Валерий Карышев.

Криминальная история России. 1993–1995. Сильвестр. Отари. Мансур

(страница 4 из 91)

скачать книгу бесплатно

– На мента ты не очень похож. Так что, ты с Дальнего Востока? Какого Вадима ищешь? Фамилию его знаешь?

– Конечно, – поднял я голову. – Знаю. Это ж друг мой лучший – мы вместе с ним спортом занимались…

– Так как фамилия-то его? – опять спрашивает.

– Стрига, Вадик Стрига, – обрадовался я.

– Как, как? – Казалось, мужик задумался о чем-то.

– Стрига, – повторил я.

– Малыш, что ли? – вдруг спросил мужик.

– Какой же он малыш, – обалдел я, – росту под два метра.

– Что ж ты, лох, раньше молчал! – как-то неуверенно произнес бандит с мерзким лицом. – Ну, ниче, щас мы тебя проверим! Знаем твоего кента. Доставим сюда в лучшем виде! Коли пургу гонишь – лично кончу тебя.

– Ежик, – обратился к нему прибывший, – пошли своих пацанов на сервис, там Малыш мою машину ремонтирует. Пусть его срочно сюда привезут. Мы этому лоху очную ставку устроим. А пока не трогать его! Пойдем, о делах побазарим! – И он отвел Ежика в сторону.

Люди Ежика поехали за Вадимом. Время ожидания тянулось нестерпимо медленно. Наконец я услышал, как снаружи к павильону подъехало несколько машин, потом раздались быстрые шаги, и в дверном проеме появился Вадим. Внешне он выглядел практически так же, как и прежде, только стрижка стала короче и одет он был в дорогой красивый костюм. Увидев меня, он, вопреки моим ожиданиям, не бросился мне на шею с радостными криками, а молча подошел и встал рядом. Затем обратился к мужику в черной водолазке, которого все называли Иванычем:

– Сергей Иванович, я его знаю. Это Шурик из Владивостока.

– Когда ты в последний раз его видел? – спросил его Иваныч.

– Года полтора назад – еще во Владивостоке, – ответил Вадим.

– Не может ментом быть? – задал Иваныч следующий вопрос.

– Нет, ментом не может, подписаться готов. Меня дружок предупредил, что Санек в Москву приедет.

– Значит, ты за него отвечаешь?

– Отвечаю, Сергей Иванович, – твердо сказал Вадим.

– Все, обвинение снято. – Сильвестр подошел ко мне вплотную и жестом приказал развязать.

Как только я освободился от веревок, Вадим бросился ко мне. Мы обнялись. Увидев художества братвы на моем теле, Вадим поморщился. Тем временем ко мне стали подходить другие парни. Некоторые хлопали по плечу:

– Ну вот, братан, а мы тебя за мента приняли! Ошиблись… Но ты молоток! Слышь, Сергей Иванович, он, красав?ц, стойко держался, ни звука не проронил! Партизан, одним словом!

Я оторвал кусок от рубашки и стал вытирать кровавые потеки на коже. Во мне медленно поднималась злость на недоумка, который стал увечить меня, даже не попытавшись разобраться. Закончив свой тяжкий труд, я подошел вплотную к Ежику.

– Ну что, видал, как все обернулось? А ты говорил – мент поганый!

– Извини, ошибся, – гаденько ухмыльнулся тот.

Но тут я со всей мочи врезал по его мерзкой физиономии. Ежик рухнул на пол, я добавил ему пару раз ногой по ребрам. Ежик застонал от боли.

– Это тебе за мента и за шашлык, который ты хотел из меня сделать, – сказал я ему.

– Ты че, парень? – двинулись ко мне ребята, видать, Ежикова охрана.

– Стоп! – раздался вдруг голос Иваныча. – Ты что себе позволяешь?

– А что он меня сразу, не разобравшись, под пытку поставил? Вот вы – приехали, фамилию спросили, послали человека, узнали.

А он сразу – мент, и все…

– А что? – вдруг оживился Сильвестр. – Постановка темы правильная. Имеешь право… – Потом обратился к Ежику: – Ежик, а парень-то не робкого десятка! Наш человек! А ну пойдем, расскажешь мне свою историю! – повернулся он ко мне.

