донес меня до машины. Сильвестр сел за руль, Андрюха осторожно запихнул меня на заднее сиденье и сел рядом. Сильвестр рванул с места и на предельной скорости выскочил со двора.

Боль в спине усиливалась. Я несколько раз терял сознание. Когда в очередной раз пришел в себя, Сильвестр, заметив это в зеркальце, ободряюще улыбнулся мне и сказал:

– Ничего, Санек, молодец, красавец парень! Второй раз ты меня удивляешь! Сейчас пацанов возьмем, тебя в больницу по полной программе положим! Все будет полностью обеспечено! Спас ты меня, Санек! Да, что-то мне Андрей говорил, что Вадим пропал?

Я еле слышным голосом произнес:

– Да, Вадима похитили… Пришли несколько парней, имена двоих я знаю: Цапля и Стриж…

– Ну, крысы! Ничего, я разберусь с ними! – зло проговорил Сильвестр, срезая на повороте. – Андрюха, как думаешь, кто стрелял?

– Ясное дело – из той же компании!

– Ничего, мы с ними разберемся! – повторил Сильвестр.

Вскоре машина подъехала к одной из кафешек.

– Я сейчас позову человека, он отвезет вас в больницу, – сказал Сильвестр, вылезая из машины.

Минуты через три из кафе выбежал парень, сел за руль, и мы снова тронулись в путь.

– Санек, держись, все будет нормально! – успокаивающе обратился ко мне водитель. Его лицо было мне смутно знакомо, кажется, я видел его на стадионе. – Мы тебя по полной программе сейчас в больницу положим! Все будет хорошо, только потерпи еще немного!

Видимо, Сильвестр успел рассказать ему о происшедшем.

Через несколько минут, которые показались мне вечностью, машина остановилась возле белого пятиэтажного здания больницы. Корпуса окружал большой больничный сад с лавочками, гнездившимися под деревьями. На них восседали ходячие больные и родственники, пришедшие их навестить. Все это я успел рассмотреть, пока ребята вытаскивали меня из машины и буквально на руках заносили в здание больницы, распугав попутно стайку медсестер, вылезших на крылечко подышать свежим воздухом.

Войдя в прохладный мраморный вестибюль, парень, который вел машину, оставил меня с Андреем и убежал куда-то в глубь помещения. Не знаю, что он там делал, но практически сразу ко мне подбежали врач и две медсестры. Они быстренько уложили меня на каталку и повезли в операционную по длинному белому коридору. Ребята двинулись следом.

В операционной мне сделали укол, и я заснул.

Очнулся уже в палате. Кроме меня, пациентов больше не было. Только на стуле около окна сидел парень в накинутом на плечи белом халате. Я узнал его – он вез меня в больницу.

– Ну что, Санек, полегчало? – спросил парень, заметив, что я открыл глаза.

– Где мы? – зачем-то спросил я, хотя и так прекрасно понимал, где нахожусь.

– Как где? В больнице, – ответил парень, подмигнув мне при этом. – Операцию тебе сделали, рану зашили… Пуля мимо прошла, тебя только задела. Но было сильное кровотечение. Врачи все сделали, наложили повязки. Через несколько дней тебя выпишут. А пока мы охранять тебя будем. Чуть попозже братва тебе разных деликатесов подвезет.

– Как тебя зовут? – спросил я.

– Колька я, – сказал парень. – Ты как себя чувствуешь-то?

Боль не проходила, но была уже какой-то тупой – видимо, действовало обезболивающее.

Вскоре в палату заглянули давешний врач с медсестрой. Он был ко мне очень внимателен. Объяснил, что боль связана с заморозкой, сделали сильный укол снотворного, поэтому я буду много спать. Потом добавил, что организм у меня сильный, молодой и я скоро поправлюсь. Хотя операция, по его словам, была несложная, остановить кровотечение удалось не сразу – пуля прошла навылет и повредила крупный кровеносный сосуд. После того как врач и медсестра ушли, я вновь заснул.

Проснулся лишь вечером. Коли в палате не было, зато в ней находились два совершенно незнакомых мне человека в накинутых на плечи белых халатах. Один из них сидел на стуле у окна, а другой стоял возле кровати, внимательно за мной наблюдая.

– Ну, вот и проснулись, – улыбнулся он. – Итак, вы – Александр Григорьевич Циборовский?

– Да, – тихо подтвердил я. – А вы кто?