Мы присели в углу на услужливо кем-то из братвы подставленные стулья. Рядом сел Вадик. Я стал рассказывать про все, что со мной случилось во Владивостоке, про то, как я работал у Верки и как попал на Борисовские пруды. Иваныч внимательно слушал.

– Братишка, – мягко сказал он, – кента своего ты нашел. Я думаю, тебе надо бы у нас поработать. Не обидим. Работа не пыльная. Как, пойдешь к нам?

– В бандиты, что ли? – спросил я.

– Ты зря так говоришь. Мы не бандиты, – насмешливо протянул Иваныч.

– А кто же вы? – наивно удивился я.

– Мы? – улыбнулся Сильвестр. – Хочешь, зови нас мафией, но мы не бандиты. Вот подольские, нагатинские – они бандиты. А мы просто так никого не обижаем. Мы ведем свои дела с коммерсантами. Кого-то охраняем, кому-то помогаем долги взыскивать, отбиваем посягательства на нашу территорию… Но… не бандиты! Зря нас обижаешь! Ладно. Вадик, забирай своего кента, езжай с ним на квартиру, помой его, обуй, приодень – из наших денег, конечно, – и компенсируй моральный ущерб. А завтра приезжайте ко мне. Созвонимся, встретимся в ресторане, поговорим с тобой за жизнь. Понял меня, Сашок? – повернулся ко мне Иваныч.

Как только мы сели в машину, Вадик сказал:

– Ну ты даешь, Сашка, от тебя такого не ожидал! Ты знаешь, кого урыл-то?

– Нет, – растерянно протянул я.

– Ежика! Он же бригадир, старший! Ты ж его авторитет так понизил, что опыт был бы – сам бы вместо него авторитетом и бригадиром стал! Ты за двадцать минут, считай, себе карьеру сделал!

– Какую еще карьеру? – удивился я.

– Авторитет поставил! Теперь братва уважать тебя будет. Ладно, поехали ко мне мыться! – закончил Вадим и дал по газам.

– Мне бы к Верке заехать… – начал было я.

– Кто такая Верка? Ты что, уже и телку себе в Москве завести успел? Да ладно, плюнь на нее, – сказал Вадик. – Поехали ко мне! Я про Славку расскажу!

Через несколько минут мы подъехали к дому, в котором Вадим снимал квартиру. Дом новый, только что построенный, квартира двухкомнатная, неплохо обставленная. В гостиной светил большой японский телевизор, стоял видик, мягкая мебель. На журнальном столике лежало несколько фотографий. Я взял их в руки, стал рассматривать. Со всех фоток на меня глядело довольное Вадькино лицо. Вот он в костюме с бабочкой, вот в спортивной форме…

– Это мы на футбольном матче, со звездами играли… А это в ресторане. Вот тут, рядом со мной, видишь – Газманов! – комментировал фотографии Вадим.

– Весело живешь, – сказал я.

– Захочешь, и ты так же будешь, – ответил Вадим. – А теперь о Славке… Жив он. На днях звонил, просил разыскать тебя. Что касается вашего с ним приключения по перевозке денег, то это была простая «подстава». Доверили вам, дуракам, общак перевезти и решили: вас завалят, а общак прикарманят, – пояснил Вадик. – Но Славку голыми руками не возьмешь. Повезло парню, подфартило! Отсидится и к нам в Москву прикатит.

– Вот это да! А что же он мне весточку не прислал? – даже обиделся я.

– А где ему тебя разыскивать? – усмехнулся Вадик. – Я сам давно тебя ищу, как маляву от Славки получил, что ты в Москву едешь. Но Москва – город большой… Где ты жил все это время?

– Так я ж тебе говорю – у Верки, – пояснил я, – баба одна… Случайно встретил, познакомился… Работу дала.

– Ничего, – сказал Вадик, – теперь жить у меня будешь. Иди мойся, я пойду куплю тебе одежду и что-нибудь пожрать. Выпьем с тобой, побазарим…

Я пошел в душ, Вадик двинул по магазинам.

Мылся я долго – минут тридцать-сорок, старался отмыть всю грязь подвала, Борисовских прудов. Моя одежда практически вся была порвана, и на теле остались ссадины и живописный след от арматуры. «Сволочь, – выругался я, вспомнив омерзительную рожу Ежика. – Ну, я тебя еще достану», – пообещал мысленно.

Вскоре вернулся Вадим, привез несколько пакетов с едой. Там были фрукты, овощи, рыба и мясо в красивой упаковке, как он пояснил – из валютного магазина. Вадим стал не спеша вытаскивать продукты и раскладывать их на журнальном столике. Потом поставил на видак кассету с каким-то боевиком, и мы принялись за еду.

– Ну что, девчонок звать будем? – пробубнил Вадим, прожевывая кусок дорогого импортного сервелата.

– Какие девчонки! – ответил я. – Денек у меня сегодня веселый был. На девчонок сил никаких не осталось!

– В общем, ты прав, девчонок отложим на другой раз. Но ты все равно молодец! – похвалил меня Вадим. – Наша школа, дальневосточная! Москвичи на такое не способны.

– Слушай, расскажи мне лучше про ребят и про этого… – сказал я, намекая на загадочного Иваныча, к которому все относились с таким уважением.

– Про кого? – не понял Вадим.

– Ну про этого, высокого, черного…

– Про Сильвестра, что ли? Ну-у, Сильвестр в авторитете!

– А он что, ваш главарь? Всем районом управляет?

– До района пока еще далеко Сергею Ивановичу, хотя все к тому идет, – но определенный вес и авторитет у ребят он и сейчас имеет. Ты знаешь, что сегодня представляет собой Орехово? – спросил Вадим и сам ответил на свой вопрос: – Это разрозненные бригады, группировки. – Он посмотрел на мое слегка ошалевшее лицо и решил прояснить ситуацию: – Все началось, когда вышел закон о кооперации. Тогда все барыги, спекулянты, фарцовщики из своих норок вылезли с бабками и пооткрывали кто кооперативную кафешку, кто бар, кто видеосалон… Сам понимаешь, всем нужна «крыша», охрана то есть. А поскольку Орехово – район молодой, тут молодежи много, все спортсмены объединились, и каждый взял под опеку своих коммерсантов. Лавэ набежали у них быстро. Тачки понакупили себе, одежду, квартиры… Но особо под чье-либо руководство никто не стремился. Тут начались проблемы с соседними районами, с Подмосковьем. Да и между собой грызня пошла.

– Почему? – вставил я вопрос.

– Известное дело – за бабки. За торговые и коммерческие места – кто кого охраняет. Коммерсанты тоже оказались не лыком шиты. Один кинул другого, что-то кому-то недодал, обманул – вот «крыши» между собой и разбираются. В общем, год назад здесь было довольно жарко. Тогда Сергей Иванович на нарах в Бутырке сидел…

– А за что он сидел? – спросил я.

– Их с солнцевскими захомутали в 89-м, он под следствием сидел. Тогда такая вражда в Орехове началась – друг друга валили. Чикаго тридцатых годов! Ничего, – добавил Вадик, – скоро все будет нормально. Скоро все объединимся… Сергей Иванович сможет объединить всех. Так что у нас хорошие перспективы. – Вадим сделал паузу. – Ну что, давай будем отдыхать! С завтрашнего дня на работу…

– А что мне делать-то? – спросил я.

– Пока ничего особенного. Иваныч сказал, чтобы ты в курс дела входил. Будешь со мной ездить на разные точки, смотреть, запоминать работу. Вникать в курс дела. Пока для тебя особой работы нет. Зато оклад у тебя будет, премия…

– А какой оклад? – Денежный вопрос меня живо интересовал, денег-то у меня не осталось ни копейки.

– Хороший… В долларах, – сказал Вадик. – И плюс премия – за конкретную работу. Да ты вопросов лишних не задавай, сам увидишь.