– Мы из милиции, – сказал мужчина. – По поводу вашего ранения. – Он открыл папку, похожую на скоросшиватель, на которой я заметил надпись «Уголовное дело». – Давайте я все запишу. – И он стал записывать мои данные. – Откуда вы приехали в Москву?

– Город Владивосток, – ответил я.

– Когда?

– Три дня назад, – соврал я.

– Что вы можете сказать по поводу вашего ранения? – все так же бесстрастно допрашивал меня мент.

– Ничего конкретного. Стоял у подъезда, разговаривал…

– С кем? – уточнил мужчина.

Я чувствовал, что меня подводят к вопросам, ответы на которые я давать им совершенно не хотел.

– Не помню, с каким-то гражданином… – продолжал я строить из себя полного идиота. – И вдруг подъезжает машина, начинается стрельба. Я падаю, меня задевает.

– И все-таки с каким гражданином вы разговаривали? – не отвязывался от меня мент. – Свидетели показали, что вы разговаривали…

– Я не знаю его фамилии, вообще не знаю, кто это такой. Я у него закурить попросил… – перебил я его.

– Свидетели, которых мы опросили, показали, что вы разговаривали с жильцом их дома Сергеем Ивановичем Тимофеевым, – продолжил мужчина. – Это так?

– Еще раз вам повторяю: я не знаю, как его зовут. Может, это был и Тимофеев какой-нибудь. Для меня он незнакомый человек.

– Мы предъявим вам фотографии. – Мужчина полез в папку, достал фотографии и показал мне фото Сильвестра. – Это он?

– По-моему, нет… – сказал я, пытаясь его обмануть.

– Ну что ж, давайте продолжим наш допрос… – как ни в чем не бывало сказал мент.

Я понял, что так просто от рыцарей правосудия мне не отвязаться, закрыл глаза и сделал вид, что теряю сознание. Мои собеседники всполошились и попытались самостоятельно привести меня в чувство.

– Он что, сознание потерял? – растерянно спросил один у другого. – Может, притворяется?

– Да нет, не похоже… У него большая потеря крови была, врач сказал… Давай беги за ним скорее!

Они выскочили из палаты, куда побежал второй – я понятия не имел, но, когда я открыл глаза, палата была абсолютно пуста. Не теряя времени, я полез в папку, оставленную ментами на моей кровати. В ней лежал лист бумаги, на котором было написано: «Протокол допроса». Ниже корявым почерком были записаны мои данные. Затем я вытащил из папки другой листок. На нем также типографской краской было написано: «Оперативная справка». Далее шел машинописный текст: «Тимофеев Сергей Иванович, 1955 года рождения. Клички – Сильвестр, Сережа Новгородский. Лидер ореховской организованной преступной группировки, сформированной из спортсменов, игроков-наперсточников, а также квартирных воров и угонщиков автотранспорта. Родился в деревне Клин Новгородской области. Окончил десятилетку. Был хорошим спортсменом. Занимался рукопашным боем в зале местного отделения милиции. Работал трактористом. Перебрался в Москву в двадцатилетнем возрасте. Женился, обустроился. Имеет связи с преступными элементами. В настоящее время, с 1989 года, занимается рэкетом проституток у ресторана „Арбат“, частных водителей у метро „Каширская“. С 1989 года контролирует автозаправки Красногвардейского, Советского районов, частные ремонтные мастерские автомашин. Опекает наперсточников у ряда магазинов – „Польская мода“, „Лейпциг“, „Электроника“, „Белград“, около станции метро „Юго-Западная“. Неоднократно конфликтовал с чеченскими бригадами, в частности из-за рынка легковых автомобилей в Южном порту. В конце 1989 года был арестован вместе с лидерами солнцевской ОПГ по факту вымогательства денег и автомашин у кооператива „Фонд“. Провел под следствием в Бутырском сизо около двух лет. В настоящее время является лидером ореховской структуры…»

Я уже дочитывал текст, когда за дверью послышались торопливые шаги. Быстро положив бумаги обратно в папку и швырнув ее на прежнее место, я откинулся на подушку и закрыл глаза. Дверь открылась, и в палату ворвался мой лечащий врач в сопровождении все тех же ментов. Врач подбежал ко мне и провел рукой перед глазами. Я решил, что притворяться дальше нет смысла, и посмотрел на него.

– Ну что, оклемался? – с облегчением спросил врач.

– Доктор, очень сильно болит голова, особенно виски, – соврал я.

Врач, видимо, смекнул, в чем дело, и нарочито строгим тоном обратился к ментам:

– Больной в таком состоянии не может отвечать на ваши вопросы. Пожалуйста, приходите завтра. Сегодня я как врач не могу разрешить вам продолжать беседу, – категорично заявил он.

Милиционеры взяли папку, один из них, не скрывая разочарования, сказал:

– Ну что ж, завтра так завтра… Мы придем.

После ухода милиционеров я поинтересовался у врача, куда делся паренек, дежуривший у меня в палате.

– Он уехал, но сказал, что скоро вернется, – ответил врач и, попрощавшись со мной, вышел.

Оставшись в палате один, я углубился в раздумья, главной темой которых был приход ментов. В голове вертелось несколько вопросов. Особенно меня интересовало, откуда менты узнали, что я знаком с Сильвестром. Или это всего лишь их предположение? А если нет, то откуда могла просочиться информация? Сам факт, что менты нагрянули ко мне в больницу, больших подозрений не внушал – я знал, что врачи обязаны сообщать в милицию о каждом пациенте, поступившем в больницу с ранениями. Хотя наверняка братва предупредила персонал, чтобы обо мне не распространялись. С этими мыслями я пролежал до позднего вечера.

Вечером вернулся Коля еще с одним парнем.

– Ну как настроение, Санек? – участливо спросил он.

– Менты приходили, – первым делом выпалил я.

– Да мы в курсе, в курсе. Мы заметили их и вышли специально. А сейчас мы пришли за тобой. Состояние твое нормальное, с врачом мы говорили, бабок ему дали. Он сказал, что будет приезжать к тебе на квартиру и лично делать перевязки. Так что едем – нечего тут оставаться.

– А как же я смогу уйти? – спросил я, намекая на свое лежачее положение.

– Очень просто, – ответил Коля. – Сейчас тебя пацаны заберут.

Дверь в палату распахнулась, и в проем с трудом протиснулись два здоровенных амбала. Они аккуратно подняли меня и понесли по больничному коридору, через приемный покой, к машине. Скоро я был уже дома, на квартире Вадима. Тот так и не появлялся…

Теперь я отлеживался в домашних условиях. Около меня все время дежурил кто-нибудь из ребят. Врач приезжал каждый день. Два раза в день приходила медсестра, проверяла повязки, накладывала компрессы, промывала рану.

Рана затягивалась быстро. Через четыре дня я чувствовал себя уже достаточно хорошо и мог самостоятельно передвигаться по квартире.

Как-то к вечеру зазвонил телефон. Подняв трубку, я услышал знакомый голос. Это был Андрей.

– Узнал? – спросил он.

– Узнал, конечно, – обрадовался я.

– Как самочувствие?

– Да ничего, нормалек. Уже бегаю, правда пока только по хате…

– Отлично. Завтра часов в одиннадцать спускайся вниз, я тебя заберу. Базар есть.

– Лады, – сказал я.

На следующий день ровно в одиннадцать я спустился к подъезду. Я чуть не проглядел Андрея – за время моего пребывания в больнице он успел поменять машину.

– А где же «Форд»? – спросил я после того, как мы поздоровались и он снова справился о моем самочувствии.

– Спрашиваешь? Ты же его весь кровью залил! – усмехнулся Андрей.

– Извини…

– Да ладно, – улыбнулся он. – Ничего. Тут тебя ждет сюрприз. Небольшой. Садись, поехали.

Через несколько минут мы подрулили к ресторану, на дверях которого висела табличка «Санитарный час». Андрей открыл дверь и, пропуская меня вперед, сказал:

– Поднимайся на второй этаж, я догоню.

Взобравшись по лестнице, я попал в большой банкетный зал. Он был абсолютно пуст, только за столиком в углу сидели четыре человека, среди которых я сразу же узнал Сильвестра. Увидав меня, он улыбнулся и махнул рукой, чтобы я подошел. Я поздоровался со всей компанией. Сильвестр представил меня:

– Ну вот, братва, познакомьтесь, мой ангел-спаситель, можно сказать, телохранитель. Саня из Владивостока.

Публика за столиком сидела солидная. Чувствовалось, что это птицы высокого полета.

– Садись, – сказал Сильвестр, показывая рукой на свободный стул.

Я сел за столик.

– Как ты себя чувствуешь?