На следующее утро, в десять часов, я уже был готов ехать с Вадимом. Костюм с курткой, которые он купил мне накануне, пришлись в самый раз. Синяки и ссадины, заработанные вчера, Вадик тщательно замазал тональным кремом и еще припудрил сверху. После такой непривычной для меня косметической процедуры они стали почти незаметны.

– Откуда это у тебя? – удивился я. – От телки, что ли?

– Ну, как же! Мое, – смущенно сказал Вадик.

– Ты «голубой», что ли?! – фыркнул я.

Вадик засмеялся:

– Ты что! Профессию нашу хорошо освоишь – и у тебя то же самое будет. И макияж, и косметика, и парик… Все это у тебя, братуха, будет. Только не сразу. Смотри пока, все запоминай.

Мы спустились во двор, сели в его машину. Это была новая «восьмерка» бежевого цвета, с «Пионером» и красивыми чехлами на передних сиденьях. По всему видать, Вадик разбирался в машинах, во всяком случае салон оборудовал хорошо. Мы выехали со двора и направились в сторону Центра.

Минут через десять машина остановилась у кафе, где я уже побывал накануне. Вадим вылез из машины и кивнул мне:

– Пошли со мной!

Мы вошли в кафе. За столами сидели человек восемь ребят. Их лица мне были незнакомы, при вчерашней сцене в подвале они явно не присутствовали. Вадик поздоровался со всеми и представил меня:

– Знакомьтесь, братва. Это Саша, Шурик, наш новый братишка.

– Слышь, это он вчера с Ежиком разборку устроил? – спросил один из парней, остальные принялись меня разглядывать.

– Он, он, – гордо ответил Вадим.

Парни возбужденно загалдели:

– Слышали про тебя! Здорово, Сашок! – раздались их приветствия. – Ну, ты парень крутой!

Они обступили нас с Вадимом со всех сторон, хлопали меня по плечу и представлялись. Видать, мой поступок пришелся им по душе.

– Молодец! Как ты Ежика-то сделал! Так ему и надо! – слышал я одобрительные реплики ребят. – А то много воображать стал в последнее время, строить из себя…

Через некоторое время, когда все успокоились, началось обсуждение плана работы на день.

День складывался следующим образом. Вадику предстояло навестить некоторые фирмы и объекты и провести переговоры с одной из бригад.

– Выделять людей тебе не будем, – сказал старший, – поскольку у тебя Саша весь крутизной исходит. С ним и решай вопросы. А вечерком встречаемся в ресторанчике, в баре нашем. Базар есть.

Чуть позже утренняя пятиминутка была окончена, и мы с Вадимом двинули «на работу». Первым объектом оказалась какая-то торговая фирма. Вадим по-хозяйски вошел через служебный вход и сразу направился в кабинет, где на мягком кресле восседал какой-то местный босс – то ли директор, то ли менеджер. Меня Вадим оставил у входа в кабинет, и за ходом событий далее наблюдать я не мог. Минут через десять он вышел, давая какие-то указания находящемуся в кабинете. В руке у Вадима был пакет.

Когда мы уже сели в машину, я спросил его:

– Кто это был-то? Что ты там делал, в кабинете?

– Ну… Вот, выручку сняли сегодня. Видишь – «бабульки» везу, – сказал Вадик, кивнув на объемистый пакет.

Я развернул целлофан и увидел аккуратно сложенные пачки денег. Сумма, видимо, была внушительной. Упаковав деньги, я снова спросил Вадима:

– Ребята, что в кафе сидели, – ваша братва?

– Они и есть. У нас самая лучшая бригада. Андрюха у них старший – классный парень. С ним приятно работать.

– А остальные где?

– Кто где. Вечером иногда собираемся, – сказал Вадик и добавил: – Не волнуйся, еще все увидишь, братуха! Не тушуйся!

– А вообще народа много?

– Пока не очень… В принципе-то много, – добавил он после минутного раздумья, – но не совсем правильно отношения построены. Сам увидишь.

В течение дня мы встречались со многими людьми. Эти встречи обычно проходили так: Вадим ехал на машине и вдруг резко тормозил в каком-нибудь ничем не примечательном месте. Через несколько минут к нам подъезжала другая машина или подходили люди. Вадик беседовал с ними в сторонке какое-то время, затем знакомил меня, и мы отправлялись дальше.

Кто-то из новых знакомых уже слышал о вчерашней стычке в подвале с Ежиком, кто-то об этом еще ничего не знал.

Так мы с Вадимом проездили практически весь день. Я заметил, что отношения с бригадами были разными: с одними – весьма дружеские, это можно было заметить по лицу Вадика, по манере общения. С другими же – напряженные. После одной из таких встреч он сел в машину, плюнул и выругался:

– Волки позорные, и все тут!

– Почему волки? – спросил я.

– Потому что ничего хорошего из этого не будет. Зря Иваныч шашни с ними заводит. До добра это не доведет! Нутром чувствую – подведут нас! Видишь, – неожиданно сказал Вадик, – что такое разобщенность, – нет центрового управления. Каждый сам за себя, царька, хозяина строит. А мы пока должны с ними цацкаться… Ну ничего, ничего, придет наш день!

К вечеру мы заглянули в одну из подопечных фирм. Там, в холле, сидели два здоровых парня. Вадик поздоровался и спросил:

– Ну как, пацаны, все нормально?

– Пока да, – ответили они.

Мы прошли в кабинет, где нам подали кофе. Там Вадим о чем-то долго разговаривал с одним из работников. Потом кивнул мне в знак того, что пора ехать.

– А кто это? – спросил я, когда мы уже садились в машину.

– Наши смотрящие, так сказать, представители. Фирма только начала работать. Сам понимаешь, разная братва залетает, пробивает их. Вот наши и сидят там, разговаривают с залетными…

– А что залетные? Они же все из нашего района, из Орехова?

– Нет, брат, не только. Могут и из области наскочить, даже из других городов, случается, бригады наезжают. Все хотят под солнцем жить. Мы стоим, держим свое.

К вечеру, после всех маршрутов, мы подъехали к небольшому ресторанчику с баром, в котором уже сидели человек двадцать парней. Вадим поздоровался со всеми. Некоторых я узнал – они были вчера в подвале. Многие здоровались со мной за руку. Ежика среди собравшихся видно не было. Все ждали Сильвестра.

Братва обсуждала новости дня. До меня долетали обрывки разговоров о машинах, телках, видеофильмах.

Вскоре подъехал Сильвестр. Он был со старшим нашей бригады, Андрюхой, которого я видел еще утром. Сильвестр сел за свободный столик вместе с Андреем. К ним подсел еще один парень. Потом к столу по одному стали подходить ребята, насколько я понял – старшие в бригадах. Они о чем-то говорили с Сильвестром по нескольку минут, затем отходили. Подсел к столику и Вадим. Сказал Сильвестру несколько слов и подал знак, чтобы я подошел. Когда я приблизился, Сильвестр окинул меня взглядом и, улыбнувшись, спросил:

– Ну как, Шурик, освоился с нашей жизнью?

– Ничего, – сказал я смущенно, – жизнь как жизнь.

– Нравится?

– А чему особо нравиться? Весь день на колесах…

– Вот видишь – работа, значит, не пыльная. А тебе что, каждый день в разборках участвовать нужно, как вчера с Ежиком? – хитро подмигнул Сильвестр. – Или по подвалам шастать? А то можем и повторить…

Все слышавшие наш разговор засмеялись.

Я промолчал.

– Ладно, осваивайся. Все будет нормально! – успокоил Сильвестр.

– Ну че, Санек, – сказал мне Вадим, когда мы отошли от столика Сильвестра. – Сегодня с отдыхом ничего не получится. Нам с тобой надо одного лоха проводить. Поездить за ним, связи прощупать. Сейчас поедем на квартиру, оборудование возьмем и будем за ним кататься. Видишь, какая у нас работа – день ненормированный!