– Ничего, нормально, – чуть замешкавшись, ответил я.

– Что, менты к тебе приходили?

– Да. Спрашивали в основном про тебя… то есть про вас, – поправился я, – Сергей Иванович. Я им ничего говорить не стал – притворился, что потерял сознание. Когда менты побежали за врачом, я успел покопаться в их папке, справку на вас ментовскую видел.

– И что там было? – чуть заметно напрягшись, спросил Сильвестр.

– Когда родились, где жили, что делали после переезда в Москву, – перечислял я пункты, вычитанные в бумажке.

– И что я делал после переезда в Москву? – Сильвестр смотрел мне прямо в глаза. Недобрая усмешка скривили его губы.

– Там написано, что рэкетом занимались… – запнувшись, ответил я.

– Это точно, – усмехнулся Сильвестр. – Не обманывают менты! Откуда только они все знают! – Он посмотрел на своих спутников. Те тоже усмехнулись. – Ладно, я тебя не за этим позвал. Надо дружка твоего освобождать. Мы установили, где он находится. Хорошо, что ты назвал имена крыс, которые приходили Вадика брать. Мы их нашли. Вот, смотри…

Сильвестр взял салфетку из стакана, стоящего на столе, развернул ее, достал ручку.

– Вот тут один домик есть. В домике – подвал. Вход в подвал со двора. Санек, я думаю, дело твоей чести освободить своего кента, Вадима. Это первое. Второе, ты приезжий, тебя никто не знает. Поэтому мы разработали план… Тебе нужно будет переодеться сантехником. Как, справишься с такой ролью?

– Конечно, – сразу согласился я.

– А ты вполне оклемался, чтобы Вадима освобождать? Может, откажешься? – прищурившись, спросил Сильвестр.

– Нет вопросов, Сергей Иванович! У меня все в норме! – без тени сомнения воскликнул я.

– Ну, тогда лады. Андрюха тебе все покажет и расскажет. Я верю в тебя. Ты меня уже два раза удивил своими поступками, – сказал Сильвестр. – Парень ты – кремень. Все сделаешь – после встретимся и побазарим. Иди, тебя Андрюха дожидается.

Я встал из-за стола, попрощался со всеми и направился к выходу. Андрей догнал меня уже на лестнице.

– Ну, Санек, садись в машину. Будем решать вопрос с твоим другом.

– Когда? – поинтересовался я.

– Да прямо сейчас, – слегка огорошил меня Андрей. – Я тебе обо всех деталях по пути доложу.

Мы залезли в машину типа «уазика», где уже сидели ребята из Андрюхиной бригады. Судя по серьезному виду, настроены они были весьма решительно. В ногах у них лежал какой-то мешок и коробка с инструментами.

Примерно через полчаса мы были на месте. Из окна машины мне был виден небольшой дом с маленьким грязным двориком.

– Вон, видишь это здание? – сказал Андрей. – Со стороны двора – вход в подвальчик. Сейчас переоденешься сантехником, в коробке с инструментами волына.

– Что там? – не понял я.

– Пистолет «ПМ». Ты ведь умеешь стрелять из него. В общем, подойдешь к подвальной двери, постучишь, скажешь, что ты из домоуправления, что у них там протечка и тебе посмотреть надо. Попробуй сыграть все как можно натуральней.

– Это как? – переспросил я. Актерского опыта у меня не было никакого, поэтому я очень сомневался в удачном исходе эксперимента.

– Ну, как будто ты пьяный слесарь… Ты слесарей-то видел? – усмехнулся Андрей.

– Конечно, – чуть не обиделся я.

– У вас во Владивостоке какие слесаря бывают?

– Такие же, какие и в Москве, – буркнул я.

– Значит, ты роль свою понял. Как только тебе дверь откроют, бей монтировкой по голове. Мы быстро подбежим.

– А почему вы сразу со мной пойти не можете?

– Потому что тамошние крысы контролируют подход, а дверь металлическая, ее взять трудно будет. Не забывай и о том, что там Вадим, ему достаться может, – объяснил Андрей. – В общем, ты свою задачу понял? Дальше сам ничего не делай. Впрочем, смотри по обстановке, если что – стреляй. Крысы! Мы их все равно давить будем! – добавил Андрей. Он приоткрыл ящик с инструментами. Сверху лежал пистолет «макаров». – Накинь на себя куртку, вот тебе беретка. – Он надел мне на голову засаленную беретку. – Теперь ты слесарь…

– Да нет, еще не слесарь, – добавил один из парней. – Поди сюда! – Он снял беретку и провел ею мне по лицу и шее. – Вот теперь ты, в натуре, слесарь! Все, давай!