Мы вышли из кафе, заехали домой. Пока Вадим поднимался в квартиру, я ждал в машине. Через несколько минут он вернулся с двумя большими пакетами в руках. Мы поехали в сторону Центра и скоро оказались на Ленинском проспекте. Вадим остановил машину возле высокого здания. Внизу ярко светился какой-то салон. Поставив машину недалеко от входа, Вадим достал из пакета маленький зеленый бинокль.

– Зачем ночью-то бинокль? – удивился я.

– Это не бинокль, а прибор ночного видения. Возьми, посмотри сам.

Я взял прибор у него из рук. Он был небольшой, очень похожий на обыкновенный бинокль. Наведя его на ближайшую компанию, я увидел картинку в ярко-зеленом цвете. Каждый силуэт был четко обрисован. Нельзя сказать, что лица были видны ясно, но силуэты людей просматривались отчетливо.

Тут Вадик достал из другого пакета два парика, протянул один мне и сказал:

– Надевай, Санек!

Это были обычные женские парики. У меня темного цвета, у Вадика – рыжий.

– Это еще зачем? – моему удивлению не было границ.

– Специально, – пояснил он, – для маскировки.


Надев парики, мы устроились поудобнее и стали всматриваться в полумрак улицы.

– Слушай, а ты тачку-то водить умеешь? – вдруг спросил он.

– Умею, а что?

– Права есть? – не отставал Вадим.

– Прав нету, – признался я.

– Да ладно – не ссы, права сделаем. Быстро пересаживайся за руль.

– А курить можно? – спросил я.

– Нельзя. И вообще у нас почти никто не курит, – пояснил Вадим.

Возразить на это было нечего, и следующие несколько минут тянулись в полном молчании. Время от времени Вадик рассматривал в бинокль вход, рядом с которым стоял «БМВ». Вскоре к машине подошли двое мужчин. Один из них толстяк-блондин с круглым лицом и кудрявыми волосами. Другой был повыше и темноволосый.

– Вот и наши объекты нарисовались, – сказал Вадим. – Заводи машину!

Я аккуратно повернул ключ зажигания. Машина завелась.

– Оборотов не прибавляй, держи ногу на педали. В любой момент можем поехать!

Толстяк с высоким минут пять стояли у машины и разговаривали. К тому времени наша машина полностью разогрелась. Наконец толстяк сел в свой «БМВ» и тронул с места.

– Езжай за ним! – сказал Вадик. – Держи дистанцию! Старайся ехать через две машины.

Я пропустил вперед две машины и медленно двинулся за толстяком.

– Будь предельно внимательным, – объяснял Вадим. – Смотри на светофоры. Нам никак нельзя отстать от него. Если видишь, что мигает желтый свет, старайся проскочить вместе с ним. Так же и на поворотах, – объяснял Вадим, давая мне урок ведения слежки.

– А зачем мы его ведем? – Мне стало любопытно, что же этот толстяк сделал такого, что с ним теперь столько хлопот.

– Честно говоря, я тут профан. Полной информацией только Иваныч владеет. А мы с тобой люди подневольные, выполняем все, что нам говорят-приказывают.

Кататься пришлось недолго. Вскоре толстяк зашел в какой-то кабак, где и пробыл около часа. Наконец он показался в дверном проеме, рядом с ним шел невысокий мужик, с которым они оживленно беседовали. Затем толстый снова сел в машину, проехал несколько кварталов и, припарковав тачку, пошел дальше пешком.

– Что, домой пошел? – спросил я.

– Да нет, он тут не живет, – ответил Вадик. – К любовнице, к бабе своей приехал. Ну что, будем ждать… Смотри в оба за входом в подъезд.

– А куда он денется? Все равно к машине вернется, – ответил я.

Отсутствовал толстяк часа полтора или чуть больше. Вадик отмечал в блокноте все его передвижения и время, ставя какие-то условные знаки.

– А это зачем?

– Это так называемый отчет о работе. Сравниваем его по дням.

– А сколько еще этого толстяка водить нужно?

– Завтра его будут водить другие ребята… Пока водим, – неопределенно пожал плечами Вадим. – А ты давай-ка вылазь из-за руля, а то чего доброго на ментов нарвемся.



скачать книгу бесплатно


Поделиться ссылкой на выделенное