Я направился к подвалу, сжимая в руке ящик с инструментами, пытаясь по дороге вжиться в образ. Оказавшись возле прочной металлической двери, я стал что было мочи колотить в нее, одновременно слегка приоткрыв крышку ящика. Стучаться мне пришлось недолго: вскоре за дверью послышались шаги и чей-то грубый голос спросил:

– Че надо?

Стараясь, чтобы было натурально, я хриплым голосом произнес:

– Че, че! Х… через плечо. Я слесарь из РЭУ.

При этом громко икнул, как будто был в стельку пьян.

– Какого х…я тебе здесь надо, слесарь? – проговорил тот же голос.

– Труба у вас там лопнула, потоп… Начальник послал смотреть, – пьяненьким голосом объяснил я.

– Да у нас вроде сухо! Приходи-ка ты как-нибудь в другой раз! – зло отрезал голос за дверью.

– Ждать никак нельзя, вода горячая. – Я старался говорить заплетающимся языком. – Не откроете, с начальником вернусь – пусть сам с вами разбирается, а то вечно я виноват!

За дверью на несколько минут повисла тишина, потом там, видимо, решили, что один пьяный слесарь лучше, чем начальство РЭУ, послышался лязг отпираемого замка. Дверь заскрипела и медленно открылась. Я увидел перед собой невысокого парня, с темными волосами и угрюмым лицом. Время терять было нельзя, и, выхватив из ящика пистолет, я с размаху ударил не успевшего ничего понять парня по лицу. Тот схватился обеими руками за голову и закричал:

– Падла! Сука! Убью!

Чтобы он не очень шумел и не привлекал внимания остальных обитателей подвала, мне пришлось добавить ему рукояткой пистолета по голове, тем более что я заметил, что из-за пояса парня торчит пистолет «ТТ». Парень вырубился и батоном свалился к моим ногам. Наши ребята выбрались к этому времени из машины и бежали мне на подмогу. В руках у них были автоматы. Они пронеслись мимо меня вниз по ступеням, и почти сразу же оттуда послышались автоматные очереди вперемежку с пистолетными выстрелами. Я поспешил вниз. Там все еще продолжалась перестрелка. Наши парни мочили из автоматов местных обитателей, многие из которых уже лежали ничком на земле. В углу, возле батареи, я заметил Вадима. Он присел на корточки и обхватил голову руками, чтобы его случайно не зацепило.

Выстрелы прекратились так же внезапно, как и начались. Ребята подбежали к Вадиму.

– Вадюха, здорово! Цел? – прокричал кто-то из наших.

Я наконец тоже подобрался к другу. Он был пристегнут к батарее наручниками. Лицо Вадима было в крови.

– Как ты? – переспросил я.

– Нормально. Пытали, суки… – помедлив, ответил он.

– Все, им – конец! – сказал подошедший сзади Андрей.

Ребята нашли где-то толстый железный прут и начали сворачивать батарею. Через несколько минут им это удалось, и Вадим оказался на свободе.

– Все, уходим! – поторопил нас Андрей.

Мы быстро поднялись по лестнице и выскочили из подвала.

– Слышь, – вдруг обратился ко мне Андрей, бежавший последним, – там у двери парень, которого ты ранил… Иди добей. – Он пристально посмотрел на меня.

– Я?! – У меня внутри все похолодело. – Зачем, почему?

– Это приказ, – твердо сказал Андрей. – Иди, я потом проверю.

– Я не могу, не могу! Это… – Я хотел добавить, что это жестоко, но Андрей перебил меня, не дав договорить:

– Иди! Он близкий кореш твоего врага, Ежика. Тебе ведь тоже от него досталось?

Мне ничего другого не оставалось, как подчиниться приказу. Я подошел к парню, который все еще лежал в отключке, и посмотрел в его лицо. Оно действительно было мне смутно знакомо. Я почувствовал, как во мне поднимается злость на Ежика, на его братву, на этого парня в частности. Плохо понимая, что делаю, я взвел курок пистолета и нажал на него. Пуля попала парню в живот. Он протяжно застонал и тут же отключился.



скачать книгу бесплатно


Поделиться ссылкой на выделенное